Побег на Запад "реактивно-космического" подполковника Токаева, 1947 Часть 2

топ 100 блогов d_3410.07.2024Казахстан Теги: Токаев Начало: Побег на Запад "реактивно-космического" подполковника Токаева, 1947 Часть 1 - Д-34

Побег на Запад реактивно-космического подполковника Токаева, 1947 Часть 2
Г.А. Токаев в старости


О Токаеве упоминается в книге военного переводчика Литвина Г.А. "На развалинах третьего рейха, или маятник войны. Размышления очевидца." М., 1998 г.

"На службе в Германии мне довелось познакомиться с одним офицером нашего отделения. Им был инженер-подполковник, кандидат технических наук Григорий Токаев. До приезда в Берлин он работал в Военно-инженерной академии имени профессора Н. Е. Жуковского. Он хорошо знал немецкий язык. Мы довольно часто с ним ездили в его личном автомобиле по немецким авиационным объектам, расположенным в нашей зоне. Естественно, он часто интересовался моим прошлым: где учился, где воевал, расспрашивал о наших самолетах и самолетах противника, которые мне довелось сбивать, о моих интересах и о многом другом. Слушал всегда внимательно. О себе же он практически ничего не говорил, правда, иногда пускался в пространные рассуждения о путях развития реактивной авиации и ракетной техники. Суждения его, не скрою, были для меня очень интересны.

Был он рьяным защитником социалистического строя, по крайней мере такое заключение можно было сделать из активных выступлений на партийных собраниях, в партии он состоял с 1931 года. В быту он старался ничем не выделяться. Жил в отдельном коттедже с женой и дочерью. Словом, слыл весьма добропорядочным советским человеком.


...В один из февральских дней морозной зимы 1947 года мне вдруг было неожиданно приказано убыть в Москву в распоряжение отдела кадров ВВС.

На самолете я спешно вылетел в Москву и вечером уже был на Ходынском поле. На следующий день я ждал приема в штабе ВВС. Принимавший меня полковник, фамилию его за давностью лет я запамятовал, очень удивился моему прибытию в Москву и даже, как мне показалось, в сердцах пробурчал: «В Германии очень нужны переводчики, не знаем, откуда их брать, а ты здесь прохлаждаешься...» ... через неделю я снова сидел перед знакомым мне полковником, правда на сей раз в кабинете был еще какой-то майор. Разговор пошел со мной несколько странный.
— Ну, товарищ Литвин, оказывается, ты хорош, — произнес не без иронии полковник. — На тебя пришла такая характеристика, с которой и в тюрьму не примут.
Я, зная, что вины за мной никакой нет, спокойно ответил:

— Что там в бумаге, я не знаю, знаю другое — бумага все стерпит.
— Так-то оно так, но то, что тут написано, даже ей терпеть трудно, — произнес уже серьезно полковник. — Вот послушайте: «...немецким владеет хорошо, изучает английский, но по своему поведению не соответствует службе в Военно-воздушном отделе, так как нарушал правила общения с иностранцами в Контрольном совете. Неформально общается с немцами во внеслужебное время, ведет разговоры на свободные темы. В его разговорах нередко сквозит преклонение перед всем иностранным...» И так далее, — заключил чтение полковник.

Я слушал, удивлялся, возмущался в душе и думал, что тот, кто написал такое, — подлец. Гнев переполнял меня и я вдруг сорвался:
— Подлец!
— Кто подлец? Генерал-лейтенант, Герой Советского Союза, бывший командующий воздушной армией? — произнес вполне сердито полковник. — Да как вы смеете?..

Не знаю, откуда у меня взялось смелости, но молчать я не стал.
— Генерал тут ни при чем, товарищ полковник. Подлец тот, кто написал эту позорную бумагу. Генерал-то ее только подписал. Ему ли обо всех знать. Помощники подсунули, убедили, он и подписал. Одно чувствую, что тот, кто писал эту бумагу, знает меня и старается кому-то угодить, чтобы от меня отделаться.

Сидевший молча во время разговора майор неожиданно расхохотался и спросил меня:
— А знаете, кто писал на вас характеристику? Я пожал плечами. Майор не стал играть со мной в угадайку.
— Писал ее подполковник Токаев. Знаете такого? Я удивился еще больше, а потом выпалил:
— Значит, почувствовал «сверхидейный», что я понял его. Ведь он всегда говорит одно, думает другое, а делает третье.

Майор буквально вцепился в меня, что я под этими словами имею в виду. И давай вытаскивать из меня все, что я знал о Токаеве...

Вскоре я понял, что их меньше всего интересует моя характеристика, а больше Токаев. Беседа наша продолжалась часа два. Говорили о работе в Бранденбурге, затем в Берлине. К концу разговора мне предложили явиться завтра, к этому времени они примут решение о моей дальнейшей службе.
«Значит, — подумал я, — будем жить дальше».

История с ним неожиданно для меня имела продолжение.

Однажды, включив западногерманское радио, я просто не поверил своим ушам, услышав голос... кого бы вы думали... Токаева! «Сверхидейного коммуниста», быстро и беспардонно ставшего «полковником», «борцом за свободу». Отрекомендовался он без стеснения «выдающимся ученым». Затем он сообщил, что специально вступил в коммунистическую партию с целью ее разложения изнутри, готовил подпольные кадры оппозиции сталинскому режиму. Проходя службу в Военно-воздушном отделе, занимался розыском немецких патентов и вывозом в СССР выдающихся немецких ученых по ракетной технике... И, наконец, что главный начальник СМЕРШ в Германии генерал Серов хотел его ликвидировать, но ему удалось обмануть контрразведчиков и бежать в Англию, где он обрел настоящую свободу.

Мой начальник подполковник Щекочихин встретил меня словами:
— Ну как, здорово вещает твои «лучший друг»?..
— Думаю, мы бы с удовольствием видели друг друга в гробу...
— Можешь поехать в Берлин, узнать подробнее, как ему удалось улизнуть, — произнес Щекочихин и добавил: — Но скажи, что ты в Германии в командировке и о Токаеве узнал из сообщений радио.

Оказавшись в Военно-воздушном отделе, где еще служили знакомые мне офицеры, я услышал следующее: «Токаев получил приказ о новом назначении, в Москву, и начал готовиться к отъезду. Мебель в ящиках и другие громоздкие вещи отвез на вокзал, сдал в багаж, как делали все отъезжающие. Конечно, как выяснилось, за ним следили, и он это знал. На своей машине он с женой и дочерью ездил по комиссионным магазинам, покупал нужные в хозяйстве вещи. Жена и дочь о его замыслах не знали. Он выехал на машине из Карлхорста в центр города, а затем — в американский сектор: тогда ограничения в передвижении по всему Большому Берлину не было. Он подъехал к Темпельсгофскому аэродрому, где его ждали англичане. Токаев на глазах сопровождающих его контрразведчиков, которые не могли попасть на чужой аэродром, с женой и дочерью мгновенно заскочил в военный самолет «Либерейторй», который стоял с работающими моторами. Через несколько минут самолет взлетел и взял курс на Лондон...

Меня удивило, что никто из работников отдела не пострадал, и в том числе генералы. Наша пропаганда молчала, и у меня закрадывались мысли, что его бегство устроила наша контрразведка с определенными, далеко идущими, целями.

Вскоре появились статьи Токаева в западногерманских газетах. Я их читал и понял, что этот случай — все-таки классическое банальное предательство. Окончательно же убедился в этом, когда прочитал на английском языке его объемистую, в 360 страниц, книгу, выпущенную в 1956 году лондонским издательством под названием «Comrade X» ( «Товарищ X»). Вот перечень основных из восемнадцати глав, из которого можно составить представление о тематике книги: «Жертвы режима», «Сталин дискредитирует идеалы коммунизма», «Престиж Сталина укрепляет Запад», «НКВД проявляет интерес ко мне», «Роковой 1937 год», «Тревоги в моей лаборатории», «Накануне позорной войны», «Советско-нацистский пакт».

Он писал о войне, но сам на ней даже и не был, отсидевшись в высшем учебном заведении. На каждой странице сплошное самовосхваление, информация о том, что Сталин советовался с ним по ракетам. Насколько удалось подтвердить документально, встреч таких у него никогда не было — не тот масштаб работы был у научного сотрудника Токаева...

Тому, что его хотел ликвидировать Серов, поверить можно: контрразведке в какой-то момент стало известно, кто он на самом деле. Сначала Токаев был немецким агентом, а затем начал служить «союзникам».


Побег подполковника Токаева — LiveJournal

Оставить комментарий

Архив записей в блогах:
Как я писал раньше, я решил поискать девушек для времяпрепровождения. Т.е. не для секса, а просто для прогулок и общения. Ну, например, пойти в кафе посидеть, кофе попить, или там коктейль вкусный, прогуляться по набережной, или может в музей какой-нибудь сходить. Досуг, в безобидном ...
Внимание всего мира приковано сегодня к Японии . Десятки стран мира сейчас шлют в Японию соболезнования, уже 25 стран предлагают помощь. Жертвами землетрясения и последовавшего за ним цунами, по последним официальным данным, стали 133 человека, ...
                         Не люблю возвышенных слов. В том числе и «скрепов». Но… Украинское стремление самореализоваться, получившее мощный толчок с распадом Союза, столкнулось с очевиднейшей для себя же проблемой – ...
У детей каникулы. В связи с чем они,по мнению бабушки, ведут асоциальный образ жизни: спят до десяти, не учатся, гуляют и развлекаются. Сегодня у нас по расписанию музей и салон красоты, завтра лошади и ресторанчик какой-нибудь, послезавтра длительная конная прогулка по лесам. А сегодня р ...