О чеченской "войне"

топ 100 блогов maxim_akimov12.06.2011

Порой, когда в Москве, и в других российских городах, я вижу чьи-то горящие глаза, чью-то горячечную уверенность в том, что есть некие «мы» и «они», что Россия разделена на два враждебных лагеря, на неких кавказцев с одной стороны, и всех остальных с другой, когда меня начинают убеждать, что все кавказцы - враги (и бесполезно объяснять такому человеку, что на Кавказе живут очень разные люди, что есть народности, которые были нашими вечными союзниками во всех войнах, и что даже среди вайнахов есть немало людей, которые, на самом-то деле, находятся по одну сторону с нами), но когда я вижу, что раскол осуществлен, я понимаю, что «Чеченская война», осуществленная против нас, была успешной и расколола она, прежде всего, наши мозги.
Людям вдолбили в голову, что на территории России есть некие «мы» и некие «они», будто есть два враждебных напряженных лагеря, и когда начинаешь убеждать, что такой подход не нужен никому (и даже самим чеченцам не нужен, которые давно устали от всех этих войн и хотят спокойно жить и спокойно работать), но когда взываешь к доводам разума, но видишь стену неприятия в глазах своих же людей, то понимаешь - как же хорошо поработали те, кто о затевал эту «войну»!
Во время самой активной фазы «Чеченской войны» я жил в Астрахани, то есть в непосредственной близости от Кавказа, общался с беженцами из Чечни и из прочих территорий, охваченных беспорядками, я видел, что нет никакого фронта двух враждебных народов, нет его! Есть чьи-то провокации, какие-то странные события. И я всё никак не мог понять - чего же происходит? Чего, конкретно делается?
В Астрахань приезжали люди, которые боялись войны, не понимали - к чему и зачем она, отчего всё так происходит?
И находясь вблизи этого «фронта», нельзя было составить в голове ту картину, которую навязывал нам телевизор. Реальность была иной.


Со временем, когда я начал потихоньку разбираться в происходившем, я обнаружил, что со стороны ельцинского руководства, будто нарочно, делалось всё, чтоб растравить как можно более кровавый конфликт на Кавказе, спровоцировать как можно более сложную ситуацию.
И сейчас я могу сказать, что в происходившем виноваты три субъекта:
Первый и главный, это разумеется те силы, которые непосредственно разрабатывали организацию и активизацию конфликта, то есть американские стратеги, люди проплачивавшие терроризм, использовавшие «афганские лекала» (можно сказать, что война против России была просто «перенесена» американцами из Афганистана на Кавказ, поскольку технологии разжигания и поддержания хаоса, создания диверсий против нас, использовались уже отработанные).
Второй субъект, несущий полноту ответственности - ельцинское правительство, явившееся предателем российских интересов и целостности России, оказавшееся направленным на подавление русского народа и народов России, на стравливание их. Такие люди, как Черномырдин и Немцов, практически, отрабатывали задание, как это делают внедренные диверсанты, и разумеется, понимая всё это, нарочно провоцировали хаос.
И лишь третий субъект - чеченцы, то есть часть чеченского народа, которая оказалась втянутой в авантюру, та часть чеченцев, которой сумели загадить мозги, вовлечь в эту кровавую западню.

Конкретный же механизм действия был такой:
Американцами было выбрано несколько точек по России, каждая из которых была проверена «на всхожесть». И если в Татарстане, скажем, провокация фактически провалилась, и сколько-нибудь значительных столкновений там не началось, народ оказался мудрей, то в Чечено-Ингушетии разжечь конфликт оказалось проще и сподручнее. Это произошло ещё и потому, что в данный регион, оказавшийся в 1991 году приграничным, легче было забросить иностранных агентов и провокаторов, легче было перебросить оружие, взрывчатку, экстремисткие материалы и прочее.

В Чечне американцы использовали что-то вроде той «коалиции», которую они так любят формировать, уничтожая стабильность и покой той, или иной страны; разве что, на сей раз, это была «неофициальная коалиция». Но происходило всё по похожей схеме: американцы управляли всем процессом, контролировали его, но к «работе» привлекали и «союзников», к примеру немаловажную роль сыграли турецкие и арабские наёмники и прочие «специалисты» из стран, которые, на данном отрезке истории, являлись союзниками американцев.
Госдеповцы убеждали турок и арабов, что у них тоже есть «интересы» на Кавказе, что нестабильность в России выгодна не одному лишь западу, но и мусульманам.
И фокус с «коалицией» сработал! Кавказ удалось поджечь.

Однако, без горячего содействия кремлевских политиков «ельцинской команды», было бы невозможно создать ту абсурдную ситуацию, которая имела место. И, по сути, главная и ключевая роль в углублении конфликта принадлежит именно деятелям из правительства Черномырдина.

Что делали «федеральные силы» в девяностых годах? Они, будто нарочно, совершали череду бессмысленных, подчас совершенно нелогичных действий. Они топтались на одних и тех же пятачках, «брали», по несколько раз, одни и те же высотки. Их будто вела чья-то злая и ненавидящая рука.
Но, на самом-то деле, всё это было вписано в сценарий, прописанный за океаном, всё это укладывалось в схему. Схема же подразумевала именно углубление и расширение абсурдных кровавых действий. Те, кто руководил «федеральными силами», намеренно затягивали, расширяли конфликт, будто специально добивались как можно большего количества жертв и разрушений.

Но в чём же мои главные претензии к ельцинскому «федеральному правительству». Постараюсь тезисно:

Изначально, засилье вооруженных банд на Кавказе не было войной, для того, чтоб сделать войной, тот конфликт на Кавказе, который был, нужно было очень постараться. И тогдашние кремлевские деятели постарались-таки!

Конфликт этот был внутренним делом России, бросать на подавление регулярные войска было преступлением. Из обычной борьбы с преступными бандами намеренно раздули войну двух народов.
Это преступление, целиком и полностью, лежит на совести кремлевских марионеток, служивших Вашингтону, заинтересованных в распаде России.

Если бы Кремль хотел разрешить проблему и потушить конфликт, то делать всё нужно было бы совсем иначе, но ни в коем случае не провоцировать ненависть одной части российского народа против другой. В нашей истории уже были и «басмачи», и «бандеровцы», и «лесные братья» и прочие банды, с которыми боролись именно как с бандитами, персонально и прицельно, не втягивая в эту операцию всю республику. Причем в каждой из республик продолжалась мирная жизнь, вернее налаживалась, в сложный послевоенный период.

Кремлевские деятели эпохи девностых, попросту не хотели делать по-человечески, они были настроены на кромсание России, «Чеченский конфликт» был им выгоден, вокруг него было много схем, махинаций (не говоря уж о прямой выгоде от американских «хозяев»). И будь в Кремле хоть капля здравого смысла, ситуация развивалась бы по совершенно иному сценарию.

Мои конкретные обвинения в адрес Черномырдина, Немцова и прочих тогдашних деятелей заключены в том, что они намеренно провоцировали подавление чеченского народа, а не бандитов, намеренно отрабатывали западный заказ по созданию двух враждебных лагерей в России, разделения жителей РФ на «мы» и «они», планомерно нагнетали напряженность между мусульманами и славянами.

* * *
Когда к власти пришел Путин, то «Чеченский конфликт» удалось довольно быстро потушить. Ларчик открывался просто: нужно было лишь взять под контроль именно верхушку, именно влиятельные круги чеченского общества повлиять на них, а уничтожить тех, кого можно определенно назвать бандитами.
Всё это можно было сделать и раньше, коль была бы на то политическая воля. И жертв было бы гораздо меньше, но в девяностых такой воли не было, а напротив была стратегия раздувания этого конфликта, причём и в ущерб русским, в ущерб чеченцам, и прочим жителям Кавказа, в ущерб интересам России.

* * *
На самом деле вайнахский узел не так прост. Разжечь конфликт в Чечено-Ингушской республике американским инструкторам удалось ещё и потому, что реальная почва для раздувания напряженности была-таки.

Те, кто общается со мной, наверняка знают, что я испытываю симпатию к кавказским народам и к южным народам вообще, и всегда стремлюсь быть объективным. Но когда я думаю о чеченцах, то меня просто разрывают противоречия.
Нужно отметить, что территория вайнахов - едва ли не единственная земля, которая была действительно завоевана русскими. Множество других земель вошли в состав России добровольно, или были постепенно присоединены, а нередко русские приходили на пустующие земли. Но Чечня была именно завоевана. Вайнахи боролись за свою землю, они не сдавали её. И несмотря на все нюансы, это вызывает во мне уважение.
Судьба распорядилась дьявольски хитро, и, пожалуй, несправедливо, ведь чеченцы действительно отстаивали свою независимость (в девятнадцатом веке), они боролись за свою землю, но независимость эта невозможна, увы, никак невозможна, ни тогда, ни сейчас.
Оставлять анклав исламского государства царские власти не могли. Он бы стал рычагом влияния Турции и чёрт знает кого ещё. А если бы мы, в девяностых годах ХХ века, «дали независимость» этим территориям, то запад превратил бы их в «Кавказскую Эстонию», то есть под боком у нас был бы воспитан кошмарный очаг ненависти, да ещё, наверняка, с иностранными военными базами. Это было бы кошмаром наяву, вечным источником угроз.
Чечня - это часть России. Так велел Бог, как видно.

Но если говорить откровенно: в девяносто первом году ни эстонцы, ни латыши, ни прочие народы не заслужили независимости, ведь исторически они не боролись за неё. Прибалтийские народы, уже очень давно сдали свои земли, причем сдали они их немцам, а потом шведам, а уж русские-то, под предводительством Петра, отвоевали Прибалтику именно у завоевателей-оккупантов и дали эстам, латгалам и ливам гражданские права, которых те были лишены, под гнётом немцев.
Прибалты ели у нас с руки, они обязаны нам выживанием. Да, по совести говоря, они и не были против вхождения в состав России, а потом и в состав СССР, это нынешняя пропаганда рисует лживые картины.
А сейчас они вновь не независимы, они вновь подчинены западу и пляшут по его дуду, сделавшись холуями и марионетками.
Однако чеченцы сражались за своё, но судьба не хотела, чтоб они сохранили автономность. И даже я, при всей своей симпатии к народам Кавказа, вынужден сказать, что завоевание Кавказа было мерой вынужденной и правильной. Его нельзя было оставлять в непокоренном состоянии, в состоянии исламизированном, неспокойном.
Кстати сказать, сам Шамиль - предводитель горцев, почти также рассуждал в конце жизни. Когда он поселился в Калуге, то писал о России уже довольно лестные вещи (а один из его сыновей даже вошел в состав Собственного Его Величества конвоя).

Но всё же, чеченцы - один из тех немногих, едва ли не единственный народ, который был нами завоеван и подавлен.
В отличие от англичан, которые в подобных случаях, просто уничтожали непокорный народ, под корень, или тех же турок, которые вырезали неугодные им нации, мы не делали этого, мы искали согласия с вайнахами, мы очень старались, чтоб эти люди вошли в семью народов, которая объединилась задолго до их появления вайнахов в этой семье. Но не всё было так гладко.

Можно ли сказать, что во время Войны чеченцы были виноваты перед народами России?
Да, можно. Они были не правы, они саботировали мобилизацию, они предали страну. За что и были наказаны, депортированы.
Эта Война касалась не одних лишь русских, не только Советского Союза, но и кавказцев тоже, как и всех прочих людей планеты. Это была Мировая Война. И если бы русские и прочие народы России, не отбили земли Кавказа от немцев, то такие этнические группы, как чеченцы, были бы, скорее всего, просто уничтожены под корень, а на их месте жили бы «арийские поселенцы».
Однако, даже помня о том, что около 60% чеченцев саботировали призыв, мы не должны забывать и о том, что были те 30% которые бились с нами бок о бок. И мы не должны выплеснуть с водой ребенка. Ведь именно об этих тридцати процентах и надо говорить. Они заплатили кровью за многие грехи своего народа.

Но всё то сложное, всё неоднозначное, больное и тяжелое, что происходило в истории последних двух веков, постепенно сглаживалось в течение послевоенного периода, постепенно уходило в прошлое, и чеченцы, мало-помалу, становились обыкновенными советскими людьми, подавляющее большинство из них, к концу советского времени, уже исповедовало те же идеалы и ценности, которые были у всех нас. А ненависти не было, уже совсем почти не было.
И когда я, в девяностом году, был в Чечено-Ингушетии, я подчеркиваю, в девяностом году, причем в конце девяностого, а именно тридцатого ноября (в Гудермесе), то я и подумать не мог, что спустя считанные месяцы здесь может начаться война и ненависть. А уж Махачкала запомнилась мне уголком тишины и доброжелательности. Я на всю жизнь запомнил ту зимнюю поездку в Дагестан, до сих пор в памяти хранятся хорошие воспоминания.
И я подчеркну в третий раз: это конец девяностого года! В Дагестане, в Чечено-Ингушетии жило полным-полно русских, работали все организации и предприятия, русские школы и всё прочее. Никто не думал ни о какой розни. Я видел это своими собственными глазами.

А в девяностых, да и нынче, пропагандисты, стремившие разжечь межнациональную рознь, могли навешать лапшу на уши тем людям, которые не были на Кавказе, но я-то был, к тому же и вырос я в Астрахани!
И когда вдруг, совершенно неожиданно, вспыхнул «конфликт», то я никак не мог понять и разобраться - что происходит? Точно также, как не могли понять его многие люди из тех горных аулов, что подверглись нападению боевиков, потом и «федеральных сил». Чеченцы, ингуши, русские, татары прибывали в Астрахань, покупали дома без удобств, пытались как-то устроиться. Мыслей о том, чтоб вдруг начать ненавидеть кого-то из них, у меня не было.

В Чечне началась заказная, кровавая комедия абсурда. Часть чеченцев, разумеется, виновата, поскольку среди них были люди, что повелись на призывы «борцов за независимость», но подавляющее большинство чеченцев, ингушей, ногайцев и прочих народностей, которые были вовлечены в конфликт, оказались просто заложниками всей этой гнусности.

Обобщенно «конфликт» выглядел так:
С одной стороны провокаторы, направляемые по плану «вашингтонского обкома», вооружали население и провоцировали беспорядки, порой довольно топорно, грубо, (от них доставалось и местным), с другой стороны, ельцинскому правительству было дано задание превратить ситуацию борьбы с локальными бандами в войну между народами России, в войну между мусульманами и русскими.

Вот и всё. Картина пошлая, циничная, задевающая как достоинство вайнахов, не распознавших, что их используют в качестве пешек в чужой подлой игре, но и наше, русское достоинство, ведь мы позволили совершить всё так, как это совершалось, мы терпели над собой правительство Ельцина и Черномырдина, нам не хватило исторической мудрости разобраться во всем и отыскать в своей среде Минина и Пожарского. И мы посылали наших необстрелянных ребят на эту «войну», по сути детей, которые не могли разобраться во всём этом, и возвращались оттуда психологически искалеченными, порой сломавшимися, осознавая, что делали что-то не то и не так... но не зная всего того, чего становится видно и понятно лишь сейчас.

И сейчас, когда говорят о героях «Чеченской войны», я испытываю странное чувство. С одной стороны, любой человек, который готов бороться за территориальную целостность России, вызывает у меня одобрение и уважение, ведь нельзя отдавать ни пяди наших земель, а Кавказ - это наша земля. Славу предков, и их задел, мы должны беречь для потомков. И прочие-то земли мы должны вернуть.
Обязательно нужно возвращать, но как именно? Возвращать нужно лишь мирным путём, не ущемляя базовых интересов местного населения. Затяжные кровавые военные действия не принесли ничего хорошего и не могли принести.

А то, что делалось в Чечне, в девяностых годах, не было борьбой русских патриотов за целостность российских земель. Нет, это была провокация, в которую оказались втянуты и российские военные и чеченское население. «Чеченская кампания» нужна была западу и его кремлёвским пешкам для физического уничтожения русских людей (ведь немало солдат-срочников погибло на этой «войне», немало русских погибло от "боевиков", подготовленных на американские деньги), всё делелалось для психологичного подавления русского народа и народов России, и для многих других целей.

Но спросите любого ветерана Чеченской кампании - знает ли он чего конкретно делалось и за что, конкретно он боролся в той, или иной операции, в том, или ином эпизоде? Зачем, по несколько раз, брали одно и то же село, одну и ту же высотку? Зачем было устраивать столько разрушений? Зачем было превращать всё это в полномасштабную войну?
Он не знает, он не сможет ответить. Рационального ответа на эти вопросы не существует. Военные были втянуты в провокацию, их использовали, их подставили, сделали и их заложниками этой гадости.
Кремлевские предатели нарочно провоцировали конфликт и делали его войной, отрабатывали заказ по расколу России.

Скорее всего, в Чечено-Ингушетию вообще не нужно было вводить армейские подразделения, посылать туда регулярную армию, состоящую из необстрелянных мальчишек, призывников. Это был внутренний конфликт России, решать его нужно было силами спецслужб, проводя спецоперации, направленные на нейтрализацию конкретных банд, главарей этих банд. Целью операции должен был стать арест преступников, а не уничтожение деревень и аулов.
И я отношусь к «Чеченской кампании» как к провокации, в которой предательская кремлевская власть, бросила одну часть российского народа, против другой части российского народа.
Американцы велели, они всё разожгли, используя «наработки афганской кампании», а ельцинские холуи выполнили свою часть «задания».

И потому-то я отношусь к Буданову очень плохо, как и ко всем прочим людям, которые отличились кровавым насилием в Чечне, поскольку это насилие было на радость нашим врагам, ведь что чеченцы - это часть российского народа.
Многие чеченцы ощущают себя частью российского народа, они голосуют за Единую Россию (причем 90% голосов отдают за ЕР). И я испытываю сострадание к тем чеченцам, которые потеряли близких в этой провокации, которую кто-то решил сделать войной, потеряли лучшие годы жизни в разрухе и неразберихе.
Я не собираюсь оправдывать ту часть чеченцев, которая стала на сторону провокаторов, которая купилась на «призывы», засланных исламистов и прочей швали, что была собрана американцами, по всему миру, и направлена на Кавказ, я повторю ещё раз: в Чечено-Ингушской республике была проблема засилья вооруженных банд, это была серьёзная проблема, но это не война России против кого-то, это внутреннее дело России, которое должно было быть решено грамотными, умелыми, точными и тонкими действиями, точно также, как уже были решены задачи борьбы с другим террористическими организациями («басмачами», «лесными братьями», «бандеровцами» и др). Даже «Будапештский мятеж» 1965 года был подавлен всего за несколько дней, а ведь это был фашистский мятеж, всё было серьёзно!
Но многолетняя бойня на Кавказе, в девяностых, намеренно проводимая против русских и против народов Кавказа - это беда всего российского народа, и подавляющее количество чеченцев стали заложниками всего этого, а не виновниками.

И когда вам вновь скажут, что в России есть «мы» и «они», что есть некие кавказцы, которые ненавидят нас, а мы должны ненавидеть их, то задумайтесь о том, не становитесь ли вы исполнителем чужой вредоносной стратегии, перенимая такой взгляд на вещи, не позволяете ли вы внедрить в свои мозги именно тот стереотип, который и хотят внедрить враги России?
Когда кричат об отделении Кавказа от России, то хитро подменяют понятия, ведь те кавказцы, которые вызывает наибольшее раздражение у жителей российских городов, как правило, уже итак являются иностранцами, ведь большинство кавказцев, которых мы можем увидать на рынках и на наших улицах, являются азербайджанцами, то есть жителями формально суверенной страны (азербайджанцев уже почти 9 миллионов, то есть их гораздо больше, чем всех дагестанцев, чеченцев, ингушей и черкесов, вместе взятых).
Но именно тогда, когда мы согласились на «независимость» Азербайджана, мы потеряли контроль над этой территорией.
И отделение прочих кавказских республик было бы похоже на страшный сон России, ведь миграция бы всё равно не прекратилась, но контролировать её мы уже бы не смогли, и никак повлиять на ситуацию мы бы не смогли. Да к тому же в республиках, тогда бы уж официально, появились бы «другие игроки», появилась бы официальная антирусская идеология, чужие военные базы, «американские интересы».

Кавказские народы - очень разные, вайнахский народ, имеющий сложную историю, и, к счастью, умиротворившийся нынче и окончательно ставший частью России, отличается от многих других народов и народностей, но все они - жители России. Немало народов Кавказа преданы России, относятся к русским совсем не плохо.
И ни один настоящий патриот России не согласится на иную реальность, кроме той, которая предполагает суверенитет России над Кавказом. Кавказ - неотъемлемая часть России, кто бы чего не пытался сделать. И таковым останется.

Оставить комментарий

Предыдущие записи блогера :
Архив записей в блогах:
Поскольку у меня нет трех тысяч уникальных пользователей в сутки - СМИ я не являюсь. А значит, могу выражаться прямо. Да, отсюда . Граждане фантлабовцы, вы вконец охуели, да? Я могу понять желание завалить автору оценку. Неприятно, когда то, что тебе не нравится, вдруг привлекае ...
Волгоградская областная Дума предложила провести референдум о переименовании областного центра. Для переименования Волгограда в Сталинград будет достаточно 50%+1 голос. При этом сама область, в случае переименования города, останется Волгоградской (это как Петербург + Ленинградская ...
Вернулись домой? Чемоданы разобрали? Юлия Фотограф Георгий Чернядьев ...
«Съездил к своему старому профессору, который двадцать лет назад читал у нас в МГУ очень подробный курс истории русской поэзии 20 века. Изрядно подпоил его и спрашиваю:  а теперь, профессор, скажите правду. Кто чего стоит в русской поэзии? Он же говорит занятное: «Надо всеми – ...
...