рейтинг блогов

Накануне Восточной войны

топ 100 блогов watermelon8315.06.2022 - американская газета "New-York Daily Tribune" и ее английский корреспондент К. Маркс. Часть вторая, первая лежит тут.


Накануне Восточной войны

Как и прежде, будет много "зрады" и мало информации. Чудес не бывает и не допущенный в "высшие сферы" немецкий журналист реагировал в основном на внешнюю сторону конфликта, который, выражаясь словами тогдашнего британского государственного деятеля, выглядел так: "Европе навязывали войну". Тем не менее, повторю сказанное мною в первом посте - очень многое из написанного Марксом в 1853 г. совершенно аутентично выглядело бы сегодня, с поправкой на куда меньшие интеллектуальные потенции читателей современных СМИ и связанную с этим необходимость "упрощать стиль".

Но я уже умолкаю, предлагая вам самим позаниматься марксизмом.


16 августа -
<...> День за днем на столбцах печати в большом количестве появляются противоречивые сообщения о восточных делах, фабрикуемые в Вене и Берлине, частично русскими агентами с целью ввести в заблуждение французскую и английскую публику относительно действий России, частично по специальным заказам из Парижа в целях биржевых спекуляций. Однако заявление, опубликованное в сегодняшнем номере «Morning Post», заслуживало бы внимания, если бы этот орган Пальмерстона так часто не злоупотреблял подобными угрозами, к которым он сегодня прибегает только для того, чтобы завтра взять их обратно.

«Либо к 10 августа вопрос целиком будет разрешен мирным путем, либо соединенные эскадры получат приказ направиться в Босфор, а возможно и в Черное море. На смену терпеливым переговорам придут энергичные действия, и страх перед опасностью больше не помешает пустить в ход действенные средства, которые могут стать необходимыми во имя безопасности. Если царь примет сделанное ему в настоящее время предложение, то в качестве первого условия будет значиться немедленная эвакуация Дунайских княжеств».

«Morning Post» утверждает далее, что представители Англии, Франции, Австрии и Пруссии 24 июля договорились относительно пунктов ультиматума, который немедленно был направлен в С.-Петербург. Это утверждение, однако, противоречит последним заявлениям лорда Кларендона и лорда Джона Рассела, упоминавших лишь о совместной ноте Франции и Англии; к тому же оно совершенно игнорируется французской прессой. Однако как бы там ни было, оно означает, но крайней мере, что в кабинете министров партия Пальмерстона предъявила ультиматум доброму Абердину, на который он должен ответить 10 августа.


Видимо считается, что совещаний в Вене и Константинополе недостаточно, так как из «National-Zeitung» мы узнаем, что теперь должно заседать совещание в Берлине. Чтобы обеспечить это совещание необходимым «материалом» для обсуждения, русский император соизволил заявить, что при всей своей готовности отказаться от оккупации Дунайских княжеств в качестве материальной гарантии, обеспечивающей интересы его единоверцев, он теперь вынужден удерживать княжества в качестве гарантии возмещения расходов, связанных с нынешней их оккупацией. В то время как князь Горчаков провозгласил в своих прокламациях, что Россия обязывается воздерживаться от какого-либо вмешательства в прерогативы законных властей в княжествах, царь издает указ, запрещающий господарям Молдавии и Валахии платить какую-либо дань турецкому правительству или поддерживать с ним какие-либо отношения. По получении этого предписания господарь Валахии уведомил русского консула в Бухаресте, что он уже отослал султану денежную дань, на что консул ответил: c'est de l'argent perdu; это означает, что господарю придется снова уплатить эту сумму России.

Газета «Patrie» во вчерашнем номере сообщает, что трое из наиболее влиятельных молдавских бояр со специального разрешения господаря выехали из Ясс в Петербург, чтобы сделать царю представление по поводу поведения русских солдат, которые, в нарушение торжественного обещания, данного Порте, держат себя в Дунайских провинциях как в завоеванной стране и совершают там бесчисленные акты вымогательства. Русских, безусловно, нельзя обвинить в том, что они преследуют какие-либо пропагандистские цели в княжествах путем завоевания там себе популярности.

Россия продолжает вооружаться, так же открыто афишируя это, как и прежде. <...> Корреспондент газеты «Hamburger» сообщает следующее:

«Вооружение внутри империи непрерывно продолжается. Запасные батальоны 4-го пехотного корпуса сосредоточиваются близ Тулы. Мы узнаем из приказа по одной из воинских частей, что гвардия и гренадеры попрежнему находятся в лагерях под Красным Селом и близ Пудости, неподалеку от Гатчины. Полевые маневры этих двух корпусов, насчитывающих до 100000 человек, продолжаются».

Стокгольмская газета «Post Zeitung» в номере от 16 июля сообщает, что русский император отдал приказ вооружить и снабдить припасами Балтийский флот, состоящий из 20 линейных кораблей и 15 фрегатов.

«Kolnische Zeitung» от 29 июля пишет:

«Досрочное возвращение датско-шведского флота до окончания его маневров объясняется тем, что командующий получил приказ немедленно привести корабли на ремонт в Балтийское море».

Сегодня как французские газеты, так и газета «Morning Chronicle» помещают телеграфную депешу из Вены от 3 июля, в которой сообщается, что Америка предложила Порте денежную помощь и действенную поддержку.

Впечатление, которое производит на умы континентальной публики угрожающая позиция России в сочетании с внушающими тревогу видами на урожай, наиболее ярко отразил журнал «Economist» в следующих словах:

«Царь вновь вызвал к жизни революционные стремления и надежды в Европе; мы читаем о заговорах в Австрии, о заговорах в Италии, о заговорах во Франции. Здесь начинают больше опасаться новых революционных беспорядков, чем объявления правительствами войны». <...>



19 августа -
<...> Русский император нашел новый повод для удержания в своих руках Дунайских княжеств. Отныне они нужны ему уже не как материальная гарантия его духовных устремлений и не для возмещения издержек по их оккупации — нет, теперь он должен их удерживать ввиду «внутренних беспорядков», согласно условиям Балта-Лиманского договора. И так как русские действительно перевернули в княжествах все вверх дном, наличие внутренних беспорядков отрицать не приходится. На заседании палаты лордов от 2 августа лорд Кларендон подтвердил то, что я писал в своей последней статье о запрещении господарям пересылать в Константинополь причитающуюся с них дань и вообще поддерживать дальнейшие отношения с Турцией. С особой торжественностью и с преисполненным важности видом лорд Кларендон заявил о том, что он «предпишет сэру Гамильтону Сеймуру через курьера, выезжающего из Лондона сегодня вечером, потребовать у русского кабинета объяснений, на которые Англия имеет право».

Пока Кларендон шлет гонцов в С.-Петербург с требованием объяснений, газета «Patrie» печатает в сегодняшнем номере известие из Ясс от 20-го прошлого месяца о том, что русские укрепляют Бухарест и Яссы; что господари Молдавии и Валахии поставлены под надзор русского контрольного органа, состоящего из трех человек; что с населения взимается контрибуция натурой и что некоторые непокорные бояре забраны в русские полки. Таково «объяснение» прокламации князя Горчакова, согласно которой «его августейший повелитель не намеревается изменять правительственные учреждения страны, а присутствие его войск не возложит на население никаких новых поборов и тягот».

На состоявшемся в тот же день заседании палаты общин лорд Джон Рассел, отвечая на вопрос лорда Дадли Стюарта, заявил, что четыре державы договорились в Вене совместно обратиться к царю с предложением, «приемлемым» как для России, так и для Турции, и что это предложение передано уже в С.-Петербург. Отвечая г-ну Дизраэли, лорд Дж. Рассел сказал: «Это предложение является фактически австрийским, хотя оно первоначально исходило от французского правительства».

Это французское по происхождению, но натурализованное в Австрии предложение выглядит весьма подозрительно, и «Neue Preusische Zeitung» дает по этому поводу в одном письме из Вены следующее пояснение: «Русский и австрийский кабинеты окончательно сговорились между собой не допускать преобладания английского влияния на Востоке».

По поводу объяснений коалиционного министерства «Англичанин» замечает, что это министерство «величественно в своем унижении, могущественно в своем бессилии и в высшей степени красноречиво в своем молчании». В случае русификации Молдавии и Валахии Галиция, Венгрия и Трансильвания превратились бы в русские «enclaves». <...>



24 августа -
<...> Из только что полученных константинопольских газет мы узнаем, что манифест султана к его подданным появился 1 августа, что русский консул в Адрианополе получил из С.-Петербурга приказ покинуть Турцию, что другие русские консулы ждут подобных же распоряжений и что константинопольские газеты запрещены в Дунайских княжествах. <...>

О содержании предложений, сделанных России и принятых царем, согласно таинственной депеше из Петербурга, усердно гадает вся европейская печать. Пальмерстоновская «Morning Post» утверждает:

«25 июля г-н Мейендорф передал своему императору если не официальные предложения» (принятые на Венском совещании), «то во всяком случае отчет о том. что происходило на совещании 24-го. Мы едва ли ошибемся, если с уверенностью скажем, что вопрос разрешается в таком духе, чтобы сохранить в неприкосновенности независимость и целостность Оттоманской империи. Способ урегулирования будет такой: Решид-паша передаст графу Нессельроде ноту, в которую будут включены фирманы, предоставляющие православным подданным султана более широкие привилегии, чем даже требовала для них Россия. Царю будет сказано множество любезностей и его заверят в наилучшем расположении султана к своим подданным, которым султан даровал такие-то и такие-то права. Эта нота будет вручена турецким послом, и вопрос будет исчерпан... 10 сентября последний русский солдат перейдет через Прут!»

С другой стороны, частные письма из Вены, указывающие на появление русских военных судов выше места слияния Прута и Дуная, подтверждают высказанное в моей последней статье мнение, что в предложениях, направленных в С.-Петербург, вообще отсутствует требование вывода русских войск из Дунайских княжеств, что предложения эти исходят от австрийского кабинета, к которому, после отклонения царем французских и английских предложений, английский посол в Вене, этот «истинный поборник гармонии», обратился с просьбой о посредничестве; эти австрийские предложения предоставляют России желанную возможность перенести окончание переговоров in infinitum. По сведениям полуофициальной франкфуртской «Ober-Postamts-Zeitung», Россия разрешила Австрии лишь информировать Турцию относительно своих собственных интересов.

<...> Еженедельная лондонская газета «Press», инспирируемая г-ном Дизраэли и несомненно наиболее осведомленная во всем, что относится к области министерских тайн, напечатала в прошлую субботу — стало быть, до прибытия петербургской депеши — следующее любопытное сообщение:

«Нам стало известно, что в кругу частных, пользующихся их доверием лиц министры заявляют, что сейчас не только нет никакой угрозы войны, но всякая опасность, если таковая когда-либо существовала, давно уже устранена. Предложение, официально переданное в С.-Петербург, было, по-видимому, предварительно одобрено императором; в то время как в своих публичных выступлениях английское правительство прибегает к тону, который оказывает пагубное влияние на хозяйственную жизнь страны, в частном порядке оно изображает панику как результат мистификации, высмеивает всякую мысль о том, что какая-либо держава когда-либо всерьез помышляла о войне, и уверяет, что имевшее место недоразумение «окончательно улажено в течение последних трех недель». Что все это означает? В чем тайна всего этого поведения?.. Предложения, находящиеся сейчас в С.-Петербурге и одобренные императором еще до их отправки, сводятся к тому, чтобы Турция целиком и полностью уступила тем требованиям России, отказ от выполнения которых вызвал теперешнюю войну между обеими странами. Порта отказалась выполнить эти требования по совету и прямому наущению Англии и Франции. По совету и прямому наущению Англии и Франции Порта должна теперь, в соответствии с упомянутым предложением, согласиться на эти требования. По форме кое-что здесь изменено, но по существу все осталось по-старому. Русский император, фактически устанавливающий свой протекторат над основной массой населения Европейской Турции, должен только заявить, что он этим не посягает на верховные права султана. Какое великодушное соизволение!» <...>



2 сентября -
<...> В палате лордов в пятницу граф Малмсбери в своем запросе интересовался отнюдь не тайнами совещания в Вене и содержанием тех предложений, которые были сделаны этим совещанием царю, как и вообще теперешним состоянием переговоров; его любознательность носила скорее историко-антикварный характер. Он не пожелал ничего другого, как «простого перевода» обоих обращений императора, в мае и июне, к своим дипломатическим агентам, опубликованных в «С.-Петербургских ведомостях»; его интересовал также ответ, «который должно было дать правительство ее величества на содержащиеся в этих документах утверждения». Граф Малмсбери — не древний римлянин. Его чувствам ничто так не претит, как римский обычай открыто выслушивать иностранных послов перед patres conscript!. При этом он сам констатирует, что «оба русских циркуляра были обнародованы русским императором на его родном языке открыто перед всей Европой и появились также в прессе на английском и французском языках».

Какую же пользу можно извлечь, переведя их с языка журналистов на язык клерков министерства иностранных дел?

«Французское правительство ответило на циркуляры тотчас же и весьма умело... Английский ответ последовал,, как нам сообщают, вскоре за французским».

Граф Малмсбери, очевидно, жаждет знать, какой вид принимает заурядная проза г-на Друэн де Люиса, когда она переводится на благородную прозу графа Кларендона. Он счел себя вынужденным напомнить «своему благородному другу, сидящему напротив», что Джон Буль после тридцати лет мира, торговой практики и промышленных занятий стал «несколько нервозно» относиться к войне и что эта нервозность с марта прошлого года «возросла вследствие того, что правительство в течение долгого времени продолжает окружать свои действия и переговоры глубокой тайной». Поэтому в интересах мира граф Малмсбери вносит свой запрос, но также в интересах мира правительство хранит молчание. Никто не был так огорчен первыми признаками агрессии России против Европейской Турции, как сам благородный граф.

Он никогда и не подозревал о замыслах России в отношении Турции. Он не хотел верить своим собственным глазам. Для него прежде всего существовала «честь русского императора». Но разве расширение империи могло когда-либо причинить ущерб императорской чести? Далее, для него существовала «консервативная политика царя, которую последний так настойчиво проводил во время революции 1848 года». Действительно, самодержец не имел ничего общего с этими безнравственными революциями. В особенности же в 1852 г., когда благородный граф возглавлял министерство иностранных дел, «ни один государь не давал столь неоднократно заверений относительно соблюдения договоров, связывающих Европу, и сохранения территориальных соглашений, существовавших в течение столь многих лет на благо Европы, и ни один государь не обнаруживал более искреннего стремления к этому». <...>

Чтобы объяснить внезапную и неожиданную перемену, происшедшую в русском императоре, граф Малмсбери прибегает к психологическому анализу, рассматривая «настроения, повлиявшие на образ мыслей русского императора». «Чувства императора», — уверяет он, — «были задеты поведением французского правительства в отношении святых мест». Правда, Бонапарт, чтобы успокоить эти задетые чувства, послал в Константинополь г-на Делакура, «человека с чрезвычайно мягким и покладистым характером». «Но, — продолжает граф, — по-видимому, то, что произошло, не изгладилось из сознания русского императора», и у него остался осадок горечи против Франции. Следует признать, что г-н Делакур разрешил вопрос в окончательной форме и вполне удовлетворительно перед тем, как в Константинополь прибыл князь Меншиков. «Но, несмотря на это, умонастроение русского императора не изменилось».

Эти настроения и проистекавшее из них ошибочное представление были так сильны, «что император все еще подозревает турецкое правительство в стремлении предъявить России такие условия, на которые оно не имеет никакого права». Граф Малмсбери признает, что не только «какому-либо человеческому существу», но даже и английскому лорду «не дано читать человеческих мыслей»; тем не менее «он не может не считать себя способным объяснить эти удивительные настроения, повлиявшие на образ мыслей русского императора».

Наступил, говорит он, такой момент, который в течение многих поколений русский народ приучали рассматривать как «время, предопределенное для завоевания им Константинополя и восстановления Византийской империи». Он допускает также, что «нынешний император» разделяет «эти чувства». Первоначально проницательный граф рассчитывал объяснить дело тем, что император упорно подозревал турецкое правительство в намерении нарушить его права; теперь же он объявляет, что император только потому подозревает Турцию, что считает наступивший момент подходящим для того, чтобы ее проглотить. Дойдя до этого пункта, благородный граф принужден был изменить ход своих логических рассуждений.

Вместо того, чтобы говорить о новых настроениях, повлиявших на образ мыслей русского императора и приведших к изменению прежних обстоятельств, он теперь ссылается на обстоятельства, которые сдерживали в течение некоторого времени честолюбивые умонастроения и старые традиционные чувства царя и не позволяли «открыть дорогу искушению». Эти обстоятельства сводились к одному весьма важному факту, а именно, что граф Малмсбери в тот период был «в составе» правительства, а в другой период — «вне» его. <...>

Мы не будем следовать за всеми разглагольствованиями графа, в которых он распространяется о важности сохранения Турции в неприкосновенном виде, отрицает ее упадок, отказывается признать русский религиозный протекторат, а также воспроизводить его упреки правительству в том, что оно не сочло вторжение в Дунайские княжества за casus belli и не ответило на переход русских через Прут посылкой своего флота. Он не привел ничего нового, кроме следующего письма князя Меншикова Решид-паше, которое было написано перед самым отъездом из Константинополя и «является неслыханным по своей наглости». <...>

Граф Малмсбери «с трудом может поверить, чтобы русский император одобрил поведение князя Меншикова или его образ действий». Ноты Нессельроде, последовавшие за отъездом Меншикова, и русская армия, последовавшая за нотами Нессельроде, подтверждают «обоснованность» этих сомнений. <...>



2 сентября -
<...> Обсуждение восточного вопроса в палате общин представляло собой в высшей степени интересное зрелище. Лорд Рассел открыл спектакль в тоне, вполне соответствующем той роли, которую ему предстояло сыграть. <...> То, что он говорил, было не «защитительной речью», а скорее исповедью. Если что и спасает эту речь, так это се прямолинейность; казалось, маленький человек стремился этим успокоить какое-то внутреннее болезненное чувство. Даже неизбежная фраза о «независимости и неприкосновенности Оттоманской империи» звучала как давнее воспоминание, вкравшееся по недосмотру в надгробную речь над этой империей. О впечатлении от этой речи, которая претендовала на то, чтобы объявить восточные осложнения улаженными, можно лучше всего судить по следующему факту: в Париже произошло падение ценных бумаг, как только она была передана туда по телеграфу. <...>

Лорд Джон Рассел заканчивает указанием на «прекрасную перспективу» приближения переговоров к успешному их завершению. Такой взгляд на дело представляется слишком радужным в настоящий момент, когда составленная в Вене русская нота, которую Турция должна передать царю, еще не одобрена султаном и когда условие sine qua non западных держав, то есть эвакуация Дунайских княжеств, вообще еще не предъявлено царю в настойчивой форме. <...>

Осаждаемые со всех сторон представителями всех направлений, министры сидели мрачные, поникшие, подавленные, упавшие духом, как вдруг на трибуну поднялся Ричард Кобден и со всей необычайной изобретательностью и искренней убежденностью, присущей маньяку, со всеми противоречиями, свойственными идеологу, и со всей трусливой расчетливостью лавочника, принялся расточать им похвалы за то, что они приняли его доктрину мира и применили ее в данном случае. <...>

«Всей торговлей, которую мы вели в Черном море, мы обязаны продвижению России на турецком побережье. Мы получаем теперь хлеб и лен не из Турции, а из России. И разве Россия не будет по-прежнему охотно посылать нам свою пеньку, свой хлеб, свое сало, если даже она и будет продолжать свои нападения на Турцию?
Мы вели торговлю с Россией и в Балтийском море... А какие перспективы открывает нам торговля с Турцией? Это — страна без дорог. Русские — гораздо лучшие торговцы: посмотрите на Санкт-Петербург с его причалами, товарными пристанями и складами... Какой национальный союз мы могли бы иметь с такой страной, как Турция?.. Говорят также о равновесии сил. Это политическая сторона вопроса... Очень много говорят о могуществе России и об опасности, возникающей для Англии в случае, если Россия оккупирует территории у Босфора. Насколько нелепо утверждать, что Россия попытается напасть на Англию! Россия не в состоянии перебросить свои войска через собственные границы, не прибегая к займу в Западной Европе... Эта столь бедная страна, представляющая собой, по сравнению с Англией, собственно говоря, только совокупность деревень, лишенная капитала и ресурсов, никогда не может нанести ущерба нам, или таким странам, как Америка, как Франция... Англия сейчас в десять раз могущественнее, чем когда-либо раньше, и в гораздо большей степени способна оказать противодействие нападению такой страны, как Россия».

Затем Кобден стал доказывать, что война в настоящее время представляет для Англии гораздо большую опасность, чем в прежние времена. <...>

Но затем на трибуну поднялся мнимый герой, покровитель всяческого обмана, мастер элегантной лжи и учтивых обещаний, глашатай всех смелых слов, которые нередко произносят, обращаясь в бегство. Это был лорд Пальмерстон. Этот старый, опытный и хитрый полемист увидел с первого взгляда, что подсудимый может избежать приговора, если отречется от своего адвоката. Он понял, что министерство, осаждаемое со всех сторон, сможет в корне изменить положение, если оно со всем пылом обрушится на единственного человека, осмелившегося выступить в его защиту, и если оно откажется от единственных оснований, которые Могли бы в какой-то мере послужить оправданием его политики.

Не было ничего легче, как найти у г-на Кобдена ряд противоречий. Г-н Кобден, указал Пальмерстон, начал с того, что выразил свое полное согласие с предыдущими ораторами, а кончил тем, что разошелся с ними в каждом пункте. Он высказался в защиту целостности Турции, а затем сделал все, чтобы доказать, что она не заслуживает никакой защиты. Он, апостол мира, оправдывал агрессивные действия России. Россия, утверждал он, слаба, но война с Россией, по его же мнению, означала бы для Англии неминуемое разорение. Правда, Россия представляет собой лишь совокупность деревень, но поскольку С.-Петербург более красивый город, чем Константинополь, то Россия должна получить право владеть обоими. Хотя г-н Кобден и сторонник свободы торговли, но он предпочитает русскую покровительственную систему турецкой фритредерской. Потребляет ли Турция сама ввозимые в нее товары или же она служит только каналом для их доставки в другие части Азии, — разве для Англии безразлично, сохранится или нет для них свободный транзит? Г-н Кобден, горячий защитник принципа невмешательства, хочет теперь парламентскими постановлениями определить судьбы мусульман, греков, славян и других народов, населяющих Турецкую империю. <...> Но так как Турция достаточно сильна, то лорд Пальмерстон может, разумеется, принудить ее согласиться на занятие некоторых провинций русскими. Сильная империя может все выдержать. <...>



15 сентября -
«Breslauer Zeitung» сообщает, что вывоз хлеба из Валахии окончательно запрещен. В настоящее время назревает вопрос в известном смысле более важный, чем восточный, а именно продовольственный вопрос. Цены на хлеб поднялись в Кенигсберге, Штеттине, Данциге, Ростоке, Кёльне, Гамбурге, Роттердаме и Антверпене и, само собой разумеется, вообще на всех значительных рынках. На главных провинциальных рынках Англии цена на пшеницу поднялась с 4 до 6 шилл. за квартер. Постоянно повышающиеся цены на пшеницу и рожь в Бельгии и Франции и вызванная этим дороговизна хлеба порождают серьезное беспокойство. Французское правительство закупает зерно в Англии, Одессе и Прибалтике. Окончательные данные о размерах урожая в Англии будут получены не ранее следующей недели. Болезнь картофеля приняла в Англии более повсеместный характер, чем в Ирландии. Вывоз зерна запрещен всеми правительствами в Италии, в том числе и ломбардскими властями.
В течение прошлой недели в Лондоне были обнаружены несомненные случаи заболевания азиатской холерой. Мы также слышали, что холера достигла уже Берлина. <...>



4 октября -
<...> В настоящий момент мощь соединенных эскадр собираются использовать в интересах России против Турции. Если англофранцузская эскадра и войдет в Дарданеллы, то не для того, чтобы бомбардировать Севастополь, а чтобы принудить к повиновению мусульман, способных помешать султану безоговорочно принять Венскую ноту.

«;13 сентября», — говорит Д. Уркарт, — «четыре министра иностранных дел спокойно собрались на Даунинг-стрит и решили направить в Константинополь требование, чтобы Порта отказалась от принятых европейским совещанием изменений в прежних условиях. Не довольствуясь этим, они на случай, если бы султан оказался не в силах сопротивляться возмущению своего народа, отдали приказ эскадре направиться в Босфор для оказания султану поддержки против его подданных. Не довольствуясь и этим, они послали Омер-паше предписание, воспрещающее ему передвижение из одной провинции в другую во владениях его государя. Они, следовательно, ожидали, что в результате их требования вспыхнет восстание, и позаботились о средствах, необходимых для его подавления. Этими средствами явилась союзная эскадра».

Английская публика узнала эту новость из воскресного номера «Journal des Debats». Эта газета сообщила, что г-н Рив, выехавший из Лондона 13-го сего месяца с депешами на имя лорда Стратфорда де Редклиффа, прибыл в Париж утром 14-го и отбыл в тот же день вечером, ознакомив французское правительство с содержанием доставляемых инструкций. Согласно этим инструкциям, английский посол должен требовать полного присоединения Порты к венским предложениям и отказа от изменений, внесенных в них 19 августа. Он должен пригрозить Порте лишением ее поддержки четырех держав в случае войны, которая возникла бы из-за ее отказа пойти на уступки, и предложить ей помощь французского и английского флотов для подавления восстания, которое может вспыхнуть в Константинополе в ответ на принятие Портой Венской ноты, а также против Омер-паши, если он решится действовать наперекор приказам Порты. До получения воскресного номера «Journal des Debats» нам стало известно, что венское совещание, узнав об отрицательном ответе императора, обратилось к султану с предложением взять обратно свои слова, подписать ноту, которую он ранее отказывался подписывать, и удовольствоваться заверением, что совещание примет такое толкование ноты, какое будет приемлемо для самого султана. «Times» избегает говорить о компрометирующих разоблачениях, сделанных «Journal des Debats». Так же поступают «Morning Chronicle», «Morning Post» и вся правительственная лондонская печать. В то же время «Morning Post» клеймит фанатизм константинопольской черни. «Morning Chronicle» возбуждает своих тупых читателей романтическими описаниями свирепых и недисциплинированных азиатских орд, которые наводняют Европейскую Турцию и за счет которых широко пополняется армия Омер-паши; доблестный «Globe» публикует изо дня в день тщательно подобранные выдержки из спекулирующей на мире прессы манчестерской школы, и таким образом в нужный момент респектабельные классы Англии будут вполне готовы «искоренять язычество» и восклицать вместе с князем Горчаковым: «Да здравствует царь! Да здравствует бог православных!»

В своем сегодняшнем номере «Times» делает открытие, что «турецкий вопрос стал чисто словесным вопросом». Вывод, который должен быть сделан из этой предпосылки, заключается в том, что султана, готового рисковать всеобщим миром ради пустых слов, надлежит насильно образумить более здравомыслящим Пальмерстонам и Абердинам. Царь, — говорит нам «Times», — предъявил султану несправедливые требования, которые султан отклонил; тогда царь захватил Дунайские княжества; Англия и Франция послали свои эскадры в Безикскую бухту, а представители этих двух держав встретились в Вене с представителями Австрии и Пруссии.

С какой целью они встретились в Вене? В интересах Турции, — говорит «Times». «У них не только не было никакого желания принуждать оттоманское правительство, но не было и никакого повода для такого образа действий». Следовательно, если теперь у четырех держав есть желание принуждать оттоманское правительство, то вызывается это просто тем, что «теперь есть» повод для «такого образа действий». Разве было бы ошибкой предположить, что единственная и главная цель венского совещания и вмешательства Пальмерстона и Абердина состояла в создании такого повода, который давал им возможность оказывать только показное сопротивление России для того, чтобы иметь предлог заставить Турцию подчиниться русским требованиям?

«Требования России», — продолжает «Times», — «были сочтены другими великими державами несправедливыми, несовместимыми с суверенными правами султана», и посему великие державы составили ноту, которую султан должен был послать царю и в которой санкционировались все требования царя и даже кое-что сверх того.
«Язык, которым написан этот документ», — говорит «Times», — «мог дать повод для неправильного толкования, но два пункта были в нем сформулированы с безукоризненной ясностью: во-первых, четыре державы намерены поддерживать территориальные и административные права Порты и, во-вторых, в случае конфликта они будут считать себя связанными этими намерениями».

Почему бы султану не подписать ноту, ущемляющую его суверенные права и отдающую протекторат над двенадцатью миллионами его подданных в руки русского самодержца, раз он может быть уверен, что будет поддержан добрыми «намерениями» четырех держав и тем, что они считают себя связанными этими тайными «добрыми намерениями» в случае конфликта? Как султан уже имел возможность убедиться, четыре державы не считают себя связанными ни международным правом, ни ясными условиями договоров, согласно которым они должны защищать его в случае конфликта с Россией; почему бы ему не положиться на их отвагу в случае конфликта, вспыхнувшего из-за ноты, которая наделяет Россию явными правами, а Турцию — «тайными намерениями»? <...>

Однако султан проявляет упорство. Он отказался согласиться с нотой, авторы которой сумели выразить свои добрые намерения по отношению к Турции только тем, что выдали ее России. Султан предложил внести некоторые изменения в эту ноту, и, по словам «Times», «четыре державы показали принятием предложенных Турцией изменений, что они считают их совпадающими с их собственными предложениями». Но так как русский император придерживается противоположного мнения и так как «Times» считает совершенно несомненным, что «поведение царя в этом конфликте не может иметь каких-либо оправданий», то «Times» приходит к заключению, что если Россия не желает согласиться на разумные условия, предлагаемые Турцией, то Турция должна согласиться на неразумные условия, предлагаемые Россией, и что «государство, вынужденное вследствие собственного бессилия искать защиты у Европы при всякой угрозе нападения извне или восстания внутри, должно расплачиваться за свою слабость по крайней мере тем, что необходимая для его существования помощь оказывается ему на условиях, наименее обременительных для его защитников». <...>

Согласно телеграфному сообщению из Константинополя от 5 сентября, турецкое правительство решило после совещания, состоявшегося в доме великого визиря, настаивать на своей последней ноте, невзирая на опасность войны. <...> Одна константинопольская газета сообщает, что еврейская община в Константинополе предложила султану миллион пиастров на покрытие расходов, связанных с военными приготовлениями империи. Смирнские евреи приняли, как сообщают, подобное же решение. <...>

Князь Меншиков прибыл в Вену 13 сентября в сопровождении своего секретаря для того, чтобы предъявить новую декларацию императора Николая, адресованную европейским державам и объясняющую мотивы отклонения им изменений, предложенных Турцией. <...> Русский армейский корпус численностью в 30000 человек расквартирован в настоящий момент в Крайове на болгарской границе. До сих пор существовало только восемь армейских интендантских управлений в Российской империи. Теперь учреждено девятое постоянное интендантское управление в Бухаресте — верный признак того, что русские и не думают об эвакуации Дунайских княжеств. <...>

Оставить комментарий



Предыдущие записи блогера :
Архив записей в блогах:
1. Власти потихоньку наводят порядок в крайне коррумпированной сфере, в фармацевтике. Сейчас витрины аптек заполнены по большей части фуфломицинами, которые стоят больших денег, но обладают при этом околонулевой эффективностью. Все об этом знают, но бороться с такой практикой сложно, ...
Олег Комолов и Кристина Егорова разбирают фильм «Дурак» (2014). Краткий сюжет фильма: жизни 800 человек общежития висят буквально на волоске из-за безразличия местных властей. В любую секунду здание может рухнуть. И кто бы мог подумать, что судьбы людей окажутся в руках простого ...
Уважаемое сообщество, прошу совета. В этом году новый год планируется встречать дома в составе мама-папа- девочка 12 лет и девочка год и три. И вот старшая девочка очень опечалена, что никакие гости к нам не придут, мы сами тоже никуда не пойдем, и скорее всего мы очень рано завалимся ...
Отвечаю на вопросики от  alspring 1. Если бы не пошла в журналистику, то куда? Отвечала на этот вопрос в своем вступительном посте. Попробую написать чуть более развернуто и с учетом времени, что прошло с тех пор. Я бы могла также быть: -актрисой ...
Сергей Волконский (на этой фотографии вообще похож на какого-то сурового охотника за головами с Дикого Запада той эпохи, конца 19 века) Обратите внимание, какие у всех стали бешеные глаза. Сергей Петрович Трубецкой Матвей Иванович Муравьев-Апостол Петр Иванович Борисов ...
  • kobzevalex : RT @odesalife: ⚡️ Турция выпустила из Босфора российское судно с краденым зерном. Российский сухогруз "Матрос Позынич" с краденым украински…

  • nBjSdw1SiLOJ5xa : RT @Capo5_24: Сегодня ночью цена на бензин в Турции станет 30 лир. Больше 100 рублей. Проблема устраняется- Турция начинает военную компани…

  • MurzM : "Сообразить на троих" - НЕ получилось!..(Турция.. не пьет)
  • taramtaratida : Париж, хто хоче на один в каное сьогодні? https://t.co/fYi8kwOEEr

  • finam_blog : Ученые в Нидерландах выступили против разработки месторождения газа в Северном море ПАРИЖ, 15 июн - РИА Новости. Б… https://t.co/0S5QPWTtR8

  • ua_watcher : RT @pandora22101993: #париж #paris https://t.co/kJItVOg4UL

  • pandora22101993 : #париж #paris https://t.co/kJItVOg4UL

  • sob_anastasya : RT @DonbassSegodnya: Париж отрицает, что поставлял Киеву кассетные боеприпасы, которыми били по Донецку Ранее сообщалось, что французские…

  • ACSperanza1 : МИД Франции опроверг информацию о том, что Париж поставляет Киеву кассетные боеприпасы

  • DonbassSegodnya : Париж отрицает, что поставлял Киеву кассетные боеприпасы, которыми били по Донецку Ранее сообщалось, что французск… https://t.co/YE6AjNxXmj

  • ZZ8SS : 14 июня 1940 года Париж https://t.co/UhJokodBMb

  • VRlIROxirlLF0XR : RT @tgd05091962: РИА Новости: МИД Франции опроверг информацию о том, что Париж поставляет Киеву кассетные боеприпасы. Доказательства-то ес…

  • idarkmalboro : RT @AAluminium: В Турцию не слетать, а вот в Париж на блядки съездить — это мы запросто. Но вообще нет, Достойтолстой это не нетфликс них…

  • emilogan84 : @bbcrussian Эти орки, так гордо говорят. Видеться, для ваты хотят сказать: мы Варшаву, Берлин, Париж, Лондон, Вашин… https://t.co/o72xi306wU

  • monkikicastles : я: наконец иду делать дела и включаю на фон аудиокнигу аудиокнига: описывает париж СУКА я тоже хочу в булочную за… https://t.co/cQ4EyTGgNx