рейтинг блогов

Почём продаёшь своих?

топ 100 блогов otrageniya26.07.2020

Творческий дуэт evaevg & gnomomamochka представляет новую серию с нетривиальным контентом «ПРО БАБ»: 

Самая страшная баба, эта баба влюблённая. Такая снесет селезащитную дамбу, выкорчует дубовую рощу и припрется на лыжах в Сибирь, портить любимому каторгу. А масштаб разрушений прямо пропорционален объему плещущихся в бабе эмоций.

Почём продаёшь своих?

У армянского радио есть подходящая под описание баба с далеко идущими последствиями и запятнанной репутацией. И начнем, как всегда, издалека.

В глухой российской провинции, без центрального отопления и ежемесячной подписки на журнал Бурда-Моден, родилась заключительная, двенадцатая деточка. Поскольку, до нее в живых осталось только четверо детей, назвали девочку Надеждой. Видимо, была у родителей какая-то надежда на нее, хотя в условиях девятнадцатого века ставку на такой козырь вряд ли кто бы поставил.

С таким именем Надюха, не имела права помереть во младенчестве и уже одним этим оправдала некоторые ожидания.

Но в пятнадцать лет Надюху сплавили в монастырь. Официальная версия гласит: по причине финансового кризиса. Теоретически, версия годная, отец умер, мать не справлялась. Но практически - не сходится. Девке-то замуж пора, а ее от людей спрятали.

Правда, совсем спрятать не получилось. Из монастыря Надюху было слышно. В самом, что ни на есть, прямом смысле этого слова. Она солировала в хоре, нервируя вокалом сельского старосту и домашний скот. 

Однако, монастырская карьера не задалась. Надькин репертуар плохо коррелировал с церковными песнопениями, а любовные романсы и вовсе запрещали петь с хоров. Заскучала Надежда.

Одна радость была: вырваться в большой город Курск в увольнительную или на худой конец, в самоволку. А в Курске ярмарка. А на ярмарке цирк. А в цирке музыка играет. И музыка ни разу не унылая.

Контраст ярмарки с монастырем настолько поразил Надюху, что снес ей крышу. Начисто. И процесс сей оказался необратим. 

- Ну нафиг этот монастырь, псалмы и воздержание. Даешь цыган, коней, чурчхелу! – ликовала Надежда, пробираясь узкими коридорами к директору шапито. 

- Желаю, - говорила юная послушница монастыря,- петь «парад алле»! Увольняйте оркестр, я и без него справлюсь. 

Ну и продемонстрировала деревенский вокал «Я ж тебя пидманула», с элементами монастырского «Аве Мария». Оркестр уволился сам, нарыдав в трубы соленым и порвав барабаны. Остальная труппа завистливо аплодировала, молча радуясь, что новая циркачка не крутит сальто под куполом и не умеет ездить на слоне.

- Иди в бухгалтерию, сдавай трудовую книжку и получай талоны в столовую! – решил директор цирка, записывая Надюху в штатное расписание.

Монашки, оставшиеся без солистки, обиделись и накляузничали матери. У матери с дочерью были какие-то сложные отношения и цирковую карьеру мамаша не одобрила, велев вернуться в приличные люди. 

И Надька вернулась. Но! Рожденный летать, не может ползать! 

Отправившись под присмотром родной тётушки в Киев, на богомолье, Надюха до богомолов так и не дошла. Сбежала от родни в женский хор имени Пятницкого Липкиной и хорошо поставленным голосом исполнила произведение собственного сочинения: «Не дайте сгинуть талантищу в монастыре!». 

Вокал произвел должный эффект: фурор, овации, ангажемент, плюс оклад в восемнадцать рублей и концертное платье бонусом.

Гастролируя в туфлях на каблуках по богатым городам, Надюха приценивалась к мужчинам. Мужчины приценивались к Надюхе в ответ. 

- Хор, конечно, вам не балет, - вздыхала Надька, пытаясь сесть на шпагат, - но и наш товар не второго сорта, - успокаивала она себя, разглядывая в зеркало гланды. 

Первой жертвой пал какой-то богатый перс, которого шайтан занес на хоровой концерт в рамках приобщения к великой русской культуре. Неизвестно, проникся ли перс русской культурой, но Наденькой очень даже проникся. Русские обычаи он еще не усвоил, а потому вспомнил свои, подходящие к данному случаю, и похитил юную девицу. Уволок на яхту и увез в Баку. 

Баку ли Надюхе не понравился или Надюха Баку не подошла, но вскорости она вернулась в хор. Хор, однако, долго не прожил, распался. И Надежда поперла на рынок труда искать себе новое место. Вакансий в хорах не было, зато как раз организовалось место в балетной труппе Штейна. 

- Вау! - восхитилась Надюха открывающейся перспективе, - балерины-то на порядок дороже идут! 

И пошла учиться крутить фуэте. Впрочем, балерины из нее не вышло. Подпевая на махе правой ногой, она сбивала весь кордебалет. Зато Надюха решила свой матримониальный вопрос, выскочив замуж за танцора Плевицкого. Брак, конечно, долго не продержался, но принес ей статус и красивую фамилию.

Надежда, наученная персидской историей, в этот раз долго мариновала жениха - не пускала в свой будуар до венчания. Целый год неудовлетворенный танцор Плевицкий накручивал фуэте вокруг неприступной Надежды, попутно обучая ее основам хореографии.

Получив желаемое, Плевицкий разочаровался в институте брака и семьи, и прихватив балетную кассу, в качестве моральной компенсации, сбежал в неизвестном направлении. Без покровителя в хореографии и партнера по растяжке, Надежда окончательно разочаровалась в танцах, и вернулась к певческой карьере.

И тут Надюхе поперло. Пошла мода на скрепы.

Императорский двор устраивал тематические вечеринки в кокошниках с медведями и балалайками, сопровождая распитие элитных вин народными песнями вроде «Шумел камыш». Надька с ее репертуаром пришлась в самую кассу. 

Сначала она пела в кабаках, а потом ее заметили и стали приглашать на более престижные мероприятия. Даже в Царское село ангажировали, где сам государь-император изволил восхититься и пустить слезу, после чего произнес прочувственную речь о вреде вокального образования (вам не надо ничему учиться, вы и так прекрасно поете») и подарил певице бриллиантовую брошь. 

А вот с личной жизнью у Надюхи не задалось. Беглый супруг развод оформлять не спешил. Напротив, узнав о взлете популярности своей жены, вернулся и стал нагло транжирить ее же деньги на любовниц. Надюха, жертва домашнего абьюза, все терпела, но впала в депрессию. 

А лучшее средство от депрессии, это не коньяк, как многие подумали (тут армянское радио врать не будет), а возвышенная любовь и ее физическая эксплуатация. 

Надюхе купидон подкинул такой антидепрессант. Он назывался поручик лейб-гвардии Василий Шангин. Роман был бурным, страстным и не без трагизма, ибо тут как раз грянула первая мировая война.

Поручик, человек военный и его послали на фронт. Надежда вспомнила, что она русская баба, а стало быть, жена декабриста – это про неё и рванула вслед за возлюбленным. Вакансий «певица» на передовой почему-то не было, но были вакансии санитаров (да-да, именно санитаров, бабам на войне не место, считал император).

Но нет преград для настоящей любви! Наплевав на отсутствие медицинского образования и гендерную принадлежность, Надежда переоделась в мужское и нанялась санитаром. Увы, но поручик был убит, а Надюха осталась вдовой. С карьерой медработника было покончено. Вернулась депрессия.

Из депрессии Надюха выходила традиционным методом наложения нового возлюбленного на израненное тело. 

Тут ей свезло с революцией и революционным секс-символом – матросом. Матрос матросил Надюху не долго, где-то пал в бою или подворотне. Но Надюха уже поднабралась опыта в этом вопросе и в депрессии более не впадала (чай уже тридцатник на носу, не девочка). 

После революционного матроса, Надюха радикально поменяла свои эротические предпочтения и на рядовых решила не размениваться. Выбор её пал на штабс-капитана Левицкого, за которого она удачно выскочила замуж (ну а чего, удобно, даже фамилию менять не надо, кто там одну букву заметит). 

Левицкий, хоть и был штабс-капитаном, но в дело партии верил, а потому вскоре переметнулся к красным. Надьке, в общем-то было не до колера возлюбленного, ей бы аудиторию побольше. В этом смысле, красноармейцы даже погромче аплодировали, чем сдержанные аристократичные белые. 

Но времена стояли нестабильные, власть менялась иногда по два раза на день, угнаться за новыми веяниями было сложно, и в один прекрасный день белые стали побеждать красных и Надежда Левицкая-Плевицкая с мужем попала в плен к белогвардейцам.

Парочку отвели на допрос к самому начальнику контрразведки:

- Так, краснопузые, фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, и как вы дошли до жизни такой? – привычно забубнил начальник.

- Да вы вообще знаете, кто я? – заголосила Надежда, выдав в конце фразы такое мощное соль диез пятой октавы, что на столе полопались все стаканы, а начальник разом утратил слух и разум.

- Кто вы, нимфа? – пробормотал он.

- Я сама Надежда Плевицкая!

- Будьте моей женой, - тут же предложил ей начальник контрразведки.

- Но, позвольте, - вмешался стоящий рядом супруг. – мадам уже занята.

- А вы кто?

- Я ее муж, Левицкий!

- Не сходится у вас что-то, - возразил начальник контрразведки, - она Плевицкая, а вы, наоборот, Левицкий. Нечего примазываться с российской знаменитости, идите с богом отсюда.

Плевицкая возражать не стала - быть женой начальника контрразведки в новых реалиях было куда выгоднее, чем супругой перебежчика. 

Но, как мы уже говорили, военное время крайне нестабильно в смысле обустройства личной жизни. Не успеешь затащить под венец перспективного кавалера и только готовишься снимать всяческие плюшки с удачного замужества, бац – и кавалера убили в бою.

Надежде снова пришлось начинать по новой. Благо, вокруг вились сплошные штабс-офицеры, корнеты и поручики на любой вкус, некоторые даже без отрубленных конечностей и прочих увечий. Встречались даже красавцы. Выбор, как говорится, был.

Надежда, уже имевшая нехилый опыт в этом деле, выбрала самого годного – молодой генерал Скоблев – герой, красавец, орденоносец. Любовь вспыхнула нешуточная.

Но по ходу военных действий, выяснилось, что Надежда таки зря не обращала внимания на расцветку. Красные победили, белые проиграли, пришлось подаваться в эмиграцию. Надюха за своим генералом готова была на край света, но ограничились Парижем. Там ей снова пришлось работать горлом.

Она пела, а супруг занялся общественной деятельностью – состоял в каком-то обществе белогвардейцев, и занимался чисто мужским делом – господа бывшие офицеры собирались в каком-нибудь питейном заведении, вспоминали былые времена, бала, красавиц, лакеев, юнкеров, кляли на чем свет стоит большевиков, закусывали «Вдову Клико» французскими булками, после чего их обычно рвало на родину. 

Рвало на родину не только господ офицеров. Плевицкую тоже ощутимо туда рвало. Мода на русское уже прошла, а никаких других песен, кроме народных она петь не умела, языков не знала, образования у нее вообще никакого не имелось, а потому аудитория состояла сплошь из таких же эмигрантов, на которых не очень-то и заработаешь.

Надо сказать, что тот мужской ностальгирующий клуб настолько громко ругал из Франции советскую власть и грозился пойти и свергнуть коммунистов, что большевики даже напрягаться стали. Они и сами не так давно в Германии за такими же посиделками придумали, как российского императора свергнуть. 

А и вправду страшновато! Как найдут деньги в заграницах, да как пойдут штурмом на молодую страну советов. Победить может и не победят, но народ перебаламутят. Ну и прислали большевики в 1930-ом году своего агента в Париж, разнюхать обстановку, найти слабое звено и завербовать его. 

Агент быстро вычислил это звено – Скоблева рвало на родину больше всех, а недовольная отсутствием мировой славы и брульянтов жена исправно вторила ему. Пообещали денег много и после окончания задания – возвратить супругов на родину, простить, принять с почестями и предоставить для выступления лучшие концертные залы и стадионы.

Вербовка прошла быстро и безболезненно к удовольствию обоих сторон. И зажила чета счастливо и богато. Скоблев продолжал посещать собрания, после которых исправно заносил все пьяные откровения в блокнотик, жена шифровала и пересылала по месту назначения. А им платили ежемесячное содержание. В общем, все как в лучших шпионских романах, даже кликухи им присвоили – Фермер и Фермерша. Вероятно, вспомнили крестьянское происхождение супруги.

Так бы они и жили себе прекрасно, добра наживали, шпионили помаленьку с ежемесячным окладом в двести долларов. Но тут, семь лет спустя, центр решил, что хватит разврата, пора закопать стюардессу прикрыть контору. А Скоблев к тому времени настолько вовлекся в процесс, что дослужился до заместителя самого главного предводителя. Вот и решено было убрать этого предводителя, а на его место посадить самого Скоблева. 

Но одно дело – бухать сотоварищи, а потом это красочно описывать, а совсем другое проворачивать операции с похищением. Предводителя решили не мочить, а связать и доставить в СССР, для последующего показательного суда. Но Скоблев повел дело так бездарно, что спалился сам, да еще и жену свою сдал с потрохами.

Хотя, похищение все-таки удалось. Предводителю дали понюхать хлороформа (новичок тогда еще не изобрели), укатали в деревянный ящик и на теплоходе переправили прямо на историческую родину в руки НКВД, на Лубянке над ним долго и с изыском глумились, а потом все-таки расстреляли.

Скоблев успел сбежать в Испанию, чтобы погибнуть там при невыясненных обстоятельствах, Надюхе сбежать не удалось. Её повязали и посадили в тюрьму на двадцать лет за шпионаж. Умерла она там же, во французской тюрьме, через три года. Это был 1940 год и немцы уже оккупировали Париж.

Закончив историю, армянское радио пришло в замешательство. 

С одной стороны, все знают, что стучать на своих, это прям, фу-фу-фу и как не стыдно! С другой стороны, кто мы такие, чтоб осуждать людей, живших в то лихое время?

P.S. Под Курском есть музей Надежды Плевицкой. Может, шпионка из неё и не очень получилась, но певицей была от бога. Да и на любовь не жадная. 


Ну а те, кто что-то упустил, могут пройтись по этому списку. Это полный перечень постов нашего цикла:

Акушерку на костёр

Обнуление на крови

Кому тут оргий и прочих извращений?

Выйти замуж за камикадзе

Натуральный бабообмен

Два инцеста в одни руки, очередь не занимать

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
С 1 января 2018 года московским пенсионерам будут повышены пенсии. Размер прибавки к минимальной пенсии составит около 3 тыс рублей. И теперь размер московской минимальной пенсии будет составлять 17,5 тысячи рублей. Замечательно, что повышают пенсии... Но... Почему по остальной ...
О камененное нечувствие (в просторечии дурной вкус)  некоторой части духовенства к художественному образу проявляется не только в наплевательском отношении к качеству икон. Художественный образ – это ведь не только картинка, это также и слово.  А словом у нас владеют все, чай, ...
Всем болеющим и хандрящим - Бах в стиле Ванессы Мэй, исполняют любимые Игудесман и ...
Сегодня у нас с женой 24-я годовщина свадьбы! А это вам, действительно не кот наплакал:) 24 года, полет нормальный. А начиналось все так: (фото со свадебного ...
Журнал "Крокодил" (СССР) мог бы стать номинантом на премию "Нострадамус" или "Ванга" (если бы такие существовали): подсмотрел тут ...
  • Iskra_Veter : RT @Iosif08395577: Второй,советско-французское соглашение о взаимопомощи против нападения на них участников Локарнского договора или Восточ…

  • GalinaFedoseeva : https://t.co/OGO9lxxEGW Встреча с Плисецкой. Париж. 2010. Елена Вагнер Федосеева https://t.co/DuoyF4pnn1

  • Iosif08395577 : Второй,советско-французское соглашение о взаимопомощи против нападения на них участников Локарнского договора или В… https://t.co/uDTwmgpsHH

  • anyarockova : @anna_aleksanna Гамбург, Берлин, Париж От Гамбурга до Берлина вообще за 500 рублей, примерно, можно доехать А из Б… https://t.co/VLVapXhPR2

  • lepsaya_t : Париж выиграл чемпионат. Серьёзно?

  • parisnashi : https://t.co/W4Izxr4nh6 Погода в Париже: Partly Cloudy, 21 C, 5 North #париж #paris https://t.co/8UNdy53SMu

  • h1buIh7KIhMmpA5 : -помню ты обещал мне поездку в париж. -это всё твои навязчивые идеи.