рейтинг блогов

Посмертная жизнь капитализма. Часть третья

топ 100 блогов anlazz05.05.2019 Посмертная жизнь капитализма. Часть третья Итак, два раза в течение одного столетия капитализм – подчиняясь своей внутренней логике – приводил человечество к Мировой войне. Дважды за столетие многомиллионные армии, вооруженные самыми современными достижениями науки, сталкивались друг с другом. Дважды за столетие на несколько лет тема человеческой смерти становилась основной в человеческой жизни — подчиняя себе все силы и средства того, что странным образом принято именовать «цивилизацией». В рамках чего были перепробованы все доступные способы человекоубийства — начиная с самых архаичных, и заканчивая самыми «передовыми». Людей рубили «по старинке» саблями, кололи штыками, в людей «загонялись» самые различные типы пуль из самых разнообразных видов стрелкового оружия. Людей забрасывали крупнокалиберными снарядами, засыпали с воздуха авиабомбами и ракетами, травили самыми различными газами, а под конец Второй Мировой войны даже попробовали сжечь за счет энергии атомного ядра.

Но это еще не все. Поскольку для того, чтобы обеспечить уничтожение живой плоти указанными методами было необходимым создание мощнейшей военной промышленности. В результате чего десятилетиями главной задачей производственной системы самых различных стран стало создание данных орудий убийства. В течение более десяти лет (если считать две войны) человечество добывало сталь и уголь, нефть и алюминий, цемент и никель – а так же много еще чего ценного и полезного – и все это поглощал данный Молох. Десятки миллионов людей целыми днями вкалывали на заводах и фабриках, выпуская точные и сложные «машины убийства» с таким усердием, что если бы его применить исключительно в мирных целях, то можно было бы решить большинство имеющихся проблем. На этом фоне тот факт, что пресловутые «внеземные цивилизации» не спешат устанавливать контакт с нами, выглядит совершенно естественным – поскольку тут единственное, что можно сделать после этого, так это покрутить пальцем у виска. И постараться не иметь дело с этими сумасшедшими…

* * *

Впрочем, не стоит думать, что и homo sapiens sapiens настолько туп, чтобы не замечать данного факта. В том смысле, что он может не видеть абсурдность собственного уничтожения и ненужность этого действия для себя. Поэтому неудивительно, что две Мировые бойни, в целом, закончились с одним и тем же результатом. А именно: ростом отрицания существующей капиталистической системы, прямо переходящем в создание альтернатив ей. Для Первой Мировой войны это значило начало Великой Пролетарской Революции. (Случившееся в Российской Империи.) Которое открыло человечеству путь, должный позволить ему перейти от общества классового разделения к обществу социального единства. И да – несмотря на то, что за исключением России эта самая Великая Революция нигде не смогла тогда закрепиться – ее влияние распространилось далеко за пределы советских границ. Поскольку страх буржуазии перед опасности повторения в своей стране «советского опыта» заставил ее гораздо сильнее «прислушиваться» к нуждам собственных работников, нежели раньше.

Именно поэтому «основой» многих правительства послевоенного (после Первой Мировой войны) времени стали социал-демократы. Те самые, что еще десять лет до того рассматривались, как enfant terrible «приличного общества», как носители ужасных – с точки зрения принятых представлений – идей. (Например, идеи вмешательства государства во взаимоотношение хозяина и рабочего. Или – о ужас – идеи равноправия женщин, которая до войны вызывала только карикатуры в прессе, а после – стала общим местом для любого разумного человека.) Ну, а классические «вечные ценности» в виде монархии и традиций, напротив, оказались отброшены. Напомню, кстати, что до войны большая часть «цивилизованного» (и «нецивилизованного») мира жила при монархической формы правления, и даже «новые государства» первым делом стремились получить себе царя/короля. А огромное количество «мыслителей» всячески доказывали, что именно подобный способ организации власти является для человечества наилучшим.

Но после ужасов Вердена и Соммы, после газовых атак, пулеметов, огнеметов и эпидемии «испанки» -которая так же была обязана своим «размахом» Первой Мировой войне – никто уже не верил в «вечные ценности» и «древнее благочестие». Все казавшиеся «железобетонными» аргументы с отсылками к религии, традициям и правилам сгорели в военном огне – а то, что не «сгорело», было «сожрано вшами», ставших нормой для обитателей окопов солдат. «Великих воинов великих государств», ведущих свою историю «от легионов Цезаря». Но банальная вша одолела Гая Юлия – а вместе с ним и Карла Великого, Оттона, всех Фридрихов, Наполеона и Владимира Мономаха вместе с Петром Первым. Оказалось, что никакая апелляция к «благочестию» и «древности» вкупе с моралью и религией не способна противостоять ужасам военной реальности. Предсказание Энгельса сбылось: короны полетели на мостовую, и никто не пожелал их поднимать – предпочитая создание республик. (Кои выглядели не столь запятнанными кровью и позором.)

* * *

Правда, в «этот раз» удалось «прорваться» только на «социал-демократический» уровень. Поскольку, во-первых, после практического бесправия даже условная «забота» со стороны буржуазного государства для многих показалась достаточной. А, во-вторых, поскольку буржуазия уже в конце 1920 годов нашла – как ей казалось – действенное «противоядие» идущему в обществе «полевению». Ну да, речь идет о поддержке ей крайне правых сил, того явления, который сейчас принято именовать фашизмом. Напомню, что уже в середине первого послевоенного десятилетия данные политические силы оказались крайне популярными среди буржуазии – причем, еще без связки с грядущим переделом мира. (На самом деле на такие вещи тогда не замахивались – фашизм казался удобным способом противостояния «коммунистической заразе», не претендующим на что-то иное. Тогда большая часть людей, поддержавших Муссолини или Гитлера, даже не читало основных положений идеологии последних.)

Разумеется, тут не стоит говорить о том, чем все это закончилось в конце. В том смысле, что за возможность «остановить Революцию» страны, выбравшие этот путь, заплатили – как уже не раз говорилось – буквальным самоубийством. То есть – бессмысленным, безрассудным и беспощадным исполнением совершенно нелепых идей, находящихся в голове фашистских лидеров. (Хотя, разумеется, центральным процессом даже тут осталось уже помянутое стремление капитала к обретению все больших рынков сбыта.) В любом случае, данное агрессивное движение вправо, должное стать противоядием естественному «полевению» мира – кое случилось после Первой Мировой войны – оказалось одним из главных шагов к новой бойне. Той, которая была основана ровно на тех же самых причинах, что и первая – в смысле, на описанном стремлении капитала к новым рынкам сбыта – но в связи с особенностями так же упомянутого фашизма оказалась еще более страшной и бессмысленной, что и первая. (Причем, не только военными действиями – но и тем, что творилось в глубоком тылу.)

Впрочем, как уже говорилось, и Первая Мировая война так же была далека от той благостной картинки, которую некоторые сейчас пытаются создать. Так что если что и отличало Вторую Мировую – так это то, что в ней все те деструктивные тенденции, что в «первый раз» еще пытались маскироваться какими-то «ширмами традиций», в данном случае проявились во всей своей красе. Что, по существу, окончательно уничтожило всю ту романтическую блажь, что издавна окружала действие классового разделения. А равным образом, и показало бессмысленность любых морально-этических методов борьбы последствиями этого разделения. Да, «классическая мораль» в данном случае была «опущена» по полной – равно как и «классический гуманизм» с его знаменитым «never again». Да и вообще, жалкие попытки «буржуазных гуманистов» спасти мир – завершившиеся в конечном итоге позорным Мюнхенским сговором, открывшим путь к войне – вряд ли могут заслуживать чего-то, кроме презрения.

* * *

Поскольку единственной силой, способной остановить оный кошмар, стала Красная Армия. Армия, созданная Великой Революцией – которая, по существу, в мае 1945 года и поставила точку в более, чем тридцатилетних событиях, вызванных исчерпанием рынков сбыта и связанных им Суперкризисом. На этом фоне удивляться тому, что итогом Второй Мировой войны стало еще большее «полевение» мира, не стоит. Более того – произошедшие тогда изменения привели к демонтажу многих «древних» проявлений неравенства. Например, такого явления, как колониализм.

После Второй Мировой войны старый миф о превосходстве «белого человека» рухнул. Впрочем, вместе с ним рухнули и еще более древние мифы о качественном различении людей, формирующие известный концепт разделения человечества на «расу господ» - т.е., тех, кто может и должен повелевать массами – и сами массы. И, в целом, никогда еще в истории представления о том, что люди равны, и что они сами могут устраивать свою жизнь, не были столь сильны, как в 1940-1950 годах. (Следствием этого стало то, что коммунистические идеи и коммунистические партии в указанный период получили огромную популярность.)

Правда, и в этот раз «додавить» гидру неравенства не удалось, и через несколько десятилетий она возродилась вновь – но это уже совершенно иная история. (Единственное, что тут можно сказать о данном процессе – так это то, что начался он на фоне длительного бескризисного существования человечества, вызванного, как уже не раз говорилось, существованием СССР и вызванной им «советизацией мира».) Тем не менее, даже с этим учетом случившиеся изменения могут рассматриваться, как фундаментальные. Ведь подумать только: менее, чем за сто лет были разрушены такие вековые «бастионы неравенства», как национальное, расовое, гендерное разделение. Более того, за это время была понята – даже буржуазными «мыслителями» - важность экономики в жизни человечества и необходимость сознательного управления ей. (Смешно, но еще сто лет назад огромное число «образованных людей» считала, что главное – это «нравственное» и «духовное» совершенство. Которое, собственно, и способно «спасти людей» - а экономика, она пускай управляется «невидимой рукой».) То есть, мир значительно продвинулся вперед, к новому обществу – пускай для многих это и незаметно.

Впрочем, понятно, что говорить об этом надо уже отдельно. Тут же, завершая сказанное выше, можно только еще раз указать на то, что описанный факт резкого роста отрицания капиталистического – и вообще, классового – мироустройства, происходящий после завершения очередной Мировой войны, прекрасно показывает конечность подобной системы. Т.е., тот факт, что капиталистическое – а точнее, классовое вообще – общество подошло к своей наивысшей точке, преодолеть которую оно не способно. Потому, что дальше для него существует только Суперкризис, а вследствие его – «самоотрицание» данного мира в виде роста левых настроений.

Причем, чем дальше – тем левее становится мир. И остановить этот процесс никто не в силах…

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Марзматик Байден произнёс в дурдоме УкРаде зажигательный спич. От страны-мегабанкрота к стране-побирушке с пламенным приветом, так сказать. А далее воспоследовал щедрый ДАР - омерека подарила хохлам наши 3 миллиарда. Следите за рукаме "Международный валютный фонд принял решение перес ...
Самое главное: игнор – это ни в коем случае не игра в обидки. Да и вообще не игра. Главное: абсолютное внешнее и внутреннее спокойствие. Как будто бы меня вообще нет, не существует – не должно выходить в мир ни чувства, ни одной эмоции. Так и ...
На днях мы тут обсуждали некое письмо старшеклассницы 1988 года, присланное (или написанное самими журналистами) в журнал «Здоровье». Там было что-то очень много неприличного для того времени - многие решили, что это фэйк, хотя была фотка страницы. Так вот. Та девочка ссылалась на некую ...
Недавно мне позвонили в дверь. Я открыл — стоит девица с ключами в руках: "У вас в подъезде новые почтовые ящики повесили, вот ваши ключи". Вот я и подумал — не выписать ли мне какой-нибудь журнал или газету? Робяты, кто-ньть что-ньть выписывает? ...
9 июля в истории России: 1722 — купцами Затрапезными основано одно из первых в России совместных предприятий — Ярославская мануфактура (ныне — Ярославский комбинат технических тканей). В период становления российского флота Петру I требовалось развитое мануфактурное производство, чтоб ...