"Одинокий волк" Назар. Окончание

топ 100 блогов tanja_tank03.10.2018 Одинокий волк Назар. Окончание (Окончание предыдущего поста)

Я ушла в музыку, начала давать какие-то концерты, на которые он ходил, чтобы потом устроить мне разнос по непонятному поводу.

Как-то раз после выступления, на которое пришли несколько моих друзей и папа, мы пошли попить пива, и я болтала без умолку, развлекая всех.

Всем было весело, но когда мы вышли, Назар вдруг стал чернее тучи и сорок минут трахал мне мозги на тему «я ненавижу, когда люди выёживаются».

Ему невыносима была сама мысль о том, что меня в компании любят и слушают с интересом. Конечно, я не должна была блистать, я должна была тащиться за ним безмолвной тенью.

И пока он говорил (а говорил он очень много и в основном все о себе), мне пришла смска от мамы: «Настюша, ну как концерт?» И я заплакала. Тихо, без истерики, просто от обиды и от какой-то детской жалости к самой себе. Меня, такую хорошую, обижает какой-то хрен с горы.

Увидев мои слезы, Назар сразу успокоился, обнял меня, стал просить прощения. Но в тот вечер у меня внутри что-то совсем поломалось. Только я еще об этом не знала и простила его. Снова.

И через месяц он меня ударил.


"Я - не все"

Я тогда работала из дома, писала новости для одного сайта, Назар, конечно, считал это не настоящей работой, ведь я не сижу в офисе. Во время работы я отвлеклась минут на десять — поиграть в шарики на айпаде. Просто чуть-чуть разгрузить мозг.

Назар, увидев это, начал меня отчитывать, указывая на то, что я лентяйка. Я разозлилась и ляпнула:

— Да почему мне все постоянно говорят, что я ленюсь? Мне 10 минут нужно на отдых, это так много?

Не знаю, откуда у меня взялись эти «все», но, не успела я договорить фразу, как мне прилетело по плечу скрученным полотенцем:

— Я не все, не смей так говорить.

Нет, это было не больно, но достаточно для того, чтобы я поняла, кто тут хозяин, а кому не стоит открывать свой рот. Я так охеренела, что даже не сообразила, что произошло, только сказала:

— Ты ударил меня в первый и в последний раз.

И говоря эти слова, я уже понимала, что это был не первый раз — однажды он так же легко стукнул меня, когда у меня из рук выпала бутылка вина и разбилась. Я тогда решила, что я так виновата, что должна сказать спасибо за то, что он вообще меня не убил.

Я сидела за своими шариками в айпаде, пытаясь осознать, что сейчас вообще произошло, как Назар заорал что-то вроде «да я никогда не бил женщин, да если ты посмеешь еще хоть раз мне что-то подобное предъявить, ты отсюда уберешься навсегда, поняла меня?»

И я ушла глубоко в себя. В отношениях с Назаром со мной это происходило очень часто: когда мне некомфортно в реальном мире, я словно ухожу глубоко внутрь себя, где перебираю свои мысли и эмоции, отстраняясь от реальности. В такие моменты мой взгляд стекленеет и разговаривать со мной о чем-либо бесполезно. Так я прячусь, когда некуда прятаться.

"Ты больная, тебе надо к психиатру"

В тот же день мы должны были навестить его дедушку, а затем поехать в гости к Оксане и Вите. Я молчала несколько часов у его деда, пока Назар что-то вещал, не давая никому вставить слова, потом мы сели в электричку и я поняла, что дело табак — ко мне приближалась паническая атака, и я уже ничего не успевала сделать, я начала задыхаться, в глазах темнело.

Надеясь хотя бы на поддержку, я как могла связно объяснила ситуацию Назару, на что тот, мерзко поджав губы, процедил:

— Я тебя сейчас высажу отсюда, домой поедешь, ты больная, тебе надо к психиатру.

Я так охуела (простите, у меня нет другого слова), что даже пришла в себя относительно скоро. Увидев, что я уже нормально дышу и не проваливаюсь в обморок, Назар погладил меня по плечу и сказал:

— Ну-ну, всё хорошо.

Я посмотрела на него, как на умалишенного, и ответила:

— Спасибо, уже не надо. Это надо было делать десять минут назад.

И мы поехали к друзьям, словно ничего и не было.

Они обожали и до сих пор обожают Назара. Моим рассказам о том, как всё было на самом деле, то ли не верят, то ли не хотят верить. Назар умел произвести правильное впечатление, но я знала, что стоит нам остаться наедине, как вся его «любовь» улетучится и я снова буду значить для него не больше, чем засохший бутерброд.

Назар никогда не говорил мне, что любит. Но и что не любит — тоже предусмотрительно не говорил. Однажды я едва ли не клещами вытянула из него пресловутое «я тебя люблю», но больше он ни разу не произнес этих слов. Он считал, что это не важно, для него не важно. А то, что это было важно для меня, он игнорировал.

Мне было 24 года, и он часто говорил, что я глупая, что у меня ветер в голове, что мне по мозгам 18 лет, и что очень жалко, что мне «не 30».

При этом он постоянно говорил, что хочет семью и детей. Но не потому, что в этом для него заключается счастье, а потому, что «часики тикают», у всех его друзей уже есть, а у него нет. Он часто при мне говорил, что «у меня ни жены, ни семьи». А то, что я тут рядом, и вообще, жениться — дело нехитрое, он как-то «забывал».

Однажды он мне заявил: «У меня приоритеты не те, что у тебя. Мне надо жениться поскорее, чтобы жена помогала мне платить ипотеку».

Он открытым текстом говорил, что меня надо переделывать, потому что я еще молодая и могу измениться, а вот ему «уже 30 лет» (это была, кажется, отговорка на все случаи жизни) и его менять уже поздно.

И он был жесток. Когда речь заходила о детях, которых он (по его словам) очень хотел, он всегда говорил, что их до 14 лет надо бить в кровь, ведь «мне отец собачьим ремнем выбил зуб». Я от таких рассуждений приходила в ужас.

У Назара была старшая сестра, у которой было двое своих детей. Назар постоянно рассказывал мне о том, какая она дура и как ему трудно с ней общаться. Но когда я познакомилась с ней лично, я с удивлением обнаружила, что у нас много общего, и что она отличная женщина, неглупая и остроумная.

Позже я узнала, что отец обращался с ней еще хуже, чем с Назаром. Что может быть хуже собачьего ремня, я не знаю, но думаю, что вариантов много.

Назар сравнивал меня с ней не в пользу нас обеих. Однажды у нас завязался спор о бездомных псах: я говорила, что это страшно, он же вел себя как отчаянная зоошиза, короче говоря, у нас завязался псиносрач. И в какой-то момент, когда у Назара кончились аргументы, он заорал:

— ДА ТЫ ТУПАЯ ЧТО ЛИ?!

Я расплакалась. Он холодно заявил, что не называл меня тупой, а всего лишь «спросил». Я сновала рассказала ему об отце, а надо понимать, что для меня эти воспоминания травматичны и неприятны. Но я сделала над собой усилие, мне все еще хотелось открыться ему, чтобы он понял.

Но Назар все с той же презрительной интонацией произнес:

— Ну и что?

То есть, я ему тут рассказываю о том, как было страшно мне, маленькой девочке, когда на нее орал ее отец, приправляя это ударами, а он не видит в этом ничего особенного.

— Вот у меня сестра дура, терпеть ее не могу. Ты на нее похожа, — продолжил Назар, — отец с ней в детстве еще хуже, чем со мной обращался, она с ним сейчас сквозь зубы общается, не понимает…

Я была в ужасе.

Поле боя

Примерно за полгода до расставания наши отношения превратились в поле боя: я старалась вести себя как можно более незаметно, он орал, когда нужно было сорвать злость, я плакала.

И в какой-то момент произошло то, чем я не горжусь, но чего не выкинуть из жизни.
Я встретилась с одним музыкантом, мы напились и я изменила Назару. Я могу в свое оправдание сказать, что у меня уже год почти не было секса, а тот, что был — так лучше бы не было, что Назару было плевать на мои увлечения, мысли, а музыкант меня выслушал с интересом.

Когда утром я проснулась в чужой постели, то почувствовала себя неожиданно хорошо. Хотя внутри, конечно, было жутко: что я наделала?!

Я уехала от музыканта к Назару. Он встретил меня недовольный, за что-то наехал, потом наорал, в общем, все как обычно. В тот вечер у меня был концерт, на который Назар не собирался — приболел. Я сходила в аптеку за необходимыми лекарствами, попутно выслушав бешеный ор из-за того, что попросила зонтик, взяла гитару и уехала выступать.

По дороге в клуб мне написал музыкант: «Я индейку под соусом готовлю. Приезжай на ужин?»

Я знала, что всё это неправильно, я знала, что у нас с музыкантом нет никакого будущего (там много разных причин, это отдельная совершенно история), но он мне искренне нравился. Вернее, не так: мне нравилось проводить время с кем-то, кому интересны мои мысли, мое творчество, мое, в конце концов, тело.

И всё это затянулось месяца на три.

К тому моменту я устроилась на новую работу, в известную газету. Меня взяли новостником, но зарплата была хорошая, а коллектив дружный и веселый. Я летала на крыльях, я была в восторге от новой работы и постоянно всем о ней рассказывала. Все были очень рады за меня, кроме Назара.

Когда я приехала с бутылкой вина и вкусным сыром к нему, чтобы отметить это, он презрительно фыркнул, залпом выпил бокал, попутно сказав, что вина не хочет, а потом бросил мне:

— И че, ты хотела новости всю жизнь писать? Это даже не этап в твоей жизни, так, ерунда.

Он обесценил вообще всё, чем я занималась. Играю концерт? «Раз для тебя это важно, тебе по мозгам 18 лет, это всё глупости».

Устроилась на хорошую работу и она мне очень нравится? «Это ничего не значит».

Еще чуть позже я начала словно случайно находить какие-то смски от девушки по имени Аня, с которой он работал. В частности, в пятницу, около полуночи она писала ему, что добралась до дома, а он ей: «Ну хорошо. Валерьянку и корвалол покупать не буду».

Те же слова, что получила я после первого так называемого свидания! Пишу всё это и понимаю, как же много общего у них с человеком-волком, а тогда ведь казалось, что всё совсем иначе, ничего похожего.

Аня таскала ему еду, в то время как мне он чуть ли не запрещал готовить. Это немного примирило меня с фактом собственной измены (хотя я по-прежнему не считаю свой поступок достойным).

Когда я предъявила это Назару, он спокойно пожал плечами:

— А что такого? Да, я с ней вижусь. И во внерабочее время тоже. Ну тебя же нет постоянно!

Я пропадала на новой работе, я надеялась, что он меня похвалит, ведь теперь у меня все как надо, работа из офиса, все, как он хотел, но, как говорится, surprise, motherfucker.

Ухожу в "теплые руки"

Я ходила к психологу, которой рассказывала обо всём, и она очень быстро смекнула, что происходит. Я сказала ей, что хочу уйти от Назара, но у меня больше нет сил. И мы стали работать.

В какой-то момент, когда всё стало совсем невыносимо, она аккуратно рассказала мне о том, что дальше меня с Назаром ждет только эмоциональный кризис.

— Ты можешь туда сходить, — мягко говорила она, — но есть ли в этом для тебя смысл?

Мы четко спланировали мой уход, чуть ли не прописали план действий. Да, в итоге все вышло не так, как мы планировали, но мне было легче просто от осознания того, что этот план есть.

В начале декабря я ехала к Назару, чтобы сказать, что всё кончено. Я написала своим ближайшим друзьям о том, что я сейчас сделаю и попросила поддержки. Моя психолог называет это «подготовить тёплые руки».

Зная, что близкие думают обо мне, любят меня и будут рядом, я приехала к Назару и практически сразу сказала:

— Так дальше не может продолжаться. Мы с тобой делаем друг друга несчастными.

И он, едва дослушав, сразу же заявил:

— Ты права, нам лучше расстаться. Знаешь, я чувствую себя одиноким волком, который всегда будет один…

Вот оно. Для меня тогда эта идиотская фраза про волка всё и решила. Он словно сам подписал свой диагноз. Забегая вперед, скажу, что в первый пинг он заявил мне, что это именно я предложила расстаться, хотя я даже не произносила этой фразы.

Я собрала вещи и он настоял на том, чтобы отвезти меня на машине. Я зачем-то согласилась, и мы два с половиной часа молча стояли в пробке. Я плакала.

Когда мы наконец приехали, мы обнялись. Я рыдала и говорила, что, возможно, мы еще сможем быть вместе. Он спокойно отвечал, что «не забывай, у тебя прекрасные друзья, прекрасная работа».

Я достала свои пожитки из багажника и поплелась к подъезду, подвывая от боли. Он дал по газам и уехал. Наверное, ужинать и смотреть телек.

Первую неделю я провела словно в аду. Я старалась особенно не трезветь и не появляться дома, чтобы не пугать маму. В этой ситуации был единственный плюс: стало понятно, кто мне друзья, а кто нет.

Настоящие друзья выступили единым фронтом поддержки, не давая мне ни на секунду почувствовать себя ненужной. Они приглашали меня в бары, в гости, приезжали сами. Работа, которую так обесценил Назар, дала мне столько сил, что я оправилась от острой фазы намного быстрее, чем могла бы.

"Это бытовуха, будь мудрее"

Назар объявился через два с половиной месяца, накануне моего дня рождения. Заявил, что мое предложение расстаться стало дня него шоком, «я ведь говорил, что просто период такой, надо подождать», «я тогда обиделся на тебя».

Сообщил, что соскучился, что «если не говорил — это не значит, что не любил, просто я всегда делал, дела важнее слов», что «я из тебя монстра делал» и мое любимое «с днем рождения! Не худей!»

К тому моменту я уже ушла от музыканта, у меня завязались отношения с моим нынешним молодым человеком. Я не воспринимала их серьезно, скорее, это была еще одна попытка забыться. Но как-то всё завертелось.

Но история была бы не полной, если бы я не рассказала о том, как отреагировала компания моих друзей, в которую входит подруга детства: спустя МЕСЯЦ после того, как я ушла от Назара, Полина сообщила мне, что они собирают нашу тусовку и зовут туда Назара. Давно не виделись.

Я пришла в бешенство. «Ну ты понимаешь, — говорила Полина, — как бы Назар вошел в нашу компанию и еще из нее не вышел. Это не значит, что мы выбираем его, а не тебя!»

Я тогда по старой памяти схвала это. Как оказалось, зря.

Назар прекрасно умеет манипулировать людьми, от которых ему что-то надо. В данном случае ему надо было как можно сильнее унизить меня, отобрать у меня друзей. Поэтому, когда мы расстались и я занималась всем подряд, чтобы не сойти с ума (что снаружи выглядело как безудержное веселье), Назар сразу занял позицию страдающего больного.

Через некоторое время эти люди стали звать его на свои дни рождения, ставя меня перед фактом.

Совсем недавно Витя отмечал свой день рождения и написал: «Приглашаю тебя, но чтобы не было неловкостей, я уже пригласил Назара и его девушку и они точно будут». У меня сейчас есть молодой человек, но меня звали без него.

Естественно, никуда я не поехала. Он сумел убедить моих друзей в том, что я глупая ветреная дура, которой вообще рано в отношения, что я ранила его в самую душу и вообще не стою того, чтобы проводить со мной время.

Даже подруга детства потихоньку начинает в это верить. Зная всю эту историю, она не понимает, почему я не хочу его видеть. На протяжении наших отношений я рассказывала Полине всю ту жесть, которую он творил, но она лишь отмахивалась: «Это бытовуха, ты должна быть мудрее! Он хочет, чтобы ты поменялась? Ну так поменяйся! А потом скажи, мол, я ради тебя изменилась, теперь ты, милый, постарайся!» Потрясающе.

Она обещала, что я всегда буду в компании, а мои молодые люди — это приходящее и уходящее. Но всё вышло строго наоборот. Нарцисс прекрасно себя ощущает среди тех, кто смотрит ему в рот с большими глазами и поддакивает: «Да-да, Настя просто тупая».

Компании этих людей не нравится мой теперешний молодой человек. А мне как-то воспитание не позволяет рассказать каждому из них, какую дрянь Назар говорил о каждом, как поливал дерьмом их всех, когда мы оставались наедине.

Я очень тяжело переживала эту ситуацию, да и сейчас переживаю. Мне всё кажется, что всё это страшно несправедливо, и хочется всем доказать, что нет же, это я была жертвой, это меня унижали, били, оскорбляли, почему же вы не остались на моей стороне?

Но такие ситуации как лакмусовая бумажка: теперь я точно знаю, кто поможет мне, если я снова буду на грани, а кто плюнет и пойдет собирать тусовку с участием нарцисса.

Но благодарить перверзника за то, что я увидела такую правду, я не собираюсь: в моей жизни всё так, потому что рядом есть хорошие, добрые люди. И их доброта не имеет никакого отношения к нарциссу".


PS от Тани Танк.

Меня заинтересовала работа героини с психологом, и по моей просьбе она подробно расписала, как все происходило, а также о новой методике, которая ей помогла. Эту историю я опубликую в пн, 15 октября.

А новый метод прокомментирует психоаналитик Анна Вишневская, которую многие из вас знают. Следом еще одна читательница расскажет о череде катастроф в своей жизни и о том, как ей существенно получшело после терапии.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
08:49 Один человек ранен, его госпитализировали. Авария произошла в городе ...
Она жутко боялась родов: нервничала, переживала, потому что до этого рожала не в Москве – здесь ей все незнакомо. Когда подруга стала заглядываться в витринах магазинов на детские розовые платьица, сюсюкать с недавно родившейся племянницей, украдкой вздыхать, глядя на счастливых мамочек с ...
Тезисно. 1. Самая главная победа: Укрорейх доказал, что он пришёл всерьёз и надолго. В марте власть шаталась, ВВ и Беркут откровенно ложили на неё болт, СБУ колебалось. Я был удивлён, что нашлось 10 человек, чтобы арестовать Губарева. И укрорейх сделал самый верный и единственно правильны ...
Как часто вы играете в "Составь слова" ...
  Знакомая рассказала.  Для защиты докторских, как известно, нужно определенное количество публикаций (скажем, 7).  Так вот: журналы, оказывается, берут деньги за публикации будущих докторантов. Внимание! Не им платят за статьи, а они - ...