рейтинг блогов

Об одном учителе

топ 100 блогов ljwanderer06.04.2024
Об одном учителе

Цикл "Меннониты" дополнение к посту О правильном национальном самосознании о зондеркоманде Штумппа.

"Героя" моего сегодняшнего рассказа в России знают, его книгу на русском языке "В степях Сибири" активно пиарят всяческие христианские миссионерские сайты. Ее цитируют в работах по истории алтайского края. Эта книга, в отличие от книг Генриетты Гетте "Отвергнутые родиной" или книгой A. Фаста "В сетях ОГПУ-НКВД" , не вызывает гнева и желания возмездия. Фаст [и его соавторы, с которыми ему пришлось согласовывать книгу] хотя бы создают видимость смирения и принятия Божьего промысла, хотя автор призывает читателя не забывать жертвы и молиться, чтобы "страждущие излечились". В то же время, потомки колонистов, как правило, требуют от современников безоговорочной реабилитации своих предков и обязательного покаяния.

Однако, читателю не приходится сомневаться, на чьей стороне автор:"Мне очень повезло в жизни: я успел вовремя и при нормальных обстоятельствах уехать из "красного рая".

Книга состоит из собранных канадскими колонистами, покинувшими Россию, историй о сибирских поселениях меннонитов.
Но это - не рассказ о России, нет, это рассказ об отдельном меннонитском народе, обладающем "высшим знанием", вынужденном жить среди отсталых русских "плебеев", мириться с пожеланиями русских чиновников, мечтать об автономии  и жизни по своим правилам и законам, выживать в революцию и наблюдать гражданскую войну.

"При власти белых в хозяйственном смысле нам было снова значительно лучше. Если раньше мы получали промышленные товары с запада из европейской части России, то во времена Колчака товары приходили с востока из Китая, может быть, и из Японии... всё это печально изменилось при возвращении красных в 1919 году...
...вскоре нам придётся в полной мере почувствовать бремя кровавой большевистской власти."


Разоряющая продразверстка, передышка во время НЭПа,  инфляция, раскулачивание, бесхозяйственность, и неумелые действия первых строителей коммунизма, необъясняемые читателю притеснения власти - все это есть в книге Фаста.

"Союз меннонитов" стал "соринкой в глазу" большевиков...Пётр Вибе отказался от избрания [председателем Союза], чего мы тогда никак не могли понять. Только после выезда из страны он признался, что находился под таким давлением ОГПУ, что доводило его до отчаяния и не позволяло выполнять эту работу...К системе Советской власти волостной секретарь Ренпеннинг не мог приспособиться, и частенько говорил о желании отказаться от должности волостного секретаря"

"Лучшие граждане или уже убиты, или живут в тюрьмах и ссылках, а интернациональные плебеи во главе с кровожадным Сталиным властвуют над огромной страной, самым большим государством на земле....Год за годом подрывает основы существования и силы российского народа коммунистическая идеологическая неразумность"

Какого же было мое изумление, когда я узнала, что автор и был тем самым Герхардом Фастом из зондеркоманды Штуммпа ( о Штуммпе см. предыдущий пост)

Об одном учителе
Герхард Фаст

Если на запрос в русском интернете о Герхарде (Гергарде) Фасте хотя бы выдается информация об упомянутой книге, а энциклопедия немцев России сообщает, что статья о нем находится в разработке, в англоязычном интернете и в базе канадских меннонитов информация о Фасте мне найти не удалось, она полностью зачищена.

Далее я использую статью Луизы Берген Прайс "Откровение: Герхард Фаст и последние дни Хортицы" (Into the Open: Gerhard Fast and the Last Days of Chortitza by Louise Bergen Price)

Герхард ( или Гергард) Фаст родился в 1894 году в Луговске под Самарой. Когда ему было пятнадцать лет, Фаст вместе с родителями переехал в Сибирь, закончил среднюю школу в Оренбурге и педагогическую школу в Томске, после этого работал учителем в Клеефельде (Шумановка). В 1930 году он, его жена и маленький сын были среди тех, кто совершил побег в Москву. Видимо, визы Фасту не досталось, а возвращаться он не хотел, за что был арестован и приговорен к пяти годам лагерей под Архангельском.

Проведя всего две недели в лагере, Фаст совершил дерзкий побег, спрятавшись на грузовом судне, направлявшемся в Англию. В Англии ему разрешили иммигрировать в Германию, где он стал преподавать в школе и работать в миссионерской организации Licht im Osten («Свет на Востоке»). Четыре года спустя злые большевики разрешили находившимся в СССР его жене и сыну, выехать к нему Германию. О своем аресте и побеге Фаст написал книгу Im Schatten des Todes («В тени смерти») .

В феврале 1942 года, когда Фаста призвали на службу в Вермахт, он [как меннонит, избегающий участия в военных действиях],  убедил власти [!] отправить его в командировку в бывшие меннонитские колонии [где он мог быть полезным Рейху добровольцем]. На оккупированных территориях он стал работать в отделе полувоенной этнографии [ так аккуратно теперь называют работу на эсэсовцев по зачистке оккупированных территорий], документируя этнические немецкие деревни под руководством доктора Карла Штумппа.

На Штумппа Герхард Фаст работал с энтузиазмом, он посещая десятки деревень, встречаясь с мэрами и колонистами.

Петер Браун, в то время - одиннадцатилетний мальчик, вспомнил тот день, когда «Золотой фазан» — прозвище, которое жители деревни давали немецким офицерам за их коричневую форму с золотой отделкой и напыщенную походку — посетил их дом в Шёнвизе. Позже он услышал, как его родители обсуждали визит, задаваясь вопросом, почему этот бывший знакомый вернулся в Украину немецким офицером.

Тут я приведу данные из работы историка Арнольда Нойфельда Фаста

Штумпп  горячо хвалит Герхарда Фаста за его работу и вскользь упоминал, что в их задачу входило ведение статистики по евреям.

В деревенских отчетах 1942 года, подготовленных по заказу Имперского министерства по делам оккупированных земель Востока Альфреда Розенберга, мэрам и учителям из числа этнических немцев было дано особое указание давать подробные «описательные отчеты об арестах [этнических немцев], тюремных заключениях, жестоком обращении, преследованиях и тому подобном. »

Сохранились отчеты примерно о пятидесяти шести (преимущественно) меннонитских деревнях из исторических районов меннонитских поселений Хортица, Саградовка, Бартатов, Шляхтинцы, Милорадовка и Боросенко.

Меннониты сообщали о еврейском следователе - мучителе, о еврейском надзирателе, который заставлял женщин и пожилых мужчин рыть окопы, чтобы помешать немецкому наступлению, еврейском комиссаре, застрелившем меннонита, избежавшего ареста недалеко от его деревни, непосредственно перед прибытием немецких войск.

Из Нижней Хортицы мэр меннонитской деревни Редекоп сообщил в июле 1942 года, что у их управляющего-еврея «был брат, который пришел помочь» с эвакуацией. «Они все были вооружены, и, поскольку они были евреями, их все боялись». В другом случае сообщалось о духовом оркестре и шестнадцати инструментах, захваченных
евреями при бегстве  из села.

Не было ничего необычного в том, что отчет был подписан с восторженными похвалами: «Привет освободителю и фюреру Адольфу Гитлеру!», — именно так завершил свой отчет мэр Редекоп, этнический меннонит.
На отчете была официальная деревенская печать со свастикой и подпись регионального администратора зондервкоманды доктора Штумппа, Герхарда Фаста, вождя меннонитов и проповедника.


Конечно, Герхард Фаст был ценным кадром, многие семьи колонистов он хорошо знал, а значит в доверительной беседе мог добыть любую информацию, в первую очередь - о неблагонадежных, сочувствующих прежней власти, а также сведения о кровосмесительных связях.

Питеру Хардеру было шестнадцать лет, его тетя вышла замуж за «полуеврея», его дядя бежал на восток еще до оккупации. Однако соседи опознали маленькую дочь, двоюродную сестру Питера, как наполовину еврейку.
Девочку и мать заставили поехать в административный центр Запорожья, где дочь "осматривали" за дверью; матери ее не вернули. Точно так же у Иоганна А. Броуля, инженера Днепростроя в Эйнлаге, выросшего меннонитом, были дети от двух еврейских жен. Этих детей тоже не пощадили


Контакты Фаста были не только с его коллегами и колонистами, продолжает Луиза Берген Прайс, которая основывается на его книге "откровенных воспоминаний" о последних днях Хортицы (Das Ende von Chortitza), выпущенной в  1973 году.

В июне 1943 года в Запорожье прибыл Альфред Розенберг, глава имперского министерства по оккупированным восточным территориям. Фаста пригласили на торжества с высокопоставленными лицами рейха, и он вместе с группой провел несколько дней, посещая различные места. В Гальбштадте (Молочанске) они пообедали в особняке Вильмсов; позже на открытом воздухе произошло большое собрание «немецких колонистов» из окрестных районов.

В дополнение к деревенским отчетам работа Фаста включала предоставление документов для этнических немцев, чтобы они могли быть натурализованы в качестве граждан Германии. По его рассказам, он опросил большое количество «мишехен» (смешанных супружеских пар), этнических немцев, вступивших в брак с русскими или украинками.
Если и родители, и дети говорили по-немецки, к ним относились как к другим немцам. Если один из супругов не говорил свободно, получение гражданства зависело от того, выучит ли этот супруг немецкий язык в течение десяти лет.


В конце августа 1943 года Фаст занял должность Штумппа и переехал в Днепропетровск, но его работа на новом месте закончилась через несколько недель, в связи с отступлением немецкой армии.

Последний раздел Das Ende von Chortitza содержит сообщения очевидцев бегства из меннонитских деревень. Фаст завершает книгу призывом к сбежавшим меннонитам продолжать рассказывать историю о том, как Бог избавил их от советской власти, и помнить о тех, кто остался в таких местах, как Сибирь, Караганда и Туркестан.

Однако "откровения" Фаста не рассказывают о судьбе евреев и его собственной роли в зачистке.
Хотя, например, отчет 1942 года только о деревне Розенталь-Хортица, подготовленный для Карла Штумппа на основе статистических данных, собранных Фастом, рассказывает  о том, что в 1941 году ней жило 100 еврейских семей (402 человека), а в 1942 году не осталось ни одного.

Что Герхард Фаст знал об убийствах? - задается вопросом Прайс

В своих статьях и книгах он практически не оставляет никаких подсказок. Всего в одном предложении, связанном с довольно тривиальным вопросом, он заявляет: «Если ты мобилизован, то тобой будут командовать, и ты должен подчиняться».

В статье «Меннониты Украины при Сталине и Гитлере», написанной для апрельского номера журнала Mennonite Life за 1947 год (американский меннонитский журнал, основанный в 1946 году), Фаст пытается дистанцироваться от нацистского режима, изображая себя человеком, который просто «путешествует и наблюдает за происходящим».


 В статье он утверждает, что меннонитские колонии, вверенные Гиммлеру СС, вскоре осознали, что им придется отказаться от своих убеждений и принять новую веру, основанную на этническом происхождении и родине: Blut und Boden (кровь и страна).

«В марте 1942 года, — пишет он, — когда я приехал в Хортицу, я сказал нашему народу: «Если Германия победит, мы не сможем остаться, потому что она не потерпит наших религиозных взглядов». ...Если Германия проиграет, нам не останется места в этой развалившейся стране.Таким образом, надежда одна – найти новый дом в Америке»

Это - любопытное заявление, поскольку нигде в «Das Ende von Chortitza » он не упоминает об озабоченности будущим религии при нацистской администрации, не говоря уже об эмиграции в Америку.

Невозможно себе представить, чтобы офицер Рейха осмелился говорить о подобных вещах кроме как с очень близким другом – и уж точно не с «нашим народом».

В 1952 году Герхард Фаст иммигрировал в Канаду, поселившись в Онтарио. В следующем году он путешествовал по стране, собирая материалы для книги «В степях Сибири». С 1954 по 1959 год он работал бухгалтером при церкви Меннонитского братства в Виннипеге. Потом вернулся в Онтарио, где и провел оставшиеся годы, принимая активное участие в церковной жизни в качестве пастора и учителя воскресной школы.

Восхищение Фаста своим бывшим начальником доктором Карлом Штумппом с годами не уменьшилось. В 1973 году, когда Штумпп собирался отправиться в лекционный тур по Северной Америке, Фаст написал статью для Der Bote (канадской меннонитской газеты, 1924–2008 гг.), восхваляя Штумппа и ссылаясь на «исследовательскую работу», проделанную под руководством Штумппа в немецких колониях во время Второй мировой войны.

Герхарду Фасту было семьдесят девять лет, когда в марте 1973 года он опубликовал «Das Ende von Chortitza». Он умер в следующем году.

***

Как показывает эта история, можно оставаться ложно убежденным и убеждать других в том, что твоя жизнь - это служение высшему делу, следование заповедям и приверженность догмам.

Фаст считал, что ни в чем не виноват, он занимался важным и полезным делом -этнографией, и как убежденный меннонит не брал в руки оружия, это оружие было в руках других, а он просто направлял его и нацеливал. 


Источник: Into the Open: Gerhard Fast and the Last Days of Chortitza by  Louise Bergen Price


Оставить комментарий

Предыдущие записи блогера :
Архив записей в блогах:
О вполне возможной отмене транспортного налога с 2011 года заявил сегодня вице-премьер РФ Сергей Иванов на заседании правительственной комиссии по транспорту и связи. Увеличение акцизов на нефтепродукты, за счет которых планируется ...
В последние дни между Польшей и Украиной шла дипломатическая перепалка, c вызыванием в МИД послов, топаньем ножками, и прочим, по поводу того, кто кого должен благодарить, то ли Украина Польшу за помощь, то ли Польша Украину за «защиту всего западного мира от клятых орков»? ...
И как это отразится на жизни верующих Читать на сайте Патриарх Московский и всея Руси Кирилл 15 октября 2018 года в Минске заседал Священный Синод Русской Православной ...
Что-то я взялась морали читать. При алкоголь и курение. Опять съехала на это занудство ) Но я действительно максималистка и довольна нетерпима. Жизнь пытается научить меня терпимости. О-о-о, если бы вы знали, как меня порой учит жизнь, вы бы ...
МВД Беларуси сообщает, что в Минске неизвестные бросили три коктейля Молотова в здание Советского управления внутренних дел Инцидент произошел около пяти утра. По информации МВД, один из бутылок попала в служебный автобус, в результате тот загорелся Кто кидал неизвестно, единичных ...