рейтинг блогов

Лысый и Императрица

топ 100 блогов illesh10.07.2010
 Лысый и Императрица


В немецком городе Цербст в торжественной обстановке, в присутствии официальных лиц, был открыт памятник российской императрице Екатерине Великой, урожденной Софии Фредерике Августе.
Так полагается начинать событийную заметку в газете. Так и начинают. Когда не слишком волнует: а что собственно случилось такого? История эта в некотором роде эпическая. Можно сказать былинная. А потому автор решил прибегнуть к легкому плагиату. Воспользоваться местами высоким штилем , что оставил потомкам в наследство старик Державин. Тем более, что он, помнится, кучу молодежи благославил. Стало быть – обижаться теперь не вправе. Итак…

Ни я, ни сам художник уже точно – день в день – не вспомнят, но будем считать, что лет двадцать тому назад руководители одной страны решили сделать подарок другой стране.

Ну что ж, случается.

Хорошо, что страны в тот раз попались большие и богатые. У одной – нефть и газ, лес и всяческие полиметаллы. Если покопаться, то даже пеньку и ворвань можно найти. У другой – технологии разные, мерседесы и сименсы. Наблюдаются также чудесные свиные ножки с капустой. Так вот. Одна большая страна другой богатой решила презентовать памятник. И следовало поэтому увековечить в бронзе знаменитую женщину, которая с одной стороны немка, конечно. Но с другой – российская императрица Екатерина II, что имела удовольствие родиться в городе Цербсте, в Саксонии. Короткое время пребывала тамошней принцессой, проживала с папенькой, герцогом Христианом Августом Ангальт-Цербским, пока волею судеб не стала Екатериной Великой.

Многотрудное изваяние поручили, да нет – нижайше попросили – сделать академика, профессора и народного художника России Михаила Владимировича Переяславца, в быту, в узком кругу друзей – Лысого. Ибо стригся Михаил Владимирович наголо с первого класса, где автору этой заметки и посчастливилось сидеть с ним за одной партой.
Несмотря на несерьезное прозвище, Михаил Владимирович человек оказался крайне серьезный. Обстоятельный даже. Взялся он за дело (как выяснилось через много лет – абсолютно безвозмездное) с полной ответственностью.

Вылепил императрицу сначала маленькую совсем. Потом - побольше. Съездил даже в этот Цербст несколько раз. Посмотреть, прикинуть: как она там, Екатерина Великая сможет расположиться? Не закроет ли туристам обзор на местные достопримечательности? Или наоборот - не помешают ли разглядывать красоту восхищенным зевакам дома, деревья или другие памятники?

 Лысый и Императрица


Выяснилось: не помешают. Нет там других скульптур. Да вообще нет в Германии, сколько знаю, большого и достойного памятника большой и весьма достойной дочери славного немецкого народа.

Вот и ладушки.

Все вышесказанное так понравилось начальникам обеих стран, что они, довольные, разошлись по кабинетам осуществлять свою текущую судьбоносную деятельность. Временами даже международную. Ну, а Лысый остался один на один с проектом памятника Екатерины у себя в мастерской на Большой Коммунистической улице. Далеко от Цербста, в славном городе Москва. Где и принялся за работу.
Очистил и вынес из мастерской все лишнее, чтобы обозначился хоть какой простор. И постепенно стала подниматься Екатерина к самому потолку. Красоты, на мой взгляд, редкой. Молодая, еще миру неведомая, восемнадцати годков девица.

Скоро сказка сказывается, но дело в стране победившей демократии, как и прежде - никуда не торопится. Весна, осень, новая весна... Тут, как во всякой благотворительной истории, появились деловые люди, легко и без проблем пересекающие границы с портфелями, полными бумаг с печатями. Начались на далекой неметчине презентации и публикации. Образовались для промоушена замечательные времена. А Лысый, напомню, в мастерской лепит молодую императрицу. Как-то само собой уходили месяцы и годы – нашим начальникам Екатерина стала постепенно мало интересна. Сметы, так и не материализовавшись в бронзу, оставались на бумаге. Да и начальники менялись в послеперестроечные времена споро.

Екатерина заждалась. И художник - тоже. Отливать памятник никто не торопится... А там одной меди, почитай, столько уйдет! И, благодаря сложившимся странным обстоятельствам, а также активности людей с портфелями, видящим бизнес там, где художник его и с лупой не разглядит, в Цербсте газеты начали писать разное. Стал скульптор уже и не благодетелем, а каким-то даже сомнительным персонажем.Пошли шушуканья не то про руку Москвы, не то про ужасную русскую мафию…
А ему, Михаилу Владимировичу, на спине, что ли, Екатерину сначала в Питер на литейный завод, а потом и в сам Цербст тащить?
Сделав озабоченное лицо и засунув в карман сберкнижку, Лысый вышел из мастерской на улицу. Перекрестившись на купола храма Мартина исповедника, направил свои стопы к районному кредитно-кассовому учреждению, где и обнулил счет. Сложил стопкой купюры, полазил по шкафам и ящикам, что не принесло успехов, достойных упоминания, понял окончательно: на отливку и совмещенные с ней иные многотрудные работы – все одно не хватает. Необходимо срочно что-нибудь продать. А ничего кроме скульптур Михаил Владимирович никак не нажил.
Как пишут крепкие романисты - прошли годы.
Отлил-таки Лысый Екатерину Великую и лежала она теперь на товарном дворе завода, прикрытая грязным городским снегом. Вспомнили начальники:
Ба! Да памятник поставить бы ¬ – самое время!
Прибыла в столицу и из Германии недоверчивая, пугливая делегация с кинокамерой. Запечатлеть, так сказать, на пленке - есть Екатерина или она только персонаж исторический, умозрительный, можно сказать.
Вышли аккуратные иностранцы на товарный двор завода и сильно удивились. Бытовые условия для императрицы там не слишком подходящие. Да вы и сами знаете, как наши промзоны выглядят. Не Сан Суси, это точно. Постаскивал для бургомистра сварной грязный полиэтилен, что укрывал юную императрицу, предстала миру и зарубежной делегации голова лежащей на земле девы. А дальше произошло невероятное. Не вру: в своих иностранных брюках сел на коленки немецкий начальник и поцеловал в лицо саксонскую прынцессу. А Лысый, увидев такое, только хмыкнул:

"Во дает..."

И тут выяснилось, что пока Лысый время в мастерской своей проводил, за границей его не теряли даром. И переменили место, где должен стоять памятник. Особенно не заботясь о том, что создавалась Екатерина под о п р е д е л е н н о е место. Под то, в которое на плане города и тыкнули пальчиком скромные саксонцы. А в новое она вовсе не влазит, сколько не втискивай. Вы ж не станите авто в квартире держать? Или станите?

Очередной раз заскочив ко мне на угол Большой и Малой Коммунистической, тормознув на минутку по дороге в чудном магазинчике, где в свободном доступе можно получить вполне бюджетные мерзавчики отечественного коньяка, Лысый , приняв боевые сто грамм, огорошил.

"Придется резать Екатерину. Ей, ей, ты так не дергайся, я аккуратно. Метра полтора от пьедестала отпилить придется..."

А до того пришлось ему аж с бутылкой ко мне придти: такое сильное впечатление на автора произвела работа славных литейных дел мастеров. Не узнал он юную прынцессу. Совсем не узнал. А бронза - не глина. Перелепить не получиться. И всю лютую \помните под 30?\ морозную зиму он, соорудив вокруг памятника леса, лазил по ним с напильником и нождаками. В пустом, неотапливаемом и совершенно темном цеху. Как не разбился, как не замерз - того не ведаю. Но с температурой и возвратными воспалениям валяся. Не раз , не два ,и не три даже...

...Сняли , стало быть, на кино и двор тот, и скульптуру, и бургомистра. Для истории. И без того длинной и вполне нашенской. И убыли гости домой. Ждать пока памятник привезут да к большим торжествам готовиться.

Недоверчивый, словно немец какой, позвонил автор в Цербст.

"Все путем, поставили. Завтра открывать будут, - сказал мне академик. – Я тут пока тряпками Екатерину почищу, потру... А то знаешь, какая она после дороги... Мне местные технику дали - трактор с люлькой. Удобно. И рабочие - спокойные. Хорошо все делают, не матерятся. Слушай, не поверишь: здесь уже наладились к Екатерине ходить, глядеть. Что говорят? Вундербар говорят, а что им остается?"

На снимке, который сделал третий дружок наш - Юра Рост - Михаил Владимирович в своей мастерской рядом с Ван Гогом (Екатерина никак в кадр не влезала - отойти фотографу было некуда). Так тот Ван Гог во Францию уехал не сильно задерживаясь. Да и Вампилов на Таганке прописку не просил. Взял, да двинул в Иркутск. Покрышкин в Новосибирск улетел, Ершов со своим коньком-горбунком в Тобольск ускакал... Много хороших людей убыло на постоянное место жительство с Большой Коммунистической.

... А там, в Цербсте, приготовились привинтить к памятнику табличку. Приготовили заранее. Большую такую - на ней место найдется для всех, кто так старался, что бы все как нельзя лучше вышло.Не решился я спросить у вдохновленного таким успехом скульптора: предусмотрена ли на той красивой табличке место для его фамилии?

Таким вот образом одно большое государство с нефтью и металлами, подарило другому большому государству, с мерседесами и валютными центрами, общую знаменитость. Екатерину нашу Вторую. В пятницу, когда жара чуток спала, памятник и открыли.

" Да брось ты про эти двадцать лет, – сказал мне Лысый. – Ведь поставили же. Это – главное."

" Ага, – ответил я. – С праздником!"

Убежден, что скульптору текст мой, сколько Державиным не прикрывайся, не слишком понравится. Он суеты терпеть не может. Хотя, с другой стороны, недавно, отпив кофейку и затянувшись своей "Примой", сказал мне неожиданное:

" Знаешь, Андрюха, я тут после размышлений пришел к выводу, что искусство есть бесполезная красота."

Во дает... И правда - вундербар.


ХХХХХХ ХХХХХХ ХХХХХХ


Чем занят скульптор нынче? – спросит меня любезный читатель. С превеликим удовольствием сообщаю: ваяет для старинного града Осташков некого Магницкого. Ну того, который монахом был и еще арифметику придумал. Несколько поколений гимназистов с ранцами и девиц в букольках пыталось разобраться, читая его учебник, – от чего у Пашеньки всего четыре яблока, а у Николеньки аж шесть? И что с этим урожаем им необходимо теперь сделать.

" А как там с контрактом? " – поинтересовался я у Лысого.

"С контрактом все в порядке. Будем так говорить: есть контракт! – успокоил меня академик.- Денег вот только у них нет."

" Ну, тогда совсем другое дело …"

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Это очень красивый фильм. Однако «этических» минусов у кинокартины куда как больше, чем эстетических плюсов. Да! И тут - пресловутая толерантность, довлеющая над западными — европейскими иль голливудскими творцами почище дамоклова меча «соцреализмовской партийности», на которую до сих ...
Мне в детстве очень хотелось иметь плюшевого Мишку, но мне его так и не купили. У меня было две куклы, цветные карандаши и очень много книг – все мои игрушки. Потом конечно, я и сама могла купить любого Мишку, но это было уже взрослое время, а он нужен мне был тогда… в 5 лет. Какую ...
Главный собор кипрского города Фамагуста был изначально назван в честь святого Николая, но с шестнадцатого века его чаще называют фамагустской ЕЮ. Назовите ЕЕ. Картинка ниже не содержит подсказки и поставлена для того, чтобы читатели, у которых не срабатывает тег lj-cut , не ...
Часто читаю в сообществе, как люди перечитывают какое-либо произведение. Что они в этом находят? Что тянет прочитать повторно или даже по несколько раз одну и ту же книгу? Ведь если знаешь зараннее как она закончится, и что тебя ждет, то зачем ...
Бухали мы как-то в гробах большой-большой компанией и один Саша истории из жизни замечательных животных шлюх рассказывал. Как они с пацанами в клубе снимали одноразовых телок: некоторых трахали прямо в туалете, других в тачке, еще более других везли домой. Некоторых выгоняли из дома ...