Стриптизерша, как двигатель экономики

топ 100 блогов kungurov04.11.2018 Стриптизерша, как двигатель экономики

Начало здесь. Выше я схематично обрисовал модель россианской экономики, как она есть. Понимаю, что если текст прочитало больше 200 тысяч человек, а комментарии оставили полторы сотни особо одаренных, то нельзя по комментаторам судить об умственном уровне остальных 99% читателей. Или можно? Ладно, будем считать, что умные люди не упражняются словесно в коментах в стиле «дурак – сам дурак», но все же предположу, что дремучая экономическая несознательность, проявляемая комментаторами, свойственна значительной части россианцев. Проведу для них ликбез на детсадовском уровне, хотя уверен, что и под этим постом десятки упоротых диванных экспердов насрут сотни коментов, доказывающих, что аффтар не прав, подкрепленных ссылками на какого-нибудь Хазина, Глазьева или иных шаманов или гуру.

ПРО СФЕРУ УСЛУГ. Вот как можно не понимать смысл самых элементарных экономических понятий: таких, как прибыль, доход, издержки, общественный продукт, добавленная стоимость, первичный и вторичный доход? Я вполне допускаю, что самих терминов можно не знать, но суть-то должна быть ясна на основе бытового опыта. Вот, например, некоторые эльфы всерьез считают, что современное развитое общество производит главным образом услуги, а не товары, а аффтар тупой, потому что талдычит про какую-то нефть и заводы. А в США 80% ВВП обеспечивает сфера услуг, в которой занято 75% населения, и ничего, вполне себе неплохо живут.

Но могут ли парикмахеры, консультанты по недвижимости, дизайнеры и стриптизерши являться становым хребтом экономики? Покажу это на элементарном примере. Фермер вырастил картошку. Часть ее съел сам, а излишки обменял на рынке на деньги (скажем, 100 рублей), и купил на них услуги стриптизерши. Стриптизерша на 25 рублей, купила картошки, выращенной фермером, а на 75 сделала дизайнерскую стрижку лобка у парикмахера. Та на 25 целковых купила картошку, а оставшиеся 50 потратила на услуги няни для своего ребенка, которая половину полученного дохода потратила на картошку, а на другую наняла гастарбайтера починить ей крышу. Тот в свою очередь весь свой доход потратил на картошку и на этом экономический импульс оказался полностью исчерпанным.

Это движение денег на рынке услуг называется экономическим мультипликатором, а его драйвером является произведенная фермером картошка. Обратите внимание, что картошки было произведено всего на 100 руб., а рынок услуг при этом вырос на 250 руб. (мультипликаторный эффект 2,5), хотя фактически и стриптизерша, и парикмахер, и няня с гастарбайтером фактически работали за еду, стоимостью 100 рублей. Если нет фермера, производящего товарную продукцию, то есть предназначенную на продажу, то стриптизерше не перед кем трясти жопой, а у парикмахера нет клиентов и ей в свою очередь не нужны услуги няни, потому что со своим ребенком она и сама посидит по причине отсутствия работы. Производители разнообразных услуг существуют исключительно благодаря фермеру, который производит еду в объеме, позволяющем прокормить четырех человек помимо себя. При том без стриптиза и модной стрижки он в принципе обойдется, а парикмахер и стриптизер без картошки – нет.

Но это не значит, что их существование лишено смысла. Во-первых, они формируют спрос на товарную продукцию. Во-вторых, и это самое важное, они создают стимул для фермера, ведь если он не сможет обменять твой товар на что-нибудь нужное, он не будет производить картоху в объемах, превышающих собственное потребление. Наличие стимула (потребность в услугах стриптизерши) приводит к увеличению производительности труда, совершенствованию сельхозорудий. И вот уже один фермер производит еду, достаточную для прокорма 30 человек (в развитых странах в сельском хозяйстве занято порядка 3% населения), и это дает возможность для существования десятков людей, занятых в нематериальной сфере – киносценаристов, ученых-астрофизиков, спортсменов-профи, репетиторов по французскому языку, бэбиситтеров и туроператоров.

Очевидно, что ПЕРВИЧНО все же материальное производство, и только если оно есть, появляется сфера услуг. При этом в структуре ВВП материальное производство может занимать все меньшую и меньшую долю, количество занятых в производительном секторе стремительно сокращается, но в то же время объем производимых материальных ценностей всегда НАРАЩИВАЕТСЯ благодаря росту производительности труда, который происходит главным образом из-за бурного развития технологий. Недалек тот день, когда производить еду и промышленную продукцию будут почти исключительно роботы, а самих роботов начнут делать другие роботы, управлять всем станет искусственный интеллект, а 99% людей будут работать в сфере услуг. Робот-стриптизерша – это пока за гранью самой смелой фантастики.

ПРО НЕФТЕЗАВИСИМОСТЬ РФ. Тот же принцип применим и к тезису о сырьевом (рентном) базисе экономики РФ. Некоторые всерьез считают, что если весь ТЭК занимает всего лишь 23% ВВП страны, то экономику Раши нельзя назвать нефтезависимой. Особенно популярен этот тезис у пропагандонов вроде Фрицморгена. Поясняю: экспорт углеводородов (в широком смысле – сырья и низкопередельной продукции вроде химудобрений и металлопроката) обеспечивает базовый или первичный доход. Далее происходит его перераспределение по разным каналам. Порядка 90% рентной маржи изымается государством в бюджет, из которого получают зарплату учителя, медики, чиновники и погононосители. Из бюджета финансируются военные заказы, инфраструктурные проекты и олимпиады. То есть бюджетники получают зарплату «нефтяными» деньгами, после чего покупают товары и услуги, давая доходы другим секторам экономики.

Кто-то может возразить, что и в этом случае я не прав, поскольку нефтяных денег в бюджете всего порядка 45-50%, а все остальное дает несырьевая экономика. Неверно. Дело в том, что для бюджета те налоги, которые платят бюджетники (а они ведь тоже платят налоги), строители керченских мостов и олимпийских понтов являются вторичным доходом. То есть в течение года нефтедоллары в результате экономического оборота несколько раз проходят через бюджет, накручивая счетчик. Это то, что зовется мультипликатором.

К тому же бюджет не единственный канал вторичных доходов. Работники, занятые в экспортно-сырьевом секторе РФ получают зарплату и тратят ее. Их потребительские расходы – это вторичные доходы, которые получает в том числе и сфера услуг, как показано выше. Доходы бенефициаров трубы (непосредственных получателей природной ренты) тоже участвуют в экономическом обороте. Наконец производственные издержки при той же добыче нефти трансформируются в доходы предприятий обрабатывающей промышленности, транспортников и т.д., которые платят налоги в бюджет, и они формально никак не связаны с нефтью, хотя фактически имеют нефтяное происхождение.

То есть если мы выделим в ВВП РФ именно первичный общественный доход, получаемый от экспорта сырья, без учета экономического мультипликатора, то получится, что несырьевой контур экономики дает порядка 20-25% ВВП, все остальное – труба. Таким образом сырьевой (рентный) характер россианской экономики становится очевидным. Выбейте из-под нее нефтегазовую подпорку – она рассыплется в прах. Оставшейся части экономики будет недостаточно даже для элементарного прокорма населения.

ПРО ПОЛЬЗУ МЕНТОВ. Многих задело за живое, когда я назвал ментов и прочих, прожирающих бюджет бездельников, паразитами. Некоторые даже начали мне доказывать, что менты, получая зарплату, содержат свои семьи, а значит, приносят пользу обществу. Более того, они, будучи потребителями, стимулируют развитие производства. Логика просто охренительная! Воры тоже потребляют и содержат свои семьи. Но обществу-то они никакой пользы не приносят, они именно паразитируют на нем, присваивая себе часть общественного продукта. В чем тогда разница между вором и ментом?

Стриптизерша (см. пример выше), хоть она только сиськами трясет, паразитом не является, поскольку вступает в экономические отношения с фермером на свободном рынке на основе взаимного интереса, когда у того возникает потребность в прекрасном. Он от общения со стриптизершей получает удовольствие и в этом выражается ее польза для общества (фермер – это же член общества). Более того, она еще и стимулирует труд фермера, который хочет получить больше удовольствия, а для этого вынужден наращивать производство картохи. В результате общество в целом живет сытнее. В том числе благодаря стриптизерше.

Теперь скажите, какую полезную функцию выполняют менты? Теоретически они обеспечивают потребность общества в безопасности. Вот только теория порой сильно расходится с практикой. Покажу это на простом образном примере. Допустим, что у вас есть миллион, полученный в результате экономической деятельности. Миллион лежит в сейфе, сейф стоит у вас дома, и вы заинтересованы в том, чтобы в дом не забрались воры. Сами вы не можете обеспечить охрану своего богатства, поскольку если вы станете ходить вокруг дома с дробовиком, то некогда будет заниматься экономической деятельностью, приносящей такой хороший доход. Имеет смысл приобрести охранные услуги.

Если вы вступаете в отношения с лицами, оказывающими охранные услуги, на свободном рынке, никаких проблем не предвидится: вы выбираете надежного поставщика услуг и договариваетесь о плате за его работу. Скажем, цена в 8 тысяч в месяц вполне адекватна. За год вы отдадите 100 тысяч за охрану, а 900 тысяч потратите в свое удовольствие. В любой момент вы можете сменить поставщика услуг или отказаться от охраны вообще. Если деньги кончились и сейф пустой, то какой смысл тратиться на секьюрити?

А вот с россианскими полицаями все совсем не так. Во-первых, вы имеете дело с монополистом, и не можете выбирать поставщика услуг, ориентируясь на качество его работы. Во-вторых, вам придется платить по 100 тысяч за охрану в месяц, то есть миллион кончится очень быстро, даже если вы его не будете тратить. В-третьих, сами же охранники вас и ограбят. В-четвертых, даже когда вы лишитесь своего миллиона, вы все равно продолжите платить ту же самую сумму за свою безопасность, потому что отказаться от услуг государства вы в принципе не можете. Вот это и есть паразитизм в чистом виде. Этот вид паразитизма более опасен, чем простое воровство. Ведь вор, украв то, что у вас есть, потеряет к вам всякий интерес. А вот менты будут вас грабить, вымогать взятки, убивать, п-дить по почкам на митингах, гнобить за лайки и репосты, и вы им будете за это еще и платить абонентскую плату (налоги). Попробуете отказаться выплачивать дань – попадете в тюрьму, где совсем ужос-ужос. Так что лучше заплатить за право дышать.

Общество принудительно отдает на обеспечение безопасности слишком много, и при этом никакой безопасности не имеет. РФ занимает первое место в мире по численности полицаев (включая Росгвардию) на душу населения примерно 700 дармоедов на 100 тыс. населения. В США – 233, в Китае – 120. При этом по данным ООН количество преднамеренных убийств в стране составляет 10,8 на 100 тыс. населения. Для сравнения: в США – 5,4, в Канаде – 1,7, в Швейцарии – 0,5, в Японии – 0,3 (источник).

Как определить, приносят силовики пользу обществу или являются паразитами? С точки зрения экономики все элементарно просто: обществу нет смысла тратить на полицаев больше средств, чем тот ущерб, что они предотвращают. США – страна с высоким уровнем преступности. Он высок именно потому, что государство неэффективно обеспечивает безопасность граждан. Поэтому эту функцию берет на себя общество. Вооруженные граждане организуют дружины Neighborhood Watch (на русский не переводится, но означает что-то вроде «бдительные соседи» или «следящие за окрестностями») и патрулируют улицы. Вот это дает хороший выхлоп, особенно в Техасе. Бандиты за версту обходят квартал, где есть крепкая ячейка «бдительных», потому что словить пулю в затылок всего лишь при попытке перелезть через забор частного домовладения им не улыбается. Законы штата позволяют убивать преступника при попытке проникновения в чужое жилище или краже. В Техасе запрещено скрытое ношение оружия, его можно носить только открыто. Повторюсь, в Техасе высокий уровень преступности, если сравнивать с Европой, в год приходится 4,9 убийств на 100 тыс. населения (значительная часть убитых, впрочем, собственно преступники, застреленные сознательными гражданами). Но это уже несколько ниже, чем в среднем по США и вдвое ниже, чем в РФ при том, что количество полицейских в Техасе втрое ниже – 240 на 100 тысяч граждан (в среднем по миру – 300).

ПРО ПРИБЫЛЬ. Особенно феерически тупят диванные эксперты, когда рассуждают о прибыли, доходе и разнице между ними. В макроэкономике вообще не существует такого понятия, как прибыль, а есть понятие национального дохода. Прибыль - это бухгалтерская абстракция. Предприятие может десятилетиями работать в убыток, при этом его капитализация за это время кратно вырастет, а может в одночасье показать гигантскую прибыль, распродав свои активы. Прибыль - важный показатель лишь для публичных компаний, и то они ее часто фабрикуют, лишь бы курс акций рос, потому что собственники от манипуляций на бирже извлекается порой больший гешефт, чем от профильной деятельности.

Для государства иногда бывает ВЫГОДНО компенсировать издержки убыточному предприятию через налоговые льготы, субсидии или иные механизмы. Допустим, существует некая частная корпорация, дающая работу 10 тысячам человек, имеющая оборот в миллиард (30% от которого поступает в бюджет в виде налогов) и хронически получающей убыток в 100 миллионов. Да, для владельцев бизнеса такая убыточность неприемлема, им выгоднее закрыть предприятие. Но для общества в целом это не выгодно, поскольку предприятие, хоть и не приносит прибыли владельцам, вносит серьезный вклад в национальный доход. Во-первых, обеспечивает средствами к существованию 10 тысяч работников. Их зарплата – это составляющая национального дохода. Не будь у них работы, государству пришлось бы нести издержки на выплату пособий по безработице. Во-вторых, корпорация платит налогов на 300 миллионов – это тоже часть национального дохода. В этом случае вполне допустимо полностью покрыть за счет казны корпоративные убытки в 100 миллионов и даже выплатить 50 миллионов премии владельцам, поскольку они приносят пользу обществу. У государства в таком случае уполовинивается доход, но общество в целом ничего не теряет, а у владельцев бизнеса появляется стимул к дальнейшей деятельности.

Для общества порой бывает ВЫГОДНЕЕ убыточность некоторых предприятий, удовлетворяющих внутренний спрос. Например, если в стране дешевая электроэнергия, если она для потребителя дешевле себестоимости, то в проигрыше оказываются энергетики, а все остальные – в плюсе. Дешевая электроэнергия – один из фундаментальных факторов экономического роста Китая. Если раньше можно было объяснять его дешевизной рабочей силы, то сегодня уровень зарплат в Китае ($746) выше, чем в РФ. Почему же инвестор не прет в Россию, где работяги готовы с энтузиазмом вкалывать за 400 баксов? И почему тогда растет экономика в Швейцарии, где средняя зарплата просто запредельно высока - $3855?

Так вот, если энергетики, обеспечивающие общество дешевой электроэнергией, будут нести годовые убытки в 100 миллиардов, но государство за счет экономического роста будет получать дополнительный доход в 500 миллиардов, в том числе за счет роста экспорта высокопередельной продукции, то почему бы не компенсировать убыток энергетикам с премией в размере 200 миллиардов? Повторюсь: с точки зрения макроэкономики не имеет значения прибыльность на каком-то отдельном звене производственной цепочки или в отдельном секторе экономики, важен лишь итог – становится общество богаче (получает ли оно доход) по итогам хозяйственной деятельности или беднеет.

ПРО ОЛИГАРХОВ. Общество богатеет не в том случае, если больше потребляет, а исключительно в том, если НАРАЩИВАЕТ общественный продукт. Общественный продукт состоит, если упростить схему, из фондов потребления и фондов развития (возмещения). Фонды потребления – меньшая часть национального дохода, большая всегда вкладывается в развитие: обновление и наращивание средств производства и человеческий капитал. Так же значительная часть национального дохода омертвляется, то есть тратится на оборону, правоохрану и госадминистрирование. Эти траты препятствуют росту экономики и снижают потребление, поэтому всякое здоровое современное общество старается эти расходы минимизировать. В РФ, как вы понимаете, все строго наоборот.

Если мы проследим, как в РФ возникает национальный доход, то увидим, что в основном он связан с извлечением ренты и переводом ее в потребительские фонды. Основные фонды (средства производства средств производства и производства потребительских товаров) при этом утрачиваются. Утрачивается и человеческий потенциал, поскольку он востребован лишь в парадигме развития, а не проедания ренты. Неравномерность потребления (социальное неравенство), конечно, имеет место быть, но основная причина бедности россианского быдла не в том, что олигархи с чиновниками все покрали и вывезли, а в НИЗКОЙ ПРОДУКТИВНОСТИ экономики, основанной на проедании природной ренты и утилизации индустриального наследства СССР.

Плюс ко всему в РФ катастрофически высок уровень омертвления капитала, колоссальная часть национального дохода прожигается в топке совершенно бессмысленных расходов – на оборону, правоохрану, госуправление, инфраструктуру. Бессмысленны они, разумеется, не вообще, а именно в таких объемах. Еще раз поясняю: дикое наращивание расходов на армию в условиях, когда РФ никто не угрожает извне, совершенно бессмысленно. Собственные «защитники» наносят экономике больший ущерб, чем потенциальный противник. Более того, наращивание военных расходов провоцирует агрессивную внешнюю политику, что в свою очередь заставляет соседей наращивать свою обороноспособность. Приходим к парадоксальному выводу: рост военных расходов сверх разумного предела не устраняет внешнюю угрозу, а потенциально увеличивает ее. Что является разумным пределом? Считается, что на оборону нельзя тратить более 2% ВВП. РФ, если считать скрытые расходы (свыше 20% госбюджета засекречены), тратит на оборону около 5% ВВП. Большую долю национального дохода тратит на войну только Саудовская Аравия (около 10% ВВП).

Вложения в инфраструктуру увеличивают национальное богатство, но только в том случае, если дают положительный экономический эффект (способствуют росту национального дохода на сумму, превышающую объем инвестиций). То есть тратить 5 миллиардов баксов на крымский мост имеет смысл лишь если это приведет к росту национального дохода на большую сумму. Но совершенно очевидно, что экономика Крыма слишком мала, чтобы обеспечить такой прирост даже в самой отдаленной перспективе. В экономическом плане Крым – обуза, а для бюджета – черная дыра похлеще, чем Чечня. В итоге может так статься, что экономический эффект от строительства моста будет меньшим, чем траты на его текущее содержание. Каким бы чудовищным не показался вам мой вывод, но для экономики целесообразнее его уничтожить (утилизировать), чем содержать. То же самое касается строительства космодрома «Восточный», с которого производится один (!!!) пуск в год. Понятно, что такими темпами «инвестиции» не окупятся никогда, а вложения в спортивную инфраструктуру неокупаемы в принципе. Так что после олимпиад мегастадионы, прожирающие гигантские средства на свое содержание, целесообразнее разобрать.

Выше, говоря о стриптизерше и фермере, мы касались такого понятия, как мультипликатор. Так вот, рациональными будут только те вложения в инфраструктуру, которые создают мультипликаторный эффект.

Но речь не о том. Вопрос поставим так: виноваты ли олигархи в том, что россианская экономика на всех парах несется в одно круглое анатомическое отверстие? При всей моей нелюбви к ворью все же вынужден признать, что в этом их прямой вины нет. Всему виной экономическая парадигма РФ, а коррупция, воровство и криминальная олигархия – следствие этого выбора, который был сделан быдлом задолго до появления первого олигарха. Подробнее об этом я писал здесь. В Китае миллиардеров – больше 400 человек против 106 в РФ. Китайские миллиардеры совокупно контролируют состояние, примерно равное всему ВВП РФ. Шикуют они ничуть не меньше россианских коллег. Но почему-то росту китайской экономики это нисколько не вредит. Просто китайская экономика основана на производстве добавленной стоимости, а не на освоении ренты. Поэтому и олигархи в Китае очень специфические – каждый пятый из них вообще разбогател на производстве высокопередельной продукции, есть среди них и IT-магнаты.

Даже если мы возьмем финансовую сферу, то увидим, что китайские банки при всей своей жажде наживы все же стимулируют спрос потребительскими кредитами, в то время как Сбербанк, имея рекордную в мире маржу (свыше 20%), давно уже выкачивает из карманов быдла больше денег в качестве уплаты по кредитам, чем выдает новых кредитов, чем существенно тормозит потребительскую активность населения и экономику в целом. Олигархи, что в РФ, что в Китае, подчиняются экономической парадигме и могут существовать, только соответствуя ей. Вопрос: кто же выбирает парадигму?

Хотел взорвать мозг читателю, доказав, что даже в вывозе капитала виновата не жалкая кучка олигархов, а ширнармассы, являющиеся основным бенефициаром сырьевой модели экономики РФ, но уже так многабукаф, что в следующий раз. (Продолжение следует).


Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
...
Несколько немного провокационных вопросов родились после прочтения недавнего топика о коте по имени Храм... 1. А вот что будет, если человек сам, своими руками делает макеты церквей (например, 1:50 ну или что-то около того) и потом демонстративно ...
...
Викторина продолжается. На этот раз про Ливию. Скажите, а вы что-нибудь понимаете по поводу того, что там происходит? Я - нет. Ну, помимо того, конечно, что все - и те и другие - пидарасы, а Каддафи на Фиделя не тянет, потому что нет в нём харизмы. У ...
Бестиарий населяющих Град-на-Холме эльфов весьма разнообразен. Там у них обитают не только гули и прочие трупоеды, но и существа более сильные - умертвия. Их отличие от описанных Профессором классических умертвий в том, что последние не могли покинуть своих могильников, тогда как ...