рейтинг блогов

Христианская любовь к ближним

топ 100 блогов geosts12.04.2021 В Антиохии по случаю новых податей для наступающего тогда военного времени необходимо нужных, произошёл бунт, в котором даже статуи Феодосия Великого и покойной супруги его Флакиллы были с ругательством низвергнуты. Суд о столь почти неслыханной дерзости производился с надлежащею строгостью. Посланные от Феодосия чиновники лишили Антиохию наименования Восточной столицы; запретили даже общенародные бани; наполнили темницы не только виновными, но и теми, которые показались им подозрительными; описали имения у большей части знатных особ и повсюду расставили вооружённую стражу. Поражённые ужасом граждане непрестанно имели пред очами своими образ смерти и ожидали часа казни.

Здесь-тo сострадание пастырей и учителей христианских проявилось в высшей степени. Флавиан, архиепископ злосчастной Антиохии, невзирая на худую погоду, на беспокойства в пути, на свою старость, отправился в Царьград ходатайствовать за преступников у Феодосия. Святой Иоанн Златоуст утешал народ душеспасительными поучениями: представлял им необходимость истинного покаяния после столь жестокого злодейства и пагубные следствия отчаяния, которому после минутной дерзости предались Антиохийцы. Пустынники, жившие близ города, отовсюду стекаясь, уверяли граждан, что они или испросят им милость, или умрут с ними. Проводя целые дни у входа в судилище для умилостивления судей, ночью они ложились около дверей темниц и готовы были предать жизнь за избавление братий своих: то обнимали колена судей, то обращались к ним с именем Божьим.

Один из этих человеколюбивых старцев, по имени Македоний, человек простой и не знавший светского обращения, но славный благочестием и святостью, встретил двух судей среди города и приказал им сойти с лошадей. Судьи рассердились было, но услышав о беспримерной жизни пустынника, исполнили его требование, обняли его и просили прощения. Тогда этот старец, исполнившись Божественной премудрости, воздвиг глас свой: «Пойдите, друзья мои, и сделайте государю от меня следующее представление: ты – император, однако человек; ты обладаешь людьми, которые суть образ Божий. Бойся гнева Создателя, если истребишь Его создание. Ты раздражён, что твои образы разрушены: менее ли прогневается Бог, когда ты разрушишь Его образы? Твои изображения бездушны и бесчувственны, а Его одушевлены и разумны. Твои медные образы опять восставлены и учреждены; но когда умертвишь людей, чем можешь вознаградить твое преступление? Воскресишь ли их?» Этот глас ревности и любви сильно потряс сердца судей, равным образом и просьбы прочих иноков нередко исторгали у них слёзы. Но они должны были в ответ и своё оправдание представлять им волю императора, опасность послабления государственным преступникам и необходимость исполнять требования правосудия.

Уже настал ужасный день, когда хотели читать решительный приговор обвинённым... Пустынножители опять собрались в судилище и неотступно просили отложить дело на некоторое время и ожидать новых от Двора повелений. Они принимали на себя идти к императору и умилостивить его своими слезами, и наконец, столько успели, что получили желаемое. Судьи дозволили им подать представления свои на письме и отослали оные к императору. Удивления достойные пустынники, увидев, что дело, столь близкое их сердцу, находится в лучшем состоянии, возвратились в свои кельи. Их слёзы и моление пред судьями имели то спасительное действие, что Флавиан успел между тем явиться пред Феодосием и преклонить сердце его на жалость – что происходило следующим образом.

Прибыв в палаты, где находился Феодосий, архиепископ остановился от него вдали, как бы удерживаемый страхом, стыдом и печалью. Он стоял безмолвно, потупив глаза в землю; казалось, сам был виновен и просил помилования себе самому; только слёзы и воздыхания говорили за него. Поражённый этим Феодосий подошёл к нему и с кротостью сказал: «Не погрешая против неба, могу жаловаться на жителей Антиохийских; я предпочитал их город всем городам моего государства: за столь многие милости и благодеяния мог ли ожидать от них столь злодейского воздаяния? Я не думаю, что сделал им какую-либо несправедливость. А если иногда и был столько несчастлив, то могли бы они восстать на меня одного. Для чего же оскорблять умерших, которые против них не погрешили?» Он остановился на этих словах; и архиепископ, отерев слёзы, наконец, прервал молчание.

Он начал речь – истинным признанием преступления Антиохийцев, исповедуя, что нет соразмерного оному наказания. Но сравнив их неблагодарность с благодеяниями императора, представил ему, что чем больше оскорбление, тем славнее прощение; привёл в пример Константина Великого, который, будучи побуждаем царедворцами жестоко наказать мятежников, обезобразивших одну из его статуй, осязая рукой лицо своё и улыбаясь, ответствовал: я не ощущаю никаких язв; напомнил ему собственную его милость, когда он, на праздник святой Пасхи, даровав жизнь заключённым в темницах преступникам, воскликнул: «О, если бы Господь дал мне силу воскрешать и мёртвых!», представил, что Иудеи, язычники и варвары теперь смотрят на него и ожидают приговора виновным, чтобы, судя по его милосердию или жестокосердию, заключить о силе и святости веры Евангельской. Но дабы истребить из сердца его опасение дурного примера, если столь великое преступление останется без наказания, представил ему, что прощение в этом случае не будет следствием малодушия и невозможности мстить, но действием веры и милосердия. И что злосчастная Антиохия страхом и угрызением совести уже наказана более, нежели, сколько могли бы наказать её меч и огонь.

Слёзные просьбы и угрозы суда Господня в устах человека Божьего были столь действительны, что Феодосий не мог противиться силе убеждений. Не в силах удержать слёз своих и, сколько можно, скрывая внутреннее смущение, он сказал только: «Если Господь благоволил простить убийц Своих, я ли не должен простить моих оскорбителей – я, который такой же смертный, как и они, и раб того же Господа?» Тогда благочестивый старец повергся к ногам государя и умолял небо о его благоденствии. «Иди, отец мой, – обняв его, продолжал Феодосий, – и принеси скорее утешение сетующему народу; обрадуй его на праздник Христова Воскресения39 отпущением преступления его. Моли Бога, да благословит оружие моё, и будь уверен, что я по окончанию войны приду сам утешить граждан Антиохийских». Оказав всевозможное благоволение Флавиану, Феодосий вскоре отпустил его.

Возвращение святителя в Антиохию было подобно торжеству. Весь город встретил его за несколько стадий; дорога усыпана была цветами. Радость и молитвы – было единое и общее чувство граждан.
             
Училище благочестия
               
бест.jpg

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
В Приморье открылся первый в России приют для медведей Идея о создании приюта возникла еще несколько лет назад, однако со временем претерпела изменения: первоначально планировали приют для детенышей медведей, но позднее выяснилось, что взрослым медведям, которых содержали местные ...
Полгода назад мне пришло письмо от МТС по поводу того, что у меня не оплаченый ...
Нежный поясок на бедрах, кружевная аппликация или атласная лента под грудь – НО! только черного цвета непременно должна быть в наряде твоей подружки (если ты, конечно, хочешь быть самой ...
П ошла в бассейн поплавать. Давно я не была в общих банях, подумалось мне, когда я натыкалась на разновозрастных и разногабаритных девочек, девушек и дам в душе. К концу дефиле по раздевалке чувствовала я себя разве что не Афродитой. И хотя манией величия я никогда не страдала, но увиде ...
Большое спасибо за возможность написать сюда. Мне 18. Я постоянно ощущаю зависть к девушкам, которые красивее, смелее или умнее меня. Сама не отличаюсь красотой в традиционном понимании, симпатичная, но невзрачная, гардероб подбираю соответствующий. Лицо унылое, осанка плохая, зажатая. ...