День матери

топ 100 блогов laragull25.11.2018 А тут три письма об одном и том же: что делать с мамой.
Боюсь, что прочитав ответ, многие меня запрезирают наконец, ну или хотя бы перестанут идеализировать, расфрендят и отпишутся.
*
Письмо первое

"Здравствуйте! Буду очень рада, Лара, если найдете время ответить.
Я прохожу психотерапию, но совершенно запуталась в своих эмоциях.

Могу общаться с мамой только в "ресурсом состоянии", когда у меня много энергии и сил. Если сил не так много, я ее ненавижу, злюсь, огрызаюсь и грублю. И конечно испытываю огромную вину за это. Мне стыдно и неприятно за свои чувства, но не могу ничего с ними поделать. Правда, когда у меня сил много, я - хорошая дочь, дарю ей подарки, обнимаю, целую и заряжаю энергией.

Проблема в том, что не знаю, как ей дать понять, когда меня лучше не трогать. Она обижается, когда я ее добавляю в черный список телефона, или не отвечаю на ее сообщения. А мне ударить ее хочется в такие минуты, не только психически, но и физически, поэтому я не хочу ее ни видеть, ни слышать. Когда у меня проблемы на работе, со здоровьем, во мне просыпается ненавидящее мать чудовище.

Почему? Потому что чувствую, когда мне плохо - я сама за себя, и никто мне не поможет. Тем более мама. Ненавижу ее, пожалуй, за то, что она - человек, от которого ждать помощи или поддержки я не могу и никогда не могла, она скорее наоборот втопчет и украдет последние силы, сделает предельно больно. Для нее всегда имели значения другие люди и ее работа.

Маму всегда напрягали мои проблемы. Она орала на меня за то, что я заболела коклюшем в шесть лет, и запрещала кашлять, ей казалось, что я специально это делаю, чтобы ее позлить. Когда меня клали в больницу, она появлялась в первый и в последний день, а всё остальное время я скучала и завидовала детям, к которым приходили родители. Она никогда за меня не заступалась, когда меня обижали другие взрослые.

Во взрослом возрасте, когда я была больна и у меня отказывали почки, мама самоустранилась, и мне помогала мама моей подруги, эта чужая мама сопровождала меня в больницу, договаривалась со скорой и врачами (я в этот момент была безвольной тряпочкой).
Моя же мама запрещала отцу помогать мне тоже. Например, запретила ему отзвети меня домой после операции. В результате я поехала на такси, таксист оказался каким-то маньяком, но к счастью всё закончилось хорошо, пострадали только мои нервы.

Это события связанные со здоровьем, про какую-то материальную помощь я и не говорю.
Мама всегда ставила мне в вину, что я "жду нянечку себе".

И когда мне, беременной нужна была помощь, она мне не то, что ее не дала, она доводила меня до истерик всю беременность, критикуя, какая я - плохая, злая, ленивая, стерва. Всё по телефону, с ее лицемерным началом разговора: радость, как дела? (какое тебе дело, как у меня дела? - каждый раз именно так хотелось ответить)

Я бы не ждала от нее и в беременность ничего хорошего, если бы ни ее лицемерные: "беременных обижать - грех", "беременные женщины - хрустальные вазы" - это всё она любила говорить, пока не узнала, что забеременела я. Мне она даже как-то сказала на третьем месяце, что больше хотела бы беременности сожительницы брата, а не моей (у меня законный муж, и мы лечились три года, чтобы забеременеть, мама об этом знает. мы вполне самостоятельны, не ждем никакой помощи от нее). Она знает, что беременность я вымаливала, она мне на это сказала: "я вот молилась в своё время, чтобы не забеременеть, никогда не помогало" - типа шутка.

Смешно, что она заявила, что хочет присутствовать на моих родах. Зачем, не понимаю? Я не спросила, так как была в этот момент в роли "хорошей дочери".

"Хорошая дочь", покупает маме вкусняшки, поддерживает ее. Потому что жалко ее. Она - старая и несчастная, детство у нее было тяжелее, чем у меня, юность она загубила, родив детей. А средний возраст пришелся на трудные 90е.

Я ей хочу сказать скорее и написать: "подругами мы с тобой не стали, тем для бесед у нас нет. Твоё бессмысленное "как дела" меня уже раздражает."
Не понимаю, что между нами? Какие связи? Смотрю на окружающих - у них какие-то другие завязки для общения с мамами, у меня их нет. И я не могу их найти"
*
Письмо второе

"Здравствуйте, Лара. Спасибо вам за эту рубрику и за возможность написать вам письмо.
Извините, если мое письмо получилось косноязычным, я никогда не писала ничего подобного о себе и не произносила вслух.

Мне 29 лет, замужем, не работаю, сейчас беременна, 13 недель. Моим главным приоритетом с юности была не самореализация, карьера или рождение детей, а желание выйти замуж, то есть встретить человека, который будет меня любить и образовать с ним семью. Всё так и получилось.

Мое письмо об отношениях с моей мамой, они для меня как незаживающая рана. Я выросла в полной семье, была поздним (маме на момент моего рождения был 41 год, папе - 53) и единственным ребенком. Детство как детство, родители не особо выбирали выражения, воспитывая меня, но кормили и не били, в целом, все было нормально. Когда я была студенткой, в семье появились деньги, и родители купили мне отдельную квартиру, давали деньги на дополнительное образование, одежду, даже на путешествия. Восемь лет назад они вышли на пенсию, через два года папа умер.

Примерно в то же время как родители стали пенсионерами, я закончила университет, и мама стала говорить мне престранные вещи: "роди ребенка", "найди мужика и роди", "у тебя уже седые волосы появились, время идет, потом придется ЭКО делать". Уже после папиной смерти она сказала - "не родишь, я квартиру в наследство племяннице оставлю". Это в то время, как я даже не встречалась ни с кем.

В прошлом году, когда мы с будущим мужем уже жили вместе, атаки на меня продолжились. Мама предлагала мне сходить вместе с ней к гинекологу "провериться", а то почти год живем вместе, а я не беременею, говорила, что аборт это грех, хотя сама совсем не религиозна, "роди хоть одного", когда я говорила, что не хочу пока иметь детей и что есть пары, которые приняли решение совсем не иметь детей, она отвечала, что у меня нет материнского инстинкта, а один раз сказала, что "разве у такой женщины как ты родится нормальный ребенок".

Мне от её слов было больно. Я злилась, чувствовала отчаяние и ярость, а когда еще не встретила своего мужа, то и крайнее одиночество. Я одна, а самый близкий человек видит меня всего лишь как объект для грубых манипуляций. И в целом, в общении со мной мама всегда была довольно неласкова и бесцеремонна, в день папиной смерти сказала, что это я виновата, что он умер, потому что в последнее время у нас были натянутые отношения, так как папа хотел чтобы я поступила в аспирантуру, а я этого не сделала.

Здесь наверное надо заметить, что и я не идеальный ребенок, всегда стремилась поступать по-своему, а в подростковые годы часто скандалила и даже била посуду.

Практически каждая встреча с мамой была для меня эмоционально очень тяжелой из-за постоянных разговоров о деторождении и в декабре прошлого года я решила сократить общение с ней до одного раза в месяц. В таком режиме мы и прожили весь этот год. Я ненадолго приезжаю к ней раз в месяц, разговариваю с ней по телефону между приездами (если она сама позвонит) и односложно отвечаю на её вопросы о том как дела и приготовила ли я мужу ужин. Мама часто обвиняет меня, что я её не люблю и совсем забыла про неё, а ей очень одиноко.

Сейчас её претензии ко мне достигли кульминации, так как я сказала ей о том, что беременна, а она этого события, как известно, очень ждала, и что я не буду встречать с ней Новый год. Мужу надо поехать в другой город к родственникам на новогодние праздники, а мы с мамой, получается, остаемся вдвоем в одном городе, но я не хочу, не хочу, не хочу ехать к ней 31 декабря. Лучше я останусь дома одна.

Несколько дней назад я была у мамы и она опять стала плакать и упрекать меня, что я её не люблю и игнорирую, на что я не выдержала и припомнила ей всю эту пропаганду деторождения особенно вот это вот "роди для себя, я помогу тебе с ребенком". А еще я сказала, что не отказываюсь от нее и всегда приду к ней на помощь, но пускать в свою жизнь её не хочу. С тех пор она мне звонит почти каждый день и то плачет и просит простить её, то разговаривает со мной подчеркнуто ласково, она явно ждет, что наши отношения изменятся и я подпущу её ближе.

И меня накрыло жалостью к ней. Я вижу, что ей действительно одиноко, она боится одиночества и она просто не понимает, что не имеет права влезать мне в матку и в голову. И в то же время, я не могу, не могу, не могу заставить себя стать с ней ближе, открыть рот и рассказать ей что-то о себе и о своей повседневной жизни, у меня в её присутствии даже мимика меняется, я избегаю смотреть ей в глаза. Я не хочу подпускать её к своей беременности и своему будущему ребенку. Я все время думаю об этом и не знаю, что мне делать, Лара".

*
Письмо третье

"Здравствуйте, Лара! Пишу вам письма уже несколько лет, но это хочу отправить.


Я ненавижу свою мать. И хочу избавиться от ее власти надо мной.


Если бы моих родителей увидел сторонний наблюдатель, то сказал бы, что перед ним властный, напористый, гневный человек («как сказал – так и будет») и его хрупкая, нежная, красивая и общительная жена, неуверенная и с печальным взглядом.


Я же видела несчастного человека, тянущего на себе всю семью, жена которого мучает его словами, неблагодарна, постоянно недовольна; его единственное облегчение – в выпивке (хотя алкоголиком я отца не считаю). Для меня это было видно, как на ладони, как и многие другие вещи в родственной среде – я видела причины их страданий, но не смела им сказать, и только сейчас понимаю, что видела и понимала это только я – любые мои намеки встречают яростный отпор.


Поэтому я была рада узнать во взрослом возрасте, что у отца была вторая семья – ну хоть какая-то отдушина для человека; вокруг мамы же сплотились – она опять несчастная жертва.


Я же видела в маме ребенка, требующего защиты. В детстве я приняла решение: «Пусть лучше будет больно мне, чем ей, я пострадаю за нее». Также я решила защищать ее, и была для нее безмолвным рыцарем, не дочерью даже, а будто мужчиной, ее защитником. Она постоянно критиковала мою внешность, любила одеться как я. Она могла и ударить ремнем, могла уйти на весь день и где-то бродить, наказывала меня долгим молчанием. Она не хотела вообще детей, мечтала о карьере. Вместо этого у нее – множество детей. И тайны, тайны, умолчания, все сплетено из вечного притворства «перед людьми». Я же не могла так.


Я не чувствовала себя живой, меня будто не было, не существовало и длилось это вплоть до года перед моим вторым браком.


Любовь мать заменяла контролем, советами и вечными жалобами на жизнь. Она постоянно звонила мне и требовала отчета, лезла с советами. Но ее контроль не спас меня от притязаний педофила в 6 лет (все обошлось), от приставаний родственника в подростковом, она не знала ни одну из моих настоящих бед, у нее просто не было места внутри для этого.


Мой первый брак распался, потому что повторял родительскую семью – я сама попросила развода. Я была уничтожена жестокостью истин обо мне, и стала постепенно просыпаться.


Сейчас я замужем и нам хорошо. Детей нет и, вероятно, и не будет.


Живу от родителей очень далеко, в другой стране. Я была счастлива не видеть их, не говорить с ними. Но приходится писать, каждое ее письмо, звонок сюда – будто изымает меня из мира, отбирает все, что я приобрела, сосредотачивает меня на ней. Начинаю тратить душевные ресурсы на мысли о ней, она отбирает мою энергию, чем лезет между мной и мужем. Испытываю к ней ненависть, меня терзают вина и стыд. Не знаю, как избавиться от ее власти надо мной – ведь формально мне нечего ей предъявить, она же формально такая дружелюбная мать, к тому же, несчастная. Как поступить?"

о т в е т

Я понимаю и чувствую каждую букву в этих письмах, правда.
Потому что у меня тоже был жупел такой мамы, а еще потому что я тоже такой жупел для своих детей в чем-то наверняка.
И как бы я ни хотела не быть жупелом - невозможно им не быть, хоть отчасти, и это "отчасти" у моих детей саднит так, что временами заслоняет всё хорошее. Да, я уверена что у них есть неисцелимые раны от меня - и давние, и свежие. И мне с этим жить, как и им.

И только налажав невольно но много в роли матери, я смогла ослабить петлю своих детских и взрослых предъяв к моей маме.

Если я расскажу про свои материнские факапы, у вас сложится образ чудовищного человека - настолько, что даже ваша мама покажется вам вполне еще ничо так.

Ну например, я узнала что к моей восьмилетней дочке в лифте приставал педофил только через десять лет - семья решила мне не говорить. Решили меня поберечь, но прикиньте какой я была псих-истероид, что ребенок с папой предпочли меня в это не посвящать, и бедная детка сама справлялась как могла, с помощью сестры, а я и не подозревала через что проходил ребенок.

Когда моя старшая в 18 лет решила бросить институт, я предъявила ультиматум: либо ты продолжаешь учиться и мы платим за учебу, либо иди живи свою жизнь на съемной квартире. И она ушла. Потому что поладить с той мной было нереально. Сейчас ей 32 года, и мы хорошо ладим, но для этого мне надо было стать другой, очень другой.
Впрочем, психо-припадочность иногда так накрывает что ох - когда моя средняя забеременела четвертой - случайно, в процессе лечения - я была готова растерзать лечащего гинеколога, прописавшего гормон на котором залетают даже сквозь тройную защиту. Я бушевала как говно под давлением в лопнутой трубе, и бедный беременный ребенок всё это наблюдал. Ну да, я жутко боялась, потому что у нее в анамнезе три кесаревых, и шов уже расползался, и сама она - не крепыш. Но я могла бы молча бояться, или в подушку вопить, а не рваться в клинику гинеколога низводить.

Уверена что и младшей есть что мне предъявить из ее подростковых траблов - не может быть чтоб нечего было.

Понимаете, мы - матери которые - мы ведь без черновика живем, сразу набело, импровизация эта вечная, под страхом и прессингом, шитьё лоскутов из своей кожи без наркоза в каждый кризис, которых на день случается несколько, бывает.

Да, моя невыносимая мне мама - абсолютный ксеноморф меня в минуты лютых несовпадений и тупиков - она тоже жила под страхом и прессом, и ее несусветные требования учиться без троек, и порка ремнем за вранье, и религиозные заморочки, и вообще доооолгое непонимание кто я такое - это всё неизбежные погрешности неидеального бытия.
Ну да мне было больно от нее - больше чем от кого-то другого, больше чем от алкоголически-припадочного отца, больше чем от любви невпопад с мужчиной.
Боль от нее я не могла никуда вынуть - так мне казалось, и эту боль удобряло что-то каждый миг от каждого контакта с ней: всё что она говорила, делала, воспринимала во мне - всё было чудовищно не то и не так.

Нет, мне не казалось - всё было и правда не так, и объяснить себя ей было невозможно, сотни попыток разбивались в щепки.

Но знаете что? Ведь нас никто на свете не воспринимает такими как мы есть, без искажений. Никому на свете нет дела до реальных нас. Каждый нас воспринимает через призму своего сознания и фильтров в нем.
Но не прощаем мы это искажение только маме.

Потому что мы сами, своим собственным безмозглым сердцем назначили маму быть "самым близким человеком". А раз так - она нам должна всё, что больше никто не в силах дать.
Ну потому что кто-то ж должен. Вот она и пусть, а кто ж еще.
"Самый близкий" - значит пусть понимает безошибочно, обращается безупречно, соответствует запросу космической идеалистичности, а если не делает всего этого, то пусть хотя бы стоит жупелом-скалой об который мы будем оббивать свой дурной драматизм.

Мы не можем - мы уклоняемся до последнего - от признания, что мама это такой же человек как и все, лажает в отношении нас как все а то и хуже, потому что чаще и потому что ожидания от нее завышены.
Если мы признаем что мама - просто человек, то у нас рушатся стропила в выстроенной картинке мирка.
Поэтому пусть лучше мы будем маму ненавидеть и изнывать от ее невпопадностей, чтоб она стояла и подпирала собой картинку нашего мирка.
Потому что к другой картине мира мы пока не готовы.
Другая картина пугающа как космос голому в степи, заброшенному в оную степь гипнозом Воланда.

Поэтому мне нечего сказать в ответ на как быть с несовершенной, контролирующей, лезущей во всё мамой.
Да, она не должна. Да, она берегов не видит. Да, она себе позволяет.

Но что мешает очертить периметр и пустить по нему ток защиты своих границ? Что? воспитание? дочерний долг? неизъяснимая невозможность всякий раз размыкать рот и говорит жесткие слова?
Да ладно?
Всё это ерунда, взрослые женщины, шагнувшие из картинки мирка в картину мира теряют чешуйки этих невозможностей и спокойно ртом говорят слова "это не обсуждается" и спокойно делают как им надо, кладут трубку или продолжают разговор, терпеливо игнорируют мамины подпрыгивания и подвывания, усмехаются на манипуляции, а не задыхаются от гневного "как она может так со мной".

Но когда мама бесит, значит ты еще хочешь оставаться под крышей, где мама - столп на котором крыша держится.
Значит пока тебе так лучше и надежнее в бытии. И все изнурительные мамины баги у тебя под кожей - это нужный тебе лимфоток, который ты к себе подсоединил как временную систему жизнеобеспечения.

Хорошая новость в том, что это перерастают.
И вы перерастете. И даже немножко перерастаете прямо сейчас, пока читаете это.

Мы все друг другу - просто люди, и мамы - это не "чего-то особенного", сакрализовать маму - дело детское, игра в которую заигрываешься и не хочешь идти учить уроки и вживлять в себя знание и взрослость.

Мама отдельный человек - но и отчасти временный интерфейс через который ты подключился к жизни. Не провайдер. И как бы интерфейс ни глючил - нерелевантно, потому что ты - отдельный организм, мама - отдельный. Несовершенный, испуганный, усталый - как и ты.

И как и ты, она бы хотела не питать собой эту связь между вами, но тоже не может - у нее тоже мозг индоктринирован.

И где-то во всем этом оголенном электричестве каким-то чудом выживает жалость друг к другу и даже любовь.
везде найдет на чем взойти, хоть на чуточку.
_______________________
__________________
всё выше сказанное - просто мой взгляд на описанное в письме.
пожалуйста помните, что я никакой не психолог
как задать вопрос в рубрику_ответов написано по ссылке в первом комментарии.

в личных сообщениях на фейсбуке вопросы в рубрику я не читаю
на вопросы в комментариях не отвечаю, а за попытку всё-таки задать вопрос в комментариях буду банить.

авторы писем в рубрику имеют иммунитет и не подлежат осуждению и вивисекции в комментариях
____
[Если кому интересно: я собрала ответы на письма в рубрику за 2016 год в электронную книгу "Атипичный ответ" (268 страниц) и ответы за 2017 год "Атипичный ответ-2" (825 страниц). Книжки можно купить у меня, сегодня 26 ноября до полудня 2 по цене 1 (то есть 500 рублей за оба)
и к этому получить в подарок два PDF файла с моими романами, изданными в "Астрель (АСТ)" в 2009 и 2011

если вы хотите только романы - тоже два файла по цене одного: 200 рублей.

как это сделать: написать мне здесь в личных сообщениях что именно вы хотите купить, написать свой имейл (не забудьте!), и как вам удобнее оплатить (можно на сбербанк карту, на тинькофф карту, на яндекс деньги, на PayPal)
а я вышлю на этот имейл вам файлы и скажу как эти полученные файлы оплатить.
сообщения из спам в мессенджере я тоже прочту.

____________________________

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Куличей напекла, все у меня получилось, но остались: Глазурь - белок+сахарная пудра (не очень густая) и белок (100 мл). Что с этим всем делать? Безе не очень хочу готовить, во-первых, нализалась сладкого пока готовила, во-вторых, сахарной пудры у меня больше нет. ...
Я же вам забыла показать новый мост в Новосибирске ) В этот раз я его не только видела со стороны, проплывала под ним, но и проехала по нему ) Вот здесь можно почитать: ...
Есть у северокорейских богачей одна особенность – они любят использовать домашнюю электронику и бытовую технику для того, чтобы показать всем свой жизненный успех. В тех случаях, когда богач южнокорейский или, скажем, российский, гордо садится в свой «Лексус», северокорейский богач мимохо ...
Госспода!! Есть 2 столбца с текстом. Можно ли сделать так, чтобы их сравнивать ...
Читать далее ...