Дед

топ 100 блогов eu_shestakov09.05.2013 Дед

Деда вспомнил. Крутой у меня был дед. Особенный. Один сплошной шрам на ножках и с костылем. Неродной. Из родных дедов я только одного только один раз видал. Суровый. Не матом не говорил никогда. По имени не называл меня сроду. "Шарлатан" — только так и звал почему-то. И трехлетнего, и двенадцатилетнего.
— Эй, шарлатан! Хули не ульи, на стенку не повесишь. Стакан-то бля, где? Неси!
Я несу. Мне четыре года, я парнишка молодой и стеснительный. А дед в медалях весь, в орденах, в форме, в фуражке, в начищенных сапогах. Девятое мая? Шестьдесят восьмого? Наверно. Если и помню, то чужой памятью, бабкиной. Рассказывала. Как он мне по субботам стакан красного наливал. Несмышленышу. И на бабку цыкал, чтоб возражать не смела. Считал, бывший беспризорник, что это очень полезно. Как научился я от него матом говорить, думать, и только лишь писать не мог в силу малого дошкольного возраста. Как на вокзале в Бийске, четырехлетний бандит, у такой же крохи-девочки мячик отобрал. Та — к матери за подмогой. Я — к такой-то матери с перебором и вывертом в четыре этажа их обеих. Аж весь вокзал покраснел. А бабка с испугу спряталась. И милицию вызвали. А она стояла за кассой и боялась признаться в родстве. А милиция, даром синяя, тоже вся покраснела. И, кажется, бабка за это хулиганство штраф заплатила. А дед... Он финскую прошел. Страшная война была, кто не знает. А он и Отечественную от двадцать второго до девятого проволок. Этой самой Отечественной первой степени орден, Боевого Красного орден, Звезды орден, еще какие-то, и медали, медали... А потом валенки у кого-то отобрал и пять лет на зоне протарахтел. А потом два раза раком болел. Губы. И вылечился. Злостью рак в себе убил. Только новым шрамом лицо перекосило, и все. На Гитлера был очень похож. Та же челка, те же усы. Я как-то раз из огромного куска пластилина Гитлера-то взял и слепил. Без задней мысли. Со свастикой, в черной форме, фашистский фюрер. Бабка увидала — и в панику! Сломала, измяла тут же. Не дай Господь, дед себя в фашистской форме увидит! Дед... Доброты в нем было — как в березовом соке градусов. Котят не топил, а в землю живьем закапывал. Речка далеко, земля близко. Не работал в жизни ни часа, а книжек трудовых на свое имя две большие стопки имел. Заполненных. Пенсию получал мощнейшую, но денег никогда никому ни при каких условиях не давал, ни рубля, ни копья, ни пылинки не подарит, не займет, не отдаст и не потеряет. Пробки пивные не выбрасывал, а гвоздиком пробивал аккуратно и на веревочные связки во дворе вешал. Штук по сто. Одна связка, пятая, шестая, десятая... Всегда с костылем ходил. Но не опираясь, а наперевес. Как с винтовкой. И этих костылей о всякий разный народ переломал множество. И требовал, год за годом, бумага за бумагой, от государства, чтобы оно выдало ему, фронтовику, орденоносцу, инвалиду второй группы, соответствующий автомобиль. А государство ему сказало : "Э, нет... Знаем, зачем тебе автомобиль нужен. Чтобы людей давить". И не дало. А коляску инвалидную с ручным приводом — да на! Хотя нужна она ему была меньше, чем таракану институтский диплом. Он ведь, ежели догнать кого надо и в морду дать, несмотря на свою увечность — всегда догонит и даст. Лишь на меня и бабку руки никогда не поднял. Единственный только раз в великом гневе топор метнул. С порога через всю избу. В божничку. Пополам. Маленький был, не знаю, чем ему бог-то не угодил.
Коляска... Огромная четырехколесная дура с рычагами, багажником и мной на мягком сиденье. Получили, перегоняем домой. Рычаги тугие, дед довольный, дорога в гору, мне восемь лет, путь неблизкий.
— Давай-давай, шарлатан! Токо так, бля! Токо пердячим паром! Нам отсюда до туда — ровно три моих муда!
Смеется. Это редкость. Обычно щерится вставной своей волчьей челюстью. Волчьими глазами даже на редиску, когда ест, смотрит. Дед... Помочиться утром пошел, поскользнулся, промахнулся рукой-то по столу, а виском об угол — попал. Дед... Злой, жестокий и жадный. В душу убитый и в тело много раз раненный. Дед... Вот допишу сейчас, и пусть еще один малый памятник тебе будет. Ты не знал, а я твой внук был и есть. Коляску твою, в которую ты так и не сел ни разу, лет пять в стайке стояла — мы с бабкой после твоей смерти какой-то калеке отдали. Бабка жива была еще десять лет. Нет, двенадцать. Тебя жалела. И слова о тебе худого никогда не сказала. Я — тоже.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Изданные мои книги и книги моего отца можно купить в два раза дешевле, чем в книжных магазинах, на моем сайте www.zadornovknigi.ru Новые, неизданные книги можно скачать на моем сайте http://zadornov.net/?post_type=product Размещена для скачивания замечательная книга моего друга ...
Обсуждаем здесь. Стихи и угадайку тоже сюда - для компактности. Читаем и голосуем в движке. Все технические вопросы - к Гарику в виде коментов в предстартовый пост. Сосисочную сейчас сделаю (кому так удобнее читать). ЗЫ. Сделал сосисочную. Ссылка: https://yadi.sk/i/vTJcMggchpZrV ...
Жительница Екатеринбурга вынесла на детскую площадку во дворе труп своего мужа. До этого практически мумифицированный труп долго лежал в ее квартире. Шокирующую историю рассказали очевидцы в городских соцсетях. Одна из версий произошедшего - женщина получала пенсию за своего мертвого ...
Все позапрошлые выходные - три дня конца июля, начиная с пятницы - в Сокольниках гулял большой фестиваль барбекю под генеральным спонсорством компании Fingrill: как понятно уже из названия, это финский производитель грилей. В рамках фестиваля организовался и Кубок барбекю Кадров ...
Сегодня СК РФ возбудил в отношении мэра Таганрога Владимира Прасолов а уголовное дело по части второй статьи 285 УК РФ. Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиям и То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную ...