Ана Иванович. Кризис позади

топ 100 блогов tennismag25.08.2010

Прошло уже почти ровно два года с того момента, как Ана Иванович начала свободное падение с первой строчки рейтинга, хотя казалось, что летом 2008-го года, выиграв «Ролан Гаррос», она открыла перед собой все двери. Но многие месяцы мы наблюдаем отчаянную борьбу сербской теннисистки со своей судьбой и вроде бы появилось ощущение, что Ана снова возвращается в строй. По крайней мере, так она сама считает. О том, что ей пришлось пережить за эти два года, о новой команде и о планах на будущее она рассказала за несколько дней до начала «Ролан Гаррос» в интервью французскому «Tennis Magazine», с которым вы можете ознакомиться в новом выпуске блога «Теннис Online».

Ана, два года назад именно после «Ролан Гаррос» твоя жизнь полностью изменилась. Что тебе первым приходит на ум, когда речь заходит об этом турнире?

Очень много всего! «Ролан Гаррос» всегда был моим любимым турниром. Например, я вспоминаю, как впервые участвовала во взрослых соревнованиях здесь в 2005 году. Мне было всего 17 лет и я смогла дойти до четвертьфинала! Даже когда я играла в юниорах, «Ролан Гаррос» был именно тем турниром, который я хотела выиграть больше всего. С этим местом у меня связаны только приятные воспоминания и играть здесь – удовольствие.

А что именно привлекает тебя в «Ролан Гаррос»?

Трудно сказать. Это публика, атмосфера расслабленности и веселья, поддержка, которую всегда тебе оказывают. И, кроме того, Париж – самый красивый город на Земле!

А если говорить конкретно о финале 2008 года – что ты ощущала тогда?

Этого я никогда не забуду. За год до этой победы я практически без борьбы здесь же проиграла в финале Жюстин Энен и то поражение мне было тяжело пережить. Думаю, можно представить, насколько меня переполняло чувство радости, когда ровно через год я всё-таки смогла взять этот титул. На протяжении всех тех двух недель я сильно нервничала, ведь я впервые оказалась в ситуации, когда мне есть что терять и мне нужно защищать финал турнира Большого Шлема. Это было что-то непривычное для меня и с этим приходилось мириться. Но победа и первая строчка рейтинга стали для меня отличной наградой за всё. До сих пор помню, как Жюстин вручила мне кубок и я поняла, что моё имя будет навсегда вписано в историю этого турнира. Я с трудом сдерживала слёзы и, позируя с кубком перед фотографами, кусала губы, чтобы не расплакаться.

Ана Иванович. Кризис позади

Несмотря на все эти приятные эмоции, победа в 2008 стала для тебя своего рода началом падения в пропасть. Безусловно, тем летом у тебя была серьёзная травма большого пальца правой руки из-за которого тебе пришлось сняться с Олимпиады и потерпеть неприятные поражения в первых кругах «Уимблдона» и «US Open» (в Великобритании Ана проиграла в третьем круге 133-й ракетке Жи Женг, а в США – 188-й ракетке мира Жюли Куан во втором туре соревнований). Но тебе не кажется, что во многом проблема состоит в том, что ты не была готова к свалившемуся на тебя успеху?

Нет. Мне кажется, что я была готова к этому – перед победным «Ролан Гаррос» я была в финалах двух турниров Большого Шлема, находилась в рейтинге на очень хороших позициях, выигрывала крупнейшие турниры, например, в Индиан-Уэллсе. Думаю, что если вы побеждаете на турнире Большого Шлема, это означает, что вы уже к этому достаточно готовы. Этот кубок не падает с неба. Но, должна сказать, что после июня 2008-го года я немного потеряла ощущение почвы под ногами. Я много работала, чтобы завоевать мой первый титул такого достоинства. Но когда мои усилия дали плоды, я оказалась на первой строчке рейтинга, то пришло понимание, что для того, чтобы всё это удержать, нужно работать ещё больше, чем раньше. В этот момент я растерялась. Стало тяжелее заставить себя тренироваться так же, как раньше, – у меня было ощущение, что для завоевания титула «Ролан Гаррос» я потратила слишком много сил на подготовку. И процесс был запущен: меньше желания тренироваться, из-за чего начинаешь играть чуть-чуть хуже там, чуть-чуть хуже здесь, начинаешь проигрывать матчи, которые раньше в жизни не проиграла бы… Постепенно тебя начинает покидать уверенность в своих силах. В конце 2008-го и начале 2009-го я играла примерно так же, как и раньше, на достаточно неплохом. Как мне казалось, уровне. Но после финала Индиан-Уэллса в 2009-м году я ощутила все эти трудности. Я поняла, что моё физическое состояние не позволяет мне соревноваться на высшем уровне. Это был очень трудный момент.

Ты говоришь, что была готова… но выигрыш турнира Большого Шлема, первая строчка рейтинга, молодость, богатство, известность, красота, – и всё это в 20 лет! Не слишком ли много всего и не слишком ли рано?

Все эти вещи никак не повлияли на меня, как на человека. У меня те же друзья, те же привычки, те же мечты. Я люблю всё то же, что любила всегда, когда была маленькой. Конечно же, на первом месте для меня конечно же теннис. Я всегда говорила своим друзьям: «Если вы увидите, что я меняюсь в худшую сторону, ущипните меня, чтобы я вернулась в реальность».

Многие думают, что если ты один раз выигрываешь турнир Большого Шлема, то перед тобой исчезают все барьеры, ты переходишь на новый уровень и ничто не может помешать тебе выигрывать всё больше и больше. Но, видимо, это не так?

Конечно нет! Примерно то же самое говорил в свой время мой отец. Выиграв «Ролан Гаррос», я стала первой в рейтинге. Но одновременно с этим я перестала быть охотником, теперь я стала зверем, которого, условно говоря, преследует «стая собак»! Когда ты номер один, все ждут, что ты будешь всегда побеждать. Но бывает, что создаются определённые обстоятельства и ты не можешь выигрывать. Опыт нахождения в роли лидера стал очень полезным для меня. Мне удалось через это пройти и я думаю, что пережитое поможет мне в будущем.

В эти два года твоего «кризиса», был ли момент, когда ты почувствовала, что достигла дна в плане игры и вообще в плане своего состояния?

Мне пришлось пережить немало тяжёлых моментов… Но я думаю, что «дном» для меня стал конец прошлого года, особенно US Open, когда я проиграла в первом круге Катерине Бондаренко с матчбола. Это был первый раз, когда я проиграла в первом круге турнира Большого Шлема. Тогда я действительно была абсолютно не готова к игре на таком уровне, это было очень неприятное поражение. Я была подавлена и грустна. Стало понятно, что необходимо остановиться и понять, что происходит, необходимо сделать паузу. До конца года я уже практически не играла и готовилась к следующему сезону, работала над физикой и своим психическим состоянием. И уже на первом турнире в новом году – в Брисбене я ощущала себя совсем иначе (Ана дошла там до полуфинала, где проиграла Жюстин Энен 3-6 2-6). У меня появилось ощущения свежести, появилось желание побеждать. И я точно знала, что со мной уже не будет того, что было в прошлом году.

Ана Иванович. Кризис позади

Кроме подготовки к новому сезону, в конце 2009 года ты ещё приняла участие в фотосессии для журнала «Sports Illustrated», где позировала в различных купальниках. Как тебе этот опыт?

Для любой девушки это честь – быть на страницах такого издания! Это было интересно, но немного странно. Я, привыкшая к спортивной одежде, вдруг оказалась в бикини, окружённая толпой из тридцати человек, некоторые из которых, ко всему прочему, ещё и говорили мне, как смотреть и как держаться. Мне было очень неловко! В такие моменты тяжело быть расслабленной. К счастью, фотограф помогла мне немного раскрепоститься. Она раньше была моделью и дала мне немало советов. Теперь мне всё это кажется даже забавным.

Некоторые считают, что ты слишком увлекаешься вещами, которые с теннисом не связаны и этим объясняют твой провал. Как тебе кажется, правы ли они?

Я так не думаю. В прошлом году у меня не было много приглашений на съёмки в рекламе, при этом я всё равно не играла хорошо. Конечно, есть обязательные рекламные мероприятия спонсоров, в которых я должна участвовать, различные интервью и так далее. Нужно найти баланс между спортом и проектами, которые к спорту прямого отношения не имеют. В своё время я смотрела на все эти рекламные акции как на принудительную работу, моё сознание было полностью повёрнуто исключительно в сторону тенниса и, возможно, именно это и привело к сегодняшнему кризису – я наелась теннисом. Сегодня все эти съёмки, фотосессии, участие в рекламе стали для меня просто чем-то забавным, чем я могу заняться вне корта, это занятия, которые помогают сменить обстановку и поднять настроение. К тому же, какая девчонка не любит надевать красивые платья и делать потрясающий макияж? (смеётся)

Ана Иванович. Кризис позади

Несмотря ни на что, спонсоры не бросили тебя, даже в самые тяжёлые времена…

Да, и я им за это очень и очень благодарна. Недавно компания «Адидас» даже подписала со мной пожизненный контракт, это фантастика! Это очень хорошо, потому что этим они показали, что доверяют мне, в свою очередь это помогает и мне быть уверенной в себе, даже в сложные периоды жизни. Иногда другие верят в тебя больше, чем ты сам. И, конечно, мне сильно помогла поддержка поклонников.

Означает ли подписание этого контракта, что после окончания карьеры ты будешь работать на «Адидас»?

Может быть! Пока неизвестно, как это будет потом, но я бы очень хотела работать с ними. Ведь таким образом я в некотором роде останусь связанной со спортом после окончания карьеры и, может быть, смогу помочь в создании спортивной одежды.

В настоящий момент можно сказать, что твоя карьера идёт в гору. В последнее время ты внесла изменения в состав своей команды: в прошлом году начала сотрудничать с американским тренером Крэйгом Кардоном, затем снова вернулась к Свену Грёневельду, с которым ты выиграла «Ролан Гаррос». Это было похоже на такое «возвращение к корням». Но затем ты снова прекратила с ним сотрудничество. За такими частыми переменами сложно уследить…

Это точно. Начнём с начала. Я начала работать со Свеном более четырёх лет назад. Это сотрудничество было очень плодотворным, Свен многому меня научил. Но в какой-то момент я почувствовала, что мне нужно поработать с кем-то другим. Было сложно найти человека, который бы не только подходил мне, но и который был бы готов ездить со мной весь год по соревнованиям. Мы попробовали поработать с Крэйгом, который в тот момент не был занят, но, к сожалению, у нас не получилось. Дело не в Крэйге, он замечательный человек, но я поняла, что это не тот тренер, который мне нужен сейчас. Я занималась в команде «Адидас» и там снова начала сотрудничество со Свеном. Мы и сейчас часто пересекаемся с ним, Свен даёт мне много советов. Мы провели много времени вместе и даже стали похожи на какую-то пожилую семейную пару (улыбается). Иногда вам нужно услышать что-то новое, сделать что-то отличное от того, что вы делали раньше. Сейчас я думаю, что я нашла того тренера, который мне был нужен в лице Хайнца Гунтхарда (бывший тренер Штеффи Граф, в прошлом сам довольно успешный игрок). Это человек, который может уделять мне 100% своего внимания, который постоянно со мной не только на корте, но и вне его. Свен не может этого себе позволить, потому что он занимается не только мной, но и другими игроками команды «Адидас». Я думаю, что Хайнц знает, что нужно делать, а что нет, – у него огромный опыт, к тому же он и сам отлично играл в туре, это позволяет ему совершенно по-другому смотреть на вещи. Кроме того, он может превратить скучные тренировки в удовольствие. Я очень рада, что мне представилась возможность поработать с ним.

Ана Иванович. Кризис позади

Ты была знакома с ним до того, как началось ваше сотрудничество?

Немного. Идея поработать с Хайнцем давно сидела в моей голове, но до настоящего момента мне казалось, что время ещё не пришло. К тому же я была частью команды «Адидас», однако в нынешнем году я поняла, что мне нужен человек, который бы был всегда рядом. Мой менеджер Дэн Хольцман, который, как и Хайнц, швейцарец и знает его много лет, связался с ним и Гунтхард сразу же согласился. Хайнц без промедления приехал ко мне и мы начали работать в Калифорнии, готовясь к турниру в Индиан-Уэллсе.

Хайнц хотя бы изредка вспоминает о работе со Штеффи, тренируя тебя?

Да, иногда. У него вообще большой опыт именно в женском теннисе, что очень важно, потому что работа с девушками сильно отличается от работы с парнями. Например, парни не ревут на корте из-за ерунды, как девушки (смеётся)! Ещё мне нравится в Хайнце то, что он не пытается тебе угодить, как делают многие тренеры. На тренировке, если я делаю что-то не так, он не стесняется мне сказать: «Как ты можешь делать это так ужасно?». И, поверьте, никакой деликатности там нет. Сначала мне это казалось странным, но сейчас я уверена, что это лучший способ добиться прогресса. Потому что в следующий раз у меня не останется выбора и я буду вынуждена сделать хорошо то, что он критиковал до этого. Мне нравится, когда тренер немного авторитарен.

Как ты говорила, вы начали сотрудничество с длительного периода подготовки. Может быть, вы уделяли особое внимание каким-то конкретным сторонам игры?

На первой же нашей тренировке, как только мы обменялись несколькими ударами, он сказал мне: «Боже, почему ты играешь так медленно?». Он сразу же посоветовал мне более свободно выполнять удары. Я была зажата и даже не понимала этого. Я не завершала движение, выполняя удар по мячу. Долгий обмен мячами, поиск свободы движения по корту, которую я утратила – это и был первый этап нашей работы.

И как ты сейчас оцениваешь свой теннис?

Я вполне довольна своей игрой, думаю, что мне удалось сделать шаг вперёд за эти последние месяцы, в том числе и в плане физики, благодаря моему новому тренеру по физподготовке австралийцу Дэмиену Прэсэду. Несмотря на то, что каких-то значимых результатов у меня сейчас нет, мне кажется, что уровень моей игры приближается к приемлемому. Это долгий процесс. Но когда твоя работа приносит плоды, это обнадёживает.

Может быть, новая команда нужна была тебе для того, чтобы обозначить новый этап в твоей карьере?

Отчасти это так. Мне нужно было, чтобы меня окружала позитивная энергия и сейчас я чувствую себя прекрасно с теми людьми, которые рядом со мной, в нашем коллективе замечательная атмосфера. Нам нравится работать вместе, это самое главное, особенно сейчас, – обстановка помогает мне забыть всё то, что было в прошедшие два года.

Как тебе кажется, чем отличается сегодняшняя Ана Иванович от той, которая была два года назад?

Сейчас изменились обстоятельства, в которых мне приходится играть. Раньше я была юной теннисисткой, которая поднимается наверх, которой нечего терять, которая играет расслабленно. Но сейчас я уже не та. Сейчас я научилась больше анализировать происходящее, извлекать что-то из того, что происходит, я могу посмотреть на многие вещи со стороны и легче принять их. Я стала более зрелой, не позволяю эмоциям брать верх над собой, что очень полезно для меня, – благодаря этому исчезает нестабильность. И, думаю, что улучшилась и моя игра – я стала более разнообразной.

Но, как ты уже отметила, все эти улучшения пока не приносят заметных результатов. Когда ты видишь, какое место в рейтинге занимаешь сейчас, ты расстраиваешься или не обращаешь на это внимания?

Я стараюсь не смотреть на рейтинг! Да, нынешнее положение немного расстраивает, пусть я и знала, что откачусь на много позиций вниз, не защитив финал в Индиан-Уэллсе. С другой стороны, это не так важно, потому что я смотрю вперёд. Мы говорили об этом с Хайнцем и он посоветовал мне не думать много над этим, ведь у меня есть уже определённый уровень игры, который поможет подняться и ещё он сказал, что не нужно думать ни о чём, кроме своего тенниса. Я знаю, что уже вряд ли упаду ниже, чем сейчас, мне нужно защищать не так много очков и есть возможность чуть-чуть расслабиться.

С того момента, когда ты была на первой строчке рейтинга, прошло не так уж много времени, однако появилось большое число игроков новой волны – Возняцки, Азаренко, Радванска и другие. Что ты думаешь о них?

Да, сейчас действительно много новых теннисисток. Но кроме тех, которые были упомянуты, есть ещё и множество других молодых игроков, которые готовы к прорыву, пусть они сейчас и не находятся высоко в рейтинге. Сейчас то время, когда фактически каждая теннисистка может победить любую другую теннисистку. Поэтому место в рейтинге по сути не так уж важно. Что касается меня, то я побеждала всех лучших теннисисток в прошлом и знаю, что смогу сделать это снова.

То есть ты готова к атаке на вершины рейтинга WTA?

Да, думаю, что я уже готова. Я работала не покладая рук для этого. Но моей главной целью всё же является выигрыш турнира Большого Шлема.

По материалам «Tennis Magazine» N 409

 

Ана Иванович. Кризис позади

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Вчера я рассказал вам про плохую Самару . Рад, что пост вызвал столько споров, даже местные СМИ разобрали его на цитаты. У читателя могло сложиться впечатление, что в Самаре все плохо. Это не так. Надо просто уметь видеть и хорошее. Редкий дар в наше время, не все справляются. Для ...
Случилось страшное! Намотала дочь - и смогла только вынести из подъезда :(( тяжело адски :( Поэтому попробую отпустить все что есть :) узнаю спрос, так сказать: Оша Нуво Тайри 6 Хоппедиц (олдхопп) Стамбул 6 Оша розы Джульет со льном 5 Дидимос Павлины Петрол 3 Оша розы Гелиос 2 (на почте ...
.. программа "ТВ Цех" и тема "У мистики в плену"   Они заполонили теле- и радиоэфир, заняли центральные полосы газет, страницы книг, но самое главное – нагло залезли людям в головы. Оно – это маги, колдуны, привидения, барабашки, НЛО и прочие ...
Всё. история с живым щитом продолжается. Сутягин обратился к СМИ в поисках правды, ...
Как сообщают, 30 декабря 2015 года в Жуковском были подписаны официальные документы о передаче Министерству по чрезвычайным ситуациям России первых двух пассажирских самолетов Sukhoi SuperJet SSJ100-95LR из восьми заказанных по соглашению от сентября 2014 года. МЧС получило самолеты SSJ100 ...