ПОДОРОЖАЕТ ЛИ ХЛЕБ?

топ 100 блогов domestic_lynx19.09.2018 Бродит-завихряется слух о близком подорожании хлеба. Меня, как человека, причастного сельскому хозяйству, часто спрашивают: как там – будет дорожать?



Отвечаю: будет! Хотя нет никаких экономических и вообще материальных причин для повышения цены. Мало того, есть причины для снижения. Зерно, хоть урожай и ниже прошлогоднего, не подорожало. Мало того, у нас в Ростовской области на прошлой неделе цена почему-то даже слегка припала. В прошлые сезоны внутренняя цена зерна определялось мировой биржевой ценой. Сегодня, когда экспорт зерна монополизирован и доступен немногим избранникам судьбы, внутренняя цена отцепилась от мировой. И болтается на уровне НИЖЕ мировой.



Я могла бы рассказать о разных сортах и категориях, но не буду этого делать, поскольку всё это не имеет ни малейшего значения. Потому что в цене хлеба цена зерна составляет 10-15%. Остальное – различные факторы производства плюс ПСИХОЛОГИЯ. В современной экономике это главнейшая составляющая цены.



Что такое в наше время цена? Уж точно не издержки производства плюс резонная прибыль, как учили в советские времена. Цена в рыночной экономике на насыщенном рынке – это денежная сумма, за которую ты можешь продать товар. И всё! Если ты сумеешь убедить клиента, что это стоит столько, ты молодец и успешник, а не сумеешь – убогий лузер. В современной экономике процентов восемьдесят – психологии. Покупатель вынимает кошелёк и платит за приобретение одной из двух вещей: 1) спасения от опасности (лучше, если удастся убедить его, что не просто от опасности, а от неминучей гибели) и 2) прироста собственной значимости, самооценки. Некоторым особо успешным продавцам удаётся совместить оба фактора.



Чем ниже ценовая ниша и соответственно беднее покупатель, тем значимее первый фактор – ужас-ужас-ужас! Разговоры о том, как всё плохо и вообще скоро нам всем кирдык, повышают цены на простые и дешёвые массовые товары, подтверждая тем самым, что всё, действительно, очень плохо и создавая на будущее предпосылки для новых повышений. При этом все факторы производства этого товара могут находиться на прежнем уровне. А конечная цена – растёт! Хлеб, крупы, макароны принадлежат к этой категории товаров. СтОит прокричать что-нибудь апокалиптическое, тотчас начинают запасать крупы (говорят: соль и спички, но в реальности скорее крупы). На этом фоне подорожания ждут, и оно не замедлит явиться. Это и есть то, что называют самосбывающимся прогнозом. И цена на зерно имеет тут абсолютно второстепенное значение.



Когда имеется ощущение благополучия – как было с начала нынешнего века до восьмого года – растёт цена на дорогие вещи: на дорогую недвижимость, мебель и всякие атрибуты модной элегантной жизни. Сейчас цена на недвижимость в неявном виде падает, что, вероятно, и позволяет нашим руководящим органам полагать, что инфляция у нас невелика.



Вернёмся к хлебу. Цена буханки имеет огромное символическое, а не только реальное значение. Хлеб при всех подорожаниях остаётся доступен даже самым бедным. И – признаемся! – очень редко для кого именно хлеб – основа рациона. Обидно то, что его много выбрасывают. Мне думается, уменьшенный формат буханки позволил бы выбрасывать меньше. Когда-то моя бабушка, знавшая голодные времена, не могла выбросить ни кусочка. Сушила сухари, делала гренки. Сегодня редко кто этим заморачивается. Любопытно, что наличие в доме тостера позволяет использовать не идеально свежий хлеб и его меньше выбрасывать.



В моё детство, в 60-е годы, в деревнях хлеб часто скармливали скотине (в личных хозяйствах). Это оказывалось выгодно – при низкой цене хлеба. Помню, чёрная буханка стоила 12 коп. Тётя Маруся, у которой мы брали молоко, тащила из лавочки по целому мешку этих буханок. Моя бабушка возмущалась: кормить скотину печёным хлебом – невиданное безобразие. Так что низкая цена на хлеб - не абсолютно прекрасная вещь.



Есть попытки предложить дорогой, как выражаются ИННОВАЦИЯ И МОДЕРНИЗАЦИЯ НА ОСТРОВЕ ДУРАКОВ



domestic_lynx

August 12th, 2010

Под неумолчный гул разговоров об инновациях, нано- и прочих сказочно передовых технологиях наш народ неуклонно дуреет.



В самом простейшем, нефигуральном смысле.



Вернее в двух смыслах.

Во-первых, его, народа, фактическое образование неуклонно ухудшается и уменьшается, т.е. он всё меньше понимает законы природы и общества, а также умеет что-то делать руками. С каждым годом утончается прослойка людей, фактически имеющих профессию, т.е. умеющих что-то делать гораздо лучше, чем это будет делать первый встречный, который прошёл мало-мальский инструктаж и кое-как "наблатыкался" (словцо Пелевина). Дипломов-то у нас навалом, университетов - в каждой подворотне. Я даже удивляюсь, всякий раз, когда вижу тётеньку, продающую дипломы в переходе метро: кому они ещё нужны? Вроде уж все одипломились - ан нет, есть ещё спрос. Так что я не о дипломах - я о фактических знаниях и умениях. Вообразите: вот исчезли все дипломы, испарились - кем бы мы были? Ну, все эти бессчётные экономисты, юристы, психологи, менеджеры?

А тем, чем они являются уже сегодня - никем.



Но это про знаия. А многознание, как известно, уму не научает. Это изрёк ещё отец эллинской мудрости, Гераклит. И правильно изрёк. Бывает: хоть невежда, а ум имеет. Знаний нет, а соображаловка работает.

Как у нас с этим? А ровно так, как и со знаниями. Дуреем. Соображаем всё хуже и хуже. Это во-вторых.



Давайте перенесёмся, как любят писать в детских книжках по истории, на сто лет назад.

Что знали и умели люди в те времена?



Да уж точно побольше нашего.



Образованная публика.

Не будем трогать каких-то великих людей или там высшую прослойку. Возьмём то, что сейчас называют средним классом: инженеры, присяжные поверенные, гимназические учителя, банковские работники, врачи, офицеры и их жёны. О них многое известно: это герои Чехова, Куприна, Теффи, Аверченко, о них много осталось воспоминаний - словом их жизнь для нас не за семью печатями.



Женщины, как правило, не работали (были исключения, но погоды они не делали - массовая женская работа началась после революции). Но сколько же они всего умели! Умели шить, вязать, вышивать - на непредставимом сегодня уровне. Собственно, дамские рукоделия теплились у нас до перестройки, их вывел китайско-турецкий ширпотреб. Шить-вязать -вышивать умели женщины всех слоёв населения. Это была социальная норма.

А шить-вышивать - не в твиттере чирикать: тут соображать нужно, как ткань разложить, как что к чему притачать; тогда ведь не было готовых выкроек и прочих полуфабрикатов.

Говорят, что развитые пальцы вострят ум. Вполне вероятно, ведь легендарная обезьяна превратилась в человека, когда взяла в руки орудие труда.

Умели дамы музицировать, впрочем, и мужчины тоже массовым порядком умели. Знали ноты и умели играть по нотам, что теперь, говорят, и звёзды шоу бизнеса умеют через два на третий. А за этим всем стоял труд, упражнение, учение. Учение, развивающее ум.

Танцевать умели - определённые, порою и сложные, танцы, а не "трясучку" с "толкучкой", как наши современники.



Все люди образованного класса знали французский и немецкий (английский - гораздо реже, разве что высшая аристократия). Не всегда умели бегло говорить, это умели только те, кто учился с детства у гувернантки-иностранки. Обычно хорошо говорили дворяне, но и интеллигентные разночинцы в общем и целом - умели, понимали, говорили. Это считалось опять-таки социальной нормой, а вовсе не какой-то великой заслугой, как сегодня. Помню, бабушка моей приятельницы, прочитав в её дипломе "специальность - иностранные языки", убеждённо заявила: "Нет такой специальности - иностранные языки. Языки - это просто языки и больше ничего". Старорежимная была бабка. Сегодня люди специально поступают в ин-яз, где пять лет мусолят полтора языка. То есть то, что сто лет назад было просто социальной нормой, сегодня - профессия.



Мужчины, кончившие классическую гимназию, прилично знали латынь и древнегреческий. Я обратила внимание: Чехов, иногда писавший в своих рассказах какие-то латинские слова, их ставил в тот падеж, который требовался в русском предложении. Знал, помнил, выходит дело, грамматику.



Все люди образованного класса умели ... писать. И писали - письма, дневники. Массовым порядком умели развивать ту или иную мысль письменно. Сегодня это тоже специальность - журналистика, PR - менеджмент. Когда начальнику или политику надо что-то написать - нанимают "девочку" ("мальчика"), который излагает начальственное мычание. Объясняется всё это крайней занятостью большого человека. На самом деле - просто массовая функциональная неграмотность. Глубокая, возможно, необратимая. Высшая школа адаптируется: при советской власти при поступлении в вузы писали сочинения, потом - изложения, теперь - диктант. Достаточно написать выше "двойки".

Сегодня даже те, кто потрудился завести блог в ЖЖ, чаще всего пишут мало, отрывисто и мутно, а после пары строчек, вероятно, от умственного утомления, начинают материться.



Способность писать - это внешнее проявление способности мыслить. Тот, кому требуется помощь в изложении мысли, на самом деле никаких мыслей не имеет, или они аморфны и невнятны. Делегирование письма - эквивалентно делегированию мышления. Сто лет назад государственные и негосударственные люди писали сами. Тов. Сталин писал сам. Тогда спичрайтеры просто не были изобретены.

Сегодня мои сотрудники, поголовно с "верхним" образованием, не могут написать внятное объявление, а если что посложнее - бегут к нашей единственной журналистке - издательнице корпоративной газеты.



Ладно письмо - сто лет назад и книжки читали сложные: по всяким там философиям-политэкономиям. Вообразите: Маркс был популярен, Вебер, Зомбарт ... Сегодня и вообразить невозможно, чтобы просто интеллигентный читатель, вовсе не специалист, а так, из интереса, эдакое читал. Сегодня читается только нечто простое и лапидарное. Лучше если в картинках и крупным шрифтом. А высокоумие - это для специалистов. Набирают популярность книжки-картинки: не для детсадовцев - для взрослых. По ТВ передали, что где-то, в Царицыне, кажется, прошла выставка книг, не предназначенных для чтения. Вот это, на мой взгляд, радикальное разрешение вопроса.



Так что знания-умения столетней давности просто потрясают современного просвещённого гражданина. Это о самых заурядных, общеупотребительных, знаниях-умениях.



Специфические, профессиональные знания у людей тоже имелись. У кого какие. У врачей - врачебные, у инженеров - инженерские. Умели делать вычисления - без калькулятора, чертить - без автокада. Любой конторщик, выпускник коммерческого училища, не дававшего никакого высшего образования, мог на счётах вычислять сложные проценты. Вы не помните, что такое сложные проценты? Вот об этом самом я и говорю.



Все эти умения тренировались, оттачивались - и всё это, безусловно, развивало, делало людей умнее и сообразительнее.



Простые люди, почасту не умевшие читать и писать, умели массу всякого-разного. Любой крестьянин столетней давности умел и знал гораздо больше сегодняшнего офисного сидельца. Он умел пахать и сеять, соображал, когда это надо делать, знал массу примет, мог срубить избу, свалять валенки - т.е. владел по сути дела громадным количеством умений и навыков. Промышленный квалифицированный рабочий столетней давности по нынешним критериям владел просто запредельным мастерством.



Сегодня умения в области физического труда - дело редчайшее. Нормальное положение - тотальная косорукость. Ещё и не найдёшь никого. Вот отрасль, переживающая сегодня бум, - строительство. При всех новых, замечательных материалах - позорный уровень отделки, даже и в так называемых элитных домах. Толкутся, толкутся эти, с позволения сказать, мастера, а результат - не то, что умеренный, - убогий. Мы живём в зоне индивидуальной застройки, так у нас водопроводчики, электрики - на вес золота.



Простые бабы сто лет назад все умели стряпать, шить, вязать, штопать. Это всё тоже было социальной нормой, которая не обсуждалась. Это был своего рода "нуль отсчёта". Говорили: "Была бы курочка, а приготовит и дурочка".

Сегодня многие офисные сиделицы не умеют элементарно готовить. Моя дочка недавно побывала в гостях у подружки, чья мама водила их завтракать в "Старбакс": она уже воспарила над плитой и кашей.

Мы, русские, вряд ли лидируем в косорукости. Так называемы цивилизованные страны тоже не отстают. Наш знакомый американец российского происхождения рассказывал, что его сестра, привезённая в Америку в раннем детстве, не умеет готовить вообще. То есть просто не знает, как, например, изготовляется суп: из чего и как он возникает. Покупает всё в супермаркете. Это просто и удобно. На острове дураков из "Незнайки на Луне" - тоже было просто и удобно. Но люди постепенно превращались в баранчиков. Весёлых таких, позитивных баранчиков.



Молодое поколение окончательно добил Интернет. Он поставил вялотекущую дебилизацию населения на промышленные рельсы. Молодёжь, получившая образование в последнее время, не затрудняется даже "скатывать" контрольные и курсовики - их просто скачивают: все "висят" на соответствующих сайтах. Говорят, есть программа для препов: проверяет, скачал или не скачал. Делов-то! Заменил "но" на "однако" - вот тебе и другой текст.

Хуже другое: молодёжь - практически вся - простодушно верит: знать ничего не надо. Понадобится - набью одним пальцем в яндексе - что-нибудь, да вывалится. А что не вывалится - того и знать не надо. Того - нет. И то сказать - чего голову-то загружать? Чай не резиновая. И так столько всего нового происходит: новые тарифные планы, новые шампуни, новые автомобили.



Уходящее (или ушедшее) со сцены поколение, те самые убогие "совки", не отдыхавшие в Анталии, не благоухавшие парфюмом, не "управлявшие мечтой", а управлявшие в лучшем случае "жигулями", те самые совки , жившие в "панельках" "сносимых серий" , все эти "совки" в растянутых свитерах или мосшвеевских неказистых пиджачках, все они вместе со своими тётками, не ведавшими ботокса и шоколадных обёртываний, - все они знали и умели очень-очень много.



Неизмеримо больше нашего.



В воспоминаниях сослуживца моих родителей рассказывается, как молодой специалист, выпускник заурядного Станкина, по распределению приходит на коломенский станкозавод. Там ему немедленно, с места в карьер, велят проектировать какой-то узел. Без автокада, даже без калькулятора. Всего лишь с логорифмической линейкой и просто линейкой. Он, 22-летний парень, приступает к делу, и вскоре его изделие идёт в производство. Это была самая обычная история, рядом с ним был десяток таких же, а по стране - тысячи.



Что делает сегодняшний - средний, заурядный - молодой, с позволения сказать, специалист? Ему поручают ... ну, обзвонить клиентов. Или переформатировать прайс лист. Ощущаете разницу в умственном наполнении этих занятий? Вот именно...

Человек есть то, что он делает. Качая мышцы, он становится сильнее. Напрягая извилины - умнее. Не напрягая - глупее. Всё это на диво элементарно.



Сейчас часто попадаются публикации о том, что всё советское технологическое наследство мы проели: проржавело, развалилось, выработало ресурс. Хорошая статья на этот счёт в "Бизнес журнале".

Это всё верно.



Но это к сожалению далеко не всё, что мы проели.



Мы пустили по ветру те самые кадры, которые, по известному и совершенно справедливому изречению, "решают всё". Мы уничтожили самую суть, сердцевину всякого прогресса - индустриальное сознание. Заводы и фабрики можно разбомбить, но если есть люди, наделённые этим сознанием, они всё восстановят и пойдут дальше. Нет его - ничего не получится. Сегодня индустриального сознания и связанного с ним научного мышления - нет. Народ ориентирован на "изячный" досуг, необременительное времяпрепровождение в вузах с пересадкой в кондиционированные офисы. А ведь industria - исходно значило просто "трудолюбие"; во всяком случае, в трудах средневековых моралистов это значило именно "трудолюбие".



Теперь главное. Мы что, серьёзно намереваемся совершить технологический прорыв с наличным человеческим материалом? С теми кадрами, которые есть?

Или к нам приедут немцы-американцы и всех всему научат?

Кого они научат - офисных сидельцев? Выпускников эколого-политологически-культурологического университета?



Великие открытия и технологические свершения не растут где попало. Они растут на удобренной почве.

Они растут там, где имеется индустриальная среда, где миллионы мыслят техническими категориями, где мальчишки мечтают стать физиками и космонавтами, а не финансистами и чиновниками. Чтобы вырос один мировой чемпион, миллионы мальчишек должны прийти в спортивные секции. Чтобы родился Пушкин, нужна была такая среда, в которой каждый гусар писал девице в альбом стишки. Чтобы один добежал до финиша, на старт ддолжны выйти тысячи, а то и миллионы.

Мечтать об "экономике знаний", как это принято сегодня - это всё равно, что я буду мечтать, что мне приснится вторая таблица Менделева. А что? Менделееву же приснилась - авось и мне приснится.



Если мы в самом деле чего-то хотим - надо немедленно начинать реформу образования. Обратную той, которая идёт сегодня. Для начала понять, что нам надо, каков образ результата. Если хотим прорыва - надо заточить нашу систему на естественные науки и технику. Немедленно прикрыть, прямо в этом учебном году, все болтологические специальности. Сделать это немедленно, без всякой экспертизы - в секунду. Нам не нужны "менеджеры", "политологи", "экономические журналисты" и прочая паразитарная шушера. Поэтому закрыть одним движением всё, что наоткрывали с 1991 г. А остальное сократить раз в десять. Вместо этого - ПТУ и техникумы. Школа - компактная и нацеленная на подготовку квалифицированных рабочих и технических специалистов. За основу взять ту школу, которая обеспечила нам максимальные успехи - школу 50-х годов. Об этом я уж многократно писала, но большинство читателей восприняли это как неуклюжую остроту.



А дело-то серьёзное...

маркетологи – премиальный хлеб.

На Таганке есть лавочка Германа Стерлигова, экстравагантного бизнесмена-дауншифтера. Продают самую обычную пищу: хлеб, мёд, но только гораздо дороже обычного, потому как экологически чистое. Каравай хлеба - 500 руб. Я попробовала бесплатные мелко нарезанные кусочки – ничего особенного, даже и не вкусно; впрочем, эко-еда и не обязана быть вкусной. Кое-кто покупает: экология – это модно, а дороговизна повышает самооценку: могу себе позволить, чай не нищеброд. Любопытно, что дорогие обиходные вещи покупают вовсе не богачи (те самоутверждаются не хлебом, а домами и машинами). Я даже термин когда-то придумала: «дорогие дешёвые вещи». Так вот дорогие дешёвые вещи любят покупать люди, слегка приподнявшиеся над бедностью: на дорогую машину не тянут, а вот дорогое мыло или особый хлеб приятно ласкает самооценку. Но покупатели, прямо сказать, эко-лавочку не осаждают.



Так что подорожание будет. Не радикальное. Чем больше о нём говорят – тем быстрее и больше будет дорожать. Собственно, те буханки, что покупаю я, уже подорожали – на 1 руб., с 34 до 35 руб.

Оставить комментарий



Предыдущие записи блогера :
Архив записей в блогах:
Вооруженные силы Российской Федерации (чуть было не ошибся в написании) продолжают переброску техники и личного состава к юго-восточной границе Украины несмотря на перемирие! Казалось бы, если перемирие, то к чему все это движение, или вы не верите в то, что мир сохранится? Так, ...
Наше популистское телевидение в очередной раз убивает. Рассказывают сейчас про ...
Госдума рассматривает законопроект, который повысит возраст, с которого можно покупать алкоголь, до 21 года, а питерские парламентарии обсуждают возможность запрета торговли алкоголем по средам. Насколько, по вашему мнению, такие нововведения помогут в борьбе с алкоголизацией населения ...
13 февраля 2017 года на верфи итальянского судостроительного объединения Fincantieri в Мудджиано в Специи состоялась церемония первой резки стали, ознаменовавшая начало постройки для ВМС Италии головного "многоцелевого патрульного корабля" типа Pattugliatore Polivalente d'Altura (PPA), ...
а это, товарищи, Роналдо! Профессиональные спортсмены, когда заканчивают карьеру, частенько теряют форму. Tweet ...