«Ничтожны предложения, идущие из атлантического лагеря!»

топ 100 блогов novayagazeta12.09.2018 Вышинский первым заменил дипломатию площадной бранью и клоунадой. Он был уникальной фигурой. До недавнего времени.

Выступая в ООН, советский министр иностранных дел Вышинский, что-то спутав, убежденно и с необыкновенным напором стал отстаивать западную точку зрения. Сидевшие в зале помощники министра, перепугавшись, отправили ему записку: «Андрей Януарьевич, вы излагаете западную позицию, наша другая».

Получив записку, министр прочитал ее и отложил в сторону. Он продолжал свою речь как ни в чем не бывало. Договорил, сделал многозначительную паузу, побагровел и с пафосом произнес:

— Да, господа, так говорят враги мира! А наша, советская позиция диаметрально противоположна.

И советский министр принялся столь же убежденно излагать нечто обратное тому, что с таким жаром только что доказывал. Беспринципность его не знала пределов. Вышинский всю жизнь пылко отстаивал то, что в данную минуту велело начальство.

Не договориться, а обругать

Он мог вещать часами — сказывалась прокурорская закалка. Непринужденно оперировал редкими историческими примерами, латынью, пословицами и афоризмами. Но вел себя как в суде. Он вовсе не пытался объяснить свою позицию, чтобы найти возможность компромисса и договориться.

Вышинский, пожалуй, первым из профессиональных юристов показал, что можно вообще обойтись без доказательств. Достаточно просто ругаться: «мразь, вонючая падаль, навоз, зловонная куча отбросов, поганые псы, проклятая гадина».

Потом он точно так же ругался и с трибуны ООН: «прожженные жулики, мерзкие твари, проходимцы, бандиты, наглецы, презренные авантюристы».

Это был особый стиль дипломата Вышинского. Его стиль подхватила вся страна. Он не видел особой разницы между подсудимыми и министрами иностранных дел разных стран. И те и другие были врагами, которых следовало раздавить.

ООН предоставляет дипломатам разных стран уникальную возможность за закрытыми дверями, путем длительных консультаций и бесед договориться, достичь компромисса. Но в годы холодной войны на компромисс и не рассчитывали. ООН превратилась в трибуну для столкновений, конфронтации и ругани. Не договориться хотели, а обругать и высмеять. Тут Вышинскому не было равных.

Вышинский запросто мог сказать, указывая пальцем:

— Вот он, поджигатель войны! Гнусный клеветник! Грубый фальсификатор! Сумасшедший!

Так же он оценивал и предложения западных дипломатов:

— Базарные сплетни и вранье! Несусветный вздор! Ничтожны и фальшивы предложения, идущие из атлантического лагеря!

Его помощник и будущий посол Олег Трояновский вспоминал, как однажды он переводил выступление Вышинского перед большой аудиторией. Министр говорил, что нашу страну критикуют несправедливо и напрасно нас называют тоталитаристами. Трояновский стал переводить эту фразу и никак не мог выговорить это слово. Находчивый Вышинский нагнулся к микрофону и сказал:

— Видите, да мы это слово даже выговорить не можем!

На Вышинского не обижались. За джентльмена его никто и не считал. Он был своего рода диковинкой, как бы теперь сказали, первоклассным шоуменом. Он устраивал в ООН представления, и дипломаты сбегались на него посмотреть. Как выразился американский посол Джордж Кеннан, Вышинский издавал «вопль подозрительной, скрытной России против воображаемой враждебности внешнего мира».

Вышинский, работая и в прокуратуре, и в ведомстве иностранных дел, знал, что у него есть постоянный поклонник, которому нравилась такая ругань. Ради него Андрей Януарьевич и ораторствовал.

Сталин был артистом. Иностранные дипломаты часто жаловались ему на его же министра иностранных дел. И он вроде бы шел им на уступки. Британский министр иностранных дел Энтони Иден вспоминал, как на одной конференции Сталин сочувственно спросил у него:

— Ну что, трудно вам?

И предложил обращаться напрямую к нему, если возникнут затруднения на переговорах. Но на наивного англичанина сталинская любезность произвела сильное впечатление. Принимая важных иностранных гостей, вождь становился чрезвычайно радушен, вспоминала его дочь, был гостеприимен и любезен.

Но Сталин получал удовольствие, слыша, как Вышинский топчет ногами бывших членов политбюро или иностранных дипломатов.

Соучастие в убийстве

Будущий министр, разносторонне одаренный молодой человек, с блеском учился в гимназии, превосходно вальсировал, на балу познакомился со своей будущей женой, с которой прожил всю жизнь. После гимназии — юридический факультет Киевского университета. С юности примкнул к марксистам, за что его выгнали из университета. Вернулся в Баку и принял участие в революции 1905 года, даже состоял в боевой дружине, которая расправлялась с теми, кто сотрудничал с полицией.

Вышинский участвовал в убийстве двух полицейских провокаторов. Его дважды арестовывали, но судили по весьма незначительной статье — «произнесение публично противоправительственной речи».

Когда он сам станет прокурором, то не повторит ошибки царского правосудия, не позволит обвиняемым избежать тюрьмы, лагеря или расстрела только потому, что следствие не нашло доказательств вины.

Он был прирожденным юристом, прекрасно образованным, разносторонне одаренным, с блестящей памятью, с ораторским даром. Потому и понадобился Сталину, которому важно было создать видимость полной законности государства, когда конституция формально почиталась как святыня, а фактически делалось то, что было нужно власти.

Вышинский многим нравился своими выступлениями с требованиями строжайше соблюдать закон. В реальности он понял замысел вождя и позаботился о том, чтобы придать репрессиям видимость законности. Чекистам запретили арестовывать без санкции прокурора. Но прокуроры ни в чем и никогда не отказывали чекистам!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ








«Ничтожны предложения, идущие из атлантического лагеря!»






Наработки советских чекистов в борьбе с «идеологическими диверсиями» успешно применяются и в сегодняшней России

Составлялся так называемый «альбом», на каждой странице — имена, отчества, фамилии и «состав преступления» арестованных. Начальник УНКВД писал большую букву «Р» и расписывался, что означало: расстрел. В тот же вечер приговор приводился в исполнение. А прокурор, чтобы не отвлекаться от своих дел, подписывал еще незаполненную страницу «альбома» авансом.

Часто у следователей НКВД вообще не было никаких доказательств вины тех, кого ждали расстрел или тюрьма. Вышинский нашел выход и приказал подчиненным ему прокурорам:

— Дела, по которым нет достаточно документальных данных для рассмотрения в судах, направлять для рассмотрения Особым совещанием при НКВД СССР.




Особое совещание — орган внесудебной расправы.








«Ничтожны предложения, идущие из атлантического лагеря!»
Ближний круг Сталина. Слева направо: Вышинский (в кителе) и Молотов. Фото: РИА Новости






Хозяина расстрелял, дачу забрал

Вышинский был барином и сибаритом — любил жизнь во всех ее проявлениях. Он мало пил, вечерами гулял на даче, но питал слабость к женщинам. В министерстве у него была одна дама пышных форм, которая в конце концов стала решать все кадровые вопросы. Дипломаты перед ней унижались.

При этом он оставался одиноким человеком, из близких людей — только жена и дочь. Никаких друзей. Все было относительно — сегодня друг, завтра враг. Какие уж тут друзья! Настроение Сталина могло перемениться в любой день, и, как позднее выяснилось, следователи из Министерства госбезопасности запаслись компрометирующим материалом и на Вышинского, чтобы не оказаться в нужную минуту с пустыми руками.

Почему он выжил? Никто не в состоянии проникнуть в логику Сталина, но надо понимать, что при очередном повороте истории и Вышинский тоже мог попасть под колесо. И он-то об этом знал! Помнил! Не забывал ни на секунду, что любой день на свободе может стать последним. Ему завидовали, а его во сне преследовали кошмары.

Сталину как раз и нужны были люди, которых гонит страх и которые поэтому превращаются в лакеев. Выступая в Академии наук, Вышинский, оратор милостью божьей, мог без запинки выговорить панегирик Сталину, предложив «восславить великого вождя, учителя, творца, вдохновителя, создателя бессмертной Конституции, кормчего революции и великого хранителя ленинских заветов». Не всякий мог такое выговорить.

Но лизоблюдство вознаграждалось. Вышинский попросил передать ему дачу бывшего секретаря ЦК Леонида Серебрякова (до ареста Андрей Януарьевич часто гостил у Серебрякова и очень хвалил дачу). Имущество осужденных подлежит конфискации в пользу государства, но Сталин велел сделать исключение. Хозяйственное управление прокуратуры провело ремонт, и Вышинский поселился на даче человека, которого отправил на тот свет.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
...
Историйка из первых рук... недельной давности. Свежачок.    В общем, падре Чичо... Священник из церкви, что в соседнем околотке. Бойкий такой седенький мужичок из итальянцев. Обычный приходской священник спального столичного пригорода – папа туда папа сюда, белый воротничок сто ...
    Тысячи лет мы живем на земле, которая нас питает и обогащает, земля, которая дала нам Пушкина и Есенина, Достоевского и Чехова, и всех нас родила и обогатила силой.   Земля, которую мы называем «РУССКОЙ» Мы её любим и лелеем, собираем ...
Какой есть быстрый способ снять стресс после рабочего совещания? Правильно, пройтись по магазинам.Решила попробовать дезодоранты из люкса, взяла шариковый payot, тем более Даша про него как-то писала (мне сказали что дезодоранты Ланком пахнут ...
Law of Pisum Это - на основе той самой истории. Что Мендель открыл свои законы и пришел к великому ботанику Нэгели - вот, мол, мэтр, какие дела. А Нэгели знал, что есть Hieracium , растение, на котором все закономерности лопаются, этакое проклятие ...