Еще одна история Отечественной войны 1812 года

топ 100 блогов sapojnik28.07.2021 Еще одна история Отечественной войны 1812 года
Отступление Наполеона


Кстати, близится ведь очередная годовщина "вторжения Наполеона в Россию"! Правда, некруглая - но хоть какая-то. А я тут надыбал у дивного писателя Земли Русской (естественно, эмигранта) по имени Владимир Романовский новую хорошую версию этой войны. И я даже думаю, что ее еще будут проходить в школе - все равно ведь ясно, что нынешняя каноническая, советско-русская версия уж слишком далека от правды.

"В общем, дело обстояло таким образом:
Наполеон привел к границе России полмиллиона солдат, собранных по принципу «с миру по нитке».
Границу, недавно явившуюся (к Российской Империи присоединили данные территории) Ле Гранд Арме перешла без особых усилий. После чего сразу начались проблемы. Причем у всех сторон сразу.
Свежеприсоединенные части Империи не очень понимали, что им следует думать. Единая идеология еще не созрела. И вот, по вступлению на эти части, испанский и португальский контингенты Ле Гранд Арме ударились в дезертирство. Причем не так, что, мол, ну его все к лешему, едем обратно. А с целью грабить местное население. Грабили с размахом, кооперировались, видимо, в банды (хорошо вооруженные по сравнению с местными жителями). Литовцы от такого к ним отношения в восторг не пришли.

Захват России не входил в планы Наполеона – это понятно. Чтобы было, что захватывать, Российской Империи сперва следовало бы – в понятии Наполеона – иметь своего Наполеона. Чтобы он «все это» как-то упорядочил и благоустроил. Иначе – зачем? Чтобы потом ее кормить? Наполеон благоустраивал Францию, а остальных склонял в основном к тому, чтобы ему не мешали. Да, он посадил – брата на трон Испании, себя, а затем сына, на трон Италии. Непотизм, скажете вы. Я скажу – РАЗУМЕЕТСЯ. Можно увезти парня с Корсики, но Корсику из парня не выбьешь никакой артиллерией. На Корсике все как любой другой итальянской провинции – кланово.
Но, смею заметить, что Италии, как страны, до Наполеона вообще не существовало, а существовали несколько клоунских королевств под властью Габсбургов и Бурбонов. Касательно же Испании – там вообще черт ногу сломит с их правлением в то время.
В основном же, настаиваю, Наполеон хотел, чтобы ему не мешали. Что и было, объективно говоря, причиной всех «наполеоновских» войн.
Он желал союза с Александром. Он не хотел, чтобы Александр так или иначе поддерживал Англию, главного врага. Он хотел, чтобы Александр угомонился и начал бы соблюдать условия Тельзитского договора. Чтобы прижать Англию, чей правящий класс оплачивал выступления коалиций против Наполеона и его любимой Франции, и весьма этим своим поведением Наполеону надоел.
Он хотел дать один серьезный бой, может два, полностью деморализовать армию Александра, и после этого диктовать условия.
Противники этой точки зрения (как, к примеру, Лев Игошев) говорят, что Наполеона поляки подбили. Он им поверил. Поверил, что они знают местность. Поверил, что местность не так уж плоха. Поверил, что припасов и патронов хватит.
Что-то шибко доверчивый он получается, Наполеон. И Александру поверил, и полякам. Как он, с такой степенью доверия к людям дослужился до звания генерала, не говоря об остальном – неизвестно.
Наполеон привык, что у него есть картографы, план расположения войск противника, и прочее необходимое для ведения действий барахло. Еще больше он привык к тому, что по пути продвижения попадаются селения, от которых можно кормиться, и не раз в неделю, а регулярно. Как в Австрии.
Ну, то есть, припасов он погрузил в обозы невиданное количество – достаточное для преодоления расстояния в 400 километров, от Смоленска до Москвы, если бы эта дистанция располагалась в густонаселенной и худо-бедно, но благоустроенной Европе к западу от Рейна, а не в Сарматии. Сарматия – она другая совсем. Римляне посмотрели-посмотрели – да и махнули рукой. Прагматики.
Но именно этот момент – разница между бывшими римскими территориями и Сарматией – почему-то не представлялся Наполеону значительным фактором. Артиллерист впервые в жизни принял слишком много желаемого за действительное.
Первым шоком стал Смоленск. Взяв его с боем, относительно легко, Наполеон с удивлением обнаружил, что дезертирство усилилось.
Дело в том, что бывалая часть войска, менее просвещенная, чем командиры, и ждавшая от Смоленска всего того, что они видели в Вене – магазинов, кафе, баров, приветливое население, женщин, хихикающих и краснеющих при приближении бравых французских солдат – увидела, что ничего этого не будет.
Они рассчитывали, после марш-броска и победы, отдохнуть. Пожрать, выпить, распределиться по уютным квартирам, найти себе женщин податливых и милых, с грудями пышными и глазами масляными, выпить загадочного русского вина, съесть русский антрекот с русским кускусом, покататься на белых медведях, и так далее.
Вместо этого они увидели то, что и сегодня вполне можно увидеть в Смоленске, плюс-минус несколько подобий чего-то и пародий на что-то. То есть – ничего из перечисленного.
Магазины были, и кафе были, и портные были – да. В Москве и в Петербурге. Причем почти все французские. А в Смоленске были кустари, ремесленники, повитухи, и ярмарка. При этом ярмарка находилась вовсе не в Смоленске, а в Нижнем Новгороде. Городе, который вообще неизвестно, где расположен, и как туда попасть – тоже неизвестно.
В общем, самые сметливые из Ле Гранд Арме «смекнули», что дело худо, и от греха подальше ушли себе в западном направлении.
Тем временем по настоянию его сестренки и по собственной склонности Александр Первый, великий полководец в мыслях и покоритель и строитель Европы в планах, съебался в Петербург. Там ему было интереснее, и там никакие потные вояки над ним не … э … не иронизировали, в общем.
А дальше был Смоленский Тракт.
Четыреста километров неширокой дороги, которую в любой дождь размывало в неприятную топкую жижу. За растягивающейся по узкой этой полоске армией Наполеона тянулся обоз, который временами атаковали казаки, знавшие местность лучше наполеоновских командиров.
А впереди следовала, тоже ускоренным маршем, армия Александра под предводительством Барклая де Толли, при участии Левина Августа Беннингсена, Петера Вингенштейна, и других талантливых специалистов по тому же самому.
Один из специалистов, именем Карл Людвиг Август Пфуль, порекомендовал применять тактику тер брюле, что и было исполнено на протяжении всего марш-броска александровцев по направлению к Москве, в том числе после того, как Михаил Кутузов, герой Аустерлица, сменил Барклая де Толли на посту командующего этим цирком.
Тер брюле – это когда к вам в деревню приходят армейские части, забирают лошадей, ежели таковые имеются, едят все, что могут съесть, забирают, что могут увезти с собою, а деревню сжигают к чертовой бабушке. Чтобы подлому неприятелю не досталось.
«Некоторые помещики», сообщает историк, «выражали недовольство» таким поведением. Ну, у некоторых помещиков были и другие деревни. А вот что именно делали жители данной деревни после ухода «наших» - это как сказать. Раз на раз не попадает. Многие, конечно, просто умерли. Иные подались в иные веси. До которых еще дойти надо, и по дороге чем-то питаться. Особенно тем, кто с детьми, и так далее. Большинство историков этот аспект тактики тер брюле аккуратно обходят. Пусть эти «люди» … из этих деревенек … хмм … из перерусских-русские, но «время такое», военное. Ну, подохли многие, ну так что же … не так ли … Ай-яй-яй, конечно, но в ИСТОРИЧЕСКОМ плане, и особенно оборотясь на великие планы Александра Первого, это такая мелочь, такая незначительность даже … ну, всякое бывает …
Идущие ускоренным маршем наполеоновцы, видя дымящиеся угольки на месте деревень, уже не мечтали ни о каких благоустроенных бюргах и вилладжо, не говоря уж о читта и штадт с театрами и борделли, и дезертировать начали всерьез.
Александровцы, в свою очередь, напуганные Смоленском и не очень понимавшие, что вообще происходит, и чего это мы так быстро куда-то бежим, и от этого все больше нервничающие, тоже начали понемногу отставать и теряться в кустах.
Кутузов, путешествующий комфортно в кибитке с четырнадцатилетней любовницей (как говорят некоторые историки), не собирался давать никаких боев. Не то ему людей было жалко (я все еще придерживаюсь этого мнения), не то он слишком хорошо помнил Аустерлиц. Но тут его величество Александр, работая на удалёнке, решил вмешаться, и велел организовать баталию на подступах к Москве, потому как иначе просто неприлично.
Александровцы успели слегка окопаться, выставили пушки, построились, и даже составили какой-то план каких-то действий по французским образцам, на которых, проводя армейскую реформу, настаивал Барклай де Толли.
Сперва задействовали артиллерию. Наполеон вообще любил артиллерию, и даже однажды новаторски разогнал пушками каких-то повстанцев в Париже, до консульства еще.
Был день, была ночь, был день, было утро.
Наполеон, хмурый, усталый, распрямился в седле, въехал на возвышенность, и дал сигнал. Ле Гранд Арме пошла в атаку.
Силы при Бородино были у каждой стороны в районе ста с чем-то тысяч. Александровцы превосходили числом. Бойня началась страшнейшая. Ну, вы знаете – у мизантропа Лермонтова отмечено: « … И ядрам пролетать мешала гора кровавых тел». Представили? Ну и вот.
Наполеоновцы, атакуя, потеряли меньше солдат, чем александровцы, обороняясь.
И ничем все это не завершилась. Кутузов, выйдя из палатки и залезая в кибитку, неожиданно дал отбой и снова бросил армию в стремительное отступление.
Я мог бы красочно описать, что было дальше в Москве, но – сами знаете, что бывает в таких случаях. В Москве жили люди всех мастей и сословий. В Москву свезли двадцать тысяч раненых, большинство которых сгорело потом при пожаре, замечательный факт военной истории. Пришли наполеоновцы. Они тоже были именно люди. Губернатор велел зажечь город. Вместе с особняками и хранящимся в подвалах и гостиных барахлом. Нетрудно представить себе мерзость, которая неизменно случается в таких случаях в полумиллионном городе, которым никто в данный момент не управляет. На что способны, и что будут делать, люди. Ибо они люди.
Спектакли в театрах отменили, это точно.
А, да, давайте спохватимся! Что делал в тот момент тринадцатилетний поэт А.С. Пушкин, прозванный впоследствии великим (на мой взгляд вполне заслуженно)? Ну, как же. Он расцветал безмятежно. В садах Лицея.
Безмятежно было также в Тамбове. И вообще во многих местах Руси великой, где дворянство узнавало о войне из регулярно выходящих газет, а «мужичкам» и их семействам и вовсе, бывало, не докладывались. По началу. «Отечественная война», да, «народный энтузиазм».
Но тут вдруг стали вспыхивать крестьянские бунты.
Ибо во время оно в Империи пирожные делали только в трех городах, а хлеба вдруг стало недоставать.
А также (это отдельный случай) в одной из деревень прошел среди мужичков слух, что государь-надёжа обещал всем, предлагающим себя в ополчение, свободу-раскрепощение, а хозяева-баре, сука, не пущают. И начали хозяев-бар резать – Пензенская губерния, городки Инсар, Саранск и Чембар.
Ну, мужички-то, небось, не Наполеон, с ними Кутузов разбираться умел, и разбирался очень лихо, делая вылазки из своего лагеря в восьмидесяти километрах от Москвы, кормившегося от близлежащих деревень. Вешали, били до смерти, ноздри вырывали запросто.
Наполеон, сидя в Кремле, растерялся окончательно. Он «брал» Вену, Рим, Берлин – и ничего такого там не было. Там все было весьма изящно. Его сразу признавали победителем, дарили подарки и делали комплименты. И он шел себе принимать ванну. А тут – на тебе.
В мирное время Наполеон был, по меркам эпохи, чистоплюй. Ложился спать ближе к полуночи, а через два часа вставал и принимал ванну. Каждую ночь. Потом чего-то читал, писал, потом снова спал до рассвета.
У него был план идти на Петербург. Двор Александра, кстати говоря, весьма этой перспективой был встревожен. То бишь, зассали. Но, как я уж говорил ранее, у Александра достойных качеств почти не было – но и трусом он не числится. И на опасения лизоблюдов отвечал - «Идите на хуй», в вежливой форме.
Александр давал балы, красиво танцевал с дамами, читал что-то, рассматривал картины, наведывался в Царское Село, был приветлив и мил. К войскам ехать не спешил. Да и вообще не собирался.
«Есть мнение», что он ТОЖЕ растерялся, как и Наполеон. Скорее всего так оно и было. Потому что не знал – что будет предпринимать непредсказуемый Наполеон, и вообще как жить дальше. И что будет, если Наполеон ДЕЙСТВИТЕЛЬНО придет в Питер.
Меж тем, со своей стороны, Наполеон устраивал ежедневные парады, а по вечерам давались в Москве спектакли привезённых из Парижа актёров Комеди Франсез (!) и концерты итальянских теноров (!!). Но стало не хватать жратвы.
От похода на Питер Наполеона отговорили его маршалы. Мол, зима на носу, шестьсот километров по известно каким дорогам, а в тылу александровцы. А у нас лошадей почти не осталось, пушки тащить нечем.
Наполеон написал три взволнованных письма Александру по-французски, предлагая мир, последнее – на любых условиях. Последнее отправил через самого Кутузова. Александр не ответил не то, что Наполеону, но и Кутузову тоже. Вообще не ответил. Очень занят. Опытный придворный интриган Кутузов не удивился.
После очередной комедии Жана Батиста Мольера в исполнении Комеди Франсез Наполеон утвердил приказ убираться к чертовой бабушке из этого города".

(продолжение следует)


Не знаю - вот меня, когда я смотрю футбольный матч по телевизору, всегда сильно раздражает, когда один из комментаторов явно болеет за одну из команд. Даже в том случае, если одна из команд - сборная России. По мне, много лучше, когда комментатор просто комментирует матч, отмечая разумные и неразумные действия любой из команд.
Думаю, в исторической науке такое вообще должно быть обязательным условием. Историк не имеет права "болеть" ни за одну из сторон. Тем более, что по большому счету в любой из сторон преобладают мерзавцы, негодяи, дураки и просто служаки - нет смысла обольщаться.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Как не выглядеть старой дуройКраткое практическое пособиеВведение.Без введения ...
yachtweek сегодня передала всем желающим эстафету по выкладыванию пляжных фотографий. У нас уже все, что есть — давно выложено. Но ради такого дела — не грех и повториться. ) Версия от Олеси yachtweek : Показываю пляжные фото Добавляйте свои пляжные фото в комментарии, ...
О.Петр перевёл дыхание, собрался с мыслями и изложил их здесь . Это, кстати, одинаковая проблема во всех церковных деноминациях. Кьеркегор говорит об этом предельно ясно: Здесь всё очень просто. Библию нетрудно понять. Но мы, христиане, - скопище ...
Ник Перумов рассказал Russia.ru, как в США радуются терактам в Москве и одобряют в ...
Вернулась из Авиньона.Пять дней с другим выраженьем лица.Здесь вновь уныние. Смерти. Разочарования. Стыд.Вечная память Андрею Андреевичу, вечная память Роме Козаку.Респект - Шевчуку. Он не просто честный и отважный человек, он еще и человек, ...