Профессор МГУ Владислав Смирнов. «Дело Некрича»

топ 100 блогов philologist28.04.2018 Владислав Павлович Смирнов (род. 1929) — советский и российский историк, специалист по истории Франции. Заслуженный профессор Московского университета (2012), лауреат премии имени М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность (2013). В 1953 году В.П. Смирнов окончил исторический факультет МГУ, затем стал аспирантом, а с 1957 г. начал работать на кафедре новой и новейшей истории исторического факультета МГУ, где прошел путь от ассистента до профессора. Ниже приводится фрагмент из его книги: Смирнов В.П. ОТ СТАЛИНА ДО ЕЛЬЦИНА: автопортрет на фоне эпохи. – М.: Новый хронограф, 2011.

Профессор МГУ Владислав Смирнов. «Дело Некрича»

«Дело Некрича»

На первый взгляд, процесс Синявского и Даниэля не имел отношения к историкам, но это не так. Идеологический «зажим» распространялся на все сферы умственной жизни. Для меня наглядным его проявлением в области истории стало «дело Некрича». В 1965 г. научный сотрудник Института истории, доктор исторических наук А.М. Некрич опубликовал в научно-популярной серии издательства «Наука» небольшую книжку «1941. 22 июня». Опираясь на публикации немецких, английских и американских дипломатических документов и труды западных историков, Некрич впервые в советской литературе сравнительно подробно рассказал о подготовке Германией нападения на СССР, о том, как Сталина предупреждали о надвигающейся войне, а он этим предупреждениям не внял, и в результате Советский Союз оказался не готовым к войне и понес огромные потери.

Я встречался с Некричем в коридорах Института истории, считал его знатоком дипломатической истории предвоенного времени, был на защите его очень основательной и вполне марксистско-ленинской диссертации о внешней политике Англии в 1938–1939 гг. и с интересом прочитал его новую работу. Для специалистов, знакомых с зарубежной литературой, в ней не было ничего особенно нового. Некрич даже не упомянул – да и не мог упомянуть – о секретных советско-германских протоколах, но многие приведенные им факты были совершенно неизвестны советским читателям. Видимо, за это на Некрича, явно с одобрения высоких инстанций, обрушились историки-сталинисты. В 1967 г. в журнале «Вопросы истории КПСС» появилась зубодробительная рецензия, фактически целая статья под многообещающим заголовком «В идейном плену у фальсификаторов истории». Одним из авторов рецензии являлся профессор Б.С. Тельпуховский, другим – тот самый профессор Г.А. Деборин, который в 1949 г. был вынужден признать свою прежнюю книгу «всецело порочной». Он несомненно учел свой печальный опыт и полностью «перековался».

Главное обвинение, предъявленное Некричу рецензентами, состояло в том, что его книга написана «в духе буржуазной историографии» и противоречит Тезисам ЦК КПСС «50 лет Великой Октябрьской революции» (появившимся, между прочим, через два года после выхода в свет книги Некрича). Рецензия изобиловала хорошо мне знакомыми по советской исторической литературе и по дискуссии о «средних слоях» фразами. Некрич-де «отошел от коммунистической партийности исследования, проявил беспринципность в отборе и оценке фактического материала», «преднамеренно извращает внешнюю и внутреннюю политику КПСС и Советского правительства». Сверх того, рецензенты обнаружили у Некрича «стремление односторонне и преувеличенно подчеркивать недостатки, ошибки, упущения и умалять, замалчивать большие свершения, самоотверженность и героизм советского народа». Общий вывод рецензентов гласил: книга Некрича «оказалась находкой для идеологов империализма и принята ими на вооружение в целях враждебной пропаганды против Советского Союза и клеветы на него. Издательство “Наука” безответственно отнеслось к изданию этой политически вредной книжки». Современный читатель может сказать: «Подумаешь, рецензия! Мало ли что пишут рецензенты!» Но в те времена некоторые рецензии имели директивный характер.

Некрича исключили из партии, перестали печатать, выживали с работы, пытались, правда, безуспешно, лишить докторской степени, изводили мелкими пакостями, например, сняли его фотографию со стенда фотографий историков-фронтовиков. В конце концов, Некрича вынудили уйти из Института истории. Когда открылась возможность выезда из СССР, он уехал за границу, где приобрел немалую известность своими книгами о советском обществе. О растущем идеологическом зажиме свидетельствовали и другие события в Институте истории АН СССР, где группа научных сотрудников (В.П. Данилов, М.Я. Гефтер, К.Н. Тарновский и другие) попытались отступить от «Краткого курса» и написать правдивую историю СССР и России. В 1966 г. возглавляемый Даниловым партийный комитет Института истории представил общему партийному собранию доклад «О состоянии советской исторической науки», где выступил против попыток реабилитации Сталина, за «объективное, без упрощений и умолчаний освещение событий прошлого и настоящего».

Большинство ученых института поддержало партком, но они встретили отпор со стороны Московского комитета КПСС и Отдела науки ЦК КПСС, возглавляемого в то время закоренелым сталинистом, в прошлом сослуживцем Брежнева, С.П. Трапезниковым. В справке, составленной комиссией Московского комитета партии говорилось, что историки, выступавшие на партийном собрании в Институте истории, «по существу, договорились до отрицания партийности в исторической науке», заявляют, будто цензура мешает «писать во всем правдивую историю», предлагают называть в печати имена вождей партийных оппозиций, ставят под сомнение Московские процессы 1936–1938 гг., не осудили книгу Некрича, «извращенно квалифицируют» советско-германский пакт 23 августа 1939 г. «как сговор с Гитлером по разделу Польши», а все это показывает, что «сложилось совершенно ненормальное положение в партийной организации и в институте в целом».

В качестве метода борьбы против свободомыслия историков был избран не разгон института, а его постепенное удушение. Цензура не разрешала печатать статьи неугодных историков, их постоянно выживали с работы. В 1968 г. Институт истории разделили на две части: Институт истории СССР и Институт Всеобщей истории, попутно, «сократив» особо активных противников сталинизма. Данилов слег с тяжелым инфарктом. Гефтера вынудили уйти на пенсию. Высшая аттестационная комиссия не утвердила докторскую диссертацию Тарновского. Он не сдался, написал другую докторскую диссертацию и блестяще защитил ее, но лишь через 13 лет после расправы с институтом. На тех, кто «имел связи с заграницей» снова смотрели косо. Мой коллега-историк, стажировавшийся во Франции через несколько лет после меня, рассказал мне такую историю. Во время стажировки он влюбился в молоденькую француженку, которая отвечала ему взаимностью. Вернувшись домой он пригласил свою подругу в Москву. Они гуляли по Москве, а потом поехали купаться и загорать на какое-то подмосковное водохранилище. На пляже моего знакомого отозвал в сторону молодой человек, показал ему удостоверение сотрудника КГБ и сказал: «Вы не имели права без разрешения выезжать с иностранцами за пределы Москвы. Немедленно возвращайтесь в город и скажите вашей спутнице, чтобы она долго здесь не задерживалась». Не знаю, как дальше развивались события; знаю только, что, в конце концов, молодые люди расстались.

Ко мне в Москву тоже приезжали мои французские друзья, и, разумеется, мы принимали их в своем доме. У меня не было по этому поводу никаких неприятностей, но опасения оставались. Когда французское посольство в Москве первый раз пригласило меня на какое-то мероприятие, я не хотел туда идти, так как был уверен, что все, посещающие иностранные посольства, попадают в «черный список» КГБ. Я бы и не пошел, но случайно встретил академика Ковальченко, которого знал со студенческих лет. «Ну, идешь в посольство?» – спросил он. – «Да, вот, думаю», – осторожно ответил я. – «А чего тут думать? Пойдем, там бывает интересно», – сказал Ковальченко. Я понял, что он уже бывал в посольстве, не боится туда ходить, и мне тоже нечего бояться.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
У коллеги нет детей. По началу они с мужем и не хотели, при чем были почти чайлдфр или как там их. Втирали всем, что нужна квартира, машина, карьера бла бла бла... И заводить детей это тупо. Рано это, в их пониманим пока карьера не сделана. Прошли годы.... Карьеры нет... Квартира у этих ...
Какая все-таки ужасная глупость - знаменитым людям скрывать от общественности свою личную жизнь, особенно, когда в ней происходят из ряда вон события - развод, болезнь, рождение ребенка, смерть близкого... Циничные журналисты все равно докопаются, все равно напишут, при этом поло ...
Мало кто поверит, что эта трогательная девочка с хорошей фигуркой и есть та самая силиконовая звезда инстграма, «самая красивая попа планеты», скандально известная Коко Остин,  только много лет назад. Вот вы бы поверили?  Честно говоря, на раннем фото она мне нравится гораздо б ...
Будучи на одном крупном заводе в России, решил я посетить местный туалет. А на заводе производство налаживали коллеги из Польши. И мне поляк так и говорит, что, мол, в этот туалет лучше не ходить. Там, типа, не просто все плохо, а очень плохо. Ну, а мы, ...
Пока суть да дело в Техасе на космодроме Бока Чика , он же сборочный завод  работа кипит круглосуточно..Видимо нужно наверстывать опоздания в графике создания СтарШипа , о котором говорилось вот в этом посте Недавними успехи:  вот первый и на сегодня последний ...