рейтинг блогов

Англичане в поисках философского камня взаимодействия

топ 100 блогов paul_atrydes16.07.2021 Краткий пересказ книги Тимоти Харрисона Плэйса (Timothy Harrison Place) Military Training in the British Army, 1940—1944: From Dunkirk to D-Day (2000), глава Tank Co-operation with Infantry. [Мои дополнения в квадратных скобках].

* * *

В самом начале войны военное министерство Великобритании выпустило наставление по применению армейских танковых частей (MTP № 22, Tactical Handling of Army Tank Battalions, September 1939). Согласно ему боевой порядок в наступлении обычно строился следующим образом:

первый танковый эшелон

пехотный эшелон

второй танковый эшелон

Задача первого танкового эшелона была двоякая — первая волна атакует передний край противника сразу после артиллерийской подготовки, не давая ему оправиться; вторая волна, подстраиваясь под скорость следующей за ней пехотой, нейтрализует огневые точки, уцелевшие после артобстрела и прохода первой волны. Пехота старается держаться ближе к танкам и оказывает им поддержку в борьбе с противотанковыми пушками противника. Второй танковый эшелон оказывает огневую поддержку пехоте, обычно двигаясь позади, но при необходимости танки выдвигаются вперёд или на фланги для борьбы с вражеским стрелковым огнём.

Предполагалось, что первая волна первого танкового эшелона может проникнуть вглубь вражеской обороны отдельно от пехоты. Артиллерийская поддержка осуществлялась как путём огневого вала, так и путём вызова прикрывающего огня передовыми артиллерийскими наблюдателями, сопровождающие танки. Артиллерия считалась главным способом борьбы с ПТО противника.

Пехота могла возглавлять атаку либо против слабой обороны, либо на танконедоступной местности.

Опыт боёв во Франции и Северной Африке 1940 года показал малоуязвимость английских пехотных танков «Матильда» против основных противотанковых средств противника. Это побудило военное ведомство выпустить новую инструкцию об организации танко-пехотного взаимодействия (ATI № 2, The Employment of Army Tanks in Co-operation with Infantry, March 1941). В ней говорилось, что глубина главной линии обороны немцев примерно 1 000 ярдов. Передний край удерживается сравнительно слабо, но, сдерживая атакующих, подвергает последних уничтожающему огню пулемётов и противотанковых пушек, расположенных в глубине в складках местности. Чтобы избежать этого, первый танковый эшелон под прикрытием артиллерийского огня сразу прорывается в глубину, а с передним краем расправляется второй танковый эшелон вместе с пехотным эшелоном. Атака второго эшелона начинается в момент, когда первый эшелон продвинется вглубь обороны. Позади второго эшелона располагаются танковые и пехотные резервы. Подобный способ построения уже применялся в зимних боях в Африке, где первый танковый эшелон начинал атаку за 10—20 минут прежде второго.

Авторы инструкции полагали, что оборона немцев будет строиться в глубину, и считали необходимым подвергнуть её одновременному поражению на ту же самую глубину (the defences must be engaged simultaneously throughout their depth). [В известном смысле англичане повторили советскую схему глубокого боя, изложенную во временном Полевом уставе 1936 года. Есть группа танков ДД (дальнего действия), есть группа танков ПП (поддержки пехоты). Танки ДД обычно начинают первыми, прорываясь вглубь обороны под прикрытием подвижного заградительного огня артиллерии. Танки ПП с пехотой выступают через 5—10 минут. Правда, задачи английского первого эшелона более соответствовали ранее упразднённым группам ДПП (дальней поддержки пехоты): 1) подавление и уничтожение огневых средств, в первую очередь, пулемётных батарей, расположенных в глубине обороны на обратных скатах и препятствующих своим огнём продвижению пехоты с дальних дистанций (2—3 км); 2) уничтожение противотанковых пушек и батарей в целях собственной самозащиты и открытия свободного пути идущим за нею танковым группам. Группы ДД имели задачами разгром резервов и штабов, уничтожение основной группы артиллерии и отрезание путей отхода главных сил противника].

В ходе последовавших операций BATTLEAXE и CRUSADER выяснилось, что неуязвимость пехотных танков несколько преувеличена. 88-мм зенитки расстреляли не просто танки, а саму доктрину, изложенную в ATI № 2. Но до её замены в мае 1943 года она оставалась главным пособием для подготовки частей пехотных танков в метрополии. Однако на местах начинали придумывать своё. Например, в конце ноября 1942 года, на учениях 34-й танковой бригады и 43-й дивизии боевой порядок строился в стиле наставления 1939 года: танки — пехота — танки. При этом отрыв первого танкового эшелона от пехоты не должен был превышать 400 ярдов. Более близкое построение облегчало взаимодействие и взаимное целеуказание между пехотинцами и танкистами. Этот метод построения назвали «сэндвич». [Опять стоит сравнить с советским опытом и конкретно с приказом НКО № 325 (16.10.42): «Танки, действуя совместно с пехотой... не должны отрываться от своей пехоты более чем на 200 — 400 м»].

21-я и 25-я танковые бригады, действовавшие зимой 1942/43 в Тунисе, изначально тоже применяли метод «сэндвича», но в их варианте первый танковый эшелон атаковал на максимальной скорости, что, конечно, увеличивало отрыв от пехоты. Однако, если в глубине встречались естественные (напр., вади — пересохшие русла рек) или искусственные (минные поля) препятствия, то это зачастую лишало остановившиеся танки артиллерийской поддержки, которая продвигалась в соответствии с графиком [а сапёров придать не судьба]. В итоге план наступления срывался. В других случаях пехота задерживалась пулемётно-стрелковым огнём противника и первый эшелон оказывался на длительное время без поддержки на занятом объекте атаки. В итоге бригады предпочли вообще отказаться от первого танкового эшелона и строили боевой порядок с пехотой впереди, за которой вплотную следуют танки, при необходимости выдвигавшиеся вперёд или на фланги для устранения препятствий. Т.е. наступление подстраивалось под скорость пехоты.

По словам одного из командиров бригад, противотанковое минное поле может задержать танки, но не пехоту, которая продолжит наступление за огневым валом. Танки же либо объедут минное поле, либо дождутся проделывания сапёрами проходов. Поддерживать же огнём пехоту можно и с нескольких сотен ярдов, а не обязательно находясь за её спиной. Передвигаясь от одного до другого закрытия, танки уменьшали свою уязвимость к противотанковому огню. Последний, видимо, был другой главной причиной отказа от первого танкового эшелона наравне с минными полями. Это прослеживается в опасениях как танковых экипажей, так и в тактической мысли старших командиров.

Данные мысли танкистов не находили поддержки у пехотинцев. Для морали пехоты физическая близость танков была предпочтительнее, чем их желание держаться подальше от неё. В отчёте 1-й дивизии о боях в Тунисе указывалось, что никаких изменений в доктрине не требуется: за исключением преодоления препятствий, танки должны возглавлять атаку и довести пехоту до цели, не взирая на жертвы. В реальности же при наступлении через гребни танки неохотно шли вперёд, настаивая, чтобы пехота атаковала первой, чтобы уничтожить любые скрытые противотанковые средства (особенно 88-мм). По словам отчёта, «ПТ мины и тяжёлые ПТП в значительной мере 'выпроваживали' танки».

В новой версии Инструкции (ATI № 2 (May 1943) The Co-operation of Infantry and Tanks) значительно больше внимание уделялось минным полям и другим противотанковым заграждениям, которые необходимо было нейтрализовать, прежде чем начинать танковую атаку. Требовалась оценка танкодоступности местности в глубине обороны противника.

В отличие от версии 1941 года, где рассматривалась наступление как на хорошо подготовленную позицию, так и на поспешно организованную, теперь в расчёт принимался только первый вариант. Подобное наступление требовала подробной информации о расположении противника, получаемой с помощью как воздушной, так и наземной разведки. Сама атака состояла из трёх этапов: 1) первоначальное вклинение; 2) атака тыловых позиций, менее прикрытых минными полями; 3) подвижный бой, как результат общей дезинтеграции оборонительных усилий противника. Хотя не было общего правила, кто должен возглавлять атаку — пехота или танки, на первом этапе в штурмовом эшелоне (новый термин для обозначения прежнего первого эшелона) танки имели небольшую ценность, т.к. вклинение, предполагавшее устранение различных препятствий, лучше доверить пехоте и сапёрам. Танки же помещались в эшелон поддержки (бывший второй эшелон) для оказания огневой поддержки штурмовому эшелону. Второй этап (после образования плацдарма за препятствиями) предполагал образование танко-пехотного штурмового эшелона для лучшего взаимодействия.

Задача эшелона поддержки на втором этапе состояла в поэтапном добивании и закреплении целей наступления. Он выступал в момент, когда штурмовой эшелон начинал подавлять огнём противника, и уничтожал остатки сопротивления после прохода штурмового эшелона. Эшелон был также смешанным танко-пехотным. Танковым командирам дозволялось высовываться из башен для облегчения наблюдения и связи с пехотой.

В случае, если местность предполагалась всюду танкодоступной, то штурмовой эшелон мог состоять только из танков. Он быстро продвигался до своих целей, чтобы подавить их, а танково-пехотный эшелон поддержки довершал победу.

Что же касается дальней огневой поддержки [т.е. применение танков в качестве самоходных/штурмовых орудий], то военное министерство заняло двойственную позицию. Инструкция, как и более позднее наставление № 63 (The Co-operation of Tanks with Infantry Divisions, May 1944) не допускали такой возможности. Но публикацией статьи на эту тему в очередном сборнике примеров по опыту войны (Current Reports from Overseas), а потом и в более официозном выпуске Notes from Theatres of War оно как бы благословило данную практику. Данное раздвоение возможно объясняется вооружением «Чёрчилля»,основного пехотного танка на тот момент. У большинства из них была шестифунтовая (57-мм) пушка, для которой отсутствовал осколочный снаряд. Следовательно поддерживать пехоту против «мягких» целей они могли в основном только пулемётным огнём, с соответствующими ограничениями по дальности и траектории. И только перевооружение части «Чёрчиллей» в Африке 75-мм пушками, снятыми с подбитых «Шерманов», позволили ввести дальнюю огневую поддержку.

Учения, проходившие летом 1943 года в метрополии, показали, что тактическое командование не придерживалось строгого выполнения рекомендаций новой инструкции. Например, на совместных манёврах 44-й пехотной и 6-й гвардейской танковой бригад штурмовой эшелон состоял из двух танковых батальонов, а эшелон поддержки — из двух пехотных батальонов, поддержанных каждый танковым эскадроном. Согласно плану, первый эшелон должен был преодолеть нейтральную зону (длиной около мили) и вклиниться во вражескую оборону, после чего (35 минут спустя) начинал наступать второй эшелон. На учениях 27-й бронетанковой бригады штурмовой эшелон тоже обычно был полностью танковым. Преодоление минных полей (проделывание в них проходов) не предусматривалось, в лучшем случае практиковали сосредоточение на плацдарме по уже проделанным проходам.

Тем же летом в Ларкхилле Артиллерийским училищем прошли интересные испытания по использованию танков «Чёрчилль» непосредственно под огневым валом 25-фунтовых орудий. Как писали в отчёте: «Хотя прямые попадания 25-фунтовых снарядов могут вывести «Чёрчилль» из строя, их потери от огня противника, вероятно, будут намного меньше, если его вражеские артиллеристы подвергнутся интенсивному обстрелу». 36 «Чёрчиллей» (два эскадрона) на площади 600 на 200 ярдов, прикрытые 32 орудиями (четыре батареи), делающие пять выстрелов в минуту, могут потерять семь машин. Если число орудий удвоить, то потери вырастут до 13 машин. Испытания показали, что попадания редко пробивают броню танка, упоминается только один раненый прямым попаданием в перископ. По большей части потери выражались в повреждениях гусениц и компонентов подвески, которые легко отремонтировать после боя. Позднее военное министерство одобрило применение этого метода в боевых условиях (NTW № 16, October 1943), т.е. потери в 20—35% считались приемлемой платой ради избежания потерь от противотанковых пушек. Впрочем, в реальных боях этот метод, похоже, не использовали.

Упоминавшаяся ранее 34-я танковая бригада с сентября 1943 года начала взаимодействовать с 59-й дивизии. У последней не было достаточной подготовки с танками, потому танкисты были свободны в выборе плана тренировок. В целом построение значительно упростилось: одна пехотная рота поддерживалась одним танковым эскадроном — по одному танковому отряду (troop) на каждый из трёх пехотных взводов. Оставшиеся два «запасных» отряда оказывали поддержку танко-пехотному эшелону как сзади, так и по мере необходимости выдвигаясь вперёд или на фланги. Схема «сэндвич» применялась, если только точно было известно об отсутствии впереди минных полей.

Но по факту подобный боевой порядок был неглубоким (одноэшелонным), который нормально выглядел только на уровне подразделений, но не соединения в целом, и, таким образом, противоречил Инструкции, предусматривающей концепцию наступления в глубину (the concept of the attack in depth).

В ноябре 1943 года 21-я группа армий опубликовала наставление «Взаимодействие танков с пехотными дивизиями в наступательных операциях» (The Co-operation of Tanks with infantry Divisions in Offensive Operations). Во многом она опиралась на майскую Инструкцию и потому не несла ничего особо нового. По словам главного редактора бригадира Гарольда Паймана, редко когда предоставится случай использовать чисто танковый штурмовой эшелон. На девяти различных схемах возможного построения боевого порядка, представленных в наставлении, такой вариант вообще не показывался.

Так как в 21-ю группу армий направили две бронетанковые бригады танков «Шерман» вместо двух танковых бригад пехотных танков, то для них предусмотрели особую тактику. Эти танки из-за слабого бронирования считались непригодными для атаки позиций, насыщенных противотанковыми орудиями. В случае их взаимодействия с пехотой, они должны были оказывать дальнюю огневую поддержку с закрытых позиций. Пока противотанковая оборона противника в значительной мере не будет уничтожена, «Шерманы» не должны выдвигаться вперёд.

Уже в конце декабря того же года командующим 21-й группой армий становится генерал Монтгомери, бывший командующий 8-й армией. Вместе с ним пришли новые идеи, т.к. у 8-й армии имелась своё наставление по танко-пехотному взаимодействию (Notes on the Employment of Tanks in Support of Infantry in Battle, November 1943). Расчёт строился на следующем боевом составе: по одному батальону танков и пехоты, две сапёрные роты, три полка полевой артиллерии (данное соотношение сохранялось и для более крупных или ме́ньших сил). Первый эшелон состоял из пехотной роты, танкового эскадрона, трёх отделений на БТР, миномётного взвода (81,5-мм) и сапёрной роты. Основная задача — сделать проходы в минных полях под прикрытием танкового огня. Второй эшелон состоял только из танкового эскадрона, который немедленно возглавлял наступление после образования плацдарма за минным полем. За ним следовал третий эшелон: две пехотные роты, танковый эскадрон, два передовых артиллерийских наблюдателя (пехота впереди). Четвёртый эшелон включал танковые и пехотные штабы, четвёртую пехотную и вторую сапёрную роты, а также в качестве резерва танковый эскадрон из первого эшелона. Таким образом, после преодоления минного поля боевой порядок строился по схеме «сэндвич».

Монтгомери ещё в декабре ознакомился с наставлением под редакцией Паймана и сделал несколько критических замечаний. В частности, он возражал против разделения тактики применения пехотных и крейсерских танков в качестве НПП, и потому не видел смысла в отдельном разделе для «Шерманов». Далее, ему не понравились приводимые схемы боевых порядков танков и пехоты: они не включали в себя других родов войск (сапёры, артиллерия и т.п.). На его взгляд, лучшей была бы одна общая схема, служащая в качестве руководства для штабных офицеров, планирующих состав атакующих войск. Потому в феврале 1944 года 21-я группа армий получила новое наставление, которое в целом являлось копией наставления 8-й армии. С ним же она высадилась в Нормандии.

* * *

В заключении к главе автор пишет о шараханиях официальной доктрины, об отсутствии единообразия в боевой подготовке (на местах зачастую изобретали и применяли что-то своё), которое вредило организации взаимодействия между случайными частями и соединениями. При этом сам автор почему-то считает правильным лишь построение вида «пехота впереди». В частности, в доказательство он приводит пример 8-й армии, которая в июне 1944 года выпустила новое наставление, которое отбросила «сомнительную доктрину Монтгомери» (dubious doctrine [of] Montgomery), и учила, что в совместных танко-пехотных атаках обычно ведёт пехота. А вот что 8-я армия воевала в Италии с гористой местностью, автор как-то забыл или не учёл. Как и то, что единственно правильного шаблона на все случаи жизни не существует.

Ниже приведены отрывки из тактики наступления уровня бригада — батальон.

* * *

Атака [пехотной бригады] с танками производится на местности, доступной для действий танков, и против не сильно укрепленной позиции. Боевой порядок при этом строится в зависимости от обстановки (рис. 2). Ориентировочная норма усиления танками: на пехотную бригаду — танковая бригада, на пехотный батальон — танковый батальон.

Для атаки с танками боевой порядок пехотной бригады может быть построен в несколько эшелонов, чаще в три (в том числе резерв). Первый эшелон — ударный, атакующий (в него входят, если это необходимо, пехотные штурмовые группы) — подразделяется на две волны: первая волна — примерно до 4 эскадронов танков и вторая волна — пехота.

Во время атаки танки атакующего эшелона идут на больших скоростях и, врываясь па позиции противника, удерживают опорные пункты первой линии до подхода второй волны атакующего эшелона — пехотного, который сменяет тапки, очищает захваченный район и закрепляет его.

Второй эшелон — поддерживающий — состоит тоже из пехоты и танков и имеет основной задачей усиливать атакующий эшелон, обеспечивать удержание объекта, захваченного атакующим эшелоном. Танки поддерживающего эшелона поддерживают пехоту первого эшелона при движении ее в атаку.

Резерв пехоты и танков (третий эшелон) выделяет отряды для очистки местности от противника и используется для развития удара в глубину и отражения контратак.

Англичане в поисках философского камня взаимодействия

При атаке танки атакующего эшелона, как правило, двигаются не считаясь со скоростью движения атакующей пехоты, но так, чтобы наилучшим образом поддержать ее огнем с фронта и с флангов. Пехота, в свою очередь, стремится не отстать от танков.

Танковые эшелоны должны иметь такую глубину, чтобы обеспечить поддержку пехоты после того, как головные танки уйдут вперед.

Артиллерия занимает позиции возможно ближе к переднему краю обороны противника. При подготовке прорыва огневые позиции подготавливаются заблаговременно, а занимаются в последнюю ночь перед атакой. Во избежание поражения огнем артиллерии и авиации противника на каждую батарею подготавливается несколько запасных позиций; при наличии времени позиции соединяются дорогами.

Продолжительность и интенсивность артиллерийской подготовки зависят от характера, прочности оборонительных сооружений противника и от условий обеспечения внезапности (длительная артиллерийская подготовка снижает эффект внезапности, поэтому уставы рекомендуют в некоторых случаях вообще не проводить артподготовку, в первую очередь при атаке ночью).

В количество времени, необходимого на артиллерийскую подготовку, может быть включено и время, необходимое для прорыва проволочных заграждений.

При подготовке атаки и при поддержке ее применяются два основных вида артиллерийского огня: заградительный и последовательного сосредоточения.

Заградительный (прикрывающий) огонь применяется в несколько поясов (соответствует огневому валу) и является наиболее простым способом поддержки атаки в то время, когда позиции противника точно не известны.

Последовательно сосредоточенный огонь применяется тогда, когда имеются достаточно
полные разведывательные данные о расположении противника.

Поддержка пехоты во время атаки производится и путем выдвижения вперед орудии для ведения огня прямой наводкой.

Авиация дополняет артиллерийский огонь ударом по первой позиции и тылу обороняемого района.

Артиллерия должна оказать максимальную поддержку штурмовым группам, прикрывая их действия. В дальнейшем она поддерживает атакующий эшелон, прикрывает фланги поддерживающего эшелона.

Поддерживающий эшелон при продвижении должен обеспечивать себя своими огневыми средствами; артиллерийский огонь дли поддержки его не планируется.

Поддерживающий эшелон поддерживает своим огнем атакующих на дистанции действительного огня станковых пулеметов, до более.

Атака распадается на три фазы: преодоление препятствий и минных полей, удар, закрепление.

Преодоление препятствий и минных полей производится с помощью штурмовых групп и мостовых танков. Работу штурмовых групп прикрывает своим огнем артиллерия. После этого начинается удар (атака).

Атакующий эшелон, захватив опорные пункты первой линии, стремится развить успех в глубину.

Незначительные опорные пункты или узлы сопротивления обходятся; их уничтожают последующие эшелоны. Тяжелые огневые средства, поддерживающие пехоту, следуют на бронетранспортерах.

По овладении танками назначенного рубежа большая часть их сосредоточивается в указанном районе в укрытии, а закрепление занятых позиций осуществляется пехотой, поддерживаемой артиллерией и частью танков (последние остаются до прибытия противотанковых орудий).

По достижении намеченного рубежа все части производят перегруппировку и готовятся к дальнейшему наступлению.

Преследование организуется подвижными соединениями (рекомендуется использование танковых бригад). Об организации преследования заботится высшее командование.

Казанцев Д. Наступательный бой английской пехотной бригады // Военный вестник. 1946. № 7—8 (апрель).



д) Наступление пехотного батальона с танками

Очень часто пехотный батальон атакует противника совместно с танковым батальоном. В этом случае нормальный фронт атаки батальона составляет 500—600 м, а боевой порядок батальона строится в три эшелона: штурмовой, поддерживающий и резервной (схема 26).

Для осуществления непосредственной артиллерийской противотанковой поддержки батальону, наступающему с танками, придаётся батарея противотанковых орудий из артиллерийского противотанкового полка дивизии (двенадцать 76,2-мм орудий).

Состав эшелонов батальона зависит от характера местности, обороны противника, наличия минных полей в полосе наступления и количества средств артиллерийского обеспечения. Так например:

— при наличии минных полей штурмовой (атакующий) эшелон обычно состоит только из пехоты. В этом случае пехота, поддержанная артиллерийским огнём и сапёрами, проделывает проходы в минных полях для танков;

— когда наличие минных заграждений маловероятно, штурмовой эшелон может состоять из одних танков;

— в тех случаях, когда танки в силу наличия различных препятствий самостоятельно действовать не могут, штурмовой эшелон бывает смешанным и состоит из танков и пехоты. Этот вариант применяется наиболее часто.

Англичане в поисках философского камня взаимодействия

В задачу штурмового эшелона входит уничтожение противотанковых средств противника. Танки этого эшелона стремятся по возможности быстрее выйти в район атакуемого объекта, пока орудийные расчёты противника не успели изготовиться к бою после артиллерийской подготовки и находятся в укрытиях. Вторая задача танков — установить господство в районе расположения атакуемых объектов, с тем чтобы обеспечить своей пехоте подход к этим объектам и захват их. В свою очередь пехота стремится не отставать от танков.

Задачей поддерживающего эшелона является очищение местности от групп противника, уцелевших после прохода первого эшелона, и закрепление на захваченном рубеже. Резервный эшелон предназначается для развития успеха.

Удаление поддерживающего эшелона от штурмового не должно превышать дальность огня пехотного оружия. Оно должно быть таким, чтобы поддерживающий эшелон мог наблюдать за действиями штурмового эшелона и своевременно оказать последнему огневую поддержку.

Обращается весьма серьёзное внимание на организацию связи между пехотными и танковыми командирами как по радио, так и личным общением.

Взвод бронетранспортёров обычно используется для быстрого выдвижения вперёд с целью прикрыть фланги наступающих подразделений или оказать им помощь огнём в удержании захваченного объекта в тот период, когда пехота атакующего эшелона занята уничтожением огневых точек противника.

Петров А.И. Организация и тактика пехоты иностранных армий. М., 1949.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Я не знаю, что писать… Я не знаю, как писать… Я не знаю… для кого писать. Вы все мне противны! Я ненавижу вас всех! Вашу ёбаную русскую идею! Ваш ёбаный русский народ! Ваше ёбаное тщеславие! Ваше ёбаное чванство! Я очень хочу, чтобы вы все сдохли! Но я не должен, я не должен этого хотеть ...
Здесь наглядно видно сколько публикаций появилось за последние 50 дней. Еще показано, откуда и сколько читателей заходило в блог. Из каких стран. Плюс разбивка по городам и регионам РФ. Сколько просмотров и комментариев получили эти посты. Спасибо за поддержку всем, что следил за н ...
Во вторник полицейским на всех своих ресурсах пришлось разъяснять, какая ответственность грозит так называемым "шашлычникам" - тем, кто проигнорирует призывы органов власти пересидеть дома период активного распространения коронавирусной инфекции. Хоть погода сейчас и не располагает, ...
Из страсти,плоти и огня. он мучался лепил лилеил. он строил замок счастья из песка. в надежде быть любим на веке. влюблён в творенье страстно был чудак. он мучался терпел измены. как мог подумать что уйдёт. творенье рук его безценных. как бог лепил ...
Восемь лет супруги Борисенко из-за циничного издевательства чиновников не могут оформить российское гражданство себе и троим детям. 14-летним Никитой, 6-летней Настей и годовалым Володей заинтересовались органы опеки – с документами-то ...