Чтиво номер 91: Ричард Руссо, Сара Перри, Алексей Иванов, Ксения Букша

топ 100 блогов sova_f29.06.2021 Ричард Руссо, «Непосредственный человек». Второй роман этого автора, прочитанный мною. По тематике (издевательство над академическим миром) и по количеству и качеству (отменному) юмора, немного напоминает «Профессора Криминале». Но конечно же, хочется сравнивать с «Эмпайр Фоллз», и Л. вот считает, что этот роман даже лучше. Не знаю, не знаю, мне все же тот больше понравился. Там резче контрасты, серьезнее проблемы, глубже сопереживание герою. Так же как и там, здесь завяжутся все узелки (с собакой – отлично), но там неожиданнее и крепче. Чего здесь больше – так это смешных моментов. Я шла по улице с книгой в ушах и ржала так, что на меня оборачивались прохожие (Финни-гусь и Финни-человек, очень нужные бумажки, падающие с потолка, история с ЛеБратцем – да там на каждом шагу смешно). В оригинале роман называется «Straight man», что еще сильнее подчеркивает его неполиткорректную линию. Так, главный герой предлагает просто исключить мужчин из конкурса на должность завкафедры – все равно ведь по разнарядке надо женщину. Один из героев заполучил прозвище «ИлионА» (интересно, как в оригинале – «Оrher» или «Оrshe»). Потому что всякий раз, когда произносилось местоимение мужского рода, он поправлял оратора, добавляя: «или она». В русском же переводе получилось еще смешнее, потому что переводчик не без удовольствия склоняет этого «ИлионУ» по всем падежам. Про «ЛеБратца» (тоже интересно, как по-английски) опять же сильно. И все это в 1997 году! А полное впечатление, что речь о сегодняшнем дне, лишь упоминание автоответчиков и таксофонов возвращает нас на 24 года назад. Неужели уже тогда цвели эти цветы? А может, оно только начиналось? К нам «илионА» точно пришла значительно позже. Наверное, в издевках над политкорретностью и заключается изюминка романа, хотя все остальное тоже вполне на уровне. Читает Кирилл Радциг – его рекомендовать не надо, одно сплошное удовольствие.

Алексей Иванов, «Тени тевтонов». Про роман говорится, что он изначально писался как аудиосериал. Чем аудиосериал отличается от аудиокниги, не поняла – но начитано отлично (Григорий Перель и Юра Борисов). Друзья мои хвалили нового Иванова – а мне и хвалить не надо, это ж один из любимых моих писателей. Тем сильнее оказалось разочарование. Разберу краткую характеристику от Вики: Рецензенты видят в романе яркий образчик качественной коммерческой прозы, высоко оценивая метафоричность сюжета, живописность батальных сцен, качество языка, но при этом критикуя книгу за ходульность женских персонажей и неправдоподобность любовной линии. Про ходульность чистая правда, а из положительных моментов соглашусь лишь с батальными сценами. Сюжет с чертовщиной меня не впечатлил, в прежних романах Иванов так эту чертовщинку вплетал, что комар носа не подточит – а тут белые нитки отовсюду. И язык так себе. Галина Юзефович про творчество Иванова (горькая пилюля в сладкой оболочке): Начав движение в сторону максимально широкого читателя в «Тоболе» и несколько неуклюже продолжив его в «Пищеблоке», Алексей Иванов, похоже, прибыл в финальную точку своего маршрута. Теперь у нас есть если не свой Стивен Кинг, то, во всяком случае, свой Роберт Харрис — тем более ценный, что практически единственный. Максимально широкий читатель в «Тоболе» и в «Пищеблоке»? Вот уж нет! Тот же самый там читатель, что и у «Географа», и у «Сердца Пармы», только «Тевтоны» эти – какой-то странный и обидный провал. Уверена, что точка никак не финальная, а мой любимый писатель встанет, отряхнется от этого полу-бульварного чтива и вернется на прежний уровень. Я в него верю.

Сара Перри, «Змей в Эссексе». Роман прикидывается мистическим детективом – хорошая такая уловка, чтоб захватить наивного читателя; на самом деле он нет. Затрагивает много интересных тем, в основном тонко и ненавязчиво. В частности, тему феминизма. Я читала сразу после «Города женщин», и все время хотелось поставить эту Сару той Элизабет в пример. Вот как надо втюхивать читателю феминизм: исподволь, неявно, а главное – в тему (конец девятнадцатого века – самое время). Я мало читаю викторианских (в данном случае, неовикторианских) романов, может, поэтому книга показалось мне необычной. Есть в ней и исторические привязки, и изящное изложение, и тонкое понимание человеческой психологии. Специфика того, что автор смотрит в прошлое из настоящего: например, типичный мальчик на спектре не может быть назван современным словом «аутист», и остается только удивляться, чего это он такой странный. Л. считает, что финал сопливый – а как по мне, то совсем немного. Читает Андрей Кузнецов (слушала его впервые), очень хорошо. Кое-что мне осталось непонятным. Уилл пишет Коре письмо с рассказом о смерти Крэкнелла. Но ведь сын ее Френсис при этой смерти присутствовал, и даже если он Коре ничего не рассказал, то она как минимум должна была в это время находиться в деревне. Это как? Обратите внимание, если будете читать, может, разъясните мне потом. Отдельное удовольствие доставил просмотр читательских рецензий на литрес. На мой взгляд, удивительно нудное произведение. Прежде чем купить эту книгу, прочитайте все рецензии и обратите внимание, что негативных больше. Даа! Вот почему я эти рецензии в гробу видала, а опираюсь только на свою референтную группу. Группе горячо (как минимум, тепло!) рекомендую.

Ксения Букша. Завод «Свобода». Полвека существования завода как отражение истории СССР тех времен. Даже не производственный роман, а «производственный отрывок, взгляд и нечто». Прослеженные пунктиром истории директоров, называемых буквами латинского алфавита (Q, D,...), отдельные судьбы работниц (Инга, Танечка, Тася), даже одна инженерная династия. И завод как главный герой романа — живое существо, которое расцветает, болеет, тает, почти умирает, снова возрождается (надолго ли?). И люди, болеющие за свой завод (а правда ведь, вам случалось быть патриотом своей работы, правда ведь, это не стыдно?) И совершенно неподражаемая стилистика. Сначала я только ее и замечала, с трудом врубаясь в повествование. Ну да, сюр, постмодерн – круто, респект. А когда прочла последние строчки – все эти разрозненные отрывки как-то соединились воедино, и тепло стало на душе. Вот да, прикиньте? такая вдруг постмодерновая книга про советский завод, которая трогает душу. Полагаю, сильно на любителя, но меня неожиданно и сильно впечатлила. Здесь прямо можно почитать. Если есть у меня единомышленники, расскажите плиз, есть ли еще у Ксении Букши столь же прекрасное.

Оставить комментарий

Архив записей в блогах:
Послушал с интересом, но смысла не уловил. То есть, понял, что речь идет о фкндаментальной науке, которая загибается, - но  для государств, стоящих на определенном этапе развития, фундаментальная наука не является предметом необходимости, и вообще, в мире существует немало ...
Ещё немного забытых песен 2000-х, популярных в то время. Павел Артемьев и Ирина Тонева - Понимаешь. Отличный дуэт двух видных фабрикантов. Арина и Размер Project - Я и ты. Что это за Арина, так и не удалось толком узнать. Елена Неклюдова - Танго. Также известна как Вероника ...
  Дороги длинные, зимы холодные, по дорогам столицы бродят медведи (лично встречался), нефть падает, местный тугрик за ней следует, правительство готовится к очередным выборам ...
Наверное это самая забытая песня и забытый певец в моей рубрике День рождения песни. О последних 9 лет жизни Криштиана Лентью ничего не известно, у него нет канала на Ютуб, а клип на песню "Story Of My Life", когда то-занявшей 9 место в чарте Великобритании, и размещённый на Ютуб ...
...