Памяти полковника Юрия Дмитриевича Буданова.

топ 100 блогов ekishev_yuri13.06.2011





Из книги Валерия КИСЕЛЁВА

РАЗВЕДБАТ
Документальное повествование. Нижний Новгород, 2007 г.



Владимир Паков:

—Дал команду оставшимся в батальоне идти на выручку и сразу же пошёл к командиру 160-го танкового полка подполковнику Буданову: «Выручай!» — «Приказывать я не буду, но офицеры пойдут». Дал два танка с офицерскими экипажами, и они тут же пошли на выручку попавшим в засаду разведчикам. Стоял туман, танки не могли стрелять прицельно, было опасение попасть по своим.

Почему тогда подполковник Буданов так сказал: «Приказывать я не буду…». Если бы танки сожгли, пришлось бы отвечать Буданову. Он не хотел рисковать техникой без приказа сверху, а на получение его ушло бы драгоценное время. Но добровольцев на выручку разведчиков подполковник Буданов послал, и в этом его заслуга.


Леонид Высоцкий, разведчик-наблюдатель, рядовой группа «Акула»:
— До места, где наши попали в засаду, было около трёх километров. Входили, спешившись за броней. БРМ шла со скоростью километров 15—20 в час, а мы бегом за ней. В машине остались два человека — механик и наводчик. Помню, что пока пробегали посёлок, чуть не сдох от тяжести моего рюкзака: перед боем набил его под завязку боеприпасами, да ещё на мне разгрузка, автомат, «Муха» и рация. Сразу обратил внимание на скопившихся «гражданских чеченов» в начале поселка, они словно знали, что мы придём своих вытаскивать.
Когда добежали, то увидели дым горящих БМП. «Духи» нас увидели и открыли огонь из автоматического оружия. Рельеф местности пока не позволял им применять РПГ. Мы сразу поняли, что по дороге не пройдем и надо спрятаться за дома и искать путь через внутренние дворы домов вдоль дороги. Так и сделали. Поначалу активность огневых точек противника была сильной, но думали, что сможем прорваться к окруженным и своими силами.

Нам этот бой на небесах зачтётся…



Михаил Курочкин, группа «Нара»:
— Подошла помощь, группа лейтенанта Миронова, и начали выдвигаться в голову колонны, попавшей в засаду. Говорю лейтенанту Миронову: «Так мы раненых не заберём, надо дымовую завесу сделать!». На «бэхах» были дымовые шашки, начали пробовать — ни одна не сработала! Подошла ещё помощь на «бэхах», перегруппировались и пошли колонной, прикрываясь бронёй.
Снайпера духов стреляли под «бэху» — пуля рикошетит от асфальта и — по ногам. Человек падает — добивают. Там такие снайпера были — наверное, бывшие биатлонистки, бабы. Пацан-дагестанец, Курбаналиев, его машина заглохла, погиб на моих глазах. Выпрыгивает, чтобы подтолкнуть другой машиной, только выпрыгнул — его снайпер тут же кладёт. Как стоял, так и упал.
Пришли два-три танка. И «духи» умолкли сразу, огонь их прекратился. Танки начали стрелять по сопкам. «Духи», чтобы себя не раскрывать — огонь прекратили.




Юрий Панюков, наводчик-оператор БМП 2-й разведывательной роты, старшина:

— Третья группа, где находился и я, взяв по максимуму БК, в том числе «Мухи» и «Шмели», выдвинулись на помощь двум группам, которые ушли раньше в село.
С трудом мы продвинулись до второй группы, т. к. по нам вели огонь снайперы. Встали за стеной рядом с мечетью. К первой группе мы пока подойти не смогли. Из-за стены, с боков, мы стали отсекать противника выстрелами из стрелкового оружия, «Мухами» и «Шмелями». Когда убили первого из нашей группы, Влада Шарова, я стоял в двух метрах от него. В него попал выстрел из гранатомета, а меня взрывной волной откинуло в сторону, осколками посекло левую руку.
Все готовились идти вперед, выручать первую группу.
Обычно разведчики сами помогают друг другу, но в этот раз я был приятно поражен, что пришли танки подполковника Буданова. Танки продвинулись к первой группе и под их прикрытием оттуда вышли живые и раненые наши ребята. После этого мы выдвинулись на позиции первой группы, шли за БРМ и БМП, за кормовыми дверями. Дошли до разбитой больницы. Огонь мы вели не прекращая, а снайперы врага как стреляли, так и стреляли.
На открытой местности лежал наш раненый контрактник, из первой группы, фамилию не знаю, помню, что он был из Воронежа. Когда наша броня остановилась, я пополз за ним. Снайперы со мной словно играли: пули попадали в землю в десяти сантиметрах от меня. Вытащил раненого, но пришлось сползать ещё и за его автоматом — не оставлять же оружие гадам…
Погрузили раненого в БРМ, двинулись дальше за броней, но пулемётчики врага стали вести огонь под клиренс машины, по ногам. Когда раненые падали, их добивали…
В этот момент выстрелами из гранатометов наши БРДМ и БМП были подбиты, всех раненых и убитых из них пришлось вытаскивать и тащить в арык. Мы никого не бросили. Как раз пришёл танк и стал нас прикрывать броней.
Когда нас опять прижали огнём, лейтенант Миронов приказал мне выдвинуться назад, метров на 600, вызвать для поддержки БМП и БРМ, что я и сделал. Не понимаю, как меня чичи не подстрелили по дороге… По пути я донёс еще двоих раненых к броне. Потом вернулся к своему командиру лейтенанту Миронову.


Михаил Курочкин, гранатомётчик, группа «Нара»:
— С помощью танков забрали убитых и раненых, которых смогли. Сразу, из-за плотного огня боевиков, не удалось забрать четверых убитых — Сережку Воронина, Яскевича и ещё двоих контрактников. Перехватили по рации сообщение духов: к ним на помощь идут два «КамАЗа» с боевиками. А что же наша пехота? Командиры связывались с ней по рации: «Несём потери! Вы где?». Оказалось, что пехота уже Новый год встречает! Выходит, воюйте сами, как хотите. Что ж, думаю, будем гибнуть до конца.


Иван Кузнецов:
— Пошли на БМП вперёд. Я лежу, а дверь отсека закрыта — грохот от 100-мм пушки такой, что в ушах звенит. От промедола боль прошла, попросил у наводчика сигарету, закурил, смотрю — кто-то бежит близко. Первая мысль — «чехи»! А у меня ни одного патрона, разгрузка пустая, автомат рядом лежит. «Ну, всё…», — думаю. Вспомнил себя от первого дня жизни в эти секунды… А у меня оставались пять «эфок» и пять РГД. Достал «эфку» (граната Ф-1. — авт.), выдернул чеку, слёзы навернулись. Не за себя, за мать-старушку, что получит сына в цинковом костюме. Холод был такой леденящий… И открывается дверь в отсек — Лёха Трофимов стоит. Разжал мне грамотно руку, «эфку» кинули в арык. А сам уже сознание теряю, отключаюсь. И боль, и напряжение… БМП разворачивается, наводчик что-то кричит. Куклев подошёл, постучал ему по броне: «Наводчик!». Он выглянул: «У меня один «трехсотый» в левом, и правый забит, «бэка» (боекомлект — авт.) нет, на ПК — заканчивается». Куклев ему: «Разворачивайся, раненых выкинешь и заодно «бэка» пополнишь».
Привезли нас в полк Буданова, машина остановилась, нас вытащили, посадили на носилки и — к вертушке. А БМП ушла опять в Дуба-Юрт. Трофимов вывозил раненых, молодец, при мне БМП подъезжала с ними два раза, пока ждали отправки. Молодец он, спас людей много. Загружал партию, выезжал и назад. Наша группа вытащила человек двадцать…
Потом вертушка поднялась, было в ней нас человек пятнадцать. Лётчик мне говорит: «На, выпей немножко. — Спирта принёс. — Куда ранен?» — «В ногу. Не хочу, голова кружится». Кровь недуром била, хотя жгут мне поставили перед вертолётом. Потом — Владикавказ, госпиталь, затем Краснодар, операция, затем Москва, реабилитационный госпиталь…

Александр Соловьёв:

— Попавшая в засаду рота без помощи танков сама бы выйти из огня не смогла. Слышал, что танки тогда, помогая нашим разведчикам, расстреляли весь боекомплект по 50 снарядов и две тысячи патронов. Они вышли из боя пустые. Мне рассказывали выжившие в том бою, что когда у этих двух танков кончились боеприпасы, они просто поворачивали стволы в сторону бандитов, пугали, и те бежали!

Владимир Паков:
— Танки выходили работать в Дуба-Юрт два раза. После первого выхода пришлось менять наводчика: ребята в танке были контужены попаданием выстрела из гранатомёта, но броню он не пробил.
Если бы не танкисты, раненых у нас было бы ещё больше.


Дмитрий Горелов, заместитель командира батальона по тылу, подполковник:
— После Нового года в батальоне поменялось много офицеров. Но батальон в целом прошёл боевое крещение. Остались люди, крепкие в моральном плане. Приехал в батальон из отпуска, первый вопрос: хлеба нет. Где брать? А в километре от нас стоял танковый полк Буданова. Поехал туда: «Помогите нам с хлебом». — «Да нет проблем, — ответил полковник Буданов. — Я знал, куда еду, взял с собой 30 тонн муки, сами хлеб печём». Там узнал, что Буданову за сутки до той операции под Дуба-Юртом приказали убрать оттуда танки. А танков боевики всегда боялись…

Пётр Ерохин, старшина:

— Не верю в стечение обстоятельств. Надо, конечно, делать поправку на всеобщий бардак, но нельзя было так бездарно гробить такое хорошее подразделение, знающее, за что оно бьётся. Четыре группы не могли вытянуть одну, пять с половиной часов! И пошли туда с теми же частотами, с теми же позывными, с тем же составом, хотя можно было догадаться, что всё это отсканировано боевиками. Утром додуматься построить батальон перед высотами — считайте, бандиты, наших людей, смотрите каждому в лицо! И вы хотите, чтобы это подразделение воевало без таких потерь? Кто вообще запустил роту в Дуба-Юрт? Зачем она была там нужна? Грустно всё это. Паков не знал, что нет пехоты? Знал прекрасно. У Буданова действительно не было людей. Чем больше думаешь об этом, тем мутней всё кажется.
Задачи были — одна тупей другой. Как будто кому-то нужно было большое количество жертв. Задачи разведки были забыты! Аксиомные понятия разведки — забыты. После этой операции слышал разговоры, что полковник Буданов говорил генералу Вербицкому: «Кого там на высотах колпачат? Вы что творите?». Он в ответ: «Пошёл на хер, это секретная операция, разведка». И вроде бы Буданов сказал сгоряча Вербицкому: «Если тебя те солдаты не заколпачат, то — я». Солдаты из второй роты говорили, что если Вербицкий сюда приедет, то не уедет.


Полностью книгу можно скачать здесь:
http://www.84orb.ru/program/Razvedbat.doc




Памяти полковника Юрия Дмитриевича Буданова. Follow rusparabellum on Twitter

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Вчера прогулялась в обед в Зауральной роще, проведала, как там, весна ступила хотя бы одной ступнёй:-) А там зима, и никаких намеков на весну. Разве только, небо весеннее, так оно такое было и в январе:-) Глянешь кругом, и только песню "Три белых коня" петь хочется. ...
У меня новый интерес - "чудеса защитных механизмов психики". А вот и ...
Оригинал взят у nina811 в "Бежали робкие грузины". Бой в Верхнем Хвити. Первая часть. Этот бой в Грузии известен меньше чем встречный бой с колонной Хрулева, и гибель грузинской инженерной колонны у Шиндиси, иногда его называют боем у Никози. ...
Дорогие мужчины, помогите разобраться! Как определить, какой женщиной мужчина пользуется, а о какой по-настоящему заботится?  Я так понимаю, что секс здесь роли не играет, так как мужчина может им заниматься как с одной так и с другой. Так по ...
http://esquire.ru/calendar/САЙТ ДЫМОВСКОГО http://dymovskiy.name/ В Екатеринбурге милиционеры ...