Жили-были

топ 100 блогов rabota_psy31.03.2016 19-б

Текст представляет собой интервью, в котором не задано очень много вопросов. Вопросы, которые обязательно задал бы пси-профи:

Почему муж бросил бизнес в Москве? (долги, банкротство, угроза уничтожения конкурентов, корреспондент называет бизнесом что-то другое? Ответ во втором интервью, данном ниже по ссылке, муж программист)

Почему женщина, работающая архитектором, уезжает далеко от родителей и работы в глушь? (муж-абъюзер увозит в своё полное владение, муж-ревнивец увозит от любовного треугольника, ребёнок-аллергик и оба родителя жертвуют работой ради здоровья ребёнка, паранояльному мужу попала в голову мысль, и семья осуществляет идею фикс? Ответ во втором интервью, данном ниже по ссылке, мужу-программисту захотелось жить на природе, теперь следующие двадцать лет будут реализовывать очередной его рас-план)

Почему ни на одной фотографии русской мамы нет совместного семейного снимка всех вместе на крыльце? или снимка, снятого автоспуском, где жена вместе с мужем? Из видеоряда элиминирован муж.

Хороший пример на то, как может выглядеть мазохистически-параноидная динамика (подчинилась мужу/болезни ребёнка, придумывает сюжеты фотографий/виртуальный мир, где мужа нет) у образованных талантливых людей.


Со страницы http://lavkagazeta.com/bolshaya-zemlya/russian-mother-iz-glushi-pokorila-mir

Ее фотографии знают во всем мире, она проводит семинары в Австралии, в Америке, в Ирландии – проще перечислить, где не проводит. У ее инстаграма – около двухсот тысяч подписчиков. Статьи о ней не сходят со страниц зарубежных и российских СМИ, крупнейший сотовый оператор Vodafone размещает ее работы на билбордах по всему Лондону. Многочисленные поклонники называют ее «russian mother». А она живет в настоящей глуши в Андреапольском районе Тверской области на берегу фантастически красивого озера. И признается: если бы не переезд сюда, ее жизнь сложилась бы по-другому.

Жизнь в уединении

Елена Шумилова – счастливая жена и мама. Ее муж Андрей – успешный бизнесмен, который однажды уехал вместе с супругой в глубинку и занялся сельским хозяйством. Сейчас у пары трое сыновей: старшему, Ярославу, семь лет, Ване – четыре, младшему Пете – один. Елена говорит: для того, чтобы найти свое призвание, ей нужно было поселиться именно здесь, вдалеке от влияния города.

Мы заходим в дом к Шумиловым и с порога заявляем:

– Уф, устали! К вам сюда добираться не меньше шести часов!

– Все москвичи так говорят, – смеются Андрей и Елена. – Для вас это долго. А вот когда к нам из Лос-Анджелеса гости приезжают, они не жалуются. Для них такие расстояния привычны. Для нас уже тоже.

– Почему вы решили уехать из Москвы?

Андрей: Начали строить здесь дом еще в 2006 году, закончили в 2008-м. Планировали, что это будет дальняя дача. Думали, что будем здесь не просто отдыхать, а еще питаться здоровой пищей, покупать у местных молоко, масло, мясо. А оказалось, что в соседской деревне осталось только две коровы, и за молоком тут очереди выстраиваются. Поэтому в итоге мы занялись собственным хозяйством. Вначале завели кур, чтобы были свои яйца, потом корову. Долго искал помощника, когда нашел, все стало развиваться быстрее. Сейчас у нас есть коровы, овцы, козы, кролики, гуси, индюки, куры, пчелы. Мы выращиваем лен, делаем льняное масло, мед, сыры, муку мелем, хлеб печем. Питаемся только своими продуктами, закупки делаем по мелочам – чай, кофе, сахар, оливковое масло.

Елена: Вообще, все происходило постепенно. Когда родился Ярослав, мы начали приезжать сюда по выходным, потом по неделе жить, а потом, когда встал вопрос о том, куда Ярославу идти в школу, решили пойти здесь. Недалеко от нас город Андреаполь, там три школы.

– Вам нравится школа, в которую ходит Ярослав?

Елена: Да. Дети не испорченные, учителя хорошие. Нам очень нравится наша учительница. Наш средний сын, Ваня, сейчас ходит в детский сад в Москве, мы его оставляем в городе с бабушкой, когда я уезжаю на семинары. Так вот, этот сад довольно дорогой, и там столько всего заявлено: и бассейн, и английский язык. А на деле, не так уж много знаний дают и не так много внимания детям уделяют. Здесь, наоборот, ничего не заявляют, но все делают правильно. Учительница с детьми ладит, благодаря ей ребята в классе дружат между собой. Правда, я не уверена, что в старших классах здесь достаточно высокий уровень образования.

– Вы думаете о том, что дети вырастут и останутся в деревне?

Елена: Людям на определенном этапе нужен город, молодежи нужно общение со сверстниками, вся эта «движуха». Мы сами с Андреем были очень активными в этом смысле. Но потом от такого рода общения устают, и это нормально, просто следующий этап жизни. Может быть, наши дети тоже потом захотят вернуться сюда.

Андрей: В 20 лет мало кто захочет жить в деревне. И в 30 не захочет.

Елена: Но я-то живу.

Андрей: Захотела бы ты жить здесь, если бы не увлеклась фотографией, не нашла бы себе занятие? Мы все прекрасно понимаем, что тяга к земле наступает с определенного возраста, достаточно зрелого. С другой стороны, по официальным данным Всемирной организации здравоохранения, к 2030 году больше половины населения Земли будет испытывать голод. Сюда входит практически вся Латинская Америка, большая часть Азии, Африка. И мы все прекрасно понимаем: чтобы компенсировать этот недостаток, при производстве продуктов будут использовать все больше химии. Тем ценнее будут натуральные продукты. Это дает надежду, что кто-то из ребят, начиная с определенного возраста, захочет есть натуральную пищу и тем самым поддержит идею экологического производства продуктов. Проще говоря, вернется сюда.

«Хочешь научиться снимать – иди и снимай в своем дворе»

– Елена, а как вы начали заниматься фотографией?

Елена: Раньше я работала архитектором. Когда родился Ваня, работать уже не получалось, с учетом наших длинных отъездов сюда. К тому же, в 2008 году начался кризис. Пару месяцев посидела дома, поняла, что просто домохозяйкой быть не смогу, и начала фотографировать.

– То есть, сначала это было хобби?

Елена: Нет, я сразу хотела стать профессиональным фотографом, профессионально работать с изображением. Мне даже была не важна тематика. Просто училась снимать то, что меня окружает, то, что я вижу каждый день. Эту мысль я вычитала у кого-то из великих фотографов, и студентам своим сейчас говорю: «Хочешь научиться снимать – иди и снимай в своем дворе». Мне интересен был и город, и железные дороги, но на тот момент у меня не было возможности их фотографировать. А к тому моменту, когда я сформировалась как фотограф, я уже научилась снимать другое, вошла во вкус. Сейчас меня город уже не вдохновляет.

– Как вы поняли, что у вас получается?

Елена: Выкладывала свои фотографии в Интернете – в социальных сетях, в фотосетях, и довольно быстро их стали замечать.

– Вы учились на фотографа?

Елена: Я очень хотела пойти в фотошколу, но, опять же, возможности не было. Я начала учиться сама и довольно быстро поняла, что это даже к лучшему. Конечно, помогло архитектурное образование. Это же в полной степени художественное образование, мы проходили и живопись, и скульптуру, и рисунок. Все мои знания по композиции и свету – оттуда. Фотографам на курсах это все-таки дают поверхностно. Фотография – набор визуальных приемов, и я его знаю, анализирую каждое изображение, продумываю до мельчайших деталей. Всегда что-то дорисовываю, доделываю. От этого зависит настроение фотографии. Например, сейчас на семинарах я всем студентам выдаю одинаковые заготовки. 20 человек работают над одной и той же картинкой, и у всех получается разный результат.

– Ваши фотографии сразу стали популярными?

Елена: Нет, постепенно. Сначала их заметило фотосообщество, а потом и другие люди.

Андрей: По большому счету, в России такой уж большой популярности у Лены не было, да и сейчас нет. «Бум» начался на Западе пару лет назад, и до сих пор продолжается. Там одновременно вышло несколько статей – в Daily Mail, в Huffington Post. И все как с ума посходили – от Китая до Латинской Америки. Сразу стали поступать предложения приобрести фотографии. Vodafone, один из крупнейших сотовых операторов в мире, купил фотографию, на которой изображен Ванька с нашей овчаркой. И вся Англия была завешана идущим по полю Ванькой – снимок был на железнодорожных вокзалах, в метро, на улицах. На Западе Лену стали называть «Russian mother», я над ней из-за этого подшучивал.

– А вы могли этого ожидать?

Елена: Я просто хотела быть хорошим фотографом, мне это занятие очень нравилось. Но вместе с тем я надеялась этим зарабатывать. Вообще, известность – это не показатель. Я знаю очень хороших фотографов, которые не слишком известны, и не очень хороших, зато популярных. Еще раз повторю: я просто стараюсь хорошо делать свою работу.

– У вас сейчас очень напряженный график. Вы проводите семинары по всему миру. Как это получилось?

Елена: Когда Петя был совсем маленьким, на это не было времени. А когда ему исполнилось полгода, я провела первый воркшоп в Ирландии. Мы отправились туда всей семьей; пока я работала, Андрей сидел с Петей. После Ирландии моими семинарами заинтересовались фотосообщества в других странах. У меня своя программа, я стараюсь, чтобы люди научились всему, что я знаю. Ну и для меня, конечно, это возможность снимать новые лица, новые истории, новые места.

– Вы много путешествуете, говорите, что ради детей будете готовы переехать отсюда. Получается, вы не ощущаете это место своим домом?

Елена: Еще как ощущаю. Именно здесь и только здесь я чувствую себя хорошо, громко выражаясь – черпаю вдохновение. Вообще, возможность жить в уединении очень важна для человека, для его психики, ума, для того, чтобы услышать себя. Многие люди, особенно те, кто занимается творчеством, в городе испытывают на себе сильное воздействие окружающих. Они переполнены информацией и уже не понимают, что хорошо, что плохо. Вот Андрей не слишком поддается влиянию, он всегда знает, что ему надо, что для него важно. А я другая, в городе я переполняюсь чужой энергией, и уже не знаю, где мое, где не мое. Слушаю, что там Маша сказала, что Даша. В такой ситуации очень сложно найти себя. Для меня это возможно только здесь.

Пора прощаться. У Елены очень напряженный график, нам повезло, что мы застали ее дома. Через несколько дней у нее семинар в Барселоне, сразу после этого – Дания, Польша, Швейцария, Италия. Времени отдохнуть от городской суеты не так уж много. Перед отъездом идем еще раз взглянуть на озеро. Оно прямо-таки внушает спокойствие. На память приходят слова Елены о жизни в уединении. И правда, где еще можно встретиться с самим собой, как не здесь? Впереди у нас – шесть часов дороги, но они больше не пугают. Теперь-то мы знаем: это не расстояние.


Ещё по теме http://rg.ru/2015/06/01/rodina-shumilova.html

Оставить комментарий



Предыдущие записи блогера :
31.03.2016 Жили-были
30.03.2016 Жили-были
27.03.2016 Жили-были
Архив записей в блогах:
Квартира солнечная, на южной стороне, шестнадцатый этаж. Розовый полусвет от задернутых штор, распахнута настежь балконная дверь. Дайте мне дождя, боги. Мне же работать надо, а я сплю как та панда в пекинском зоопарке и лениво уничтожаю яблочки. Здесь праздничные вихри тополиного пуха, это ...
Дорогие друзья! Это мой первый пост в сообществе,потому прошу не судить строго,особенно за качество фото ( у меня кривые руки). Внимательно и с интересом читаю посты комъюнити,вот решил сам попробовать. Мои ножи нужны сугубо для практических целей. В том смысле,что я охотник, причем со с ...
Будучи от природы человеком незлобивым, но справедливым, всегда переживал за ребят, которые пытаются говорить правду. Пусть они провокаторы, пусть их кампании имиджевые на 80 процентов, все равно: они молодцы. Вот и товарищу Джулиану я искренне ...
особенно в нидерландской живописи. Studio of David Teniers II (Antwerp 1610-1690 Brussels) ...
Сегодня, в принципе, вообще последний день, когда о данном патче/путче получится написать с очевидческой точки зрения, как современник. Двадцать пять лет - крайний срок, завтра путч/патч станет историей (а лет через десять историей станут все тут резвящиеся, и нижеследующее станет ...