рейтинг блогов

Об антиалкогольной кампании в свете социодинамики

топ 100 блогов anlazz15.04.2019 Об антиалкогольной кампании в свете социодинамики В прошлом посте, посвященном проблеме стоимости космических проектов, неожиданно оказалась поднята тема т.н. «антиалкогольной кампании». (Разумеется, речь идет о событиях 1985-1990 годов в СССР.) В том смысле, что данное действо в реальности оказалось очень и очень противоречивым – несмотря на изначально декларированные исключительно конструктивные цели. Скажем, в том смысле, что эта самая «кампания» нанесла советской экономике достаточно серьезный удар – который, разумеется, не стал фатальным, однако серьезно подрубил возможности для внедрения инноваций. А для ряда отраслей – таких, как виноградарство и виноделие – стал причиной длительного кризиса, из которого они не вышли до сих пор. (К примеру, в том же Крыму существует огромное количество бесплодных пустошей, которые до 1986 года занимала виноградная лоза. Поскольку никакая другая сельскохозяйственная культура не может быть рентабельной в тех природных условиях.)

Впрочем, у антиалкогольной кампании были и очевидные преимущества – в том смысле, что сокращение потребления спиртных напитков приводило к улучшению здоровья населения, росту продолжительности его жизни и снижению преступности. В частности, количество убийств в 1986 году упало по отношению к 1985 году практически на треть! А ожидаемая продолжительность жизни выросла на два года – с 68 лет до 70, а количество новорожденных – на 500 тыс. человек в год. Кроме того, снижение уровня алкоголизма привело и к экономическим выгодам – например, повысилось качество выпускаемой продукции и уменьшились производственные травмы.

Правда, как можно догадаться, выгоду в данном случае имели уже существующие производства – а потери (в виде снижения бюджетных поступлений) оказались актуальными для новаций. (Поскольку на них просто не хватало денег.) Однако даже не это стало главным провалом кампании. Поскольку основная проблема ее состояла в том, что за все пять лет, что велась «борьба с пьянством», победить данное явление фактически не удалось. Поэтому стоило только чуть ослабнуть «административному нажиму» на потребление алкоголя, как указанный показатель снова «попер вверх». Причем, началось это уже в 1988 году, а к 1992 году данный параметр достиг «докампанийного» уровня. Ну, а потом началась известная вакханалия 1990 годов, по сравнению с которым «бытовое пьянство» прошлого могло показаться детскими игрушками. (Достаточно сказать, что потребление алкоголя выросло почти вдвое от величины 1984 года, достигнув в 2000 году 18 литров чистого спирта на человека в год. Причем, это считая древних старцев и грудных младенцев.)

* * *

На указанном «материале», кстати, было создано огромное количество теорий, должных объяснить «почему оно не получилось». Начиная с того, что водка была признана «русской национальной ценностью», и заканчивая тем, что в 1990 годах началась массированная пропаганда алкоголизма. Однако все они, по существу, мало что объясняли: разумеется, с тем, что в первое десятилетие «новой России» из всех СМИ и произведений, простите, «искусства» лился широкий поток «алкотрипов» и «алкопропаганды», спорить невозможно. Однако, как уже говорилось, рост потребления алкоголя начался еще в конце советского времени. Да и с самим происхождением указанной «алковакханалии» довольно сложно – в том смысле, что никаких особых «грантов» за пропаганду пьянства тогда не давали. Поэтому в том количестве водки, которая вдруг щедро полилась с экранов кинотеатров и телевизоров, страниц книг и газет, вряд ли стоит винить пресловутый Госдеп: скорее это было реализацией «внутренней потребности» актеров, режиссеров, писателей, телеведущих и т.д.

Т.е., государство только сняло цензуру на алкоголизм – а дальше все пошло «естественным путем». Однако и идея о том, что «Руси есть веселие пити, не можем без того быти» - т.е., о том, что русский – это по умолчанию пьяный (как пытаются утверждать некоторые), на самом деле имеет мало общего с исторической реальностью. И дело даже не в том, что «русская водка» - на самом деле, водка польская, и в Россию была принесена из-за границы. (В «доводочную эпоху» пили, в основном, брагу или пиво – т.е. напитки низкоалкогольные.) Поскольку даже после того, как пресловутая «огненная вода» оказалась широкодоступной, особого увлечения ей среди русских не наблюдалось. Нет, конечно, были маргинальные слои населения, погруженные в пьянство, были определенные увлечения им среди представителей помещичьего слоя и «творческой интеллигенции». Но все это не сильно отличалось от того, что было в Европе – а точнее, если и отличалось, то в более «трезвую» сторону. Поскольку сложно найти в иных странах, например, аналоги наших «трезвых бунтов» - выступлений крестьян против продажи водки. Да и, если честно, то «наша» интеллигенция «квасила» гораздо слабее, нежели «западная». (Вполне возможно, что разница тут определялась ценой на спиртные напитки: в большинстве европейских стран вино стоило очень и очень дешево. Но смысла это не меняет.)

Поэтому, кстати, не удивительно, что в раннесоветское время потребление алкоголя оказалось ниже, нежели в периоОб антиалкогольной кампании в свете социодинамики д Российской Империи: скажем, если до Революции средний россиянин выпивал около 3 литров чистого спирта в год, то в 1950 году этот показатель было равен 1,5 -1,7 л. (То есть: при исчезновении государственного давления и увеличении числа альтернатив времяпровождения, водку в качестве «способа досуга» стали выбирать гораздо реже.) Кроме того, в 1930-1950 годы была принята политика создания массового национального виноделия – что привело к увеличению доли натуральных вин среди алкогольных напитков. Все это давало надежду на то, что в будущем алкоголизм окажется в разделе «музейных ценностей», и мало кто будет знать: что же это такое.

* * *

Но в реальности процесс пошел в совершенно противоположную сторону. В том смысле, что вместо исчезновения (или, хотя бы, стабилизации), уровень потребления алкоголя за 1950-1980 годы начал катастрофически расти – дойдя в 1980 годы до величины в 10,8 л. чистого спирта на человека! Собственно, именно тут и находятся корни пресловутого мифа о «русском пьянстве», а так же многих очень и очень неприятных проблем позднесоветского общества. (Скажем, той же свехсмертности советских граждан, состоящей в том, что они умирали намного больше, нежели можно было бы предположить, исходя из имеющегося уровня жизни и развития медицины в стране. Причем, речь шла в основном о мужском населении.) Поскольку 10 литров спирта – это, в любом случае, очень и очень много!

Кстати, тут стоит сразу сказать, что указанная проблема в определенной мере ощущалась обществом и государством – что выражалась не только в огромном количестве сатирических произведений на указанную тему, а так же в росте антиалкогольной пропаганды, но и в попытке изменить указанный процесс «административными мерами». Например, повышением цен на водку – которая росла, начиная с 1960 годов – пройдя путь от 2, 87 рубля в 1961 до 5,3 рублей в 1981. Но бесполезно! Не помогали ни цены, ни увещевания, ни агитация и пропаганда, ни даже участковые милиционеры вместе с ЛТП – поскольку ничто из этого не затрагивало главной причины массового пьянства. Причины, которая парадоксальным образом была хорошо известна к этому времени – на примере иных стран. Но при этом полностью игнорировалась и государством и гражданами – причем, игнорировалась сознательно.

Об антиалкогольной кампании в свете социодинамики Речь шла, разумеется, о том, что как раз в указанный период в стране происходила массовая урбанизация, сопровождающаяся полным изменением образа жизни людей. В том смысле, что если в 1950 году в СССР было 69,6 млн. горожан на 109,4 млн. селян, то к 1981 году это соотношение изменилось на 168,9 млн. к 97 млн. Впрочем, стоит понимать, что менялось не только соотношение жителей – менялся и сам образ жизни советского горожанина. (Например, в том смысле, что в 1950 годах большая часть городских жителей страны жили в условиях, не сильно отличающихся от сельских – вплоть до содержания у себя скотины.) В указанном положении не стоит удивляться тому, что все имеющиеся социальные механизмы и нормы оказались не работающими или работающими слабо – а новые должны были только еще выработаться.

* * *

Собственно, ничего удивительного во всем этом нет: то же самое происходило во всех развитых странах. И всегда и везде это сопровождалось ростом алкоголизма – становящегося на время настоящей эпидемией в обществе. Впрочем, в XIX веке к этому явлению относились довольно легко – поскольку тогда господствовало деление людей на «элиту» и массы. («Элита» пила благородные напитки и не могла сильно за это осуждаться – ну, а массы было просто не жалко. Ну, можно было устраивать массовые религиозные действа в качестве борьбы с подобным явлением, можно было гневно клеймить пьяниц и взывать к их совести – но все понимали, что это бесполезно: рожденные в низости обречены быть низкими.) Однако в следующем столетии ситуация несколько изменилось – что стало причиной, например, известной антиалкогольной кампании в Соединенных Штатах. (Знаменитый «Сухой закон» 1920-1933 годов, ради которого была даже внесена поправка в Конституцию!)

Разумеется, можно догадаться, что указанные события было однозначно связано с массовой урбанизацией в указанной стране, происходившей там на рубеже XIX и XX веков. Кстати, этот «Сухой закон» так же завершился полным провалом, очень хорошо известным в истории. (Единственно значимым его результатом стало резкое укрепление итальянской мафии.) И реальное снижение потребления алкоголя в указанной стране началось лишь… в 1980 годах. Что соответствовало примерно смене трех поколений американцев – если отсчитывать с конца XIX века. (То есть – только в «третьем поколении» люди смогли «привыкнуть» к произошедшим изменениям до той жизни».) И это еще не учитывая 1960 годы с их «веселым раздолбайством», а так же кошмар Великой Депрессии, перемоловшей миллионы человеческих жизней.

То есть – никакого особенного «российского алкоголизма», определяемого «загадочной русской душой», в реальности никогда не существовало. А существует вполне закономерное и совершенно интернациональное явления роста потребления алкоголя всеми обществами, которые переходят от «эпохОб антиалкогольной кампании в свете социодинамики и традиции» к «эпохе модерна». (Наверное, это будет гораздо вернее в общем случае, нежели соотнесение данного процесса просто с урбанизацией. Хотя для России указанные изменения полностью совпадают.) Ну, а исходя из этого мы можем, наконец-то, понять: в чем же была причина неудачи «горбачевской» борьбы с пьянством. Которая, разумеется, завершилась тем же закономерным провалом, что и не менее знаменитая борьба в Соединенных Штатах – тот самый «Сухой закон». (С тем же усилением роли преступных сообществ в общественной жизни.)

Правда, в отличие от американцев – во-первых, действовавших «вслепую», т.е., на основании неких неясных религиозных и моральных представлений о том, что нужно делать – советские руководители должны было находиться в гораздо более «удобном» положении. Поскольку развитие общественных наук за лежащие между двумя эпизодами «борьбы с пьянством» было достаточно серьезным. Да и вообще, не рассматривать «американский пример» и его последствия для них могло показаться вообще невозможным. (Не думаю, что господин Лигачев не слышал про «Сухой закон» и бутлегеров.) Но все это было проигнорировано в пользу сугубо волюнтаристического решения «переломить народ» и ликвидировать «вековое пьянство» путем государственных указов. Наверное, нет смысла говорить, что кончиться все это могло только одним.

Тем, о чем уже сказано выше – в том смысле, что вместо полной ликвидации алкоголизма произошел его необычайный рост, поставивший население страны практически на грань выживания. Что автоматически сделало все затраты на антиалкогольную кампанию не просто бессмысленными – но однозначно вредными. (В том смысле, что пить стали больше – но виноградники погубили.) Что очень хорошо показывает истинную сущность любых волюнтаристических решений.

P.S. Ну, и самое интересное тут – конечно же, то, что примерно через четверть века после принятого решения «навсегда покончить с пьянством», в России наступил период действительного его снижения. В том смысле, что где-то с середины 2000 годов прекратился рост потребления алкоголя, а с начала 2010 началось его очевидное снижение. Но об этом, разумеется, говорить надо отдельно…

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Сплетая судьбы, Тот-Кто-Наверху особо не заморачивается. Например. Новый дом, она на четвёртом этаже, он на пятом. Он курит у себя на балконе, окурки вниз не бросает, но пепел стряхивает. А у них там такая роза ветров, что пепел аккуратно сносится ...
Как обычно мозг занят оптимизацией растрат :) В связи с чем вопрос. Мне нужны шуруповерт/болгарка возле машины. У меня есть электроинструмент от ~220В. Возле нее ...
Этот вопрос мы и себе неоднократно задавали. Опять же, вот совсем недавно обсуждали с вами будущее городского транспорта. В настоящем, во всяком случае, в реалиях нашего поволжского ...
Речь пойдет о национальном парке Лос - Гласьярес, расположенном на юге Аргентины. Его можно разделить территориально как бы на две части - южную и северную.    Находящаяся в 300-х километрах от г.Эль-Калафате его северная часть считается более дикой и менее исхоженной ...
Посмотрите, какая картина 1915-1917 гг. -- "Сценка в кафе". Вполне себе кубизм. Какие же скульптуры может ваять автор такой работы? Зрелище это неожиданное, наслаждайтесь. 1913-1915 годы: "Танцующая пара" Американский художник Cecil de Blaquiere Howard (1888-1956). Родился ...