О моих встречах с арабами

топ 100 блогов 01.04.2014

Уже много лет арабские страны и их народы будоражат весь мир своей военной и политической неустойчивостью. Вооруженные восстания, смены правительств и режимов, взрывы и теракты по всему миру, навязывание, нередко силовое своих взглядов на всех территориях, где им удается осесть на более или менее длительный срок. И, как правило, постоянная и тотальная ненависть к Израилю.

            Иногда возникает вопрос: ну откуда же всё это берется? Я никогда не был ни в одной арабской стране. Даже на курортах. Но в России с арабами сталкиваться приходилось. Не с очень многими. Примерно с тремя или четырьмя. Были с ними и беседы. Даже споры и дискуссии. Один закончил энергетический институт, другой – Патриса Лумумбу. Остальные не помню, где учились. О нашей гостеприимной стране отзывались они по большей части не слишком одобрительно. Впрочем, свои страны они тоже не очень хвалили.

            Расскажу об одном, приехавшем к нам из Сирии. Звали его не то Амин, не то Амир – точно не помню, давно всё это было. Но, по-моему, все-таки, Амин. Амин окончил университет Патриса Лумумбы. Но к тому времени, когда мне довелось с ним познакомиться, а это было примерно в 1981 году, он уже много лет жил в Советском Союзе. Как и многие из тех студентов, он в годы обучения встречался с русскими девушками, одна из них ему очень понравилась. Возникла любовь, и не без взаимности. И они решили пожениться. Он предполагал, что в дальнейшем они переберутся в Сирию, где у него были небедные родственники, и где его самого ждало вроде бы неплохое будущее.

            Конечно, такое имело место нечасто, но все же случалось, что наши девушки выходили замуж за арабов. Выходили также и за кубинцев, и за никарагуанцев, а также за венгров, за поляков и еще бог знает, за кого. Браки с иностранцами тогда не поощрялись, но и полного запрета на них не было. Как правило, девушки после замужества уезжали со своими мужьями к ним на их родину. А вот эта оказалась с характером, и уезжать напрочь отказалась. Но при этом уговорила все своего жениха остаться у нас. Как это у него получилось?

С Сирией в те годы, а было это в 60-х, 70-х и в 80-х, велась обширная торговля, в основном оружием. То есть, мы поставляли Сирии оружие, она же нам взамен ничего не поставляла. Зато она, Сирия позволила нам создать на ее территории военно-морскую базу. В связи с поставками при посольстве было создано несколько торговых фирм. Вот в одну из таких фирм ему и удалось устроиться. Брак оказался удачным. Жена родила ему двух сыновей, что для него как для араба и для его сирийских родственников значило очень многое. К тому времени, когда мне довелось с ним столкнуться, его ребятам было одному 11, другому 7 лет. По нашим меркам у него была неплохая зарплата, естественно, в валюте, жил он со своей семьей в хрущевке, в трехкомнатной квартире. Однако его зарплата была не единственным источником дохода его семьи. Каждый год у него было несколько командировок в страны Европы (в ФРГ, во Францию, в Италию и еще куда-то). Иногда ему даже разрешали взять с собой свою жену. Так вот, при возвращении им разрешалось беспошлинно ввести товаров весом не более 20 килограммов на человека.

Для тех, кто не жил в советские времена, это мало о чем говорит. А кто жил, тот может представить себе, что ввозили тогда из заграницы. Это были дефицитные в то время джинсы, кроссовки Адидас, красивые изделия из меха и кожи, женское белье, посуда, парфюмерия и многое чего другое, что в СССР было достаточной редкостью, и что можно было перепродать с огромной для себя выгодой. Такая перепродажа считалась допустимой, поскольку ввозили они эти товары на вполне законных основаниях. Сколько они реально на этом зарабатывали, этого я знать не мог, но по тогдашним меркам у них была очень обеспеченная жизнь.

Амин смеялся над нашими порядками и удивлялся, почему само наше государство не возьмет на себя столь выгодную для себя торговлю. Одновременно он высказывал удивление и по другому поводу: ну почему, говорил он, ваши швейники не могут нашить в достаточном количестве красивое бельё для своих женщин? Что до меня, то я даже для себя не мог найти ответа на этот вопрос, тем боле, не мог ответить и ему.

Один раз я его спросил, а не хочет ли он когда-нибудь вернуться на родину, чтобы осесть там насовсем? Ответил он неопределенно, но смысл ответа был примерно таким. Восток, говорил он, очень любит деньги, но сами деньги – это еще не всё. Многое зависит еще и от того, как они заработаны. Наиболее престижными являются деньги, заработанные войной, пусть даже военным грабежом. В мирное время следует быть просто высокооплачиваемым офицером, лучше – генералом.

Немного менее престижными являются деньги, получаемые на высоких административных должностях. Даже если это будут коррупционные деньги – это никого не волнует. Далее, по нисходящей шли: торговля, производство товаров, инженерные должности. Очень низко стояла наука, которая у серьезных людей была абсолютно не в почете. Сельский труд, труд работников по найму ценился ниже всего. Возможно, я что-то исказил, возможно, не всё правильно понял, но общий подход был примерно таким.

Так вот, объяснял мне Амин, у него не было больших шансов стать на родине уважаемым человеком. Был бы так себе, простым управляющим у какого-нибудь успешного хозяина. Здесь, его положение было более основательным. Его уважали на работе, поскольку во многих случаях он оказывался весьма компетентным и опытным сотрудником, но также и в быту, ведь заработки у него были совсем не малыми. Там, на родине, его положение было бы, скорее всего, более низким.

Здесь у него была еще и перспектива занять со временем неплохую должность в самом сирийском посольстве. Была даже надежда оказаться на дипломатической службе в какой-нибудь европейской стране. Так что домой ему не стоило стремиться. Он был рад, что ему довелось учиться в Советском Союзе. Учеба эта ему ничего не стоила, поскольку студентов из развивающихся стран у нас учили бесплатно. В Сирии, говорил он учиться негде – всего два университета. Те, кто хотят учиться, уезжают, как правило, в Европу. Но это дорого.

Еще в каком-то замаскированно-неодобрительном тоне отзывался он о своей арабской нации. В нашем народе, говорил он, слишком много таких, кто стремятся хоть где-нибудь, но повоевать. Много людей, которые очень любят оружие и стремятся его заполучить. При этом, окружающие относятся к ним вполне с одобрением. А если не с одобрением, то с пониманием. Надо учитывать: в каждой семье вырастает по пять-шесть, а то и по восемь детей. Так что арабской молодежи много, а престижной работы мало. Да и не-престижную работу тоже нужно поискать. Зато с оружием можно всегда найти, где заработать. Пусть не дома, пусть в другой стране. Арабских стран на Востоке больше двадцати и все враждуют. Пока у нас еще относительно тихо, говорил он. Но придет время и всё взорвется.

У нас, в Сирии, говорил он, очень тревожно. Много недовольных. Чем они недовольны? А тем, что у власти уже много лет стоит Хафез Асад (отец нынешнего президента Башара Асада), и все высшие должности в стране занимают приближенные к нему люди. Возможно, он имел ввиду привилегированное меньшинство алавитов, но я не помню, чтобы он тогда употреблял это слово. К какому мусульманскому меньшинству или большинству принадлежал сам он, я также не смогу сказать. Но он полагал, что существующее там неравенство может привести к вооруженной борьбе, в которую сам он не хотел быть втянутым. Народ наш, говорил он, озлоблен и очень агрессивен. И свою озлобленность готов он излить на кого попало.

Ведь во многих арабских странах – в Ираке, в Саудии, в Кувейте, да и в других много нефти, поэтому у них есть деньги. Они могут прокормить свой народ. А в Сирии ничего нет. И делиться с ней никто не собирается. В Египте похожая ситуация, но у них хоть есть Суэцкий канал. В общем, арабы еще покажут миру, что так жить нельзя.

Сам он, как я понял, не был настроен воинственно, но по поводу Израиля отзывался весьма негативно. Как же так, ведь Израиль отхватил у Сирии Голанские высоты и не хочет их отдавать. Это вызывало его возмущение. Израиль, говорил он, ненавидят все арабы. Они там живут припеваючи, но арабов к себе не пускают. Так что Израиль об этом еще пожалеет. В спор по этому поводу я с ним даже и не пытался вступать, поскольку мои доводы он просто бы не услышал.

Заходил также разговор о том, как относятся в Сирии к нашей стране. У нас, в Сирии, говорил он, о Советском Союзе никто ничего не знает. Знают Америку. Знают Германию, Японию, Францию. А почему об этих странах знают, а о нашей стране нет? Да просто, из этих стран в Сирию привозят автомобили, приемники, телевизоры. Да и все остальное тоже оттуда. А из России у нас ничего нет. Даже, когда я бываю дома, говорил он, никто не может понять, где я работаю. Где находится Советский Союз, никто не знает.

Как же так, возражал я. Ведь мы поставляем вам оружие, и в немалом количестве? Простому человеку, отвечал он, об этом оружии ничего не известно. Если у кого-то есть на руках ружье или автомат, то они, скорее всего, не российские. У нас там немало оружия из самых разных стран.

В общем, получалось так, что если к Израилю он относился враждебно, то к нашей стране – достаточно неодобрительно. А я думал: ну, зачем мы вбухиваем в эти страны – в Египет, в Сирию, в Иорданию, в Ирак – огромные деньги? В страны, в которых нас либо не любят, либо ничего о нас не знают? Что сможем мы в конечном итоге от них получить? Как потом оказалось, действительно – ничего. Все их долги мы им, в конечном итоге, простили.

С Амином мы встречались всего три раза, в дальнейшем наши контакты с ним прервались. Но спустя примерно четыре или пять лет до меня случайно, окольными путями дошла информация, что в результате то ли каких-то интриг, то ли по каким-то иным причинам он потерял свое теплое место при посольстве и вынужден был искать себе новую работу. В Сирии его давно уже никто не ждал, поэтому, он, как и ранее планировал, решил поискать себе место в Европе. Но тут оказалось, что его русская жена, по-видимому, уже несколько разочаровавшаяся в своем арабском муже, снова категорически отказалась покидать Советский Союз. Ей и здесь жилось совсем неплохо. Поэтому она просто постаралась с ним развестись. Детей она, разумеется, оставила себе. О его дальнейшей судьбе мне ничего не известно, но, я полагаю, он и в Европе нашел себе свое место. 

Вот вкратце, что мне удалось узнать о Сирии из бесед с этим арабом. Сейчас по возрасту он, скорее всего, пенсионер. И скорее всего, продолжает жить в одной из европейских стран. Естественно, он следит за событиями на Ближнем Востоке и, в особенности, в своей родной стране. И, учитывая, что в Сирии вот уже три года идет кровопролитная гражданская война, он, может быть, даже рад, что в те, его молодые годы, его русская невеста категорически отказалась ехать вместе с ним к нему на родину.

Оставить комментарий



Предыдущие записи блогера :
Архив записей в блогах:
Двоюродный брат женился. Работа не плохая, не большой начальничек. А вот жена попалась плохая. Пришел однажды брательник домой, приехал с командировки, а там жена в пьяном угаре + друг. Нет жены и нет друга. Зато есть сын первоклашка. Брат работает по сменам, ребенка воспитывать сложно. ...
Граждане бандерлоги, весьма любопытно узнать - куда вы дели трусы бывшего кандидата в президенты бывшей страны Украины? Ходят слухи, что во Львове открылась церковь "Победы над Россией", и труселя Царёва стали в ней одной из главных святынь. С криками: "Сала шлите Украине!", патриоты п ...
Гангстерский захват человека произошёл на улицах Москвы в районе Тёплый Стан. А причиной этому стала съмка на видео, которую вёл гражданин. Он стал свидетелем инцидента и решил снять его на видео. Водитель Porsche Cayenne на данном участке дороги нарушил ПДД после того, как ему ...
Это видео надо смотреть вечером, неспешно, медленно потягивая пиво, причем без портящей его вкус закуски и наслаждаться увлекательнейшим рассказом об истории пива, начиная с древних шумеров и междуречья в исполнении Евгений Смирнов e_smirnov . А еще в качестве бонуса Вы ...
Девочки, помогите избавиться от перевеса:) Предложение действительно ровно неделю. На все фикс прайс - 1000р. Я могла бы встретиться в этот четверг, пятницу и субботу в центре. Новая (без бирок) сумка твидовая я даже ее когда-то показывала здесь  , ...