В зеркале Штирлица

топ 100 блогов zhu_s16.08.2011 Поскольку этот советский Джеймс Бонд почему-то наблюдается на аватарках у многочисленных юзеров ЖЖ, то что-то захотелось отвлечься на миг от экономических штудий, и черкнуть пару строчек в по поводу того, символом чего, возможно, был этот персонаж в момент появления для его создателя и относительно малочисленной группы компетентных читателей. В конце 1973 года, когда фильм Татьяны Лиозновой с триумфом прошел по телеэкранам, многие сразу же увидели в изображении верхушки третьего рейха и НСДАП завуалированную пародию на советскую систему.

Действительно, у Юлиана Семенова, сына «пособника троцкисткого диверсанта Бухарина» Семена Ляндреса, чудом дважды выжившего в сталинской мясорубке и вышедшего из нее глубоким инвалидом, было мало причин любить советскую родину и лично товарища Сталина. Но гораздо более тонкий посыл заключался, возможно, в том, что под видом сорванных переговоров о якобы сепаратном мире союзников с немцами в марте 1945 года (операция «Санрайз», в английских источниках «Кроссворд») скрывался намек на советско-германские контакты 1943 года, зондировавшие возможность заключения сепаратного мира на Восточном фронте.

В действительности переговоры между американским резидентом в Швейцарии А.Даллесом и генералом войск СС К.Вольфом имели целью лишь обсуждение условий капитуляции немецкой группировки в Италии. Обвинения Сталина в попытке заключения сепаратного мира вызвали негодование Рузвельта. Ведь именно он еще в январе 1943 года на конференции в Касабланке (Сталин, занятый тогда сражением вокруг города его имени ее опрометчиво проигнорировал – и в итоге «поимел» второй фронт не против рейха, а против никому не нужной Италии) продавил цель безоговорочной капитуляции в войне против Германии, отражающей принятую в американской военной философии концепцию абсолютной войны. (Поэтому, кстати, США, как и Россию, нельзя победить - их можно только уничтожить.) Для европейских политиков подобная концепция войны, конечно, является дикостью и новостью – в Европе война всегда была лишь одним из способов ведения переговоров.

Возможно, прототипом и двойником «измены», сорванной Штирлицем, стали предложения перемирия, переданные в июне 1943 года в Стокгольме неофициальным образом работнику МИД Германии Питеру Кляйсту, находившемуся в Стокгольме (на самом деле через посла А.Коллонтай, игравшей ключевую роль в европейской политике Сталина – благодаря участию Коллонтай в январе-марте 1940 года были организованы советско-финские переговоры, завершившие Зимнюю войну). По сей день история советско-германских дипломатических контактов в 1942-44 годах представляет собой тайну, покрытую мраком, что и неудивительно.

В официальной российской исторической мифологии война остается почти единственным светлым пятном, где Советский Союз выглядит невинной жертвой агрессии, вступившей в бескомпромиссную идеологическую войну против самого бесчеловечного в истории режима и победившего исключительно благодаря тому, что «не в силе Бог, а в правде». Но такая концепция, по-моему, как раз принижает роль СССР в целом, и Сталина в частности, выставляя его дуболомом, только и способным, что бросать под танки все новые порции русских солдат (каждый день войны стоил нам 9 тыс. военных потерь) ради/против давно уже сгнивших идей.

Тогда как в действительности он был совершенно чуждым идеологии политическим торговцем – поначалу весьма примитивным, однако, в дальнейшем очень обучаемым и гибким. Ситуация, сложившаяся после разгрома немцев под Сталинградом вполне могла казаться ему хорошей переговорной позицией, чтобы вернуть положение в Европе к июню 1941 года, и возможно, еще сторговать себе что-то из тех условий, которых добивался Молотов на переговорах о присоедини СССР к оси против Англии в ноябре 1940 года (еще чего-то в Румынии, присутствия советских войск в Болгарии, военной базы в Дарданеллах), чрезмерность которых, собственно, и привели в действие «Барбароссу».

В действительности после Сталинграда на Восточном фронте сложился некий стратегический цугцванг – ни одна из сторон, похоже не видела способа победоносного окончания войны без вовлечения союзников. Гитлер – без новых, Турции и Японии (хотя в действительности все было наоборот – сразу же после Сталинграда финны фактически прекратили участие в войне против СССР, что позволило более чем вдвое сократить численность советских войск на финском фронте и вскоре частично деблокировать Ленинград). Сталин – без реального участия в войне англо-американских коллег, которые заняли в отношении СССР явно потребительскую позицию, решив после Сталинграда, что Восточный фронт и так в состоянии держаться, отвлекая на себя основную массу сухопутных сил Германии, без ненужных трат человеческих жизней в случае открытия второго фронта во Франции/Бельгии.

При этом Черчилль, в конце концов, признался, что он действительно обещал начать нечто подобное не позже весны 1943 года во время визита в Москву в августе 42-ого. В итоге в переписке Сталина, да и в советской прессе этого времени сквозит плохо скрываемое негодование и презрение по отношению к «союзникам». (Впрочем, похоже отношение к Черчиллю со стороны «членов большой тройки» - Сталина, Рузвельта и Гитлера и без того было несколько презрительным. Если эта троица пришла к власти в своих странах на пике жесточайшего экономического кризиса, и под их руководством эти страны так или иначе вышли из него, то Черчилль просто «подсидел» своего начальника Н.Чемберлена, которой ушел в отставку после провала норвежской авантюры, продавленной как раз военным министром Черчиллем, представлявшим собой некий английским аналог Жириновского: максимум трескотни - ноль дел).

Как бы то ни было, на Восточном фронте почти на полгода возникает «стратегическая пауза» вплоть до начала операции «Цитадель» (Курской битвы) в иле 1943 года. Гитлер, при всем его авантюризме, граничащим с аутизмом - полним игнорированием объективной информации извне, до поры приводившим к успеху, похоже, просто уже не понимает, как дальше воевать с Россией. Тут провалились не только успешная в Европе стратегия блицкрига, но и политически популярная концепция экономической войны 1942 года – снова, как и блицкриг 41-го упершаяся в российские пространства и дороги, для преодоления которых Германия попросту не имеет ресурсов. (Так, «южная» война с СССР 1942 года, как писал уже тогда «главный экономист» германских сухопутных сил Томас не достигла бы целей даже в случае захвата Сталинграда и Астрахани. Чтобы «обездвижить» русскую армию отсутствием горючего, требовался удар по Баку, сил на который у рейха не было из-за крайней растянутости фронтов и коммуникаций).

К тому же к миру на Востоке Гитлера упорно толкают союзники – Италия и (номинальный) Япония. Оба они хотели бы видеть Россию скорее в числе союзников, нежели врагов, тем более что Муссолини уже озабочен перспективами англо-американского вторжения. Ну и, наконец, на Гитлера без устали давит, начиная уже с 1942 года известный «русофил» министр иностранных дел Риббентроп, который видел в советско-германском договоре 1939 года главное достижение своей жизни, и последующий разрыв должен был воспринимать как личное поражение.

У Сталина, похоже также, не очень сильно выражено желание устилать европейские поля новыми миллионами русских трупов ради интересов англо-американских союзников, отрыто подставивших его со вторым фронтом и в 1942-ом, и теперь уже, очевидно, и в 1943 году. Ведь потенциально обо всем, что нужно, можно договориться и с Гитлером. Американцы, правда, уже в 1942 году предлагают и прямую военную помощь в виде десанта в Закавказье с иранских баз, однако Сталин вежливо отклоняет эту помощь, справедливо рассудив, что их потом оттуда не выкуришь. Той более-менее профессиональной армии, которая противостояла немцам летом 1941 года, давно уже нет, упразднены корпуса - ими некому командовать, славянские территории, с которых можно было бы провести мобилизацию - под неприятелем, новобранцы с окраин - ненадежны и необучаемы. В итоге армия 1942 года, хоть демография пока еще позволяет поддерживать ее численность, в значительной мере представляет собой плохо организованный сброд, разбегающийся при виде неприятия - приказ 227, легализовавший заградотряды и тюремные сроки для семей сдавшихся в плен, родился не на пустом месте.

Препятствие для мира только одно – позиция Гитлера, понимающего, что возврат к ситуации 1941 года снова поставит его перед угрозой советской экспансии на Запад, против чего собственно и нацеливалась Барбаросса (хотя у нее были и экономические, и геостратегические цели, в дальнейшем они не реализовались никак). В этой связи кампания 1943 года («Цитадель»), стратегические цели которой непонятны и необъяснимы, выглядит просто как попытка ухудшить переговорные позиции Сталина, в случае, если бы удалось нанести ему пусть локальное, но крупное военное поражение. В итоге продолжавшиеся до ноября 1943 года контакты, уже через новоназначенного посла в Болгарии Деканозова (погибшего 10 лет спустя вместе с Берией), кончаются ничем.

Некоторые (недокументированные) детали можно найти по следующим ссылкам (за достоверность сообщаемых авторами сведений я не ручаюсь, все, что написано выше я высказал в порядке лишь достаточно правдоподобной гипотезы)

1. Владислав ГРИНЕВИЧ. Москва или Лондон: нацистская верхушка решает сложную дилемму
2. и тут.

Я же «вдохновлялся» прочитанными в отпуске книжками (версия о германо-советских мирных инициативах также подается там в виде недокументированных предположений.

1. Трумбулл ХИГГИНС. Гитлер и стратегия блицкрига (в ориг. Hitler and Russia). Третий рейх в войне на два фронта. 1937-1943. М., Центрполиграф, 2009.
2. Марк ФЕРРО. Как рассказывают историю детям в разных странах мира. М., Книжный клуб 36.6, 2010 (в ориг. книга вышла в 1981 году и была у нас одним из бестселлеров раннерыночной эпохи).
и еще одной, название которой запамятовал.

Оставить комментарий



Предыдущие записи блогера :
Архив записей в блогах:
В свои восемнадцать мой дед должен был жениться на самой красивой девушке аула. Была помолвка, был назначен день свадьбы. Но за неделю до никаха красавица исчезла. Сбежала. Точнее, увели. Частое явление для тех времен. Похищение девушки - это не ...
Хью Джекман с семьей на днях на выходе из Princess of Wales Theatre в Торонто. ...
Ну, как говорится, чтобы два раза не вставать , покажу ещё фотографии из московского музея кукол :)  В музее были  недели две назад, но фотки отвратные получились,  никак собраться не могла чтобы привести их в более или менее приличный вид. ...
anet_apples Аньк! Это не бред шизофреника с шаловливыми ручками. Это, ващета, открытка к ...
Разумно было бы поддержать идею М. А. Гельмана об учреждении гуманитарного Сколкова и отправить туда профессорствовать А. Б. Зубова, А. Г. Дугина, А. Н. Илларионова, А. А. Проханова, Н. А. Толоконникову и пр. Всех бы их, развратников, в один мешок и в Сколково. ...