рейтинг блогов

Тайна бабушкиного амулета. Глава двадцать шестая

топ 100 блогов zamok_v_lesu02.07.2021
Тайна бабушкиного амулета. Глава двадцать шестая tayna3_glava26.jpg


С первым днём июля, драгоценные!

Вот уже целый месяц лета прошёл. Как его провели? Отдыхаете? От жары ещё не вешаетесь? :) Мы, в отличие от героев Тайны Бабушкиного Амулета, пока держимся! А вот у них всё настолько жутко, что повеситься впору. Но они не сдаются! И я не сдаюсь и продолжаю писать, несмотря на то что временами очень хочется бросить. Но пока есть хотя бы один читатель, роману быть! Этот роман - своего рода вызов самой себе, не слабо ли мне его завершить. Как Арианна должна одолеть всех врагов и выйти из битвы гордой победительницей, так и я должна одолеть этот долгострой и дописать его до конца. Напоминаю, что это роман в жанре приключенческого фэнтези, хотя он всё больше и больше близок к дарк фэнтези, ведь мрачняка и треша тут завались. И сегодня ожидается новая порция. Но не всё так плохо, ведь добро всегда готово поставить зло на колени и зверски убить, ну вы понимаете. :) Предыдущие главы, по старой-доброй традиции, можно отыскать по ссылкам:

Глава первая, в которой патруль Меллиранда и неизвестно откуда взявшийся рыцарь спасают беззащитного старика из лап таинственных врагов.

Глава вторая, где мы знакомимся с генералом Максом и получаем от умирающего старика загадочное послание.

Глава третья, где раскрывается личность Арианны, а между членами Совета Старейшин разгорается пламенный спор.

Глава четвёртая, в которой мы знакомимся с Каэлдилом и Грегори, а провидица Ауриция получает "на орехи".

Глава пятая, где мы узнаём легенду о Бессмертном Повелителе, Макс выставляет Каэлдила за дверь, а новоиспечённая тройка приключенцев наконец-то готова к дальнему пути.

Глава шестая, с которой и начинаются приключения Арианны, Толмара и Грегори; Каэлдил попадает в весьма щекотливую ситуацию, а мы наконец-то знакомимся с самим Доминицием Всемогущим.

Глава седьмая, в которой наши путешественники останавливаются перекусить в сельской таверне, Толмар встречает своего старого приятеля, а деревенская девушка Мэри то и дело заливается краской.

Глава восьмая, в которой перед нами предстаёт таинственный Дикий лес, Арианна вспоминает случай из детства, Каэлдил совершает настоящий подвиг, а наши путешественники мирно болтают у костра, даже не подозревая, какие страсти разгораются у них за спиной.

Глава девятая, кроваво-огненная, полная разрушений, боли и смерти: иначе просто не может быть, если мы имеем дело с Зарамандером. А также полная невероятных мистических прозрений: иначе просто не может быть, если мы имеем дело с Аурицией. Всё это добавляет остроты в пресное блюдо из наших путешественников... в смысле, для наших путешественников, чтобы им жизнь малиной не казалась. А то ишь, расслабились!

Глава десятая, в которой эльф Каэлдил теряет свою лошадь и совершает не слишком приятную поездку на собственном животе, а Арианна, Толмар и Грегори встречают любопытную незнакомку. Но для начала им предстоит спасти её от орков.

Глава одиннадцатая, где мы знакомимся с легендарной (по её собственным словам) Эльмой Невидимкой - девушкой-гномом, которая просто обожает нарушать закон, и из её собственных уст, правдивых или не очень, узнаём, как было совершено ограбление века. Впрочем, Каэлдил тоже не теряет времени даром.

Глава двенадцатая, где наша компания приключенцев попадает в нешуточную переделку, но получает неожиданную подмогу. А эльф Каэлдил наконец-то решается выйти из тени и показать своё лицо.

Глава тринадцатая, мрачная и кровавая. А как иначе, если мы имеем дело с загадочными прислужниками самого Зарамандера? Убийства, кровь, огонь, буря, сожжённый дотла городок, тонущий корабль, рёв океана, цунами, разбушевавшаяся не на шутку стихия... и загадочное переживание Арианны. Видение или явь? Кто знает...

Глава четырнадцатая, в которой наш уважаемый профессор Грегори Хастельберн читает лекции сразу по двум животрепещущим темам, а в голову новоиспечённого следопыта отряда, Каэлдила, приходит блестящая идея. Но перед приёмом на службу его ожидает непростое собеседование у строгого работодателя.

Глава пятнадцатая, где наши путешественники наконец-то добрались до загадочного Бакендальского замка. Но как войти внутрь? Без сражений уж точно не обойдётся.

Глава шестнадцатая, где мы знакомимся со старым графом Рональдом и его супругой Изабеллой Бакендаль и становимся невольными свидетелями их... особого положения, а также узнаём кое-что интересное о молодой Августине.

Глава семнадцатая, в которой путешественники находят любопытную записку и загадочную картинку. Всего лишь маленький клочок бумаги, всего лишь крохотная зацепка, всего лишь одно важное слово... И новое видение, посетившее Арианну. А как же вампиры? Их судьба решается здесь.

Глава восемнадцатая, в которой путешественники наконец-то оказываются в таинственном Бакендальском замке. И вроде внешне всё спокойно, но нас не покидает чувство, что в этом месте явно что-то не так.

Глава девятнадцатая, где проницательный Каэлдил находит то, что так долго искали - дневник Августины Бакендаль! Но радоваться рано, так как большая часть листов из него вырвана. К счастью, меж его страниц притаилась подсказка - ещё одна карта Таро. Смогут ли герои найти остальные страницы дневника или же окончательно заблудятся и пропадут в проклятом замке? Ведь ими было принято не слишком разумное решение - разделиться...

Глава двадцатая, в которой оставшаяся наедине с собой Арианна неожиданно встречает любопытную незнакомку. А мы с вами узнаём кое-что о прошлом Арианны, о Доминиции и о загадочном ордене Созерцателей Безмолвия. Но правду ли сказала ей таинственная собеседница?

Глава двадцать первая, где мы знакомимся с матерью Арианны Валентией и её учителем Мигелем, а также вновь встречаемся с давно забытым героем Эдвардом Грэем - помните, он участвовал в сражении, с которого всё началось? Зарамандер и Ауриция тоже появятся, чтобы вы их не забывали.

Глава двадцать вторая, где Тень, наконец, снимает маску и открывает своё лицо. А мы узнаём кое-что о религиях и божествах этого мира и... не поверите, слегка приоткрываем завесу тайны того самого амулета!

Глава двадцать третья, где мы знакомимся с загадочной Мариэллой - той самой бабушкой, что подарила Арианне амулет, и из первых уст узнаём кое-что о нём и о таинственном ордене Созерцателей Безмолвия. После чего героине предстоит нелёгкое сражение с собственной Тенью.

Глава двадцать четвёртая, в которой Арианну ожидает новое знакомство, а читателю, наконец-то, даётся небольшой перерыв от мрачной атмосферы проклятого замка, интриг, тайн, погонь и нелёгких сражений. Да-да, и в этом дарке, экшене и треше имеется толика розовых соплей романтики. Ведь там, где есть бард Аванэль Ларк, всегда найдётся место лирике.

Глава двадцать пятая, где мы вновь возвращаемся в славный город Меллиранд к бравому генералу Максу, которому приходится ой как несладко! Хуже него сейчас разве что бедняжке Ауриции, что на свою беду связалась с по-настоящему плохим парнем.




Глава двадцать шестая.



«12 мая 1480, два часа ночи.

Я никогда не забуду тот чёрный день. Помню огромную площадь, забитую людьми. Помню виселицу посередине площади, прямо перед Императорским Дворцом. Помню, как вышел судья и долго зачитывал какие-то обвинения. Его никто не слушал, потому что толпе хотелось лишь одного – крови, и все с нетерпением ждали, когда же начнётся казнь. Толпа свистела и орала: «Смерть предателям! Смерть предателям! Смерть предателям!»

Кровожадные твари! Безмозглое стадо, убогие дикари, требующие кровавых зрелищ для удовлетворения своих жалких животных страстей! Для них это было лишь очередным развлечением, они спокойно смотрели на то, как убивают людей, словно это был какой-нибудь дешёвый уличный спектакль. Ненавижу их всех! Как же я их всех ненавижу!

Я стояла недалеко от виселицы. Я видела заплаканное лицо матери, и слышала, как она зовёт меня: «Августина! Доченька, мы тебя любим! Не забывай нас!» И голос отца, который кричал мне: «Никогда не сдавайся, Августина! Всегда добивайся своей цели! Помни, ты рождена, чтобы править этой страной!»

А потом их казнили. Сначала отца, затем дядю Эдварда, а после настала очередь его сына Джонатана. Потом повесили ещё человек десять, которых я не знала. Мою мать убили последней. Я закричала и бросилась к ней, но сильные руки стражника схватили меня и удержали на месте.

Как жаль, что я не видела лица того ублюдка, который выбил опору у неё из-под ног. Его лицо было скрыто под маской. Думаю, это для того чтобы такие как я не смогли отомстить. Мне хотелось разорвать его на части, порезать на куски, а лучше – сжечь заживо. Его, а также императора и всю его ничтожную семейку, судью и всех этих свистящих невежественных дикарей!

Я тогда пожалела, что не владею магией. О, как хотелось мне взлететь над толпой и поразить этих ублюдков молнией, а затем одним движением руки перерезать верёвки и спасти моих родителей и всех, кого собирались казнить.

Из всей семьи Бакендаль в живых осталась только я. Мне было семь лет. Меня пощадили, потому что я была ещё ребёнком. Но лучше бы я умерла тогда, вместе с ними. Это было бы куда милосерднее… Самой не верится, что с тех прошло почти шесть лет. Шесть лет, а воспоминания такие яркие, словно это было вчера.

Я никогда не забуду последние слова моего отца. Эти слова прочно засели в памяти, и лишь они придают мне силы жить дальше. Я много раз хотела умереть, но что-то останавливает меня от этого шага. У меня есть цель. Эту цель дал мне отец перед смертью. И я клянусь своей жизнью, что выполню его последнюю волю. Правда, пока не знаю, как. Но я что-нибудь придумаю. Обязательно придумаю.

Вот так я из маленькой принцессы превратилась в бедную бездомную сироту. У меня отняли родителей. Отняли всё, что по наследству принадлежало мне: родовой замок, графский титул, земли и владения нашей семьи. А меня засунули в этот убогий приют. Из рая прямиком в ад. А ведь я в своей жизни ещё не успела сделать ничего дурного.

За что же боги наказали меня? А есть ли они вообще, эти боги? Если они существуют, почему допускают такую жестокость и несправедливость? А может, они вовсе не такие, какими их нам хотят показать? Быть может, боги и сами жестокие и беспощадные, как люди, которых они сотворили по образу и подобию своему?

Я давно уже поняла, что в этом мире нет справедливости и нет милосердия, о которых так любят говорить наши набожные старые кошёлки. Да и Двенадцати Богов, в которых они так слепо и фанатично верят, тоже нет. В этом мире есть только жестокие законы джунглей. Либо ты хищник, либо жертва. Третьего не дано.

Я предпочитаю быть хищником.

Знаешь, они ведь ещё не ведают, что их ждёт впереди. Они совсем не знают меня. Что ж, тем хуже для них.

Ну вот, милый дневник, теперь ты знаешь мою историю. Мне больно вспоминать всё это, но я не стану плакать и жалеть себя. И тебе не надо, мой дорогой друг. Жалость – для слабых, сильных она унижает. Скорее этот мир сгорит дотла, чем я заплачу при ком-нибудь из моих врагов. Я никогда не доставлю им такого удовольствия, они никогда не увидят меня в слезах. Никогда!»

Последние строки новой страницы дневника Арианна прочитала громко, яростно, выразительно. Так, словно это она была там, на площади, словно это она писала рукой юной Августины Бакендаль о своих собственных чувствах.

- Как она проникновенно пишет, - восхитился Аванэль. – Какая буря страстей, какое яркое описание событий, какое философское видение мира! Каждое её слово насквозь пропитано болью, печалью, обидой, одиночеством и гневом. И в то же время силой, гордостью, целеустремленностью, решимостью… и такой жгучей ненавистью! Какое контрастное сочетание чувств! Какой слог, какой стиль, какое поразительное умение так чётко и грамотно излагать свои мысли, доносить их до читателя, передавать ему свои эмоции и настроения. Не каждый бард, даже старый и опытный, мог бы так написать. А Августине в то время не было и тринадцати. Признаться, я восхищён, – музыкант сделал паузу и посмотрел на Арианну. – А может, это ты так вдохновенно читала?

Девушка застенчиво улыбнулась и покраснела.

- Несомненно, графиня Бакендаль была умна для своих лет. Умна и образованна. А если учесть, что ей довелось пережить… Она рано повзрослела.

- Да, - тяжело вздохнул Аванэль. – В учебниках истории события тех лет изображают вяло и безжизненно. Серые, безликие цифры, даты и имена. Если бы поместить в них отрывок из дневника Августины, чтобы люди могли увидеть казнь родителей глазами ребёнка и ощутить его боль, уверен, что желающих поглазеть на публичную казнь было бы намного меньше. Я, конечно, всё понимаю, они готовили заговор против императора, но это слишком жестоко по отношению к маленькой девочке.

- К счастью, публичные казни остались в прошлом, Империя больше не устраивает кровавых зрелищ, - выдохнула Арианна. – Теперь все подобные дела рассматривает справедливый суд, - в её голосе прозвучала горькая насмешка. – На самом же деле невинных бросают за решётку без суда и следствия. Проклятый Дельмонт…

- Кто? – не понял собеседник.

- Не важно, - Арианна перевела взгляд на одну из картин. – Лучше расскажи, где ты нашёл страницу дневника? Как разгадал головоломку?

- Вообще-то я и не собирался его искать и никаких головоломок не разгадывал, - смутился бард. – Честно говоря, я даже и не знал о его существовании, пока он сам мне на голову не свалился. Это произошло случайно. Когда я впервые вошёл в картинную галерею и начал разглядывать произведения искусства, засмотрелся на картину. Вот эту, - Аванэль указал рукой на портрет светловолосого мужчины.

- Граф Эдарио, отец Августины, - произнесла Арианна.

- Да, я так сразу и подумал, что это он. Ты… заметила наше сходство?

- Только слепой бы не заметил.

- Я хотел подойти поближе, рассмотреть его повнимательнее, и не заметил вазу, что стояла у меня на пути. Зацепился за неё ногой, споткнулся и завалился прямо на картину, отчего она сорвалась и упала на меня. Крепко по башке треснула, до сих пор больно, - музыкант потёр лоб, и Арианна заметила на нём немаленькую лиловую шишку. – Граф, видимо, нечестивые мысли мои прочитал и поспешил заверить, что такая чернь как я к его благородному семейству никакого отношения не имеет, - отшутился Аванэль. – Я, разумеется, извинился перед Его Сиятельством за наглость свою несусветную, да портрет его святейший на место повесил. Вместе с картиной выпала эта рукопись. Представляешь моё удивление, когда оказалось, что это страница из дневника Августины! Да ещё какая страница!

- С ума сойти! Мы этот дневник повсюду ищем, а тебе он сам на голову свалился! – воскликнула Арианна. – Ну и везунчик же ты!

- Вообще-то нет, отнюдь, - вздохнул бард.

- Послушай, а что-нибудь ещё из картины выпадало? Такая маленькая картинка, - воительница показала руками размер. – Карта Таро?

- Карта Таро, говоришь? – удивился юноша. – Нет, больше не было ничего. Только эта страница и всё.

- Хм, странно, - Арианна почесала затылок. – Она должна быть здесь. Во всяком случае, две предыдущие карты указывали на то место, где находилась новая страница дневника. Нечто вроде головоломки. Первую карту, Императрицу, мы нашли в гробу Августины в склепе, завёрнутую в предсмертную записку. А первую страницу её дневника – в сидении трона. Императрица – трон, просекаешь?

Аванэль кивнул, но взгляд его выражал растерянность.

- Вместе с первой страницей лежала вторая карта-подсказка, Повешенный. Человек на карте точь-в-точь похож на графа Эдарио… ну и на тебя. А Императрица – вылитая Августина. Эх, жаль, что карты остались у Грегори, а то бы я тебе показала.

- А, кажется, я начинаю понимать, - взгляд барда наконец-то прояснился.

- Так вот, если предположить, что каждая новая карта – это указание на место, где находится ещё одна страница и следовать подсказкам, есть вероятность рано или поздно собрать весь дневник!

- Какое странное совпадение, - удивился Аванэль. – Меня всегда манил загадочный мир Таро. Повешенный, говоришь? И там был граф Эдарио? Занятно, ведь речь в дневнике шла о повешении. Пока я сидел здесь и размышлял, меня преследовал навязчивый образ этой карты. Повешенный полностью соответствует моему внутреннему состоянию сейчас, я именно так себя и ощущаю. Потерянный странник, жизнь которого резко перевернулась с ног на голову. Земля ушла из-под ног, и теперь я словно в невесомости. Безвольный, беспомощный, связанный по рукам и ногам, бессмысленно влачу своё жалкое слабое тело по дорогам жизни. Судьба подвесила меня за ногу, и что мне осталось делать? Только размышлять, почему всё так вышло. Да и судьба ли тому виной? Кого я обманываю? Я сам виноват, что оказался в столь незавидном положении. Я сам, по доброй воле притащился сюда. Зачем? Я и сам задаю себе этот вопрос, а ответить не могу. Был ли это мой выбор или некая рука судьбы, что незримо управляет смертными, не оставляя им никакого выбора – кто может точно сказать? Знаешь, этот замок – подходящее место для таких как я. Все, кто застрял здесь до меня, тоже в каком-то смысле Повешенные.

- Мы сами творим свою судьбу, Аванэль, - Арианна мягко прикоснулась к его руке. – Просто иногда жизнь готовит для нас испытания, которые кажутся непреодолимыми, но это вовсе не так. Если мы не сдаёмся и продолжаем свой путь, с каждым шагом становимся ближе к заветной цели. И когда достигаем её, замечаем, что все предыдущие трудности лишь закалили нас, сделали сильнее. Воин создан для битвы. Лишь сражаясь, он может понять, чего на самом деле стоит. Хотя в таверне ему безопаснее и приятнее, там он не развивает свои умения, а только бессмысленно убивает время.

- Тебе легко говорить, - хмыкнул бард. – Чувствуешь себя сильной, отважной воительницей, свободной искательницей приключений. Когда-то и я был таким, верил в иллюзии. Но что если вера иссякла? Если все твои прежние ценности – богатство, слава, признание, женщины, любовь толпы – на поверку оказались фальшивкой? Если не чувствуешь в себе силы жить дальше? Если не можешь отыскать в жизни ни цели, ни смысла?

- Мы сами наделяем наши жизни смыслом. И если старые ценности безнадёжно утрачены, им на смену приходят новые. Ведь что-то привело тебя сюда, Аванэль Ларк. Желание разгадать тайну – разве это не достойная цель? Придя сюда, ты столкнулся с трудностями и сдался. Но это лишь временное помешательство, поверь. Я и сама едва справилась с искушением всё бросить и заснуть навсегда, и если бы не твоя песня, так бы оно и случилось. Но песня вывела меня на свет, а значит, в ней тоже есть сила. Порой песня может спасти чью-то жизнь не хуже доброго меча. А что касается цели, сейчас наши цели совпадают. Самое время объединить усилия и довести дело до конца. Ведь в этом тоже есть смысл, ты не находишь?

- А ты философ. Любишь размышлять о смысле жизни, о добре и зле, о нашем предназначении на этой земле. Хочешь докопаться до истины, разгадать тайны бытия. Значит, у нас с тобой гораздо больше общего, чем мне показалось на первый взгляд, – бард мягко улыбнулся, глядя Арианне в глаза, и от этого взгляда у девушки закружилась голова, а по телу пробежали мурашки.


* * * * *

Ауриция была в панике. Ей никогда в жизни не было так страшно. В глазах её Повелителя полыхал огонь безумия. Девушка могла поклясться, что никогда не видела его таким. Да, он и раньше отличался особой жестокостью, избивал её и зверски убивал на её глазах тех, кто хоть чем-то не угодил ему. Но сейчас… Это был не Зарамандер, больше нет. Перед ней возвышалось незнакомое существо. Даже не существо, какая-то бесформенная масса, нечто непознанное. Само олицетворение ужаса. Мрак. Пустота. Смерть.

Сердце девушки готово было выскочить из груди, она задыхалась. Тьма зловеще надвигалась на неё. Ауриция в отчаянии схватилась за ручку входной двери и истерично задёргала её, но та не поддавалась. Бежать некуда. Сейчас это непознанное тёмное нечто поглотит её. «Даже заяц, загнанный в угол, может дать отпор волку», - в голове прозвучала цитата мудреца из известной книги, словно кто-то неведомый дал ей указания к действию.

Неожиданно для себя самой девушка сделала отчаянный рывок. Ей удалось вывернуться из железной хватки своего Повелителя и оказаться на свободе. Она побежала по длинному коридору не оглядываясь. Существо погналось за ней. Она чувствовала спиной, что оно вот-вот настигнет её. И тогда Ауриция совершила невозможное. Собрав остатки магической энергии, она прочитала древнее заклятие морока, которое до этого использовала лишь однажды. Шансов на успех было катастрофически мало, но дыхание приближающейся смерти не оставило места сомнениям. Перед глазами у Зарамандера будто размножилась картинка – секунду назад его добыча была так близка, и вдруг девушек стало несколько. Восемь копий темнокожей красавицы разбежались в разные стороны, оставляя за собой белоснежные шлейфы развевающихся волос.

Человек в тёмной мантии отчаянно взревел. Такого поворота событий он не ожидал. Гнев разрывал его на части. Он бросился за первой попавшейся копией, но та бежала так быстро, будто какая-то неведомая сила придавала ей ускорение. Девушка исчезла во тьме коридора, увлекая Зарамандера за собой. Остальные копии разбежались кто куда.

Ауриция стремительно взлетела по лестнице на второй этаж, вбежала в комнату и закрыла за собой дверь. Она кинулась к окну и спряталась за массивной шторой. Сердце колотилось как бешеный кролик, пот ручьями струился по лицу. Кажется, оторвалась. Насмерть перепуганная провидица всё ещё не верила, что у неё получилось. Надо немного отдышаться, успокоиться и привести мысли в порядок, а затем решить, что делать дальше.


* * * * *

- Слушай, а что было в первой части дневника? Там ведь рассказывалось что-то об Августине, так? – Аванэль с любопытством смотрел на свою новую знакомую.

Арианна достала из сумки рукопись и передала её барду. Он быстро пробежал глазами по странице.

- Бедняга, - с сочувствием протянул он. – Знаешь, после прочитанного я ещё больше восхищаюсь ею. Остаться без родителей в столь раннем возрасте, своими глазами увидеть их казнь, а потом ещё терпеть насмешки и издевательства в приюте, пережить предательство единственной подруги… И при этом вырасти могущественным магом, красавицей, умницей, гордостью страны! Такое не каждому под силу. По сравнению с ней я чувствую себя таким ничтожеством. И как я посмел влюбиться в неё, как позволил себе помыслить о том, что нахожусь с ней в родстве. Боги, как же стыдно! – музыкант сел на диван и закрыл лицо руками.

- Пойдём, нам надо найти Грегори и остальных. Вместе мы сможем разобраться, что делать дальше.

- Прости, Арианна, я не пойду. Я дал тебе страницу дневника, теперь у тебя и твоих друзей есть ещё одна часть головоломки. Верю, что вы благополучно выберетесь. А я останусь здесь. Мне и правда больше незачем жить. Пожалуйста, иди без меня.

Неожиданно дверь в картинную галерею распахнулась, и в помещение ворвались два грозных рыцаря, закованные в тяжёлые почерневшие доспехи. Их лица были скрыты под шлемами, но Арианна не чувствовала в них ни капли живой энергии. Сжимая в руках оружие, они угрожающе направились в сторону воительницы и музыканта.

- Они… они… мёртвые, - прохрипел Аванэль. Лицо его побледнело, голос неожиданно пропал, в глазах отразился ужас.
Арианна обнажила меч и приняла боевую стойку, готовясь отразить нападение. Она медленно отступила к дивану, на котором сидел Аванэль, закрывая его собой. Юноша резко вскочил на ноги, сделал рывок и оказался впереди неё.

- Беги, я их задержу! - заорал он, дрожащими руками пытаясь достать свой меч.

- Бежать? Ты меня плохо знаешь. Отойди в сторону и не вмешивайся, - скомандовала воительница.

Но Аванэль не слушал её. Зажмурившись от страха, он бросился прямо на рыцарей, с трудом удерживая меч в руках. Один из них ловким движением обезоружил музыканта и грубо отшвырнул от себя. Юноша упал на пол, зацепив картины и вазы. Рыцарь подбросил меч барда в воздух, с лёгкостью поймал его и метнул в сторону. Меч пролетел у Аванэля над головой и вонзился в стену прямо над ним.

- Беги, Арианна! Разве ты не видишь, они опасны! Не думай обо мне, беги! – бард истерично орал во весь голос, сжавшись в комок и закрыв голову руками.

Тёмные рыцари грозно надвигались на него, злобно смеясь глухими замогильными голосами.

- Эй вы, трусы несчастные! Оставьте в покое этого слабака! Попробуйте сразиться со мной! - прозвучал насмешливый голос воительницы.

Двое обернулись. Девушка с вызовом смотрела на них, уверенно держа меч перед собой. Усмехаясь и поигрывая оружием, рыцари направились к ней. Когда они приблизились, Арианна сделала крутой разворот и оказалась за спиной у одного из врагов. Пользуясь его замешательством, девушка мощно толкнула его всем корпусом. Тот не удержался на ногах и звучно грохнулся на пол, увлекая за собой статую балерины и две восточные вазы. Раздался лязг доспехов и звон разбившегося фарфора.

Арианна бросила беглый взгляд на Аванэля. Бард отчаянно пытался вытащить свой меч из стены, но задача была не из лёгких. Второй рыцарь бросился на девушку, пытаясь нанести удар, но воительница ловко уклонялась и отражала его атаки, предчувствуя каждое движение. Его собрат к тому времени уже успел подняться на ноги и присоединился к битве. Защищаться от двух врагов сразу было тяжело, приходилось двигаться в два раза быстрее. Ждать, пока враги выдохнутся и откроются для удара, было бесполезно – мертвецам неведома усталость.

А вот Арианна изрядно вымоталась, блокируя их мощные удары. Перевязанная рука усложняла задачу, и как назло правая! Девушка не чувствовала боли, но меч было тяжело держать, он то и дело норовил выскользнуть из руки. Подумаешь, какая-то царапина, результат глупой выходки – а сколько из-за неё проблем! Одно неверное движение, одна ошибка, неловкость, слабость – и эта битва может стать последней.

Аванэль напрягся, упёрся ногой в стену и изо всех сил дёрнул меч на себя, но не удержался и свалился на спину вместе с освобождённым оружием. Он поднялся на ноги, потёр ушибленную спину и поспешил на помощь воительнице. Один из рыцарей переключил внимание на него, собираясь нанести удар.

- Стой! – крикнула Арианна и сама не узнала свой голос.

Дикой кошкой воительница бросилась на нападающего и повалила на пол, к ногам испуганного барда. Аванэль застыл, словно какая-то магическая сила приковала его к месту, он не мог пошевелиться. Не замечая ничего вокруг, девушка яростно наносила удары врагу, пытаясь добраться до уязвимых мест в его тяжёлой броне. Вдруг жгучая боль пронзила её спину. «Ну нет!» – пронеслось в голове.

Собрав последние силы, Арианна с диким рёвом развернулась и нанесла обидчику мощный удар в живот. Ярость распирала её изнутри, в глазах полыхал огонь. Боль и гнев были её топливом, волшебным эликсиром, что наполнили тело нечеловеческой силой. Девушка наносила врагу удар за ударом, не давая подняться, пока, наконец, не добила его окончательно.

Неожиданно она ощутила, как кто-то схватил её за волосы и потянул вниз. Рыцарь, что остался в живых, протащил её по полу картинной галереи, и сквозь угасающее сознание Арианна видела, как из-под ног у неё тянется длинный кровавый след. Время словно замедлилось, а мысли стали чёткими и ясными. Она осознала что ранена, и что на помощь никто не придёт. По какой-то странной причине Аванэль так и остался стоять на месте, да и что он мог сделать?

Вдруг рыцарь остановился и отпустил девушку, нагнулся над ней и как-то мерзко захихикал. Что? Не собирается ли он надругаться над ней? Нет, вряд ли у мертвеца могут быть подобные инстинкты. Разве что остатки воспоминаний того, кем он был до своей смерти, могли диктовать ему такие желания. Любопытно, кем это мёртвое существо было при жизни? Может быть, наёмником или солдатом? А что если он до сих пор помнит себя таким, даже не подозревая, что умер?

Девушка кокетливо улыбнулась рыцарю и многозначительно подмигнула. Похоже, он уловил её сигнал и протянул к ней руки, издав утробный рёв. Затем начал снимать с себя доспехи. Арианна скривилась от отвращения, увидев, что под ними. На неё посыпался прах, в лицо повеяло запахом гнилой плоти. Медлить было нельзя.

Забинтованная рука подвела и меч всё-таки выскользнул, оставшись в теле поверженного врага. Но есть ещё кинжал. Продолжая улыбаться, девушка правой рукой соблазнительно заскользила по своему телу, отвлекая внимание незадачливого ухажёра. Воительница почти не чувствовала эту руку, осознавая, что драться ею больше не сможет – пальцы распухли и занемели. Как же прав был Мигель, что заставлял её сражаться неудобной левой, тренировать её вдвое больше правой! И теперь эта рука, что всегда казалась ей такой слабой, неловкой и неуклюжей, была её единственным спасением.

Левой рукой Арианна нащупала кинжал и незаметно достала его из ножен. Собрав волю в кулак, она всадила кинжал в обнажённый живот мертвеца по самую рукоять. Ноги рыцаря подкосились, и он громко рухнул на пол рядом с воительницей, которая едва успела откатиться в сторону.

- Аванэль… – из последних сил позвала она и провалилась во тьму.

Продолжение следует...

(с) Тайвен, СловоБлудница и ФотоГрафиня.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
   именно по инициативе и сильной поддержке лично Сергея Миронова, как лидера партии "Справедливая Россия" и как руководителя Совета Федерации.             президентских выборов в России – это не свобода и ...
Наконец-то 23 февраля - День Советской Армии и Военно-морского флота -- стали называть в СМИ Москвы, Думе и правительстве мужским днем. Давно пора инновационно переименовать 23 февраля в «День активного секс-партнёра», а 8-е марта, соответственно, в ...
«Укроборонпром» не может прекратить участие в контракте для Министерства обороны России. Об этом в комментарии сообщил Роман Романов, генеральный директор государственного концерна, объединяющего предприятия оборонно-промышленного комплекса. «Наше дело производить. А что и куда мо ...
А к нам кандидаты в депутаты зачастили! К чему это? К дождю? К грибам? Или всё-таки к выборам…   В тот день попала я на встречу Дарьянова с жителями 3 интернационала. Скорее даже не попала, а пригласили. Думала пойти не пойти, но всё-таки пошла. Мы ...
Смотрю, стало модно писать про поле. Кто в лес, кто по дрова. А кто про поле не пишет, пишут про "энергетические законы", то есть тоже имеют в виду поле, поскольку энергия иначе не передается. Может быть вы тоже не до конца понимаете это, но энергия не передается от человека к ...