Паровозное

топ 100 блогов prosvetj15.06.2012 Поезд "Москва - Гомель", вагон-ресторан. Поезд битком, россияне едут на длинные выходные к родне или отдыхать. Тех, кто отдыхать, вернее, тех, кто "с целью туризма", поскольку выходных всего-то четыре дня, видно сразу. Кроссовки, ридер или планшет, джинсы, ветровка, пришли не водки выпить, а действительно поужинать да спать завалиться. Но не тут-то было, в вагоне-ресторане аншлаг. Пахнет так же, как в вагонах-ресторанах начала девяностых: немного грязными тряпками, чуть - разлитым пивом, отчасти вчерашним перегаром от официантов - двух молодых мужчин с уже заметным лишним весом. И еще пахнет жиром, неизбывным в паровозных ресторанах горелым жиром с крохотной кухни. Слышится "Чем будете платить?".
- Рублями, - ответ россиянина.
- Белорусскими рублями, - ответ знающего человека.
- А доллары возьмете? - ответ россиянина, едущего через Гродно дальше, в Польшу.
- А карточки принимаете? - ответ человека, который давным-давно не ездил в поезде.


- Что будете заказывать? - спрашивает официант после мучительно долгой сортировки клиентов по столикам по принципу "мальчики отдельно, девочки отдельно".
- А что есть? - спрашивают за соседним столиком.
- Меню освободится - сразу же принесу, - кивает официант.
- Зачем тогда спрашивать? - удивляется пассажирка, сидящая за моим столиком напротив. - Все равно же свободного меню нет, что без него закажешь-то?
- Поллитра "Журавлей", - решает соседний столик.
- Вот это можно заказать и без меню, - подытоживает моя соседка справа, молоденькая девочка лет семнадцати. Такая классика: боевой раскрас - вечерний макияж с блестками, кеды, какая-то распашонка с яркими цветами и шорты.
- Футбол можно включить? И это, слышь, давай "Ахтамар", но только не в графине, а с неснятой крышкой бутылку на столик, понял? - синхронно кивают официанту три мужчины лет по сорок, пытающиеся принять вальяжные позы на неудобных диванах вагона-ресторана.
- Конечно, как можно! - шелестит официант, с отчетливой неприязнью и безотчетным уважением глядя на подкованных гостей. Как ему удается совместить взглядом обе этих составляющих - совершенно не представляю, виртуоз. - Только телевизор у нас тут не ловит, не получится.
- Тогда радио, да? - мучаются мужчины. Их мучения понятны: это ж как так-то - "Ахтамар" будет, а футбола не будет, черт дери?! Попали.
- Радио нет, - скукоживается плечами официант.
- У Вовки есть, - объясняют ему, как маленькому, мол, ты чо, дурак, вот же Вовка, у него есть радио, что тебе непонятно?

Семья. Мама-папа, два сына - по виду погодки, лет семи и лет шести. На стол немедленно ставится ноутбук, в ноуте - мультики, что-то там - тыщ-быдыщ-бэмц! - дети увлеченно смотрят, роняя рифленую картошку-фри вокруг тарелок.
- Есть нормально можете? - возмущается мама. Мама: джинсы, майка, шлепанцы, до тридцати, обручальное кольцо с бриллиантовой крошкой, золотые часы "Келвин Кляйн".
- Что будем заказывать? - интересуется папа. Папа: джинсы, футболка, извещающая мир о том, что папа любит "Гиннесс", несколько цепочек желтого золота на кустистой груди.
- Половинку? - спрашивает мама.
- Лады, - соглашается папа.
"Половинкой" оказывается 0,5 "Зеленой марки", я чувствую, что еще немного - и я начну разбираться в водке.

- Что вы будете заказывать?
О, это уже мне, не успевшей поужинать дома и провозившейся. Ура!
- Два бутерброда с форелью, чайничек чая черного, сок.
- Чай в пакетиках, - я официанту не особенно интересна, это ж разве заказ, это ж слезы.
- Ну, тогда чашку чая, - приходится выбирать из того, что есть.
- Свинину под сырной корочкой, - смелая девочка в распашонке с цветами. - И сто пятьдесят коньяка.
- И я свинину и пиво, - решает тетя напротив.
Мне стыдно. Ведь еще полчаса назад на вопрос тети "А что это там в тарелке пронесли?" я, скривившись от запаха, ответила "Даже думать об этом не хочу". Я ж не знала, что она не только захочет про это думать, но даже решит это есть. Молчание - золото. Сижу, думаю об этом и еще немножко о том, что надо было брать не чай, а только сок в баночке с крышечкой, не зря же вон те знающие дядьки за соседним столиком про коньяк особенно отметили, чтоб закрытый. Сижу, пугаюсь. Лет пятнадцать в поезде не ездила, боязно.
- Гоооол! - вопят за соседним столиком. - Гол, мужики, Зырянов!
Мужики стучат ногами и обнимаются. Мама и папа за соседним столиком, разогревшись "половинкой" - "Не, ну вот же люди, а? Наши играют, а эти сидят, жрут и хоть бы немного порадовались!". Сидят, жрут, немного радуются, выпивают, закусывают.

Девочка в распашонке, увидев, что я достаю сигарету и зажигалку, радостно говорит - "О! Вы курите! Пойдемте вместе!". Заходим в тамбур, я поворачиваюсь к девочке и обмираю, девочка месяце на восьмом, минимум.
- Ага, - говорит она, увидев, что я обалдела, - еду вот к мамке сдаваться. А чо, щаз возьму академический, там она поможет, там муж приедет - нормально.
- Да-да, - соглашаюсь я и думаю, что уж потерплю, не буду больше курить, пока едем, в тамбуре это делать ну совсем противно.
- Вы не смотрите, что я молодая, - приступает к обстоятельной беседе распашонка, - меня муж… Ну как муж, почти. Короче, он меня старше на десять лет.
- Да? - вяло интересуюсь я, надеясь, что сейчас приду, а мне как раз бутерброды принесли. Я их живенько разъясню и сбегу.
Распашонка рассказывает мне, что живет в Люберцах, учится, сама из Белостока, что "да какая там работа, да разве ж там деньги, да все совсем худо, да вот-вот вообще подохнем", я киваю, быстро докуриваю, ухожу.
Два мои бутерброда и остывший чай ждут меня, тетя напротив возмущается, что распашонка на таком сроке - и курит, я что-то мычу, мгновенно съедаю бутерброды и сваливаю, оставив соседку неудовлетворенной вербально. Распашонка стоит в тамбуре, уже общается с какими-то юношами, снова курит.
- Пока! - говорит она мне, как близко знакомой.
- Всего доброго, - говорит тяпка на моем лице и мчится в купе.

В купе пахнет носками гродненского дедушки, который едет "от родни с Астрахани" и который успел до моего отбытия в ресторан с пристрастием допросить меня на предмет "Почему это я из Гродно купил билеты в два раза дешевле, чем ваша Россия обратно их продает?!". Кажется, мне так и не удалось объяснить ему, что я понятия не имею - почему. По виду дедушки, он заподозрил меня в сговоре с РЖД. Еще в купе вошкается девятимесячный малыш, мама спит, а он по ней елозит.
"Отлично проедусь", - злобно думаю я и забираюсь на вторую полку.
- Вечер добрый, - приветливо улыбается мне папа дитяти.
- Спокойной ночи, - отвечаю я и поворачиваюсь на бок.

Окно в купе проносит мимо меня речку-лес-фонари-речку-лес-лес-лес, потом мимо меня начинают лететь звезды, потом я еще ловлю обрывок мысли "Осталось спать два часа, да все равно не усну, что считать-то", а потом проводница трясет меня за плечо и шепотом говорит "Могилев через полчаса".
Я спускаюсь, носки пахнут, малыш дрыхнет и сладко сопит, я выскальзываю из купе, смотрю на то, как медленно уползают сумерки, а вот и Могилев, вот и моя подруга на перроне.
- Спасибо, - говорю я проводнице.
- Идите с богом, - потягивается она и идет опускать ступеньки. - День будет хороший, повезло вам.

Она оказалась права. День был замечательным. А мне - повезло.

Паровозное

Оставить комментарий



Предыдущие записи блогера :
Архив записей в блогах:
Терпеть не могу, когда пироженые и торты украшают несъедобными финтифлюшками. В нашей деревне особого выбора нет, приличные пироженые печет только одна булочная. И... украшает. Ладно, когда по виду понятно, что это пластиковая хрень. Но на мое любимое пироженое они кладут такие белые ...
Послушайте Лену и... дерзайте! ...
Мне тут рассказали в комментариях, что большевики репрессировали после 1917 года отнюдь не всех предпринимателей. Цитирую: «очень многие бывшие владельцы фабрик (если были специалистами, а не мешками с деньгами) при большевиках вполне мирно перешли сначала в директора этих фабрик, а ...
Вот про домашние интерьеры. Можно? Я правда считаю, что дизайнер совсем даже не всем нужен. Только там , где заказчику тяжело освоить площади и бюджеты. Где есть сложные технические задачи, непростые пространства. А все остальное можно делать ...
Выложив свое первое селфи я получила массу критики в свой адрес!!!  Скорее смешной, чем обидной, поэтому не боюсь рассказать об этом вслух. На самом деле, после такой критики, я не много испугалась снимать свою страшнющую рожу при дневном свете))) Поэтому мое второе селфи будет в ки ...