рейтинг блогов

Министр обороны США Марк Эспер о роли перспективных технологий

топ 100 блогов bmpd29.01.2020


Министр обороны США Марк Эспер 24 января 2020 года выступил в Вашингтоне во влиятельном американском аналитическом Центре стратегических и международных исследований (The Center for Strategic and International Studies - CSIS) в рамках Форума по глобальной безопасности (Global Security Forum) с речью о роли перспективных технологий в современном военном деле. Предлагаем вашему вниманию перевод его выступления.


Министр обороны США Марк Эспер о роли перспективных технологий EPD0qNSXsAAgLY_

Министр обороны США Марк Эспер во время выступления в американском Центре стратегических и международных исследований (The Center for Strategic and International Studies - CSIS) в рамках Форума по глобальной безопасности (Global Security Forum). Вашингтон, 24.01.2020 (с) министерство обороны США


Марк Эспер:

Тема Форума по глобальной безопасности в этом году актуальна, так как в ближайшие годы новые технологии в корне изменят характер войны. Однако это не новое явление. Наша история изобилует примерами важного влияния технологических изменений и прогресса на военные действия. Фактически, мы приближаемся к 100-летию одного из таких периодов, а именно эксперимента, который в конечном итоге привел к созданию ВВС США. Как мы все знаем, после Первой мировой войны бригадный генерал Билли Митчелл, один из первых сторонников авиации, убедил Конгресс проверить, может ли самолет эффективно атаковать корабли в море. Его части успешно продемонстрировали, что они могут легко потопить трофейный немецкий линейный корабль. Непрерывная пропаганда генерала Митчелла авиации, несмотря на продолжавшееся годами сопротивление его начальства, в конечном итоге изменила характер будущей войны. Через десять лет после его смерти Соединенные Штаты создали ВВС США как самостоятельный вид вооруженных сил. Спустя почти столетие после его смелого эксперимента мы пытаемся повторить предвидение генерала Митчелла созданием Космических сил Соединенных Штатов, сил, которые обеспечат доминирование Америки в военном деле в будущем.

Теперь с каждым поколением приходят новые трансформационные технологии. История научила нас, что те, кто первым использует такие инновации, часто получают решающее преимущество на поле боя в течение многих последующих лет. Национальная стратегия обороны (National Defense Strategy) помогает нам сделать это, поскольку она направляет наши усилия на разработку новых возможностей и адаптацию наших сил к реальности, создаваемой новыми угрозами со стороны наших стратегических конкурентов. Национальная стратегия обороны ставит Китай на первое, а Россию – на второе место в списке наших приоритетов в эту стадию борьбы великих держав. Обе эти ревизионистские державы, как мы знаем, пытаются использовать появляющиеся технологии, чтобы изменить ландшафт власти и изменить мир в свою пользу, и часто за счет других.

Пекин, например, сочетает прямые государственные инвестиции, принудительную передачу технологий и кражу интеллектуальной собственности, чтобы сократить разрыв между США и китайским оборудованием и системами вооружения, в то же время развивая асимметричные возможности противодействия нашим силам. Действительно, китайское правительство использует свою дипломатическую, военную и экономическую мощь для достижения своих целей жесткими, зачастую угрожающими и, как правило, противоречащими международным правилам и нормам методами.

Коммунистическая партия Китая использует технологии искусственного интеллекта для подавления общин мусульманских меньшинств и борцов за демократию. Фактически, партия создала государство всеобщего наблюдения XXI века с беспрецедентными способностями подвергать цензуре речь и ущемлять основные права человека. Джордж Оруэлл был бы горд за них. Сейчас Китай экспортирует свое программное обеспечение для распознавания лиц и системы мониторинга за границу.

Не менее тревожным является способ, которым Китай приобрел большую часть этой технологии. Пекин полон решимости получить и использовать американскую интеллектуальную собственность и ноу-хау любой ценой. С 2018 года министерство юстиции предъявляло обвинения китайским гражданам и юридическим лицам по меньшей мере в семи различных делах об экономическом шпионаже, включая заговор с целью кражи коммерческих секретов у крупного американского производителя полупроводников. За тот же период министерство добилось осуждения и признания вины по меньшей мере в шести случаях шпионажа, связанных с Китаем.

Эти примеры дают лишь начальное представление об угрозе. В последние годы министерство обороны и его партнеры среди промышленных компаний подверглись непрерывной кибер-осаде (cyber siege) со стороны китайских хакеров. Американские университеты и колледжи также стали целью китайского шпионажа. В июле профессор, работавший неполный рабочий день в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, был признан виновным в попытке незаконного экспорта полупроводниковых чипов с возможностью использования в ракетном оружии в Китай. А в прошлом году министерство юстиции предъявило обвинение исследователю Университета Канзаса в мошенничестве за проведение исследований, финансируемых из федерального бюджета, скрывавшего при этом, что он также работает в китайском университете. А 15 января стало известно, что этот человек является частью более масштабной китайской попытки нанять исследователей и профессоров в американских колледжах и университетах.

Другие виды гнусной деятельности китайского правительства имели место в ведущих академических учреждениях по всей стране. Тем не менее, несмотря на широкую пропаганду, Пекин демонстрирует, что не собирается изменять своим методам. Китайское правительство недавно приняло новое законодательство, которое ужесточает контроль над любыми данными, проходящими через его сети, включая доступ к конфиденциальной информации американских корпораций.

Для устранения этих угроз нам необходимо сплотить нацию в стратегическом противостоянии с Китаем и принять общенациональный подход к этой проблеме. Наш успех зависит от сплоченной стратегии в государственном и частном секторах. Для министерства обороны это означает пересмотр нашей политики и изменение культуры работы внутри ведомства, а также изменение характера взаимодействия между Пентагоном и промышленностью, а также с нашими союзниками и партнерами по всему миру.

Есть некоторые немедленные шаги, которые мы предпринимаем сейчас. Во-первых, инвестирование в передовые технологии завтрашнего дня потребует от министерства обороны принятия сложных решений сегодня. Чтобы наши ограниченные ресурсы соответствовали нашим наивысшим приоритетам национальной стратегии обороны и позволяли максимально эффективно использовать каждый доллар налогоплательщика, мы отказываемся от устаревших систем и менее приоритетных видов деятельности.

В то же время мы проводим агрессивные реформы, чтобы высвободить время, деньги и рабочую силу для всего, что мы делаем. Эта стратегия будет продолжена при исполнении бюджета 2021 финансового года. Один из способов сделать это - провести общую для всего оборонного сектора ревизию, которая была запущена через неделю после моего назначения. Всего за четыре месяца работы мы сэкономили более 5 миллиардов долларов. Мы будем использовать эти сбережения для достижения прогресса в таких важных технологиях, как искусственный интеллект и гиперзвуковые ракеты. Во-вторых, прочные отношения между ведомством и частным сектором являются еще одним императивом для поддержания и расширения наших конкурентных преимуществ.

В то время как Пентагон продолжает поддерживать передовые инновации посредством финансируемых правительством исследований и разработок, мы должны идти в ногу с коммерческим сектором. Именно частный сектор лидирует по многим направлениям, таким как облачные технологии и машинное обучение.

Пекин также признает это и продолжает приобретать американские технологии за счет инвестиций, корпоративных приобретений, принудительной передачи технологий и других средств. Американские компании невольно - или в некоторых случаях молчаливо - передавали контроль над интеллектуальной собственности или делали другие уступки китайскому правительству в стремлении получить доступ к рынку, дешевое производство или другие выгоды.

Когда я встречаюсь и говорю с руководителями компаний, многие из них теперь признают допущенные ошибки. Они изменяют свои стратегии и свои подходы, адаптируя свои операции, чтобы защитить свои компании и помочь защитить Соединенные Штаты. Они теперь ставят интересы национальной безопасности на первое место. Они работают вместе с министерством обороны США, чтобы защитить американские инновации и наше лидерство в критических областях.

Мы в Пентагоне также признаем, что нам самим нужны изменения. Есть вещи, которые мы должны сделать, чтобы более тесно сотрудничать с новаторами нашей страны, чтобы стать лучшим их клиентом и более эффективно взаимодействовать. Вот почему мы проводим самую значительную реформу системы закупок за последние годы. Это позволит компаниям всех размеров и секторов легче вести дела с министерством обороны, одновременно позволяя руководству Пентагона с большей готовностью выявлять и предлагать передовые решения, необходимые нашим военнослужащим.

Я хотел бы кратко остановиться на некоторых наших приоритетных технологиях. Прежде всего, 5G. Это технология привлекает большое внимание средств массовой информации, и на то есть веская причина: 5G предлагает потенциал молниеносной, объемной и повсеместной связи.

Китай это понимает, и именно поэтому я предостерегал наших союзников и партнеров от того, чтобы дать возможность китайским фирмам угрожать своей сети связи с помощью привлекательных недорогих решений. Это ставит под угрозу нашу военную совместимость и обмен разведывательными данными, а следовательно, и наши партнерские отношения. Чтобы противостоять этому, мы поощряем союзников и США, а американские технологические компании разрабатывают альтернативные решения 5G, и наши правительства делают все возможное для обеспечения их успеха. Со своей стороны, министерство обороны недавно выступило с крупной инициативой по ускорению внедрения американских технологий 5G посредством совместных с промышленностью экспериментов в этой области на четырех военных базах по всей стране.

Второй приоритет - поражение целей на больших дальностях. Победа в будущих конфликтах требует от нас того, чтобы опережать растущие возможности наших конкурентов. Министерство обороны почти удвоило свои долгосрочные инвестиции, почти на 5 миллиардов долларов в 2020 финансовом году только на гиперзвуковое оружие, в течение следующих пяти лет. И наш бюджет на 2021 финансовый год будет еще сильнее в этом плане.

Мы значительно увеличили объем финансирования на летные испытания и другие эксперименты, чтобы мы могли ускорить получение нашими военнослужащими гиперзвуковых решений в разных формах на годы раньше, чем планировалось ранее.

Аналогичным образом, Национальная стратегия обороны признает быстроразвивающиеся ракетные угрозы, с которыми мы сталкиваемся. В то время как мы продолжаем расширять наши обычные возможности противоракетной обороны, мы также инвестируем в передовые технологии, включая разработку новых датчиков, перехватчиков и передовых систем командования и управления для защиты от гиперзвуковых угроз. И чтобы обеспечить будущее господство, мы должны не только сначала создавать технологии, меняющие правила игры, но и иметь возможность эффективно их применять.

Возьмите искусственный интеллект, еще одну приоритетную технологию. Мы создали Объединенный центр искусственного интеллекта (Joint Artificial Intelligence Center), JAIC, как мы его называем, чтобы объединить возможности ИИ. Наша цель - вывести боевой самолет в облако (облачные базы данных), чтобы как можно быстрее доставить возможности ИИ на поле боя... JAIC не только играет ведущую роль в модернизации наших боевых систем, создании резервов рабочей силы, способной работать в этой области, и укреплении наших партнерских отношений в оборонном секторе, но и в разработке принципов законного и этического использования технологий ИИ.

Каждая из технологий, которые я упомянул, оказывает сквозное влияние на несколько областей военных действий, но наибольшая концентрация может быть в нашей новой области интереса - космосе. Впервые за 70 лет мы сделали исторический шаг по созданию совершенно нового вида вооруженных сил, который будет полностью использовать невероятный успех компаний частного сектора, занимающихся космосом. Космические силы Соединенных Штатов обещают стать еще одним инкубатором для целого нового поколения передовых технологий, подобно тому, как НАСА стало питательной средой для широкого круга достижений в области высоких технологий в XX веке.

На прошлой неделе генерал Джон Рэймонд был приведен к присяге в качестве первого командующего Космических сил. Его руководство, наряду с министром ВВС Барретт, сыграет важную роль в развитии вооруженных сил и сохранении военного превосходства Америки на десятилетия вперед. Как и многие другие важные вещи, доминирование в космосе потребует комплексного правительственного подхода для поддержания американского технологического превосходства и лидерства. Это означает, что мы должны превосходить конкурентов, внедрять инновации и выдавливать всех остальных. Мы делали это всю свою историю, и сейчас мы находимся в сильной позиции с нашим самым большим бюджетом на исследования и разработки за последние 70 лет.

Но всего этого все еще недостаточно. Мы также должны защищать новаторов Америки, ее компании и наши цепочки поставок. Проще говоря, мы также должны быть лучше в обороне. Вот почему мы укрепляем наши законы об иностранных инвестициях, контроль за экспортом и нашу киберзащиту. Наши союзники и партнеры начинают предпринимать аналогичные действия. Это будет иметь решающее значение для нашего коллективного успеха.

Наконец, несмотря на все усилия, мы работаем над тем, чтобы избавиться от нашей устаревшей культуры, направленной на снижения риска, в пользу создания новой экосистемы, в которой стимулируются эксперименты и поощряются инновации. Нам нужно новое поколение блестящих иконоборцев (iconoclasts), таких как генерал Билли Митчелл, новаторов, готовых бросить вызов статусу-кво и общепринятому мнению. И нам нужны такие форумы, как этот, чтобы объединить правительство, академические круги и частный сектор для достижения общих целей.

Вместе мы должны продемонстрировать миру, что Америка является мировым лидером в разработке, внедрении и использовании технологий, меняющих правила игры. В отличие от наших противников, мы будем использовать эти возможности для поддержания мира, обеспечения процветания, обеспечения безопасности, защиты суверенитета и защиты международных правил и норм, которые служили нам всем на протяжении десятилетий. Таким образом, я полагаю, что Соединенные Штаты останутся ответственным, базирующимся на своих ценностях, глобальным партнером на долгие годы.


Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Последнее время появляется много разговоров на тему - "почему в игре уровень боев +2, давайте сделаем +1". Уже есть вменяемая аналитика почему такой уровень боев имеет место быть и ответы разработчиков, почему такого в игре быть не может, хотя и без аргументов. Ящетаю что для подобного ...
Представляю, как яростно полыхает в нижнем конце пищеварительного тракта патриотического сообщества от этого известия. Но... вновь горе своим увеститым кулаком постучалось в нашу хлипенькую калитку. Вновь недозволительно и вероломно предательство подкралось к нам со спины. В ...
В рамках работ по благоустройству победителю предстоит организовать развитую дорожно-тропиночную сеть, отремонтировав почти 2 тысячи квадратных метров асфальтобетонного покрытия, обустроить газонное покрытие. Украсят территорию сквера цветники с однолетними и многолетними растениями, ...
...
Итак, все-таки скажу. Открою душу! Народ хочет! 1. О гомофобии. Считаю гомофобию штукой нелепой. Уж зачем гомосексуалистов-то бояться? Мы, нормальные люди, пока еще сильны. 2. О собственном отношении к гомосексуалистам. Вообще никак не отношусь. По ...