рейтинг блогов

От ненависти к женщинам к эре гинекократии

топ 100 блогов swamp_lynx10.11.2020 Теги: Роулинг "Самой распространённой по женскому вопросу позицией в Древней Греции было признание того, что женщины являются людьми второго сорта, лишёнными каких-либо дарований и предназначенными исключительно для рождения детей и ведения домашнего хозяйства. Так, Ксенофонт был убеждён, что женщина должна быть «ручной» для мужа, должна выполнять все домашние обязанности и жить в полном подчинении супругу. Женщины не имели права участвовать в политической жизни, не допускались в суды и не могли быть приняты в экклесию, высший орган государственной власти.
Судьями выступали исключительно мужчины. Кроме того, женщина не могла сама выступать как субъект судебного процесса, за неё отвечал её родственник-мужчина."

"Что умного и славного мы можем совершить, — спрашивает одна из героинь Аристофановой комедии "Лисистрата", — мы, женщины, которые сидим дома, украшенные цветами, в желтошафранной одежде, нарумяненные, в роскошных прозрачных платьях, в модных сандалях»? Сидят они под строгим присмотром, нередко взаперти, охраняемые, если верить тому же Аристофану, молосскими собаками, крепкими замками и запорами.
В Афинах женщина неправоспособна. Она не могла выступать свидетельницей, не могла сама вести судебные дела и начинать процесс, заключать договор выше известной нормы. Над ней постоянная опека: девушкой, в родительском доме, она находится под опекой отца, в замужестве — под опекой мужа. Замуж выходит она молодой, лет пятнадцати, воспитывается под строгим присмотром, по правилу «как можно меньше видеть, слышать и говорить». Обыкновенно она умеет лишь приготовлять платье из шерсти, наблюдать, как делится пряжа между служанками; зато она хорошо обучена кулинарному искусству, «ибо это — важнейшая для нее и для мужа наука». Она застенчива, робка, стесняется говорить даже с мужем, и нет человека, с которым бы муж меньше советовался о делах, нежели с женой.
Обычный тогдашний идеал жены — молчаливая, скромная, трудолюбивая, «как пчела». Даже в век Перикла считалось величайшей славой для женщины, когда о ней меньше всего говорилось в среде мужчин, как в дурную, так и в хорошую сторону (Thuc., II, 45). От жены требовалась верность, но мужу дозволялось все."

"Если же женская особь по замыслу природы безоружна и неспособна защитить себя, то и мозг ее меньше: «Среди животных самец имеет больший мозг пропорционально его размеру, а у человека мозг мужчины больше по объему мозга женщины… У человека больше швов, чем у других животных, и по той же причине мужчины больше женщин: так, чтобы эта полость, и особенно, больший мозг могли более свободно дышать». Тело женщины несовершенно, как и тело ребенка, и подобно бесплодному мужчине, оно не производит семени. Болезненное от природы, женское тело дольше находится в процессе созревания по причине его низкой температуры, но оно быстрее стареет, так как «все маленькое, будь то сделанная человеком работа или же природный организм, умирает быстрее». Все это проистекает из одной посылки: «По природе своей женщины более слабые и холодные [нежели мужчины], и их природа должна естественным образом считаться неполноценной».
Таким образом мы подходим к последнему основанию женских изъянов: женской природе как таковой. Женщина неполноценна. Все ее свойства подчеркивают недостатки. Поскольку Аристотель регулярно сравнивает животных по размеру, то можно было бы предположить, что к женщине необходимо относиться лучше, поскольку, по крайней мере, она имеет большую грудь, чем мужчина. Однако, нет. Аристотель внезапно выбирает иной критерий: консистенция и прочность ткани. По сравнению с грудной клеткой мужчины, грудь женщины – это мягкие выпуклости; всегда мягкие, они могут наполняться молоком, но быстро опустошаться. Мужская плоть твердая, женская – пористая и сырая. Таким образом, даже женская грудь – это признак неполноценности женщины. Женщина, рожденная женщиной вследствие некоторого бессилия ее родителя, демонстрирует свою собственную форму бессилия: «превращение спермы в специально обработанное питательное вещество (кровь у тех существ, которые имеют ее, и аналог крови у бескровных существ), благодаря холодности ее природы»."


От ненависти к женщинам к эре гинекократии misha_makferson: Традиционная римская семья не имела никакого отношения к взаимной склонности партнеров. Чисто хозяйственно-биологическая единица. За сексом это к куртизанкам, а жена не для этого нужна. Как писал цензор Метел в 131 году до н. э. "Если бы могли жить без жен, то все охотно обошлись бы без этой тяготы." Закономерно, что с превращением Рима из итальянского полиса в мировую державу, традиционная семья погрузилась в глубочайший кризис.


От ненависти к женщинам к эре гинекократии smirnoff_v: Инициатором костров инквизиции была интеллигенция, создавшая рафинированную городскую культуру. С высот этой рафинированной культуры народная культура им показалась низменной, а, поскольку в ту эпоху все идеи получали религиозную оболочку, и своя культура осознавалась как строго религиозная, то народная виделась с явной помесью чертовщины (элементов язычества и правда было немало). Вот тут и началось – в основном женщин жгли. В то же время как обычно интеллигенция делилась на группировки, и членам чужих группировок так же доставалось – вот так жгли тех, о ком сейчас удосуживаются всплакнуть, как о жертвах мракобесия. Не было, с одной стороны церковь и агрессивное быдло, а с другой страдающая интеллигенция. Церковь в лице сравнительно высоких чинов была частью интеллигенции, и весьма существенной. Им противостояло крестьянское население и деревенский священник – невежественный, склонный к греху, но близкий к народу.


Фёдор Лисицын. На западе право письменного закона победило право обычая. А юридически женщина везде неполноправный человек - владеть имуществом и распоряжаться может с ограничениями и т.п. Наследие Римского права и не к ночи будь помянуто Античности. Вон в демократических Афинах женщин держали в гинекее строже чем турки одалык в гаремах.
Дело именно в юридической неправомочности женщин. Скандинавия одно из исключений - там обычное право времен Викингов давало большое значение женщине хозяйке. И права ей. Ибо она блюдет дом когда муж и сыновья где-то воюют. А вот когда благородные рыцари сидят дома и хозяйство ведут и даже в крестовый поход дай бог третьих сыновей пошлют. Тогда женщина не человек, а предмет.
Охота на ведьм в Европе это массовая придумка протестантов - для них женщина хуже чем человек - она источник греха. Католики как то бороть ведьм не спешили. Хуже этого в Испании борьбу с ведьмами ругал сам Торквемада - еретиков жечь это хорошо, а колдуны и ведьмы - это томление духа.
Число ведьм, казненных в европейских странах в 16-18 вв. Испания с инквизицией и "темная Россия" оказались самыми гуманными государствами.

От ненависти к женщинам к эре гинекократии


От ненависти к женщинам к эре гинекократии az118: Гинекократия с интеллигентщиной как ее первичной мужеподобной формой расцвела там, где тысячелетия была репрессирована божественная женственность - в ареале аврамических религий с Ближнего Востока после катастрофы Бронзового века 3200 лет назад. а вот на Дальнем Востоке, где подобной репрессии не было, до вторжения новоевропейского запада миром правило Небо (Тан), олицетворенное Небесным Отцом - Императором (яп. Дзимму Тэнно), Князем (кор. Тангун) и т.п., происходящим от первобытного Хаоса - безначального женского Начала (Дао), которое укрощается и подчиняется изведенным им из себя Мужем.

"Теория идей" (а это средний Платон) и подмена бытия идеями и не дает разглядеть суть позднего платонизма (где и появилось Единое неоплатоников), раскрытого, кстати, Лосевым.
Дело в том, что к началу времени творчества Платона полис с его демократией уже убил принцип рода и исказил природу женщины, лишив потомство образцов для подражания и авторитетов истины в лице старших, восходящих часто к богам, от которых наследуются этика, эстетика и политика. Старшие образцы (древние цари) как бы оказались в Аиде, ставшим миром вечных паттернов, принявших вид (идея=вид) эйдосов, которые душа припоминает в этом мире живых, где эйдосы представлены текстами философов или идолами-статуями скульпторов.
Отсюда уже в позднем платонизме появляется Демиург (Перво-Царь Логос), разворачивающий небесную иерархию эйдосов родов богов, творящих космос и земной мир.
Стало быть, за платоновскими эйдосами скрываются перво-предки (перво-цари, перво-девы, перво-воины, перво-кузнецы и т.д.) и прототипы вещей, пребывающие в "мире ином, мире мертвых", на "том свете" и в памяти поэта.
Действительно, древне-греческий эпос и мифопоэтика и на небесах, и на земле, и под землей утверждают принцип царства и рода с богами с царем Зевсом, полубогами и героями, в битве при Фермопилах царя Дария побеждает царь Леонид, но в земной полит.реальности полиса действуют торговцы, софисты и проститутки.
Поэтому А.Ф.Лосев в ИАЭ характеризовал платонизм как реквиум по погибшему родовому строю в мире симулякров.

Мозг лишь временное пристанище двух лиц образа и подобия Прсв.Троицы, но вместилище первого лица Ее образа - сердце, где обитает хозяйка тела - душа, каковая сама по себе есть хаос, т.е. зев-дыра, из которой исходит ее господин - дух и которая рождает от него сына-слово, сердечно-умное или поэтическое, создающее образ танцующей над морем или лесом Утренней Звезды или схватывающее мимолетное со-бытие поэта и ускользающей натуры, но если душа угнетена своим господином и отцом их ребенка, она неизбежно отринет и его, и их дитя, перестав быть образом божественной женственности, и начнет пожирать в себя все сущее, разрушая гармонию единства многообразия, естественной формой бытия которого и является иерархия.
Т.о., отрицание божественной Женственности превращает женщину в ведьму, отрицающую божественное Мужество.
Тут важно понять, что Бог - Единый Бог, а не один Бог, и не два, три, много богов, и у Него одна Ипостась, но три Лица и множество Их выражений-личин, каждое из которых соответствует осуществленной возможности, представленной демоном-духом хранителем данного места, рода-племени или индивида или ангелом-посланником от Отца Небесного, Царицы Небесной и Царя-Пантократора своим наместникам и детям, превращающихся в бесов и дьяволопоклонников при уничтожении гармонии Образа Трех Лиц Троицы.

Авраам, Маркион (гностик, оказавший огромное влияние на раннее христианство) и Магомет были торговцами песчаных пустынь.
И капитализм, будучи продуктом восстания под руководством торговцев масс городского плебса после осени средневековья, порожденного итальянскими банкирами развратно-кровавого Ренессанса и немецкой реакции на него - уничтожившей четверть населения Германии Реформации, есть строй перманентной революции, т.е. постоянного самоотрицания по пути в ад.


Кристен Годси. В 2004 г. в статье «Экономика сексуальности: секс как женский ресурс для экономического обмена в гетеросексуальных отношениях» было высказано предположение, что секс есть нечто, что мужчины покупают у женщин за денежные или неденежные ресурсы и что любовь и привязанность — всего лишь когнитивный туман, которым люди маскируют транзакционный характер личных отношений. Авторы статьи Рой Баумайстер и Кэтлин Вос совершили большой теоретический скачок и применили экономическую науку для изучения человеческой сексуальности. Их взгляды вызвали жаркие споры психологов о «естественном» поведении мужчин и женщин в ухаживании.
...сексуально-экономическая теория завоевала много сторонников, потому что интуитивно кажется верной, особенно в индивидуалистической и материалистической культуре Соединенных Штатов.
...Кстати, я в восторге от сексуально-экономической теории и считаю, что эта модель многое позволяет понять о том, как «работает» сексуальность в капиталистическом обществе. Сексуально-экономическая теория верна, но лишь в границах рыночной модели. Когда читаешь работы Баумайстера и его коллег наряду с критикой восприятия сексуальности при капитализме, наблюдаешь красивое соответствие. Возможно, не осознавая этого, авторы сексуально-экономической теории опираются на давнюю традицию критики капитализма с социалистических позиций: он превращает все человеческие отношения в товар, а женщин — в движимое имущество.


От ненависти к женщинам к эре гинекократии az118: После войны была такая Мария Гимбутас - литовка и очень известная американская археолог и этнолог, ошарашевшая научный мир двумя идеями;

о доиндоевропейском обществе Старой Европы, якобы основанного на мире, равенстве и терпимости к нетрадиционной ориентации, и о вторжении туда из южно-русских степей носителей Курганной культуры - грубых варваров-мужланов на конях, в результате чего на смену «золотому веку» пришла андрократия — власть мужей, построенная на войне и крови.

тут надобно заметить, что такая явная современная (как раз после войны) тяга к гинекократии есть следствие угнетенного в господствовавшем на западе более 3000 лет (после катастрофы Бронзового Века, с Троянской войной и гибелью цивилизаций Ахиявы, Хеттии, Миттани, Шан-Инь) ближневосточном монотеизме женского начала, после ужасов двух мировых войн и революций первой половины прошлого века ставшего основой идеологии неолиберального глобализма, что есть дисгармония наоборот - негатив дисгармонии аврамических культур, причем обе дисгармонии продуцируются интеллигенцией, по своему психологическому складу вообще склонной к бабству - низовому как в авраамизме или верховному как в неолиберализме (месть мужам).


От ненависти к женщинам к эре гинекократии zakroite_cirk: О новой американской элите. Трансгендеры (как впрочем и гомосексуалисты обоих полов) - люди психически нестабильные, т.к. такое не проходит бесследно для психического здоровья.
Феминистки вынужденны более агрессивно реагировать на события, т.к. их групповые интересы требуют доминирования над мужчинами. А это приводит к ненужным конфликтным ситуациям на ровном месте. К управлению государством нельзя подпускать на пушечный выстрел, их потолок - муниципалитеты или вторые-третьи роли в отдельных штатах - чтобы был наглядный пример их поведения во власти.
Негры сами по себе люди как люди, но когда их в спину подталкивают трансгендеры с феминистками - это атас! Они и так, чисто по природной предрасположенности, ближе к импульсивному поведению (что само по-себе не хорошо и не плохо), а вынужденные конкурировать с трансами и феминистками (которые уже давно позиционируются с лесбами) находятся под постоянным психологическим давлением, подсознательно ощущая завуалированную дискриминацию данной ситуации. Что в свою очередь влияет на адекватность принимаемых ими решений...


Напротив здания, где судили Вайнштейна, установят символ #MeToo — Медузу Горгону.

От ненависти к женщинам к эре гинекократии medusa03

Автор переосмысляет работу ренессансного художника Бенвенуто Челлини «Персей с головой Медузы», которая была создана в XVI веке и находится на площади Синьории во Флоренции. В античной мифологии Медуза — прекрасная девушка, которую Посейдон изнасиловал в храме Афины; в наказание богиня превратила ее в чудовище со змеями вместо волос. Скульптор представляет свой взгляд на классическую историю: двухметровая обнаженная Медуза побеждает Персея и держит в руках его голову и меч.

От ненависти к женщинам к эре гинекократии medusa06

От ненависти к женщинам к эре гинекократии medusa02


От ненависти к женщинам к эре гинекократии glodg: Во второй части фильма " Матрица" есть хорошая фраза: "Часто правильность выбора проверяется необходимостью сделать его еще раз, при том, что цена уже известна."
Многие девочки искренне не понимают, что такое - завести семью.
Они продолжают пребывать в инфантильном пространстве собственной семьи, где нет материальных, жилищных, социальных проблем, где кто-то оплачивает какие-то счета, кто-то делает ремонты, еда периодически сама-собой заполняет холодильник...
Им кажется, что выйти замуж, это такой апгрейд - все тоже самое, только без нравоучений папы и мамы, и с полной свободой любых действий без малейшей ответственности.
Тем более, что именно так описывают им жизнь с "настоящим мужчиной" их драгоценные родственники.
И поэтому, они искренне "заводят семью".
А потом, также искренне негодуют, когда оказывается, что выбранная ими "каменная стенка", тоже человек, и тоже желает отдыхать, реализовывать свои желания, с ней тоже надо считаться, и её тоже надо оберегать.
Все, на этом "игра в семью" заканчивается, и начинается бадяга под названием "родила для себя".
Конечно, иногда бывает и целенаправленное стремление к этому, но, чаще всего, реализуется именно описанный мной сценарий.


Александр Дугин. У мужчины и женщины рождается человек. У одной женщины - без мужчины- рождается монстр. По Аристотелю, это свойство семени, которое содержит в себе эйдос, тогда как материнское начало есть материя. Слабое семя и сильная материя - это и есть генеалогия чудовищ.
Практически то же самое с воспитанием. Воспитывать человека должны двое - отец и мать. Отец придает смысл, мать - ухоженное наличие. Если семья слишком материальна, следует передать детей крестным (духовным) родителям - но снова отцу и матери. И главное во всем Отец.


От ненависти к женщинам к эре гинекократии laoczi: Хорошо сущность женского психологического насилия выразил великий психолог К.Г.Юнг в грандиозной работе "Исследование феноменологии самости".
Если переводить с терминологии архетипов на человеческий, то смысл этого насилия в том, что женщина подменяет рассуждения мнениями, т.е., маскирует чистые эмоции под логические выводы. Для мужчины это совершенно непереносимо.
А объяснить мужчины ничего не могут именно потому, что женская манипуляция находится на уровне бессознательного, восходя к коллективному бессознательному, а точнее, к "неразрывной паре" (с) анима-анимус. Любая попытка вербализировать эти содержания обречена на провал, поэтому мужчины и экают-мекают.


Естественный отбор может оказывать биологическому виду и медвежью услугу. Наиболее яркий пример, по мнению Конрада Лоренца, нам демонстрирует фазан-аргус. Самка аргуса при выборе самца ориентируется исключительно на размер его украшенных яркими узорами крыльев, которые тот разворачивает перед ней во время токования. Причем внимание самок именно к размеру крыльев самца столь велико, что количество потомков каждого самца, которыми он обзаводится за определенный промежуток времени, прямо пропорционально длине перьев в его крыльях. Отбор на основании этого признака приводит к тому, что петухи отращивают настолько гигантские крылья, что почти теряют способность летать. В результате они чаще становятся жертвами хищников, чем их более короткокрылые соплеменники. Но, несмотря на свою преждевременную смерть, они компенсируют свой короткий век многочисленным потомством, и поэтому вопреки интересу вида в целом, у них сохраняется предрасположенность к гипертрофированному росту крыльев. К. Лоренц считает, что в данном случае естественный отбор завел вид в гибельный тупик, и так получается всегда, когда половой отбор полностью определяется самкой (Лоренц, 1966, с. 22)


От ненависти к женщинам к эре гинекократии akor168: Читая вполне конкретный жанр под названием "массовое фентези обыкновенное, графоманское" определить пол автора можно как в глубокой очистке материалов - с вероятностью до нескольких девяток (то есть по определенным жанрам 99.99% легко).
Один очень мощный критерий: мир и герои. Если мир живой, только когда герой рядом, это почти 100% женский автор. Если мир вполне живет своей жизнью и после того как герои его покинули - это скорее всего мужчина. Приведу простой пример: последняя книга Гарри Поттера - герои действуют вне Хогвартса - всё - Хогвартса по сути нет, его не существует. Он снова появляется, наполняется красками, лишь когда герои снова возвращаются в него на последнюю битву. Я довольно долго считал что у Роулинг получается писать неженскую в этом смысле фентези, а потом случился 7-ой и стало понятно что это очень сложно. При этом даже у совершенно нулевого графоманчика мужеска пола при полной убогости языка, характеров и прочая, получается вполне живой и независимый мир. Человек то есть сначала имеет образ мира и лишь потом помещает туда героя, а женская фентези - берем героя(героиню) и именно вокруг них выстраивается мир.
По идее, если "женский" автор способен еще и создать живой мир, то в итоге должна получится бомба. Пример той же Роулинг показывает, что это правда - действительно получается суперхит и культовое произведение. Но как же это сложно сделать, если по сути кроме Роулинг этого никому не удалось. У Буджолд кстати тоже неплохо получилось, но у меня как раз там претензии именно к миру - я в него таки не верю.

От ненависти к женщинам к эре гинекократии finnomongol: Сравнивая как-то прозу Мацуо Басё (он писал не только хайку, но и хайбун) и "Записки у изголовья" Сэй-Сенагон, нашёл, что слог фрейлины более утончён. Однако, Басё, при его большей грубости (на мой взгляд) пишет не столько о встреченных им объектах, сколько о неких высших материях, идеях, которые эти объекты могут символизировать. Сенагон же пишет только об объектах. Но очень изящно.

От ненависти к женщинам к эре гинекократии snk1965: Как и в жизни, с "мужественная-женственный": если мужественная женщина остаётся женщиной, а тонкочувствующий мужчина - мужчиной (воин-поэт), то это прекрасно. А вот если лишаются одной из своих ипостасей (любой), то выглядят весьма убого. Так и с произведениями: чисто "мужская/женская" проза - это литература кастратов, сильно на любителя или под настроение.
Возможно, такая литература возникает, когда автору, по сути, нечего сказать (а "поговорить" очень хочется) или автор не справляется с материалом и "сваливается в привычное", пишет "на доминанте", "одноного".

От ненависти к женщинам к эре гинекократии ante_diem: У мужчин это: "Я вскинул гранатомет на плечо, и ручеек из покоренных женщин потек в сторону моего нового дворца". А у женщин это: "Я вышла из магазина, был март, и в отражении лужи я увидела себя, зябко кутающуюся в твидовое пальто. Я показалась себе такой же хрупкой и прозрачной как лед."
Самолюбование. А в хорошей литературе его нет.


Евгений Головни. Нельзя рассуждать о современном "матриархате" в точном понимании слова. По Бахофену, матриархат -- понятие скорее юридическое, связанное с "материнским правом". Но вполне можно поразмыслить о гинекократии, о господстве женщины, обусловленном преимущественно женской ориентацией нового времени. Вот определение Бахофена: "Гинекократическое бытие это упорядоченный натурализм, превалирование вещественного, преимущественность физического развития" (J.J. Bachofen. Mutterrecht, 1926, s. 118). Никто не станет отрицать успехов нового времени в данном плане. За последние два века в человеческой психологии свершился радикальный сдвиг. Изначально мужской натуре антипатичны такие экзистенциалы, как "собственность" и время в смысле "длительности". Центробежный, взрывной характер фаллицизма требует мгновений и "секунд", которые вне "длительности", которые не складываются в "длительность". Идеальное назначение мужчины -- идти вперед, преодолевать земную тягость, искать и завоевывать новые горизонты бытия, пренебрегая жизнью, если под жизнью разумеют равномерное, многолетнее, рутинное существование. Мужские ценности -- бескорыстие, доброта, честь, небесная трактовка красоты. С этой точки зрения, "Лорд Джим" Джозефа Конрада -- чуть ли не последний европейский роман о "настоящем мужчине". Джим, простой матрос, у которого единожды задета честь, не может себе такого ни простить, ни пережить. Потому-то автор и дал ему титул, поскольку честь -- дворянская привилегия и ценность. Праведник и странствующий рыцарь -- вот настоящие мужчины.

Могут возразить: если все примутся донкихотствовать или проповедовать птицам -- во что тогда превратится человеческое сообщество? На этот вопрос трудно ответить, зато легко заметить, во что сие сообщество превратилось бы без св. Франциска и Дон Кихота. Дон Кихот необходим обществу гораздо более, нежели дюжина автомобильных концернов.

Буржуазная цивилизация -- полуцивилизация, нонсенс. Для создания цивилизации требуются совместные усилия четырех сословий.

Мы говорим: централизация, центробежность. Однако понятие "центр" определить весьма нелегко. Центр может быть статичным и блуждающим, проявленным и непроявленным, его можно любить и ненавидеть, о нем можно знать, или догадываться, или предчувствовать тончайшей и обманчивой антенной интуиции. Можно прожить жизнь без малейшего представления о центре собственного бытия. Это парадоксальный неподвижный мобиль Аристотеля. В центре совпадают центробежные и центростремительные силы. Когда одна из них гасит другую -- система либо взрывается либо застывает в ледяной смерти. Очевидно: непознаваемость центра гарантирует его центральность, так как воспринятый и объяснимый центр всегда рискует переместиться к периферии. Отсюда вывод: постоянный центр нельзя познать, в него следует верить. Потому-то Бог, честь, благо, красота и являются постоянными центрами. Это главное условие направленной, радиальной мужской активности.

В первых двух сословиях -- жреческом и дворянском --понятая таким образом мужская активность доминирует над женской. И только при нормальной, то есть высокой, позиции этих сословий создается цивилизация, патриархальная, во всяком случае. Буржуа, признавая номинально идеальные ценности, отдает предпочтение добродетелям более практичным: честь заменяется честностью, справедливость -- порядочностью, доблесть -- разумным риском. У буржуа центробежная энергия подчинена центростремительной, и центр уже не находится в сфере его индивидуальности, центр надо утверждать где-то во внешнем мире и становиться его сателлитом. Тенденция "отдать и отстранить" возможна здесь как тактический маневр тенденции "забрать, сохранить, приобрести, умножить".

После буржуазной французской революции и образования северо -американских штатов наступил окончательный крах патриархальной цивилизации. Вандейское восстание было, вероятно, последней вспышкой сакрального огня. В девятнадцатом веке мужское начало рассеялось в материально ориентированном мире, давая о себе знать в дендизме, в художественных направлениях, в независимой философской мысли, в авантюрах исследователей неведомых стран. Но его представители, разумеется, не могли остановить позитивистского прогресса. Общество любило выражать локальное восхищение их книгами, картинами и высокими деяниями, но в целом относилось к ним очень и очень подозрительно. Макс и Фрейд много сделали для победы материалистической гинекократии. Один объявил стремление к экономическому благосостоянию главной движущей силой истории, другой выразил глобальное сомнение в психическом здоровье людей, чьи духовные интересы не служат "общественному благу". Носители подлинного мужского начала постепенно превратились в "лишних людей" наподобие некоторых героев русской литературы. "Wozu ein Dichter?" (Зачем поэт?) -- иронически спросил Гельдерлин еще начале прошлого века. Действительно, зачем нужны в прагматическом обществе прожектеры, изобретатели миражей, опасных доктрин и прочие мастера беспокойного присутствия? Готфрид Бенн точно отразил ситуацию в замечательном эссе "Паллада": "... представители умирающего пола, пригодные лишь в качестве сооткрывателей дверей рождения... Они пытаются завоевать автономию своими системами, негативными или противоречивыми иллюзиями -- все эти ламы, будды, божественные короли, святые и спасители, которые в реальности не спасли никого и ничего -- все эти трагические, одинокие мужчины, чуждые вещественности, глухие к тайному зову матери-земли, угрюмые путники... В социально высоко организованных государствах, в государствах жесткокрылых, где все нормально заканчивается спариванием, их ненавидят и терпят только до поры до времени".

От ненависти к женщинам к эре гинекократии logo-undertale-review-v2

Государства инсектов, сообщества пчел и термитов превосходно организованы для существ, "живущих один раз". Западная цивилизация вполне успешно движется к подобному идеальному порядку и в этом плане являет собой довольно редкий эпизод в истории. Трудно найти в обозримом прошлом человеческую формацию, утвержденную на основах атеизма и сугубо материальной конструктивности мироздания. И здесь не играет роли, что именно ставится во главу угла: вульгарный или диалектический материализм или парадоксальные микрофизические процессы. Когда религия сведена к морализму, когда радость бытия сведена к десятку примитивных "удовольствий", за которые еще надо черт знает сколько платить, когда физическая смерть представляется "концом всего", -- стоит ли говорить об иррациональном порыве и сублимации? Потому-то Макс Шелер в двадцатые годы и развил известное положение о "ресублимации" как об одной из главных тенденций века. По мысли Шелера молодое поколение не хочет более, на манер отцов и дедов, растрачивать силы в бесплодных поисках абсолюта: постоянные интеллектуальные спекуляции требуют слишком много жизненной энергии, которую гораздо практичней использовать для улучшения телесных, денежных и прочих конкретных кондиций. Современные люди жаждут наивности, беспечности, спорта, жаждут продлить молодость. Знаменитый философ Шелер, похоже, приветствовал данную тенденцию. Посмотрел бы он сейчас на это молодое и молодящееся стадо, а заодно посмотрел бы, во что превратился спорт и другие здоровые увеселения!

И потом.

Разве сублимация ограничивается интеллектуальными спекуляциями? Разве порыв вперед и ввысь ограничивается прыжками в длину и в высоту? Сублимация не свершается в минуты хорошего настроения и не заканчивается упадком сил. Это даже не экстаз. Это постоянная и динамическая работа души по расширению восприятия и трансформации тела, это познание мира и миров, мучительное освоение небесного альпинизма. И притом это естественный процесс.

Если мужчина боится, избегает или вообще не признает зова сублимации, он, собственно, и не может называться мужчиной, то есть существом с ярко выраженной иррациональной системой ценностей. Даже при седой бороде или эффективно развитых бицепсах он все равно останется ребенком, целиком зависящим от капризов "великой матери". Склоняя дух к решению прагматических задач, истощая душу в честолюбии и сластолюбии, он будет приползать к ее коленям в поисках утешения, ободрения и ласки.

Но "великая мать" отнюдь не патриархальная любящая Ева, плоть от мужской плоти, это зловещее порождение вечной тьмы, близкая родственница первичного, несотворенного хаоса: под именем Афродиты Пандемос она отравляет мужскую кровь сексуальным кошмаром, под именем Кибелы угрожает кастрацией, безумием и влечет к самоубийству. Спросят: какое отношение имеет вся эта мифология к рациональному и атеистическому познанию? Самое прямое. Атеизм -- просто форма негативной теологии, усвоенная некритично или вообще бессознательно. Атеист наивно верит во всемогущество разума как фаллического инструмента, способного проникнуть сколь угодно глубоко в сокровенность "матери-природы". Попеременно то восхищаясь "удивительной гармонией, царящей в природе", то возмущаясь "стихийными, слепыми силами природы", он, подобно избалованному сынку, хочет получить от нее все, ничего не давая взамен. В последнее время

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Друзья! Товарищи! Любители стихов! Поклонники всего, что стройно и красиво! Да не смущает вас мгновенье грусти темной! Придет желанный миг... ХОЧУ КУПИТЬ НЕТБУК! Аж зубы сводит как! Вот только бы определиться какой именно. Дано: твердая ...
Где-то вычитала утверждение, что на протяжении суток в мозгу у человека проносится 60 тысяч (прописью: шестьдесят тысяч , Карл!:) мыслей. Вот как эту невидимую штуку можно сосчитать? Кто считал?:) И вообще...Может, это в ноябре...Или вообще - зимой. Потому что у меня лично нынче мыслей ...
Вот тут читаю постоянно что черные маслины и оливки без косточек фу и кака. А с каких это пор все стали резко такими гурманами?Сами их не солите (живущие в странах где растут вечнозеленые оливки не в счет), бо не растут в России оливки я так понимаю. ...
Леонид Ильич Брежнев был в целом неплохим правителем. Ему, также как потом другому правителю одной «встающей с коленей» страны очень повезло с ценами на нефть, благодаря которым некоторое время СССР чувствовал себя очень даже неплохо. Он любил хорошо жить сам и давал жить другим. Но ...
Привет всем) А это снова я) Я давно уже хотела запечатлеть день, когда я работаю, но все как-то звезды не складывались в один ряд. А вчера 12 июля все сложилось, и я все-же вам покажу свою работу) За половину фоток извиняюсь, фотала с телефона.  Это мой третий день в данном сообществе ...