Свобода, равенство и...

топ 100 блогов anairos11.03.2019 У человечества странные отношения с идеей равенства.

Сейчас, кажется, среди умных образованных людей осталось только два варианта, как можно ее оценивать – условно правый и условно левый.

Условно правые полагают, что обо всех людях на планете можно уверенно сказать только одно – что все они разные. Различия между нами очевидны, объективны и им следует придавать значение. Люди далеко не всегда взаимозаменяемы – на место умного нельзя поставить дурака, а высокий не всегда справится там, где нужен миниатюрный.

Следовательно, никакого равенства по определению быть не может – возможна только принудительная уравниловка, когда всех людей подгоняют под общий стандарт. В ней нет ничего хорошего, и она губительна для любого общества. В справедливом же обществе каждого следует судить сообразно его реальным качествам, свойствам и достижениям.

Условно левые... Вы наверняка сами знаете, какие странные и нездоровые формы принимает сейчас на Западе борьба за равенство и социальную справедливость. Что, понятное дело, еще сильнее убеждает условно правых в их правоте.

Ну а у меня, как вы уже наверняка догадались, и на этот счет припасена своя точка зрения, которая бесит и тех, и других.


Популярный одно время слоган «равенство не значит одинаковость» – чепуха на постном масле. Ничего другого оно значить просто не может. Если две вещи в чем-то равны – значит, их можно сравнить и обнаружить, что именно в этом отношении они одинаковы. Не просто похожи, а идентичны до неразличимости. В других отношениях они при этом могут быть сколь угодно разными.

Тогда что обозначает заявление «все люди равны»? Сказав так, мы утверждаем, что в каждом человеке есть нечто, свойственное всем людям и у всех людей одинаковое. В этом отношении не отличается святой от преступника, профессор Адамов от бомжа Виталия. И это не что-то несущественное, вроде наличия носа на лице – впрочем, даже нос есть не у всех – а нечто основополагающее, чем невозможно пренебречь.

Что же это такое?


Те, кто впервые вышел с этой идеей к людям, полагали, что знают, что это. Так уж получилось, что все они были христианами, а потому верили в бессмертную душу.

Душа отличает человека от любого другого земного существа, но в то же время уравнивает всех людей перед Богом. Бог не смотрит, кем ты был на земле: царем, купцом или нищим. Он смотрит лишь на одно: что ты за время земной жизни сделал со своей душой – украсил ли ее добродетелями или изуродовал грехами.

Последний бродяга может войти в Царство Небесное и воссиять в славе рядом с апостолами, а правитель половины мира – низвергнуться в бездну до скончания веков, и участь его не будет отличаться от участи простого домушника. А может, и наоборот – души у них одинаковые, и каждая способна и к спасению, и к погибели.

Каждый из нас – образ и подобие Бога, хотя не во всех Он виден одинаково ясно. А потому – продолжали проповедники равенства – каким бы ни был человек, стоящий перед тобой, ты должен видеть в нем прежде всего бессмертную душу, во всем равную твоей, и относиться к нему соответственно.

Такое равенство обозначает прежде всего отсутствие предвзятости. Для всех – одна справедливость, один закон. Что ты прощаешь себе, то должен простить и другим. За что готов судить врага, за то же должен судить и друга, и себя самого – той же мерой и с той же строгостью.

Равенство обозначает также, что судить можно только дела людей, а не их самих. Можно презирать и ненавидеть воровство, но нельзя – того, кто ворует. Ты не знаешь, что происходит у него в душе, и только Бог имеет право выносить ей окончательный приговор. Наказать ближнего за преступление – допустимо и даже похвально. Но клеймить его преступником – совершенно другое дело.

Во всем же остальном люди действительно разные, и ценить их следует сообразно этим различиям.


Но стоит отказаться от веры в Бога, в бессмертную душу, в «образ и подобие», как равенство лишается всякого основания. Нет больше ничего, что уравнивало бы людей между собой и в то же время отличало от всех прочих.

Тем, кто продолжает держаться за эту идею, приходится изобретать заменители – и ничем хорошим это не кончается.

Один из вариантов – поставить на место души неопределенную «человеческую природу». Тогда нам придется верить, что все люди от рождения одинаковы, а любые различия между ними вызваны исключительно воспитанием и давлением социума. Если убрать это давление, то все люди радостно вернутся к единому на всех образу «общечеловека».

Образ этот, как показывает практика, весьма неприятен. Чтобы его создать, приходится отбросить практически все, что составляет собственно человека. Получается некое аморфное существо, лишенное даже признаков пола. За любое же проявление индивидуальности в таком мире следует немедленная кара.

Другой вариант – сделать образ общечеловека реальным и привлекательным, и к каждому относиться так, как будто он уже этому образу соответствует. Так пробовали делать в СССР. Вышло тоже не очень.

Третий вариант – поставить во главу угла внутренний мир. Ценны переживания. Эмоции, чувства, боль и удовольствие – все это мы испытываем совершенно одинаково. А значит, это и есть главное в человеке. Общество должно строиться так, чтобы любой ценой беречь внутренний мир каждого человека и не причинять ему страданий.

Последствия этого допущения велики, разнообразны и лаяй. Лаяй в буквальном смысле, потому что чувствовать и животные умеют. А значит, человек больше не отличается от всех остальных млекопитающих, птиц и, вероятно, также рыб и рептилий.

В результате мы получаем борьбу за права животных. Наиболее активные борцы предлагают карать за смерть животного как за убийство. Чуть менее активные – призывают запретить контактные зоопарки, дельфинарии и дрессированных зверей в цирках. И все без исключения требуют от людей отказаться от мяса и меха.

А ведь последние исследования показывают, что и растения тоже способны испытывать нечто вроде эмоций. Они реагируют на повреждения, обмениваются сигналами, даже помогают друг другу. И что нам тогда есть?


Религия всегда освящала и оправдывала существующее устройство общества. Неравенство тоже имело – и имеет – религиозное обоснование и в христианских государствах, и в иных прочих.

Но неравенство может существовать и без этого. Сильный всегда прав, в чем бы ни заключалась его сила, и превосходство сильных над слабыми очевидно. Обоснования неравенства нужны скорее уж самим слабым, чтобы как-то мириться со своей участью.

А вот положение равенства куда труднее. Оно способно жить, не вырождаясь в космический ужас, только в одном случае – если его поддерживает религия.

Потому что единственное, в чем люди действительно могут быть равными – то, в чем все они одинаково причастны Богу.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Объясните мне, зачем они бузят? Грузоперевозчики - единственные, кто выиграл от сбора Ротенберга. Тупо по этому поводу подняли цены на тридцать процентов. На сбор, на пустой пробег, плюс свою наценку на всё это. А вот все остальные - проиграли. Транспортная составляющая в цене коммерческо ...
Недалеко от нашего дома находится женская тюрьма. Соседка как-то в разговоре обмолвилась, что там стригут собак по цене вдвое меньше, чем обычная. Решили мы с Джеком найти  эту тюрьму. Сказано-сделано. Поехали искать и нашли очень быстро. Ехали минут 10. Прекрасная дорога  так и ...
Надо же, какая ирония: люди снова выходят на митинги в центре Киева. И снова требуют отставки министров. Что-то странное, не находите ли? Чем это их не устраивает правительство, которое они же и посадили в Раду? А тут недовольные украинцы решили помитинговать у здания Нацбанка и их раз ...
пробейте номерок что это за ...
Намедни между Ираном и Европейским Союзом были достигнуты договоренности о начале переговоров на высшем уровне. Именно это и стало причиной визита верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини в Тегеран. Разумеется, ни для кого не секрет, что ...