Из Израиля в Россию. С правами и без прав

топ 100 блогов anna_gaikalova16.08.2022 ВСЕ ПРЕДЫДУЩИЕ ПОСТЫ НА ЭТУ ТЕМУ"

Я неуклонно приближаюсь к самым сложным темам своего плана – к тому, с какой стороны мне открылась израильская медицина, и к святой для израильтян, но оказавшейся спорной для меня теме отношения к детям. Но пока еще у меня есть зазор. И сегодня я похожу вокруг этих двух бугров, как будто их нет.
Речь снова пойдет о том, как некоторые вещи происходят в Лоде и вокруг него, я же именно там жила. Но возразить, что такое происходит не везде, потому что Лод – арабский город, не получится, т.е., это возражение на этот раз не засчитается. Во-первых, потому что «не везде» решительно всё, и во всем исключения есть всегда, и возражают так обычно только чтобы спорить. А во-вторых, потому что не об одном Лоде я расскажу. Лод, он хоть и арабский, все же – предместье Тель Авива. Я «заеду» и в другие небольшие города центрального округа – в Рамле, Реховот, Холон. Это приличные по размерам и вовсе не арабские города.
То, о чем я хочу рассказать, конечно, индивидуальная картинка событий, лично моя история. Но история эта вшита в систему. Это так же очевидно для меня, как и то, что вшит в нее чиновничий беспредел. Чиновники всегда руки системы, особенно, когда у этих рук такой одинаковый почерк.
Мы приехали с небольшой суммой денег, на которую рассчитывали купить машинку – маленькую, старенькую, но на ходу. «Размечтались», - можно услышать, и мы сразу это услышали. Но я не беспокоилась. Если что-то действительно надо, оно обязательно будет.
Внимание тем, кто не воспринимает мистику во всех ее проявлениях. Вам могут быть неинтересны некоторые моменты моих рассказов. А может быть, все рассказы обесценятся, «раз она такая». Но она такая, и с этим ничего поделать нельзя. Она верит в Бога, и она все время «с кем-то там» общается. Но это бы ничего, мало ли кто как чудит. Она еще слышит ответы. Если вас это раздражает, не читайте следующий абзац.

Где-то в начале я предупреждала, будет странное. В этом посте немного, так сказать, вводная часть. Я всегда знаю, если чего-то делать не стоит. Если мне чего-то делать нельзя, я увижу сон и отменю. Я предвижу многие события, но что именно – это практически не зависит от меня. «Практически» эозначает, что я могу проникнуть в какую-то тему по своему желанию. Но этот процесс трудоемкий, у меня должен быть очень весомый резон, чтобы трудиться так. Поэтому последние годы я в основном «теку» по реке жизни и полагаюсь на нее, принимая то, что дается буквально «само», тем более что то, что меня действительно волнует, мне всегда открывается. Все это существует со мной с детства, но очень развилось, когда я воспитывала детей и была под постоянным прессингом от их количества и свойств. Я не хотела бы жить по-другому и да, я всегда сомневаюсь, потому что «вдруг я все это придумала», «вдруг я неправильно поняла», и даже – «этого не может быть!». Как с фашизмом на Украине. Как с пандемией. Как с войной. Если я совсем не верю и, как Василий Иваныч квадратный трехчлен, даже представить себе не могу, то поступаю по-своему, но всегда убеждаюсь, что снова сделала это напрасно, а непонятное в большинстве случаев проясняется. И пока эту тему я оставлю.

Сейчас я не смогу убедительно расписать, как сложно и дорого в Израиле обходится содержание старых машин. Мне рассказывали, называли цифры, но я не умею этого помнить. Рассчитываю на комментарии, если кто-то захочет рассказать, то внесу это описание в конец поста, как сделала в предыдущий раз. Нам объяснили, что лучше покупать машину подороже (чем примерно развалюху за 350 тыс на рубли, как я хотела), но надо было оставить на обслуживание и страховку, потому что иначе мы бы точно ни во что не вписались. Плюс – мы оба водим механику, это увеличивало наш шанс на такую машинку набрести, все-таки они не популярны. В общем, годную машину за негодную сумму это квест. Но чудеса бывают, и я оставалась спокойной. Что, если нет у нас больше. А ездить надо. Значит и выход найдется.
Кроме того, мы хотели получить израильские права. С ними проще, например, условия взятия машины в аренду по израильским правам куда лояльнее, чем по иностранным, даже по международным.
Права меняют офисы Министерства Транспорта. Попасть туда помогают координаторы, я рассказывала о них. Их сразу, с момента прибытия, прикрепляют к репатриантам, и вот они-то и должны везде с нами ходить, добывать нам разные очереди и все разжевать до стадии «проглочено». Очереди координаторы добывают через специальное приложение. Так практически везде – электронная очередь. Только если в России это удобно, то в Израиле все совсем не так.
- Очереди в Минтранс нет, - сказала нам координатор. – Я открываю сайт, а там просто нет очереди и все.
Точно так же было в Министерстве внутренних дел. Там можно было прийти утром в шесть и попытаться дождаться «окна». Кто-то не явился, могут взять из внешней очереди. Для меня к шести прийти куда-нибудь уже почти невозможно, я буду неадекватна. Я стала намекать, что как бы так сделать, чтобы не пришлось, и что, наверное, способы есть…
У нас было два координатора – девушка и молодой человек. Мне не хочется называть их имен, все же они до сих пор мне кажутся милыми, поэтому я назову их первыми буквами – Даша и Миша. Совсем как в Советском Союзе, Даша пообещала что-нибудь придумать.
Через дней десять внезапно возникла очередь. Даша предупреждала, что, если она начнет «вылавливать» нам очередь, мы должны в любой момент сорваться и ехать туда, куда она скажет. Мы под этим подписались. И вот, Даша позвонила: «Срочно! Через десять минут Миша приедет за вами, в машине еще двое, не забудьте документы». У меня же как раз была назначена очередь к врачу. И назначали мне ее три месяца назад, а Израиле так часто бывает: очереди к врачу ждешь три месяца. Быстро решили, что ничего страшно, муж поедет один. Я ничего такого не видела в ту ночь, но подумала, как обычно, что вдруг получится, и он уехал.
Вернулся обратно он очень удивленный.
- Представляешь, они не признали мои права. На карточке не написано словами «выдано в 1988 году» или «права получены в 1988 году». Просто стоит дата – год. Они сказали, что это ничего не значит.
- В смысле, «ничего не значит»? Это права государственного образца, им все это известно. К ним с такими правами пачками едут!
- Они сказали, что я должен пойти к нотариусу, и он должен сделать мне расшифровку, где пояснить, что эта цифра есть год выдачи прав. Миша сказал, что спорить бесполезно, - развел руками муж.
Я позвонила Мише. Миша меня успокоил, сказал, что нотариус будет, и вообще все будет хорошо. Будет хорошо – помните?
Через неделю возник нотариус там же, в Рамле, очередь к нему «подогнали» к очереди в офис министерства. Муж снова поехал один, и вот тут я никак не могу вспомнить, почему. Он вернулся довольно быстро, вновь с пустыми руками. А это потому, что нотариус попался порядочный. Он сказал, что понимает – дата в левом нижнем уголке прав – это дата выдачи прав, т.е., именно с 1988-го года исчисляется водительский стаж мужа. Но он, нотариус, не имеет права вписать в расшифровку слова о своей уверенности. Только то, что там написано, он готов повторить по цене 500 шекелей. Так этот раз ничем хорошим не завершился.
- Миша, - спросила я координатора по телефону. – они же там в министерстве знают, что нотариус этого не делает, зачем посылают, тем более пожилого человека?
- Ну, - Миша ответил приятное, - у нас тут такого нет. Ваш возраст у нас пожилым не считается. Вы в Израиле молодая пара, парень и девушка.
И я бы, конечно, уши развесила, если бы слышала это в первый раз, но нет, «мой первый» был в отеле, так что, особенно не произвело.
- И что теперь делать будем?
- Туда ехать бесполезно. Если чиновник уперся, его ничем не свернешь. Буду брать очередь в другой город, - ответил Миша.
- А что в другом городе другие законы? – я все еще не понимала, с чем столкнулась.
- Закон везде один: как чиновник скажет, так и будет, и ему за это ничего не будет. – Миша сказал, как отрезал.
- Берите две очереди, я поеду тоже. Куда на этот раз?
- В Реховот.
Прошла еще пара недель. На этот раз очередь нам взяли слегка заранее, бешеной спешки не было, и я смогла спланировать дела. Накануне нам прислали смс с напоминанием: завтра нас ждет встреча в министерстве транспорта, и я умилилась.
В машине мы ехали вместе с пожилым молчаливым мужчиной и молодым симпатичным киевлянином. Рассказывая о первых днях, я упоминала о нем. Он приехал на месяц позже нас и пребывал в эйфории, повторяя: «я на родине, я на родине». Это его друг-продавец позже закатывал глаза и чуть ли не причмокивал, повторяя старушке с трясущейся головой «России конец»… Пока же на парковке парень спросил нас, как там в России. Все хорошо, ответили мы и задали встречный вопрос. Он потемнел лицом и покачал головой. Мы посмотрели понимающе, хотя ничего такого не поняли. Во всяком случае я точно нет.
Реховот подальше от Лода, чем Рамла, Миша нам что-то просветительное вещал, мы доехали с комфортом. Я ожидала развязки с любопытством, хоть с утра и предупредила мужа, что «все глухо». Именно с таким ощущением я утром встала. Как всегда, сомневалась: ну вдруг. Вдруг, например, получение прав - событие не столь значимое, потому и сигнала нет. Но – мы приехали к закрытой двери офиса. Ни объявления, ни расписания – ничего. Миша растерялся.
Он предложил нам прогуляться по каньону – большому торговому центру, что мы и сделали. Когда через полчаса мы вернулись, рядом с Мишей нас ждал заспанный охранник. Он сказал, что в офисе ковид, поэтому все закрыто, и когда откроется – неизвестно, а смс рассылает робот.
- Мы сюда больше не приедем, - подбодрил нас Миша знакомым слоганом. Мы с мужем переглянулись, понимая, что он не огорчен, и его рабочий день идет своим чередом.
Прошло еще какое-то время. Уже совсем впритык к февральским событиям у нас была назначена очередь в Холон. Смс мы снова получили, и, ложась спать, я все-таки спросила: «Неужели опять мимо?» На границе просыпания утром я услышала странное: «Все равно не понадобится». И это был весь ответ. Я очень удивилась. Почему? Я привыкла и точно знаю, что, если нам что-то нужно, оно будет, а машина нам действительно была нужна: мы же в Гайней Авиве не только ради русского языка мужа, мы ради внука, который в Ришон ле Ционе. Ришон для на – дорогой город, мы выбрали самый близкий и самый бюджетный, чтобы внук был в досягаемости от нас. Но мама внука не пускает его к нам одного, боится арабов. На машине от дома до дома полчаса, ночью вообще 15 минут, а на автобусах два часа в один конец. Это нам не по силам, чтобы так ездить часто, поэтому для машины у нас повод важный. Кстати, к этому моменту две машины нам уже предлагали. Но оба раза ночью я слышала: «Это не твое». И отказывалась. Один раз даже чуть не обидела подругу, которая за меня хлопотала.
Мы с мужем никак не прокомментировали утреннее послание. Почему не понадобится? Снова пандемия? Я тогда предполагала, что именно пандемия вот-вот начнется, неправильно поняв один из очень важных снов. Как индейцам, не опознавшим корабли Колумба, я тоже послания не опознала, решив, что на Россию надвигаются вирусы, страшнее которых не было.
В Холоне чиновница нахмурилась, рассмотрев цифры в уголке наших прав. Затем она отправилась куда-то, и позже Миша с придыханием сообщил, что она звонила в Иерусалим! Чтобы спросить, лигитимны ли такие права.
- Куда бы мы ехали в следующий раз? – радовался Миша, когда мы возвращались обратно. Я продолжала размышлять о странной утренней фразе, но потом решила выбросить это из головы. Время покажет.
История с правами научила меня важному: один чиновник отказал, иди к другому. Все подсказывали мне: В Израиле надо добиваться. Надо требовать. Надо искать ходы и лазейки. Надо орать и доказывать. Если это возможно, надо пугать. Начальством, только грамотно. Если ты не умеешь изворачиваться, ты не получишь ничего. Я никогда не любила изворачиваться и то, что называется «крутиться». Да и Москва за последние годы приучила к другому, так что, я была готова оставаться ни с чем вновь и вновь. Но мы уже были с израильскими правами, оставалось дождаться машинки. И тут мне пообещали интересное.
Оказывается, инвалидам армии в Израиле каждые три года меняют машины. Порой они у них совсем новые, их продают совсем недорого. Нашелся человек, который пообещал мне такую машину. Потом случилось 24 февраля, после чего очень быстро пришло понимание, что нет, мы этим прекрасным шансом не воспользуемся. Сказано же было: «Все равно не понадобится».

ЗДЕСЬ СКОРО ПОЯВИТСЯ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
... вот когда эта истерия начиналась, я интуитивно догадывался и то, что это в ...
...
Впервые я попробовал сырой говяжий фарш 1 января 2009 в Париже и он не произвел на меня впечатления, хотя с детства меня тянуло к сырому мясу. Я любил есть сырые советские пельмени или котлеты, которые мама покупала в кулинарии, но потом моя кровожадность постепенно угасла и мне ...
43 человека не пострадали. Не сгорели, не погибли, не ранены. Вот и хорошо. 37 пассажиров будут всю жизнь вспоминать эту поездочку в огне вместо нормального полета. При выруливании на взлетно-посадочную полосу у самолета Ан-24 загорелся правый двигатель. Пожар удалось быстро ...
Бронзовый призер гонки в ЖЖ  Лена Миро LENA-MIRO.RU отметилась очередным постом с выражением верноподданической любви к Владимир Владимирычу Путину. Как обычно, пост висит на первом месте  в ТОПЕ ЖЖ и никуда не собирается ) Вроде ничего странного. Президента  ...