Абсурд государства и здравый смысл не-государства по отношению к криминальным

топ 100 блогов alex_rozoff02.01.2019 "Вы хотите моральной оценки - вы получите ее. На заре цивилизации оружие было для любого свободного человека таким же бытовым инструментом, как плуг, а война была таким же обычным делом, как агротехника. Человек воевал, чтобы добыть что-то, или защитить что-то в интересах своей семьи или общины. Можно сказать, что война ради добычи, попросту: разбой, выглядит аморально. Но вооруженная защита своего дома и хозяйства вызывает у нас моральное одобрение, причем это относится к любой эпохе. Обратимся к современной фильмографии. У нас равно вызывает симпатию два героя: античный фермер, взявший меч, и зарубивший разбойников, и современный человек, взявший пулемет, чтобы застрелить байкеров, терроризирующих его район. При этом официальная мораль и право оказываются почему-то на стороне байкеров. Видите ли, самосуд в т.н. «цивилизованном мире» абсолютно запрещен. Отсюда следует…
*
…Такой принцип: главное – не защита добросовестных жителей от насилия, а запрет частного насилия в любых ситуациях – независимо от того, справедливо оно или нет. Легальные власти максимально-экономично минимизируют усредненное насилие. Это значит: они склонны не ловить вооруженных бандитов, которых сравнительно мало, и поимка которых нетривиальна, а наказывать добросовестных жителей, если те решили самостоятельно, с оружием в руках, заняться безопасностью своих домов и улиц. Но, с другой стороны, эти легальные власти вербуют жителей в солдаты, выдают им оружие, отправляют в какую-то третью страну, и приказывают применять насилие там против незнакомых людей, которые этим жителям абсолютно ничего плохого не
делали, и не собирались делать. Это называется или «война», или в современной риторике «защита свободы, демократии и правопорядка в странах Третьего мира».

*
Тут можно вспомнить пример унтер-офицера Альберта Троске, героя второго плана в романе Эриха Марии Ремарка «Возвращение». В 1918-м, после войны, Альберт в ходе личного конфликта в ресторане убил некого субъекта, и попал под суд (я цитирую):
- Но ведь вы убили человека! - отчеканивая каждое слово, говорит председатель.
- Я убивал немало людей, - равнодушно говорит Альберт.
Прокурор вскакивает. Присяжный, сидящий возле двери, перестает грызть ногти.
- Повторите, что вы делали? - прерывающимся голосом спрашивает председатель.
- На войне убивал, - быстро вмешиваюсь я.
- Ну, это совсем другое дело... - разочарованно тянет прокурор.
Альберт поднимает голову:
- Почему же?
Прокурор встает:
- Вы еще осмеливаетесь сравнивать ваше преступление с делом защиты отечества?
- Нет, - возражает Альберт,- люди, которых я там убивал, не причинили мне никакого зла...
(конец цитаты).
*
Теперь обещанная моральная оценка. В отличие от первобытной или античной войны, которая может морально оцениваться, смотря по тому, кто за что воюет, современная (скажем так) легальная война – заведомо антиморальна. Ее базис: общество, в котором насилие стало олигополией государственной машины и преступных группировок. Что касается человека, то он в плане насилия - бесправен, как раб. Он не может применить насилие без приказа власти, но по приказу обязан взять оружие и… Поэтому я назвал современную войну не аморальной, а именно антиморальной. Эта война: персонально немотивированное и персонально безответственное насилие, совершаемое людьми по приказу государственной машины - псевдо-субъекта, который не является человеком.
*
Человек получил роль пушечного мяса в этом государственно-машинном спектакле, и поэтому в моих военных медиа-романах, солдат, это не злодей, и не герой, а человек в условиях опасного нечеловеческого катаклизма, концептуально похожего на сюжеты «зомби-апокалипсиса». Отличие в том, что деление на людей и зомби не объективно, а зависит от позиции героя, с точки зрения которого мы смотрим данный эпизод. Это я ответил на вопрос о моральной оценке. Но, здесь следует добавить еще нечто важное.
*
Почти монополизировав войну, современная государственная машина уже разучилась делать что-либо, кроме войны. Она все превращает в войну. Война с кризисом, война с оффшорами, война с наркотиками, война с детской порнографией, война с расизмом, война с ненавистью в соцсетях, война с критиками итога Второй мировой войны. Мне недавно пришлось идти на допрос в спецотдел полиции, где унылый офицер, согласно инструкции, выведывал, что я имел в виду, написав в третьей части моей гексалогии «Вицлипуцли» крамольную фразу: «Только победители решают, что было военными преступлениями». Ответ, что первым эту фразу написал в прошлом веке Гарри Уиллс, американский публицист, историк, лауреат Пулитцеровской премии, совершенно не удовлетворил офицера. Он сказал: «у вас, мистер Оффшедоу, это дано не как цитата, а значит, под вашу ответственность». И тогда я спросил: как в свете нового толкования свободы слова надо написать, кто решает что было военными преступлениями? Он, с уверенностью, ответил: «Разумеется, это решает ООН». Я пообещал отредактировать произведение, и поменять фразу на такую: «Только ООН решает, что было военными преступлениями», непременно как цитату, со ссылкой на него - на этого офицера. Он забеспокоился, вышел куда-то посоветоваться, вернулся и объявил: «Хорошо, мистер Оффшедоу, если так говорил американский публицист, то пусть останется, как есть». Почему я привел эту историю? А потому, что из-за глупых настроек государственной машины вся общественная жизнь становится пародией войны с тенью вымышленного противника. А если появляется реальный противник, эта машина демонстрирует свою недееспособность в реальной войне, точно так же, как в реальной мирной жизни."
(Апостол Папуа и другие гуманисты. II. Зумбези)

Далее - еще несколько тематических цитат из серии "Меганезия".

"Томас Томпсон почувствовал некоторую обиду за собственную страну, которая, при всей мощности своего полицейского аппарата, не может обеспечить обычную физическую защиту гражданина, и не где-то в глухом лесу, а в общественных местах. Такой вот салун, если бы он находился в Калифорнии, регулярно подвергался бы полицейским рейдам на предмет поиска наркотиков, нелегального алкоголя, и нелицензированных видео-аудио дисков. А в остальное время, в заведении царила бы власть какого-нибудь мелкого криминального авторитета и его подручных, для которых насилие над гражданами - главное занятие, единственный источник дохода, и сложившийся образ жизни. Периодически они попадают в тюрьму, потом выходят, возвращаются в то же злачное место, и снова принимаются за насилие и мелкий разбой. Что может сделать с этим американское правосудие? Ничего. А что делают локальные трибуналы Конвента? Судят по короткой процедуре и, если убеждаются, что перед ними заведомо анти-социальный элемент, то немедленно ликвидируют его. Это называется ВМГС – высшая мера гуманитарной самозащиты. Не то, чтобы подполковник Томпсон одобрял эту практику, но и протеста она у него не вызывала."
(Мауи и Пеле держащие мир. II. Демон асимметрии).

"...Нези, стартовав с еще худшей позиции, быстро очистили акваторию от организованного бандитизма и рэкета. У них не было ни супер-бойцов, ни супер-оружия, ни какой-то супер-жестокости, о которой хором врут наши и мировые TV-каналы. Они были вооружены и подготовлены слабее, чем мы сейчас. Но правильно организованная процедура и ясность понимания цели, привели к победе."
"Алюминиевая революция бескровно пришла сюда в конце позапрошлой осени... Новые власти не стали вторгаться в уклад туземцев, предоставив им возможность жить привычно. Только банковские офисы закрылись, а мафиозные деятели (в основном, из натурализованных китайских триад) моментально подобрели, и переложили капиталы из рэкета и сутенерства в строительство и туризм."
(Апостол Папуа и другие гуманисты. II. Зумбези)

"Тсуги Юдзо знал, что пока он ничего особо не нарушил в Меганезии, его защищает здешняя Хартия. И эта Хартия - не пустые слова вроде законов его родной Японии, где при конфликте обычных граждан с бандитами - якудза, все правовые гарантии куда-то исчезают, и гражданин оказывается беззащитен. Хартия нези – это совсем другое дело. Согласно ее артикулам, нормальный понятный гражданин (фермер, рабочий, инженер, предприниматель) – основа общества. А бандит – помеха, которую следует устранить немедленно, по выявлении. Полиция нези почти не отличается от флотского спецназа, поэтому методы устранения – стремительные, эффективные и безжалостные."
(Одиссея креативной королевы)

"Боудис сделала короткую паузу, и продолжила:
- Конечно, это бы не работало без другого анти-системного акта нези: рационализации правосудия. Я освежила в памяти еще и оксфордские лекции по криминологии, и там обнаружила такой факт: 95 процентов преднамеренных насильственных преступлений совершают субъекты, легко распознаваемые другими людьми, как преступники.
- Пожалуй, так, - согласился Тью, - когда я гостил у коллег в Майами, то наблюдал там характерных представителей уличного криминала. Они весьма доходчиво выглядели в смысле внешности, одежды, мимики, стиля речи, и вообще манер поведения.
- О том и речь, - сказала королева, - и в цивилизованном мире такие субъекты находят выгодную экономическую нишу, а эпизодические отсидки в тюрьме их мало волнуют. Посмотрим, что происходит с этими субъектами в Меганезии. Ты знаешь, Лйалл?
- Знаю. Я не застал на Соломоновых островах саму зачистку бандитского элемента, но слышал рассказы. Впечатляет. И я наблюдал поведение азиатских мафиози в Хониаре. Потрясающая тактичность и доброжелательность ко всем окружающим. Не дай им бог всерьез напугать кого-то из приличных граждан. Фастфуд всегда готов.
- Фастфуд? - переспросила Боудис.
- Это сленг, - пояснил он, - ускоренная судебно-полицейская процедура ликвидации.
- Понятно, - она кивнула, - об этом я и говорю. При рационализованном правосудии потенциальные преступники боятся повести себя агрессивно, а нормальные граждане обоснованно чувствуют себя защищенными. Тут общество постоянно демонстрирует готовность мгновенно растерзать любого открыто-криминального субъекта. Вот анти-системная пассионарность применительно к повседневной уличной безопасности."
(Одиссея креативной королевы)

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Вы знаете, что такое обаяние? Умение почувствовать, как тебе говорят "да", хотя ты ни о чем не спрашивал. (с) Альбер Камю, «Падение» Я без ложной скромности считаю себя чрезвычайно обаятельным человеком. Ко всему прочему, у меня есть чувство юмора, которое по большому счёту является ...
Смотрела Реальных пацанов на ТНТ. Не о них речь, но в двух словах о сюжете: парень-гопник внезапно воспылал чувствами к девушке из богатой семьи. Кое-как они поженились, родили ребёнка, и вдруг их пути разошлись. Почему? Всё просто. Парень недееспособен. Не в состоянии прокормить семью, ...
О себе тоже забывать не стоит... Источник. ...
Весь прошлый декабрь ездил на Смарте. Очень прикольная машинка. Никогда не думал до этого, что так может понравится этот клоп :-) Но интересно даже не сама машина, а как доливать в неё жидкость для омывания стёкл. Так как это настоящий квест. 01. Для начала нужно найти замки 02 ...
Есть такое мнение, что города Поволжья обычно выглядят довольно депрессивно. Вполне возможно, что отчасти бывает и так. Но еще многое, как мне кажется, зависит от хорошей погоды. И тогда все преображается и словно расцветает, гулять одно удовольствие. Предлагаю вместе совершить небольшую ...