Чем объясняется склонность русских к рабству?

топ 100 блогов kungurov22.11.2021 Чем объясняется склонность русских к рабству?

Начало здесь. Нет, в очередной раз констатирую, что никакой генетической или культурно-исторической предрасположенности русских к пресмыкательству и лизанию начальственной сраки не существует. Рабские поведенческие стереотипы формируются исключительно текущими экономическими условиями. Меняются условия – с минимальным временным лагом меняется массовая психология.

Напомню важную мысль, что я сформулировал раньше: насилие возникает там, где появляется неравенство, порождаемое прибавочным продуктом. Земледелие более продуктивно, чем охота и собирательство, оно дает больше, чем нужно человеку для прокорма. Появляются обмен и торговля, то есть формы перераспределения благ. Но самая эффективная форма перераспределения – присвоение труда (собственности), что порождает устойчивое неравенство, поддерживаемое с помощью насилия.

Если сказать совсем просто, то институционализированное насилие появляется вместе с государством. Ибо государство, как утверждают марксисты, это и есть аппарат насилия. Государство – порождение аграрного общества, базирующегося на экономике рентного типа. Классический марксизм оперирует понятиями рабовладельческой и феодальной формации, но такое разделение видится мне совершенно искусственным. Рабовладение в форме крепостной зависимости было распространено отнюдь не повсеместно даже в эпоху расцвета феодализма. Апогея крепостничество достигает, как ни странно, в период перехода к индустриальному укладу.

А расцвет рабства приходится на период бурного развития капитализма, пусть таковой имел и локальный характер, ограничившись отдельными североамериканскими штатами. Парадокс в том, что мощный стимул отмирающему рабовладению дал технический прогресс. Внедрение в 40-х годах XIX столетия хлопкоочистительного станка позволило занять рабов даже в тот период, когда работы в поле прекращались, что серьезно подняло рентабельность рабского труда. В то же время практика рабовладения существовала у аборигенов обеих Америк (но не везде), живущих первобытным укладом. Наконец, непродолжительный по времени ренессанс рабства происходит уже в XX столетии, примером чему служат нацистские трудовые концлагеря в Европе и советский архипелаг ГУЛАГ.

Так что рабство в различных формах – вполне себе актуальный институт даже в наши дни. Если кто не в курсе, то формально процедура отмены рабства в США была завершена только в 2013 году, когда 13-я поправка к Конституции была ратифицирована штатом Миссисипи. Да и то, строго говоря, не полностью, поскольку поправка не распространяется на американских осужденных.

Собственно, к чему я клоню: для аграрно-рентного типа хозяйствования характерно внеэкономическое принуждение к труду. Если утрировать, то феодал сначала забирал у крестьянина землю, а потом вынуждал его с помощью насилия производить прибавочный продукт, изымая его в свою пользу. Для индустриальной эпохи, в которой, напомню, рабство не только сохраняется, но и достигает пика эффективности, доминирующим, тем не менее, становится экономический стимул к труду. Номинально различие между описанными формами экономического принуждения определяется по критерию применения насилия: дескать, при капитализме труд становится свободным, наемный работник продает свое время за ту плату, каковую считает справедливой, выбирая работодателя; в то время как в рамках предшествующей модели производственных отношений рабочая сила принуждалась к труду именно насилием. Не существовало рынка труда, и даже юридически свободный человек имел мало возможностей вырваться из сословных пут. Русский дворянин обречен был служить государству так же, как его холоп обречен горбатиться на барина.

Однако реальность значительно сложнее описанной схемы. Например, если мы посмотрим на современную российскую экономику, то обнаружим удивительный парадокс, принципиально отличающий ее от экономик стран Европы, Азии и обеих Америк: если в период экономического кризиса в капиталистических странах стоимость труда падает и растет безработица, то в РФ при снижении стоимости труда занятость, наоборот, возрастает.

Разгадка предельно проста: стоимость оплаты труда в Раше настолько низка, что проседание доходов делает их для широких слоев населения недостаточным для поддержания физиологического выживания. И чтобы прокормить семью, людям приходится работать больше, искать подработку, совмещать ставки, «халтурить». Пенсионеры, кряхтя и охая, ищут хоть какой-то источник заработка, поскольку пенсии не хватает даже на лекарства.

Теперь давайте задумаемся: а чем это отличается от практики феодализма, когда максимальная трудоотдача достигалась путем «оптимального» изъятия прибавочного продукта. То есть эксплуататор отнимал у зависимого крестьянина такой объем произведенных благ, что тот ради выживания вынужден был рвать жилы от зари до зари. Мы видим уже описанную мною выше схему: создается проблема в виде угрозы голодной смерти, после чего эксплуатируемому благосклонно предоставляется возможность спасти себя каторжным трудом.

Таким образом, хоть формально в РФ действуют законы свободного рынка труда, по сути, значительная часть участники этого рынка решает задачу физического выживания. Люди больше работают не для того, чтобы больше и качественнее потреблять, а исключительно для того, чтобы сохранить минимально приемлемый уровень потребления. Но ведь это в чистом виде метод внеэкономического принуждения к труду!

Более того, если мы рассмотрим корреляцию между ростом благосостояния и экономическим ростом в странах, скажем так, «нормального капитализма», то обнаружим, что в рост благосостояния носит неравномерный характер. В периоды, когда экономика растет, богатеют все слои населения, однако рост доходов и потребления так называемого среднего класса растет опережающими темпами. Происходит сокращение социального неравенства, становится меньше бедных, а богатые, хоть и богатеют в натуральном выражении, беднеют относительно большей части общества.

Да, есть масса доктрин, согласно которым неравенство в мировом масштабе нарастает то ли с 70-х годов прошлого века, то ли с 90-х, но базируются они на весьма неубедительной статистике. Дело в том, что всякое сверхбогатство нынче носит довольно абстрактный, виртуальный характер. Марк Цукерберг или Илон Маск могут «на бумаге» обладать состояниями в десятки или уже даже в сотни миллиардов долларов, однако если сравнить их реальное потребление с потреблением, скажем, хорошего американского врача, зарабатывающего жалкие 300-400 тысяч, то разрыв будет в десятки, но никак не в сотни тысяч раз.

А вот в Рассее-матушке расклад почему-то совсем иной, на что я неоднократно обращал внимание читателя: рост экономики (номинально она растет с 2016 г., показывая незначительное проседание в 3% в ковидобесный 2020-й) не конвертируется в рост благосостояния. Население стабильно беднеет с 2014 г. (хоть что-то в этой помойке стабильно!). Но если мы посмотрим на то, как пухнет российский список «Форбс», то остается только удивляться: ни западные санкции, ни ковидотеррор не замедляют роста их богатства. Тенденции носят совершенно разнонаправленный характер: население беднеет, а скорость обогащения верхушки увеличивается.

Ничего удивительного: происходит актуализация внеэкономических методов принуждения. Потребление ширнармасс вполне сознательно ограничивается, что вынуждает их работать больше и соответственно производить больше благ, изымаемых в пользу элитки через инфляционное давление, девальвацию, рост налогов и повышение обязательных платежей (стоимость коммунальных услуг, образования, доступа к медицине и т.д.).

Как несложно догадаться, элитка уже совсем не заинтересована в том, чтобы дорогие россиянчики жили хорошо и богато. Как раз наоборот – они должны жить бедно, и беднеть с каждым годом, поскольку это делает их более покладистыми и мотивированными к каторжному труду. В чем моя логика ошибочна? Разве не укладывается в нее пенсионная реформа и снижение покупательной способности пенсий, майские указы, продовольственная инфляция, в 2-3 и даже более раз превышающая среднюю, девальвация, стремительно нарастающее долговое рабство, «оптимизация» здравоохранения и образования, институализация коррупции, пытки в армии и на зоне?

Думаю, тут уместным будет привести известную историческую аналогию. В советских концлагерях существовало понятие «котловка», которое Солженицын раскрывает следующим образом: «Это — такое перераспределение хлеба и крупы, чтобы за средний паек заключенного, который в паразитических обществах выдается арестанту бездействующему, наш зэк еще бы поколотился и погорбил. Чтобы свою законную пайку он добрал добавочными кусочками по сто граммов и считался бы при этом ударником. Проценты выработки сверх ста давали право и на дополнительные (у тебя же перед тем отнятые) ложки каши. Беспощадное знание человеческой природы! Ни эти кусочки хлеба, ни эти крупяные бабки не шли в сравнение с тем расходом сил, которые тратились на их зарабатывание».

Автор цитаты прямо указывает, что «котловка» является реализацией принципа внеэкономического принуждения к труду. Теперь давайте рассмотрим такой феномен, как установление МРОТ принципиально ниже прожиточного уровня. Это недвумысленный «сигнал рынку» на снижение уровня оплаты труда. Раз можно платить работнику меньше, чем достаточно для выживания, то именно такой уровень оплаты труда и устанавливается в бюджетных и коммерческих предприятиях. Хочешь больше? Ну так тут, будь добр, поколотись, дружок, аки гулаговский зек.

Я неоднократно в последнее десятилетие описывал практику формирования фонда заработной платы в богатых нефтедобывающих предприятиях, при которой оклад составлял лишь порядка 20% получки, а 80% ее – это стимулирующая надбавка, которую работодатель вправе платить или не платить по своему усмотрению. Только представьте, какой рычаг принуждения работника к лояльности это дает работодателю, который фактически решает, сможешь ты прокормить семью или она будет голодать. Тот же расклад в большинстве бюджетных учреждений, в котором работник погружен в характерную лагерную реальность с «котловками», круговой порукой, делением на касты, стукачеством и чудовищным произволом начальства, под которуый подведен внушительный нормативно-правовой фундамент.

Когда я высказал мысль о том, что росиянской элите экономически выгодно превратить всю страну в ГУЛАГ, а население сделать бесправными зеками, нашлись умники, которые начали срать кирпичами: мол, автор совсем в своей эмиграции съехал с катушек от русофобии, и потому не понимает, что законы экономики не обманешь: рабский труд непроизводителен, и зеки заинтересованы не в том, чтобы что-то произвести, а в том, чтобы наибать пустить пыль в глаза начальству, и вообще они гонят голимый брак.  Дескать, гулаговская экономика, в которой вертухаи будут брать абонентскую плату с бесправного зека за отсутствие швабры в его очке – это история не про производство материальных благ, а про их перераспределение. Но чтобы что-то перераспределить, надо это что-то сначала произвести. Тут же и производства никакого не просматривается, то есть нужен внешний источник подпитки легерной экономики перераспределения. Подобная экономическая модель в XXI веке быстро схлопнется, и государство, взявшее ее на вооружение, гарантированно накроется пиздой медным тазом из-за своей неконкурентоспособности.

Умозрительная логика в этих рассуждениях есть. Но она не стыкуется с суровой реальностью. Во-первых, как показано выше, методы внеэкономического принуждения показывали свою эффективность как в условиях традиционного (аграрного) общества, когда такой тип производственных отношений доминировал, так и в рамках индустриального уклада, но уже локально. Во-вторых, принципиальной ошибкой в данном случае является упор на конкурентоспособность. Понятно, что социальная система под названием РФ давно уже не способна конкурировать с ведущими социальными системами.

О чем тут можно говорить, если ВВП всея Скрепостана почти вдвое отстает от ВРП Калифорнии – лишь одного американского штата? А уж говорить о том, что путинский рейх пытается конкурировать с кем-то по уровню благосостояния населения или в сфере технологий, вообще смешно. Лет 20 назад правящее недоразумение что-то кукарекало про необходимость догнать Португалию по уровню жизни. Вот только за истекший период Португалия ускакала так далеко вперед, что остается гордиться лишь тем, что уровень жизни на Украине все еще несколько ниже. Правда, в отдельных регионах РФ он уже ниже среднеукраинского, и, что особенно бесит скрепных пропагандонов, разрыв уверенно сокращается.

Для стабильного существования концлагеря RUSLAND ему совершенно не обязательно конкурировать с иными странами. Все, что необходимо – иметь возможность создать проблемы окружающим. Исключительно это обеспечивает незыблемость «суверенитета», то есть безраздельного права администрации лагеря доить 140 миллионов зеков. Пока кремлевские паханы обладают ОМП, всегда есть возможность пугать остальной мир ядерным армагеддоном. Конечно, вследствие технологической деградации россиянской экономики поддерживать в исправности средства доставки боеголовок адресату скоро будет невозможно. Но «грязную бомбу» подорвать способна даже РФ, упавшая до уровня каменного века. Тут даже достаточно косвенной угрозы – ведь могут пара килограмм оружейного плутония попасть в руки террористов. Так что злить ебнутую неадекватную русскую обезьяну с гранатой никому резона нет.

Внешняя политика Москвы давно строится на привычной лагерной схеме: сначала мы вам создадим проблему, а потом заставим вас откупаться. Вот прямо сейчас на границе Польше происходит миграционный кризис, на фоне которого кремлевские гопники (которые, как всегда, не при чем и «их там нет») пытаются с помощью распальцовки порешать газовый вопрос. Скорее всего, порешают. Не впервой.

Так что ставка на возвращение в средневековье к малопродуктивной феодальной (рентной) модели экономики нисколько не угрожает существованию Раши, как государственного субъекта, каким бы слабым он ни был. Именно потому, что мир пытается перешагнуть в постиндустриальную эру. Лет 300 назад быть слабым было смерти подобно – тебя гарантированно проглотят соседние хищники, решающие проблемы роста за счет экстенсивного расширения своей территории. А кому сегодня нужна территория загнивающего московитского недорейха? Газом гопники и так готовы барыжить. Ну, пускай даже на своих, не очень цивилизованных условиях. Однако декарбонизация принципиально решает эту проблему – просто не будет нужды в туземных углеводородах.

Потенциальную угрозу неофеодальному рейху несет не внешний, а внутренний кризис – бантустан обязательно издохнет по причине своей нежизнеспособности. Может, через год, а может, лет через 20. Поэтому курс россиянской элитки на инволюцию, реинкарнацию средневековья вполне рационален. В текущих условиях он обеспечивает максимальную удойность экономики. Вот вообще пох, каков ее объем. ГЛАВНОЕ – СКОЛЬКО ПРАВЯЩИЙ КЛАСС МОЖЕТ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛИТЬ В СВОЮ ПОЛЬЗУ ЗДЕСЬ И СЕЧАС.

Зачем путинской банде современная экономика в $20 трлн, если в ней примитивным бандитам из питерской подворотни просто нет места для существования? Зачем быть элитой, на содержание которой общество потратит 0,1% ВВП, то есть $20 млрд, если с экономики объемом в $1,7 трлн можно высасывать порядка 200 ммиллиардов ежегодно? Трактовка экономической эффективности очень сильно отличается в зависимости от точки зрения. С точки зрения правящей в РФ мафии, феодализм с примитивной рентной структурой национального хозяйства более эффективен экономически, нежели капитализм или постиндустриализм. Попробуйте с этим поспорить!

Что же до мнения холопов, то на то и феодализм, что их оно никого не волнует, а самих холопов должна занимать «котловка», для чего их и опускают в гулаговский ад. Большинство россиянцев либо получают пенсионную пайку от щедрот герра коменданта, либо отбывают барщину в бюджетных шарашках, либо горбатятся в рентоизвлекающих углеводородных «колхозах» на правах тех же бюджетников, хоть и привилегированных, либо числятся в многомиллионном штате вертухаев (разномастных силовиков), бригадиров (чиновников), нарядчиков, учетчиков, контролеров, завхозов и капо. Есть еще каста лагерных блатных (классический криминал, в том числе оформленный по этническому принципу), но администрации концлагеря он очень даже полезен, поскольку позволяет поддерживать внутри бараков нужный градус социальной агрессии.

Только и исключительно насилие легитимирует собственность нефтяных, угольных, лесных, алюминиевых и прочих неофеодалов. Никаких правовых механизмов ее сохранения не существует в принципе. Именно этот фактор создает те условия, которые опрокидывают общество в архаику и начинают воспроизводить давно отжившие экономические, социальные, государственные и культурные институты и явления – церковь, кастово-сословное деление общество, пожизненное правление, ленная система владения рентным ресурсом, вассальный принцип организации политической власти и т. д.

Совершенно естественно в обиход вернулось такое понятие, как лендлорд (крыша) и лохи (данники), институт кормления новой аристократии с вотчинной территорий и система откупов, то есть делегированное сюзереном своему вассалу право сбора дани (система «Платон», с которой кормится семья Ротенбергов – чисто феодальная история). Соответственно разрушаются институты индустриального общества – сложные производства, единая правовая система, система образования, единое национальное культурное поле, сама нация, то есть политическая общность, стремительно разрушается, уступая приоритет общности этнической, родовой. Происходит то, что называется суверенизацией социальной системы, а по-простому – феодальной раздробленностью

Вместе с феодальной системой деградирует и архаизируется общество в целом. Дошло до того, что в Духовноскрепном улусе проект введения в Уголовный кодекс телесных наказаний (порки) вновь становится актуальной. Уже в 2012 г. эту идею согласно результатам опроса ВЦИОМ поддерживало 27% населения. Что удивительно, среди сторонников коммуняк таких было даже больше (29%), нежели среди симпатизирующих едрисне (28%). Удивительно это потому, что именно коммунисты в свое время окончательно упразднили практику телесных наказаний в России. Впрочем, называть зюгашей-мракобесов коммунистами как-то неудобно. КПРФ – партия системная и четко следует трендам на возврат к феодализму, порой даже бежит впереди паровоза.

И все это держится на стержне насилия, культ которого давно доминирует в массовой культуре. Кто-то скажет, что при классическом феодализме было не так, главной скрепой общества выступала традиция. Потому и общество называлось традиционным, поскольку существующий порядок держался на признании того факта, что так было всегда и должно быть вечно. Инструментом легитимации общественного уклада выступала церковь. Насилие играло лишь роль регулятора баланса. Да, это так, но сначала-то феодал захватывал землю в ожесточенной борьбе с равными ему бандитами и обращал в рабство обитающий на ней двуногий скот. Только после этого возникала и укреплялась традиция, объясняющая, что такой уклад создан на земле господом, власть – от бога, и следует придерживаться этого порядка, чтоб душа холопа после смерти попала в рай. Бунт против уклада – есть бунт против бога. За это тело бунтовщика надлежит сжечь на костре, а душа его вечно станет гореть в аду.

Сейчас в РФ происходит первоначальный захват рентного ресурса, и запрос на формирование традиции, на суперконсервацию, на возврат к архаике исходит от той части элиты, что в данный момент находится на вершине рентной пищевой цепочки. Правящий класс формирует здесь и сейчас такие условия существования, в каковых холопство становиться максимально рациональной моделью поведения для черни. Люди вне зависимости от уровня умственного развития, культурных запросов и социального положения, ведут себя рационально. Рациональность поведения – залог выживания.

Бунтари и искатели правды в бараках путинлага шансов выжить не имеют. Потому их и нет внутри охраняемого периметра. Все вы должны определиться, по какой тропе чапать – по зековской или вертухайской. Вот и вся оставшаяся свобода выбора. А тем наивным, что рассчитывают прошагать по жизни честным фраером, и хуй мусорской не отсосав, и руки в дерьме не измарав, я могу дать только один совет: бегите из вонючего пидорлага, пока последняя калитка не захлопнулась. Могу даже, основываясь на скромном личном опыте, подсказать – куда и как. Бороться с системой бессмысленно – она и так гниет и разваливается. Как рухнет рейх, слепленный из говна и палок – тогда можете вернуться и всю свою ненависть к быдлу или идейную русофобию творчески сублимировать. Но для этого надо хотя бы выжить. А чтобы выжить, следует вести себя рационально. Бегство из ГУЛАГА – самый рациональный поступок для свободного человека.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
...
В православных чатиках ни на минуту не прекращается поток ковид-страшилок, из разряда "мне одна раба Божия сказала, а ей сказал человек из Москвы, который уж точно знает, что все так и будет". Можно конечно ухмыльнутся и пропустить их мимо, но ведь обязательно найдутся десятки и сотни ...
наконец-то он попал в объектив камеры зацените, поцоны кстати, чо делаецца! кулхацкер Хэлл попался в цепкие руки немецких полицаев вот это поворот.gif ...
О, давайте и я в "Зулейхогейте" поучаствую. Правда, я оговорюсь сразу, что сериала я не видела,   но зато "Зулейха открывает глаза" Гузель Яхиной прочитала - еще в прошлом году.  И о самой книге мне мало что есть сказать.    То, что ею восторгается Захар ...
модеры, ау хорош спать а то петрушка спела давно свою лебединую песню не раскрыв тему сисек не успел запостисть - как выпилили псто ...