Трясусь от буржуазной ненависти

топ 100 блогов iismene05.03.2019 Читаю книжку, написанную женой дипломата. Нормальный "блогер-стайл", то есть, чтиво, основанное на автобиографической фактуре, ни разу не литература. "Сорок лет в Пекине" покруче будут.

Сначала девушка подробно рассказывает, какой у нее страшный кризис самоидентификации. Из-за того, что приходится ездить за мужем, она не может нормально работать! (Вот бедная-то! Прям сиротка марыся!) Потом жалуется, как трудно обживаться на новом месте! (При том, что ей вещи для переезда и те специально обученные люди пакуют и распаковывают, расставляя по указанным местам!) Но апофеоз - рассказ, как она, все-таки, нашла себе работу, испоганив при этом жизнь людям, которые с этого реально живут. Вот можешь ты себе позволить писать по восемь центов за слово, потому что живешь на зарплату мужа, работай, сволочь, даром! А не перебегай дорогу тем, кто сам семью кормит! И ведь как она при этом довольна своим возросшим "профессинализмом". Неизбывны классовые противоречия, что уж тут...


Спасение пришло однажды в виде журнальной стойки в почтовой комнате нашего здания. Я до сих пор могу воспроизвести эту картину у себя в памяти: конструкция из темного дерева, расположенная на высоте плеча, прямо напротив окна, где я забирала вещи из химчистки. Порой я все еще чувствую прилипание тонкого пластикового пакета с бельем, перекинутого через мою руку в тот момент, когда я остановилась взглянуть на яркие обложки. Это были журналы для экспатов, существовавшие в первую очередь для продажи рекламы: статьи в них были написаны на наспех отредактированном английском. Я не обращала на них внимания в течение нескольких месяцев, но в тот день взяла по экземпляру каждого журнала с собой наверх и изучила их. К концу дня я выбрала один под названием «Этот Пекин» — как лучший из всей стопки.
Я придумала несколько фабул для статей и переслала их на указанный в журнале электронный адрес главного редактора. Я надеялась, что буду писать о еде, но ему нужна была статья для раздела «Домашний очаг», поэтому я написала про то, как ухаживать за орхидеями. Я писала рецензии на книги, купленные во время своего отпуска, и настолько достала водителей такси расспросами об их мнении, что в какой-то момент испугалась, что они издадут бюллетень о моем изгнании из всех пекинских кебов. После того как я в течение нескольких месяцев проработала в качестве фрилансера за один RMB (равен восьми центам) за слово, редактор ресторанной колонки уволился. Когда мне предложили занять эту должность, я немедленно согласилась. Да, «Этот Пекин» был далек от книгоиздательства «Манхэттен» – опечатки здесь приумножались быстрее, чем мы успевали их исправлять. Но, несмотря на это, мне все равно нравилось проводить обзор пекинских ресторанов и писать о местной китайской кухне, рассказывать о впечатлениях, которые в конечном итоге вдохновили меня на написание романа. Каждый день мы с коллегами пытались выбрать новый ресторан для обеда, еда часто оказывалась вкусной и всегда – до неприличия дешевой. Постепенно, склоняясь над общими тарелками с обжаренной горькой китайской тыквой и мясом ягненка под тмином, товарищи по работе превращались в друзей. Когда-то они остановили свой выбор на Пекине, а их оживленный интерес к неослабевающей энергии города и его суматохе, к его возможностям и необычному шарму был заразительным. Я начала писать статьи для американских журналов, короткие вступления к книгам размером чуть больше трех предложений. Но каждая из них была своеобразным шагом вперед, крошечным, но уверенным.
Еда стала мостиком к познанию иностранной культуры и, может быть, к новой карьере.
Суть жизни дипломата заключается в том, что как только ты полностью обосновался, приобрел нескольких друзей и стал уверенно перемещаться по новой стране, твоя трехлетняя командировка подходит к концу и приходит время двигаться дальше. После полутора лет работы в журнале «Этот Пекин» уборка моего стола оказалась сложнее, чем я могла предположить. Я перелопатила груды рецептов и визиток, сломанных карандашей и блокнотов с кофейными пятнами, распределяя все это на две кучки: сохранить или выбросить. В конечном итоге я отправила все вещи в большую мусорную корзину. Я должна была начать все заново в нашем следующем пункте назначения – Вашингтоне. С установления новых контактов, с новых идей для статей – мне придется строить все с нуля. И сейчас, год спустя, в Париже, я опять начинаю жизнь заново.

Оставить комментарий



Предыдущие записи блогера :
Архив записей в блогах:
  В России последнее время стали очень популярны так называемые подарочные коробки. Смысл в том что подписчик, за определенную плату, ежемесячно получает некую посылку, в которой находится набор определенных товаров. Вот я и подумал, а что если организовать небольшой бизнес и рассы ...
Однако. Не стал я тот раз переобуваться в Купчаге... Езжу на AT до сих пор, прекрасно идет, отлично держит дорогу и по воде хорошо тормозит, не то, что те кто на шипах искры высекает и теряет зубцы, ну куда вы глупцы спешили? В очередях на шиномонтаж потусить? В Питере снова куча воды! ...
Приятно, когда тебя встречают словами на твоем родном языке. Приятно, когда все сделано по-человечески. Приятно посмотреть на крутейшие концепты, созданные японскими автомобильных дел мастерами. В Токио открылся самый уютный автосалон в мире. Приветствие по-русски я увидел на стенде ...
Трагическая гибель российского летчика Романа Филипова вызывает разные эмоции. Это гордость за героев, способных на жертвы ради борьбы со злом, скорбь о погибших офицерах, надежды на наказание виновных. Но это для сочувствующих людей: не только российских граждан, но и жителей всего ...
Вообще значение интернета сильно преувеличено. Думаю, большинство людей даже объяснить внятно не смогут, зачем им сеть. Если завтра интернет полностью исчезнет, что потеряешь лично ты? Иллюзию, что ты в курсе? А зачем тебе быть в курсе? Ты как-то ...