Операция "Груз"

топ 100 блогов lesya_les18.02.2015
Оглянувшись, Сашка протянул примятый клочок бумаги, Ирма плеснула из пузырька. Клей нехотя растёкся мутной лужицей, и листовка с воззванием прилипла к влажному от тумана боку афишной тумбы. Среди яркого глянца плакатов заезжего фокусника Аматиуса прямоугольник серой бумаги выглядел случайным мусором. Свекольные буквы кричали:

ЛЮДИ! НЕ СДАВАЙТЕСЬ!

Увы, люди сдались, быстро и почти без боя, а сопротивляющихся корги отлавливали без лишнего шума. Ходили слухи, что у захватчиков в моде накидки из человеческой кожи. Слухи ли — кто знает, да так ли важно, с кожей или без неё будет гнить твой труп?
Ирма поёжилась и шёпотом спросила:
- Много ещё?
- Эта партия — всё, - одними губами ответил Сашка, - надо идти за новой, к рассвету как раз успеем.
Ирма вздохнула: она устала, одежда пропиталась потом. Больше всего хотелось вернуться домой и преобразиться в мирного обывателя: принять ванну, надеть пижаму и забраться под гипноодеяло. Может, тогда удастся согреться и растопить затаившийся в груди ледяной страх, преследующий её с того дня, когда вслед за Сашкой она вступила в ряды Сопротивления Земли.
- Эй, - шутливо толкнул её муж, - не кисни, мышонок! Отоспимся, когда победим.
Ирма вздохнула ещё раз и вслед за Сашкой нырнула в тёмный проулок.

На патруль они наткнулись возле самого люка. Корги передвигались почти бесшумно, и если бы не слабый кисловатый запах, Сашка ни за что не успел бы дёрнуть Ирму в вонючую тень подворотни. Прижав задохнувшуюся от ужаса жену к шершавой стене, он зашептал ей на ухо:
- Тихо, милая, ничего не случилось, только не шевелись, не шевелись...
«Корги туговаты на ухо, зато на движение реагируют, как тот датчик», - вспоминала Ирма слова инструктора, чувствуя, как кирпичи впиваются в спину. Послышалось тихое шуршание, будто брезент тянут по асфальту: патруль совсем близко. Кислый запах защекотал ноздри. «Кто бы подумал, что разумные пятиногие кальмары будут пахнуть дешёвым освежителем воздуха «Лимонный бриз»», - подумала Ирма и нервно хихикнула. Шуршание прекратилось: патруль остановился. Сашка не раз рассказывал, как корги вынюхивают нарушителей, крутят большими круглыми головами на толстых шеях, шевелят похожими на сыроежки ушами. Зачем только она пошла с ним? Можно подумать, нет в звене работы, кроме полевой! Что, если она сейчас закричит от страха? Или заплачет в голос? Или чихнёт?
Сашка подсунул ладонь под затылок жены и накрыл её рот своим. Ирма дёрнулась — нашёл время!- но муж держал крепко, лаская губами губы, согревая, передавая свою уверенность. Ни много — ни мало, а он — самый удачливый полевик городских звеньев Сопротивления, удача всегда с ним. Ему поручают самые сложные операции, и ни одну из них Сашка не провалил. Ирма расслабилась, поцелуй увлёк, она перестала дрожать и просунула ладонь под майку мужа, провела ногтями по влажной от пота спине. Сашка добрался до её языка, когда патруль двинулся с места. Какое-то время было непонятно, заметили ли их корги, или решили идти дальше, и Сашка напряжённо прислушивался, не переставая отвлекать жену. Ирма покорно отвлекалась, закрыв глаза и изо всех сил представляя, что этого всего нет, что кошмарные розовые твари не прилетали и не наводили свои порядки по всей Земле, что человеческий разум по-прежнему одинок, и прочий космос всё так же необитаем.
- Ффух, обошлось, - прошептал Сашка, отстраняясь. - Они ушли, малыш.
Он заправил майку и подхватил под руку скрывшую разочарование Ирму. Одновременно супуги высунулись из подворотни, добежали до перекрёстка и остановились возле люка. Для порядка оглядевшись, Сашка постучал. Крышка поднялась, под ней оказалась приставная лестница, освещённая тусклым жёлтым светом. Ободряюще кивнув жене, Сашка пропустил её вперёд.

Дежуривший по штабу Илья встретил товарищей улыбкой.
- Всё, что-ли?
Сашка горделиво приосанился.
- Мы же вдвоём.
Илья с недоверием покосился на дышащую на руки Ирму, взъерошенную, как простуженный воробей. Никто и никогда не верил, что надёжнее неё партнёра у Сашки не было и не будет, но что с того? Она всё равно всегда будет рядом.
Ободряюще подмигнув жене, Сашка включил чайник и разгрёб для неё место на продавленном диванчике. Несколько трубок из плотного картона скатились на пол.
- Это ещё что? - спросил Сашка, накрывая ноги жены большим синим пледом.
- Гильзы под новые шумовики, начинку Марина принесёт. Наверху для нас что-то готовят, - ответил Илья, заливая кипятком пакетик какао с молоком.
- Супер-операция? Хорошо бы!
Усталое Сашкино лицо преобразилось, и на миг Ирме показалось, что она снова видит того парня, за которого двенадцать лет назад шумно и радостно вышла замуж. Сейчас и не верится, что была у них когда-то жизнь без листовок, налётов на продуктовые склады и кислого запаха коргов. Тогда карие Сашкины глаза горели не от азарта, а от любви, по крайней мере, ей так казалось. Тонкий пальчик провел по темным бровям мужа, обрисовал выступающие скулы, слегка вздёрнутый нос. Крупный, красиво очерченный рот улыбался, и Ирма взмолилась про себя: «Господи, где бы ты ни был, пожалуйста, пусть сегодня мы не пойдём больше расклеивать дурацкие листовки, пусть мы наконец окажемся в постели не двумя насквозь промерзшими вымотанными брёвнами, которым дела нет друг до друга...»
Илья хмыкнул в усы. Сашка ласково потрепал жену по гладкой каштановой голове, сунул ей в руки чашку с какао и отошёл к столу — писать отчёт.

Под мирное шуршание клавиш Ирма задремала, но в мирный сон её ворвался тревожный стук. По лестнице с грохотом скатилась звеньевая их звена, Марина, но, боже, в каком она была виде! Короткие белые волосы залеплены грязью, правый глаз заплыл. Обеими руками Марина прижимала к животу набухший от крови плащ. Илья и Сашка бросились навстречу, подхватили. Ирма вскочила, уступая раненой место, и полезла в шкаф за аптечкой.
- Бросьте, не поможет, у меня кишки наружу, - захрипела Марина.
Её не слушали, уложили. Илья попытался отобрать плащ, но звеньевая простонала:
- Да оставь ты! Не мучь, - и поискала глазами. Нашла Сашку, улыбнулась криво.
- Саша, теперь ты вместо меня. Прими пароли. Да быстрее! - закричала, увидев, что тот колеблется. - Ты звеньевой, больше некому. Отойдите все!
Ирма и Илья отошли к двери, стараясь не слушать громкий шёпот Марины.
«Наверное, тот самый патруль её и ранил», - подумала Ирма и заплакала. Так хотелось, чтобы этот день закончился чем-то хорошим, и вот, Марина попалась, да ещё и случилось то, чего она в тайне боялась: теперь Сашка — звеньевой, это с его-то любовью к риску!
«Он же всех нас угробит!» - подумала Ирма и зашлась в рыданиях, уткнувшись носом в мощное плечо пытающегося успокоить её Ильи.
Сашка наконец отошёл от диванчика, на котором лежала Марина, лоб его прорезала тревожная морщина. Илья смущённо выпустил Ирму из объятий, но новоиспечённый звеньевой и бровью не повёл.
- Малыш, на меня дел навалилось, так что, ты домой. Илья проводит.
- А как она? - спросила Ирма, кивнув головой на диван. - Ей надо помочь.
- Не надо, - раздражённо покачал головой Сашка. - Ей уже ничего не надо. А нам на днях надо будет кое-что сделать, и это сейчас важнее всего, понимаешь?
Сашка подтолкнул жену к подземному проходу. Ирма изо всех сил старалась не расплакаться снова. Хорошо, хоть к себе пробраться можно, не рискуя выбираться на поверхность: ближайший к дому люк на заднем дворе.

Утро выдалось хмурое, вылезать из-под гипноодеяла не хотелось. Расстроенная ночными событиями, Ирма запрограммировала его на день свадьбы, и слишком сильным получился контраст между заоконной слякотью и страстной пляской солнечных зайчиков в июньской листве. С трудом вынырнув из любимого сна, она привела себя в порядок, съела синтезированный завтрак и пошла на работу.
Завод, огромное здание из голубого стекла и лилового пластика, видно с любой точки города. Ирма который раз поймала себя на восхищении странной корговской архитектурой, и тут же привычно устыдилась: здание - одна из примет нынешнего угнетённого состояния землян. Возможно, из-за стыда охранник сегодня показался отвратительным, не смотря на широкую улыбку, с которой он вернул пропуск с отметкой. Подставив глаз под сканер, Ирма помахала коллегам и шагнула на движущуюся дорожку. Говорили, что корги планируют опутать такими весь земной шар, но пока только заводы могли похвастаться «тягучими тротуарами». Те самые заводы, которые с бешеной скоростью возвели корги девять лет назад, и на которых теперь работает почти всё законопослушное взрослое население планеты.
- Человечество даже не знает, что производит! - кричал Сашка. - Они используют наши ресурсы для того, чтобы производить неизвестно, что!
По телевизору говорили, что корги завезли оборудование, во много раз превышающее по мощности всё, когда-либо существовавшее на Земле, что основной ресурс их производства — пластик, которым земляне практически задушили свою планету, но Сашка не верил продажному телевизору. Ирма тоже не верила, пока по заданию Сопротивления не устроилась работать на корговский завод. С тех пор как она воочию увидела ни на что не похожие поточные линии, перерабатывающие грязный пластиковый мусор в посуду, одежду и странные предметы, запоминать и зарисовывать которые и было её заданием, она уже не столь недоверчиво косилась на диктора. Впрочем, мужу она по-прежнему не возражала и никогда не показывала, как счастлива, что благодаря её работе по заданию у них есть дом, изысканный пищевой синтезатор, современная ванная и гипноодеяло.
Переодевшись, Ирма прошла на рабочее место, синтезировала кофе и погрузилась в обыденную круговерть графиков и отчётов.
Сегодня большинство бумаг относилось к подготовке большого корговского праздника.
- Интересно, «Новый рой» - это у них, как у нас Новый год? Сколько же длится их планетарный год по нашему времени? Если больше десяти лет, то вполне может быть, - бормотала она за работой.
За размышлениями день прошёл незаметно.

Ирма боялась, что ночью придётся в одиночку расклеивать листовки с воззваниями к землянам, погрязшим, по словам Сашки, в трусливой лени. Но, как выяснилось, об этом речи не идёт: она была слишком ценным агентом, чтобы одной шататься ночью по улицам. Самым трудным оказалось скрыть облегчение.
Пачку свежих листовок унёс Илья, а Ирма с двумя парнишками из соседнего звена уселась набивать шумовые гранаты нового типа. «Громкий шум загоняет коргов в подобие транса, на пару минут они становятся бестолковыми и медлительными», - Ирма снова вспомнила слова инструктора. Ну, что же, пришёл и её черёд узнать, как именно устроены шумовики.
- Значит, так, - сказал парень помоложе, - колдыбину видишь? Вот ейной стороной к загогулине притыкай, только потом шпынёк жмай. Как войдёт, шнур через дыру протягай, и тогда только крышечку вонзай. Вникла, малявка?
- Я вам не малявка! - зашипела Ирма, берясь за «колдыбину».
Парни обиделись.
«И пожалуйста! Молча больше наработаем».

К инструктажу в штабе собралось шесть человек: к двум «грибам», как окрестила Ирма своих «подельников», присоединился третий, столь же красноречивый, и вернулся Илья. Сашка усадил всех в круг.
- Люди! Друзья! Непокорные!
Ирма прослушала горячий спич, с трудом сдерживая зевоту: ночь на дворе а завтра, между прочим, опять на работу. Закончив стандартным: «Это наша планета! Победа будет за нами!», Сашка вынул карту и приступил к самому инструктажу. Речь шла о захвате груза, и Ирма насторожилась: это что-то новенькое.
- Артур, Борис и Геннадий, - перечислил Сашка, ткнув пальцем в каждого «гриба», - прогуливаются вдоль дороги здесь, здесь и здесь, сигнализируют появление объекта и на всякий случай следят за патрулями. Илья активирует шумовик, мы с Ирмой в укрытии, вот здесь. Как только объект приближается к укрытию, Илья взрывает гранату и отходит к Геннадию. В это время мы с Ирмой уже выскочили, Ирма вырубила водителя и охранника, я вскрыл фургон...
«О, закрытый фургон!» - подумала Ирма, не отрывая от карты внимательного взгляда. - «Что же за груз такой важный?»
- Я вырубаю внутреннюю охрану, мы берём груз и отходим к Геннадию и Илье, Геннадий взрывает шумелку, Ирма с грузом уходит в люк вот здесь, Илья — по переулку к бульвару, Борис взрывает шумелку...
Дальше можно не слушать: понятно, что после её с грузом ухода в люк все остальные участники операции бегают по городу, взрывая шумелки, чтобы корги не догадались об их подземных убежищах.
Когда Сашка спросил, есть ли у кого вопросы, Ирма подняла руку.
- Что за груз мы должны захватить?
- Пластиковый контейнер около полуметра длинной, - быстро ответил Сашка.
Слишком быстро для того, чтобы не вызвать подозрений. «Кажется, груз этот — чрезвычайная пакость», - подумала Ирма. Она сообразила, что операция назначена на ночь, предшествующую корговскому «Новому рою», и дала себе слово дома расспросить Сашку с пристрастием.
Будто почувствовав намерение жены во что бы то ни стало допытаться до истины, Сашка и сегодня остался ночевать в штабе. Отправляя её домой, он снова смотрел слишком честно. В любимых карих глазах горел фанатичный огонь, и Ирма окончательно уверилась, что с операцией что-то не так. Знать бы, что! Но ни Илья, ни «грибы» не стали обсуждать с ней план «Операции «Груз»».
- Всё будет хорошо, Ирми, что ты? Просто задание! - сказал Илья, и отвёл глаза. Ирма чертыхнулась про себя и ушла, ни с кем не попрощавшись. Пусть знают, как она относится к их дурацким тайнам!

Весь день на работе она путала цифры и разливала кофе, пока начальник участка не отправил её домой. Ирма пыталась объяснить, что абсолютно здорова, но сдалась и тихо поблагодарила за заботу. Пожилой мастер похлопал её по плечу. Ирма переоделась и побрела домой.
Впервые за время инопланетного правления улицы были убраны разноцветными гирляндами, тут и там висели маленькие игрушечные коргики.
«Похоже на рождество», - подумала Ирма, невольно улыбаясь. Навстречу ей попадались корги. Они двигались парами, переплетя щупальца, или катились целыми группами, напоминая вязальные клубки. Бездонные, словно налитые чернилами глаза сверкали на солнце, некоторые группы ритмично булькали.
«Да они же поют!» - сообразила Ирма.
Сейчас корги не казались ей страшными, даже наоборот, некоторые из них были довольно симпатичными. Пританцовывая, она шла по улице, вспоминая, как когда-то давным давно вот так же по улицам гуляли люди, весёлые, радостные, с детьми и... Стоп! Ирма на самом деле остановилась. Среди коргов не было ни одного ребёнка. Она задумалась, а видела ли вообще маленького корга, наподобие изображённых на игрушках, развешанных сегодня по городу.
Долго думать не пришлось: ни по телевизору, ни в журналах, ни на улицах корговских малышей не было. Никогда. За все девять лет, что корги хозяйничали на Земле.
Не переставая думать об инопланетных детях и странном празднике, Ирма дошла до дома, наскоро поела и нырнула под гипноодеяло, пытаясь немного отдохнуть перед ночной операцией.

В укрытии было тесно, Ирму била крупная дрожь. Она сжимала влажной от пота ладонью оружие: заточенный прут, пару лет назад выломанный из ограды летнего сада.
Сашка жестами пытался успокоить жену, но и сам заметно нервничал. Разговаривать или целоваться было нельзя, оставалось сжать зубы и ждать сигнала.
Как всегда, взрыв застал врасплох, и Сашка первым выскочил из укрытия. Как ему удаётся всегда быть настороже?
Согласно плану, Ирма сразу рванула к кабине. Шумовой удар оглушил водителя и охранника, голые розовые головы медленно поворачивались в её сторону, когда чугунный прут опустился между гладких ушей-сыроежек, проломив хрупкий череп. Чуть не задохнувшись от кислого запаха, Ирма снова подняла оружие и вогнала острый конец в непроницаемый антрацитовый глаз. Глаз лопнул с мерзким чавком, брызнула мутная розовая жидкость. Живот скрутил жёсткий спазм.
- Ирми! - крикнул муж, и она бросилась к нему. Не время раскисать! Они враги!
Сашка закончил вскрывать замок, из двери на него выпрыгнул ещё один охранник. Этот не замедлился, значит, стены фургона звуконепроницаемые. Вот пакость, да что же там за груз такой?! Все пять щупальцев обвили Сашку, впиваясь присосками, Илья взорвал ещё одну гранату. Нападающий застыл. Перепуганная Ирма точным ударом развалила его почти надвое, подцепила под брюхо и попробовала оторвать от мужа.
- Груз! - проорал Сашка, отмахиваясь от неё. - Бери груз!
Где-то неподалёку грохнул взрыв. С крыши ближайшего здания вдруг спрыгнул крупный корг, через секунду ещё один. Очевидно, что этот груз, чем бы он ни был, так просто не отдадут. Предоставив Мужчинам разбираться с атакующими, Ирма нырнула в темноту фургона и зашарила лучом фонарика.
В самом дальнем углу съёжился маленький кальмар. Явно перепугавшись до смерти, он обвил голову тоненькими щупальцами, превратившись в подобие волейбольного мяча. Огромные на бледно-розовом, почти гладком лице, глаза, не отрываясь, смотрели на Ирму.
- Тригонометрическая ипохондрия! - громко сказала она.
Корг-ребёнок выпростал дрожащее щупальце и жалобно булькнул.

- Как это понимать?! - проорала Ирма, выскочив из фургона и прижимая к себе маленького корга. - Какого хрена...
У фургона творилось невообразимое. Мужчины стояли в дверях, Илья держал в каждой руке по взведённой шумелке, а Сашка размахивал небольшой гирькой на толстой стальной цепочке. Вокруг среди десятков нестерпимо воняющих «Лимонным бризом» трупов, залитых похожей на химическое клубничное желе кровью, замерли сотни живых, но замедленных коргов. Некоторые из них начинали приходить в себя, к людям пока медленно тянулись угрожающе толстые щупальца. Бледные обычно розовые лица кальмаров наливались дурной чернотой.
Схватив жену за руку, Сашка молча потащил её в переулок прямо по коргам. Малыш испуганно засвистел.
- Илья! - крикнула Ирма, оглядываясь, но товарищ не двинулся с места. Словно так и надо, Сашка продолжал тащить её за собой.
- Илья! - снова крикнула она.
Вместо ответа Илья взорвал очередную гранату и взял на изготовку следующую. Ирма поняла. По её щекам полились слёзы: Илья был хорошим бойцом и надёжным товарищем, иначе он не остался бы прикрывать их, он сбежал бы, как «грибы». Детёныш на шее завозился и щупальцем попытался вытереть её щёки. От сочувствия маленького существа Ирма зарыдала в голос.

Нырнув в люк, Сашка, не дав жене отдышаться и не отвечая на вопросы, потащил дальше. Поначалу она смирилась и тащилась следом, тяжело опираясь на штырь и сверля спину мужа полным молчаливого упрёка взглядом. Корг сидел тихо, обвив шею мягкими щупальцами и горестно булькая. Но на втором часу пути Ирму накрыло, она остановилась и решительно заявила, что никуда не пойдёт, пока Сашка не расскажет ей честно, куда и зачем они тащатся и что за фигня вообще с этим «грузом». Малыш, обрадовавшись, сполз с затёкшей шеи и затопал по полу, смешно переваливаясь: разминал щупальца. Сашка вздохнул.
- Мы не хотели говорить тебе, чтобы не расстраивать и не пугать заранее, - признался он. - «Новый рой» - это праздник роения, как у пчёл, понимаешь? У коргов вылупляется новая матка, рой делится надвое.
- Так вот почему я никогда не видела их детей — они живут роями! - воскликнула Ирма.
- Точно! Дети у них вылупляются из яиц и никуда не выходят, пока не вырастут. Исключение — вот оно. Влияние самок друг на друга так сильно, что старая не может терпеть рядом молодую, и приходится роиться, пока новая самка ещё ребенок. Ты, скорее всего, последняя самка, которую эта встретит в своей жизни. Стоит ей немного подрасти, и женские особи станут для неё физически непереносимыми.
- Зачем мы её спёрли? - строго спросила Ирма, погладив обнявшее ногу щупальце. Маленькая самка выглядывала из-за неё, забавно жмуря глазки. - Она, наверное, есть хочет, да и спать, смотри, щурится. Что мы с ней делать будем?
Сашка снова ответил немного быстрее, чем следовало:
- Мы отнесём её на праздник. Просто передадим руководству, и всё, остальное — не наши проблемы!
Ирма вздохнула и молча пообещала себе, что не оставит девочку, если ей не понравится, где и как они будут её держать.
- Ты кушать хочешь? - спросила она, поднимая маленькую на руки.
Корга утвердительно булькнула и заморгала глазищами.
- Потерпи, малышка, мы скоро придём, и тебя там покормят. Хорошо? А если не покормят, Ирма сама найдёт тебе еду... Ну, вот и умница, вот и чудненько, - похлопала она снова взгромоздившуюся на неё коргу и улыбнулась Сашке, не замечая странного, очень странного взгляда мужа.

Вынырнули они в глухую предрассветную темень. Ирма не сразу сообразила, что вокруг них центральная площадь города. «Странное место для содержания пленной», - подумала она, но сказать ничего не успела: из темноты выдвинулся Борис, руководитель городского Сопротивления Земли.
- Принесли? - спросил он свистящим шёпотом.
- А то как же ж! - ухмыльнулся Сашка. - Я тебя когда-нибудь подводил?
- Ну вы даёте!
Борис протянул к малышке руки.
- Я сама понесу, - сказала Ирма. - Говори, куда. Она есть хочет, и вообще, кажется, спит.
Мужчины обменялись странными взглядами.
- Ну, что застыли? - поторопила Ирма. - Куда идти? Надеюсь, вы приготовили для неё постельку.
Борис молча показал на темнеющий вдали постамент. Ирма машинально двинулась к нему, придерживая малышку. Какое, всё-таки, странное место! Интересно, зачем было тащиться в самый центр? А что это такое болтается на перекладине?
Она громко закричала, разглядев большой стальной крюк, болтающийся над постаментом.

Не говоря ни слова, Ирма развернулась и со всех ног припустила через площадь, одной рукой прижимая малышку к груди, в другой по-прежнему сжимая острый штырь. На секунду опешившие от неожиданности мужчины рванули за ней.
- Стой, дура! - шипел Сашка.
- Ирма, ты с ума соша! - вторил Борис.
В Ирму словно бес вселился. Она добежала до ближайшего магазинчика сувениров, высадила локтем стекло и прыгнула внутрь, стараясь не порезать прижавшуюся к ней коргу. Сунувшегося было в оконце Сашку она без зазрения совести стегнула по рукам прутом. Взвыв от боли, тот ретировался.
- Ирма, это глупо! - раздался голос Бориса. - Ты срываешь операцию.
- Операцию?! Вы хотели убить ребёнка!
- Это не ребёнок! - крикнул Сашка. - Это враг! Самка врага, самый паскудный враг! Из-за неё их здесь будет ещё больше!
- Это повод повесить над площадью труп ребёнка?
- Это не ребёнок!
- Подожди, Саша, - снова вступил Борис. - Ирма, я понимаю, что это жестоко, но только такими методами мы можем отвоевать нашу планету! Иначе они не уберутся никогда. Их будет всё больше и больше, и нам не останется места. Подумай, её жизнь, и жизнь твоих, ваших с Сашей детей!
- Ты думаешь, я могу иметь детей со зверем, готовым повесить ребенка на площади?! - заорала Ирма во весь голос. - Я не отдам её вам! Вы, такие, как вы, портите всё, за что берётесь! Ваша планета? Вы превратили свою планету в мусорное ведро! Ваша планета задыхается в грудах пластика!
- Но эта планета принадлежит нам! - заорал Сашка. - Мы здесь хозяева! Я всегда знал, что ты — глупая слабая баба! Никогда ни одной из вас не доверил бы взять самку, будь хоть малейший шанс, что она пойдёт с мужчиной!
Он перевёл дух и снова заорал тонким гневным голосом, срываясь на истерический визг:
- Ты ничего не сделаешь! Утром, когда твари соберутся на праздник, они увидят, как она дрыгается на стальном крюке! Как поганая жизнь вытекает из её гнусной туши, капля за каплей! Чтобы поняли, чей этот мир и кто в нём хозяин!
Ирма вспомнила растекающиеся внутренности убитых ею кальмаров, и её затошнило.
- Ни за что не отдам девочку, - ответила она так горько, что малышка прижалась к ней ещё сильнее и стала гладить по щекам, пытаясь утешить.
В воцарившейся неожиданно тишине раздался стук приближающихся шагов: к бойцам Сопротивления Земли подтягивалась подмога. Усмехнувшись, Ирма достала из нагрудного кармана шумелку и выдернула чеку.

Яростный штурм магазинчика начался одновременно со взрывом: люди понимали, что через несколько минут площадь будет запружена коргами, ищущими маленькую самочку. Первым в окно полез кто-то незнакомый, и Ирма без сомнений проломила ему череп. Следующему она пробила грудь, раздробила чьи-то пальцы. Маленькая корга слезла с её шеи и забилась в угол, снова свернувшись в мячик, но Ирма этого не видела. Она как раз проткнула чьё-то, кажется, Бориса, горло, когда в проёме показался Сашка.
- Ирми, не дури. Отдай нам тварь, - сказал он, и в наступившей тишине стало слышно, как они пытаются выломать дверь. Ирма расхохоталась и ткнула мужа между бровей, туда, куда совсем недавно целовала. Штырь вошёл легко, почти не испортив красивого Сашкиного лица. Муж смотрел удивлённо. Ирма выдернула штырь и закрыла глаза.
Вдали послышались взрывы, значит, подмога близка. Ирма затаилась у окна, но никого больше не было. То ли до бывших товарищей наконец дошло, что она не шутит, то ли рисковые закончились.
Корга подползла к ней и прижалась, жалобно булькая. Ирма обняла малышку и стала укачивать, тихонько напевая колыбельную. Никто из них не удивился, когда вырисовавшийся в проёме окна силуэт булькнул и вытянул щупальце.
Малышка гневно зашипела и спряталась за спасительницу, но та успокаивающе погладила девочку, пошептала ласково:
- Ничего, малышка, привыкай, они позаботятся о тебе.
Прощаясь, Ирма поцеловала самочку в плоское розовое личико и протянула напряжённо следящему за ними коргу. Тот подхватил ребёнка и скрылся. Площадь тут же разразилась ликующим бульканем.
Первые рассветные лучи высветили залитый красной человеческой кровью подоконник. Ирма последним усилием вогнала штырь между плитами пола и с размаху бросилась на него грудью. Острая боль оглушила, в глазах поплыл туман, рассыпавшийся на разноцветные пятна.
Они шли по городу, держась за руки, солнечные зайчики танцевали вокруг. Земля принадлежала людям. Не было пришельцев, Сопротивления Земли и «Операции «Груз»». Смерти тоже не было. Сашка смеялся и заглядывал в глаза жены, пытался поцеловать, а она стеснялась — люди же смотрят.

По указанию королевы нового роя корги сняли со штыря закоченевшее тело и похоронили рядом с телами убитых ею на площади. На лице Ирмы навсегда застыла счастливая улыбка.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Трамп сообщил, что доверяет версии Саудовской Аравии о "случайной гибели" журналиста Джамаля Хашукджи, пропавшего после посещения саудовского консульства в Турции. Трамп назвал гибель журналиста "неприемлемой, но исключил отмену многомиллиардных контрактов с Саудовской Аравией на ...
Вчера с Мартыновым заехали на Новодевичье к Шукшину. Привезли цветы от себя и от Лиды, как она просила. Андрей Леонидыч, раскурив сигаретку, положил на могилу Василию Макарычу. И, конечно, калину – по традиции… Потом в ресторане помянули ...
Что то колбасит в последнее время. Пишу прям по горячим следам. Душу вам открываю. Ситуация простая. Приехал к девочке. В Москву. Я ей нравлюсь. Она мне тоже. Причем она мне настолько нравится что я слил всех своих подружек и принял решение не ...
Если укро-армия совместно с западными ЧВК начнёт штурм Перекопа, российской армии нецелесообразно работать против сил вторжения. Пусть этим занимаются силы самообороны Крыма. Пусть жовто-блакитни возьмут Перекоп и вторгнутся в Крым. И пусть втянутся в Крым всеми своими имеющимися у них ...
   Эх, ну что же это такое? Так хотелось приготовить красивый тортик! И рецепт нашла оригинальный и всё шло по плану и должно было получиться вот так:    Ну или хотя бы так:      Или даже вот так:     А получилось ...