Ради любви. Часть 2.

топ 100 блогов zorinanat_15 — 21.12.2011 Название: "Стефан"
Вид: фик
Автор: zorinanat_15
Пейринг: Стефан/Даниэль, Этьен/Стефан, Даниэль/Андре, Ариэль/Виейра
Рейтинг: нет
Предупреждение: слэш, гет
Жанр: роман
От автора: Не хочу быстро расставаться со своими героями. История продолжается.

Глава 2. Не на жизнь, а на смерть. (продолжение)
Зима.
- Так и будешь упрямиться? – Князь приходит в эту чёртову комнату третий день подряд. Даниэль упорно молчит. С той драки он не произнес ни слова.
Андре надоело ждать. Сегодня или никогда. Силой этого человека не сломишь. Даниэль выжил под плетью палача. Он – единственный, кто смог это сделать. Выжил для кого? Для того щенка? Который уже предал его, забыл, утонув в зеленых кошачьих глазах. Он же, великий Правитель, был рядом с ним все триста лет, поддерживал, помогал, направлял. Даниэль не может просто так всё это вычеркнуть из своей жизни.
Андре садится рядом и берет Дэна за руки. Тот вздрагивает всем телом, как будто его бьет током. «Я ему так противен?» Князь заглядывает в холодные глаза, крепко, но не больно, сжимает красивые длинные пальцы.
- Мы триста лет были друг с другом бок о бок. Мечтали завоевать весь мир, видели, как сменяются поколения, течёт время. Я хотел отдать бразды правления в твои руки. Ты умён, сильный духом и телом, умеешь покорять и властвовать. Пошли со мной. Я тебе подарю этот мир, ты будешь его хозяином. Подумай об этом. А что может дать тебе твой мальчишка? Он – иной. Время для него течёт по-другому. Ты будешь стареть, а он будет полон сил. Он бросит тебя. Он уже тебя бросил.
- Я тебе не верю. – Даниэль вдруг подает голос. Он сидит на краю дивана, застыл как статуя, глядя остановившимся взглядом в окно, стёкла которого подёрнуты изморозью. Мороз разрисовал его замысловато, снежные узоры вьются по стеклу завитками, закрывая его почти наполовину. Сколько он уже здесь находится? Четыре дня. Спина затекла, она, как деревянная, но он всё равно держит её прямо. И голову держит высоко. Губы плотно сжаты. Он их размыкает только для того, чтобы выдавить из себя слова. – Убей меня, и покончим с этим.
- Даниэль! – Кажется, Правитель впервые называет его по имени. – Если бы я хотел убить тебя, то сделал бы это сразу. Ты мне нужен. Как воздух. Посмотри на меня! Один раз я тебя уже убил. Ты тоже меня убил. Мы квиты, и можем начать всё сначала.
- Ты не убил мою любовь. Я помню и живу, благодаря ей.
- Вздор! – вспыхивает князь. – Где она, твоя любовь? Почему он до сих пор не пришёл за тобой?
Даниэль молчит. Тоска сжимает сердце, выдавливая по каплям остатки надежды, которая таяла с каждым ушедшим днём.
- Хочешь, я покажу тебе, чем он занимается без тебя? Я могу. – Андре не дожидается ответа. – Закрой глаза.
Даниэль смыкает веки. Летит над землей – перед глазами мелькают дома, дороги, машины, сменяются города. А вот и родной город, узкий переулок, уютный двор и знакомый дом. Окно чужой квартиры. Он подлетает и заглядывает в него. Что это? Два юноши сплелись в объятиях, безрассудно отдавшись страсти. Тот, кого он любит до последнего вздоха, принимает горячие ласки, позволяет чужим рукам бесстыдно касаться его, и шепчет чужое имя. На это невыносимо смотреть. Горячие слёзы текут по щекам, сердце холодеет и застывает, снег падает, покрывает волосы тонким слоем. Ничего… Он не существует на этой земле. Он не чувствует поцелуя Андре, ему всё равно, что с ним происходит, равнодушно отдает себя в руки того, кто легко разрушает и убивает людские чувства. Чёрные сверкающие глаза торжествуют. Наконец-то. И он выбьет из этого упрямца хоть какой-то звук. Пальцы смыкаются на горле и чуть надавливают. Он врывается внутрь покорного теля и беспощадно терзает его. И слышит тихий хриплый стон. Он надавливает ещё сильнее, вырывая силой отчаянные звуки. Отпускает, позволяя вдохнуть полной грудью, сжимает сильные плечи до синяков, резкими толчками заставляет биться под ним, убегать, сопротивляться, это лучше, чем ощущать под собой безжизненную куклу. Он падает в изнеможении на Даниэля, вдавливает его всем телом в диван, поднимает голову и жёстко дует на красные мокрые щёки, замораживая противную соленую воду, которую люди называют слезами.
- Ты больше никогда не будешь плакать.
Князь подносит к губам безвольную руку и впивается зубами в запястье. Нет, он не подарит Даниэлю этот мир. Он этого не заслужил. У него теперь есть раб. Покорный и безропотный.

Даниэль еле пришёл в себя. Он один. Лежит, распластанный, на диване, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Внутри всё болит тупой ноющей болью. На щеках тоненькая корочка льда. Он медленно поднял слабую руку и стряхнул прозрачную коросту. Она упала на пол и зазвенела тоскливо, рассыпаясь в ледяную пыль. Дэн сполз на колени, заставил себя встать, и поплелся, еле передвигая ногами, в ванную. Хотелось смыть с себя весь позор и содрать кожу, которой касался князь. Он включил воду, шагнул под сильные обжигающие струи, и вдруг сел на корточки, обхватил колени руками, согнулся и затрясся от отчаянья. Как принять предательство того, за которого он мог отдать жизнь? Как теперь с этим жить? Он поднял голову, глотнул воду, чуть не захлебнулся. Захотелось завыть, закричать дико, насаждая связки, выплеснуть всю боль, всю горесть, что сидела внутри. Он ударил себя кулаком по ноге. Где слёзы? Было бы легче. Но их нет. По щекам стекает вода, создавая ощущение плача. Долго он сидит под мокрыми потоками, не чувствуя времени. Для него уже не существует ни часов и ни минут. Нет счастливого или томительного ожидания, нет быстротечных секунд, которые хочется удержать, чтобы продлить бесценные мгновения в объятьях любимого. Ничего нет. Только колючие брызги и страдания истерзанной души.
Он поднялся и пошел обратно в комнату, мимо зеркала, в котором на миг отразился седой мужчина. Даниэль задержал шаг и подался назад. Вгляделся в своё отражение. На него смотрел другой Даниэль. С прозрачными светло-голубыми глазами и белыми волосами.
*****
Стефан стоял у окна, вглядываясь вдаль. Кого он там хочет увидеть? Сердце разрывается от невыносимой тоски, в глазах поселилась печаль и грусть. Мучительное страдание овладело им и не отпускает.
- Стефан, что с тобой? – Этьен подошел и обнял молодого швейцарца.
- Я не знаю. Мне так плохо, Этьен. Жизнь не мила, ничего не радует. – Он горько вздохнул и положил голову на плечо юноше. Этьен провел рукой по чудным волосам. Что случилось со Стефаном? Прошло больше недели, и он тает на глазах. Плачет ночами, днём оживает под его ласками, а затем впадает в уныние, стоит вечно около окна и выглядывает там кого-то. Шоколадные глаза потухли, блестят холодным светом и пугают своим безразличием. Кожа стала тонкой, сквозь неё просвечивают вены, придавая телу синеватый оттенок. Пальцы длинные и худые, они уже прозрачные и слабые. Стефан медленно угасает.
Этьен сжал в объятиях невесомое тело. Оно еле живет под его руками. Юноша плачет. Где его жизнерадостный Стефан?
- Ты заболел? Где у тебя болит? – спрашивает он и целует подрагивающие веки.
- Здесь. – Безвольный жест рукой показал на грудь. – У меня разрывается сердце.
Этьен отвернулся и украдкой вытер слёзы. Невыносимо смотреть, как страдает Стефан. У него у самого сердце рвётся на части.
- Что тебе не хватает? Я всё сделаю для тебя.
- Мне кажется, что я потерял самое дорогое, что у меня было.
- Я. Я у тебя самое дорогое, - Этьен поднес к лицу мягкие ладони и прижался губами к прохладным пальцам. – Слышишь?
- Да. – Стефан не возражает. Но это звучит так безразлично, что юноше больно. Так больно!
- Стефан, я люблю тебя, я жить без тебя не могу. – Он впервые говорит слова любви. – Не оставляй меня.
- Я с тобой. – Стефан совсем слаб. Кажется, что он сейчас растает, растворится под руками.
- Ложись, отдохни. – Он позволяет уложить себя в постель. Этьен укрывает одеялом тоненькое хрупкое существо. – Я сейчас.
Юноша схватил мобильник и ушел на кухню.
Он тихо говорит там с кем-то. Стефану не разобрать слова. Он закрывает веки и проваливается в темноту. В ней он видит светлые глаза, в которых ничего нет. Они мёртвые.

- Мама, - Этьен плачет в трубку, всхлипывает. На губах замирают слезинки. – Что мне делать? Он умирает. Он тает на глазах.
- Кто, сынок? Смертный?
- Нет. Он подобен мне.
- Ты наложил чары на эльфа?
- Да. Я хотел, чтобы он любил меня.
- Он любит другого? – мамин голос вдруг становится тревожным.
- Да.
- Что ты наделал! Он истает, исчезнет, умрет от тоски. Ты убиваешь его.
- Но что же мне делать? – в отчаянии кричит он, трёт грудь, пытаясь вытолкнуть оттуда боль, и мечется по кухне. - Я люблю его.
- Верни ему жизнь, сними чары.
- Но тогда он уйдет.
- Он уже от тебя ушёл. Сколько прошло времени?
- Девять дней.
- Можешь с ним попрощаться. Завтра его не будет.
Этьен вытирает слёзы. Они текут ручьем и не заканчиваются. Лёгкие разрываются от горя. Его роза завянет, засохнет, превратится в прах. Как он будет жить без неё? Он никогда больше не увидит шоколадных глаз, не коснется шелковых волос, не услышит бархатный нежный голос. Не расцветет больше лучистая улыбка. Из мира уйдет солнечный эльф. Тысячи людей осиротеют. Он не позволит этому случиться. Роза должна цвести вечно. Для всех.
Юноша бежит в комнату, садится рядом со Стефаном, наклоняется и целует его в лоб, возвращая обратно все его воспоминания.
- Ты должен жить, - шепчут солёные губы.
- Даниэль, - беспокойно стонет во сне Стефан.
- Шшш… Всё хорошо. Всё будет хорошо. – Этьен гладит порозовевшие щёки. – Мы найдем твоего Даниэля.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Вот ЭТО скорее можно назвать разрушителем семей. При таких габаритах сложно будет найти подходящую полочку. ...
Я холерик, у меня настроение меняется от минуса в плюс несколько раз на дню, поэтому иногда так важна любая мелочь, которая его поднимает. А сейчас вот выглянула в окно и увидела ...радугу! "Ух ты, красота какая!" - говорю, выбегаю на балкон, радуюсь. детей зову посмотреть, и мелкий дождь ...
 Очередной эпизод из рукописи. Теперь о создании Комсомольца  по версии Астрова. Ну и о том какой гадюшник в 30-е годы был. Наезды на коллег , промышленный шпионаж и все такое :) В середине 30-х годов, точно не помню, когда, возник вопрос о необходимости иметь в армии ...
Как писал в своё время Черчилль о поляках, «храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных». То же самое можно сказать и об Армении. Но при этом есть нюанс. Вместе с Россией армяне совершают чудеса храбрости. А вот с «независимой Арменией» вечно какая-то фигня ...
Доля самолетов F-35 "Молния II", готовых к бою находится на уровне порядка 50%. Данный показатель не получается повысить еще с октября 2014 года, а количество истребителей только продолжает расти Согласно докладу главы Пентагона по войсковым испытаниям Роберта Белера все усилия, ...