Топонимика Южной Осетии: возвращение к истокам

топ 100 блогов kaukaz23.10.2010

Пожалуй, не нужно быть большим специалистом в области языкознания, чтобы заметить, что добрая половина из всех существующих в нашей республике топонимов носят совершенно чуждые осетинскому языку наименования, и можно лишь догадываться и предполагать, до какой степени извращены и искажены наименования населенных пунктов за годы пребывания осетинского государства в составе союзной Грузии. Руководство республики и наша интеллигенция посчитали, что сейчас, после признания независимости государства, настало время восстановить историческую справедливость, и в результате при Правительстве, под председательством первого вице-премьера Доментия Кулумбегова была создана специальная комиссия по топонимам, в состав которой вошли наши ученые – языковеды и историки. Тут важно отметить, что такая комиссия создается в Южной Осетии не впервые, вопросом искаженности топонимов осетинская интеллигенция была озабочена еще в 30-ые годы прошлого века. Тогда аналогичная комиссия была создана по инициативе видного общественного деятеля Рутена Гаглоева, более того, есть архивные данные о том, что он лично, в течение нескольких лет обошел всю территорию тогдашней Юго-Осетии, разбирался в происхождении каждого отдельного топонима детально и собрал уникальный, богатейший материал.
 

Комиссия, в состав которой помимо Рутена Гаглоева входили Александр Тибилов, Шакро Ванеев и другие представители интеллигенции 30-ых годов, ставила перед собой единственную цель – вернуть топонимам их древние осетинские наименования, потому как ни на одной из карт, существующих на тот момент, топонимы не были обозначены правильно, а исключительно на грузинский вариант. Наверное, читателю будет нетрудно догадаться, что стало с материалом, собранным вышеназванными людьми, – самый разгар их работы и исследований пришелся на 1937 год, и этим, пожалуй, сказано все. После ареста Рутена Гаглоева произошла конфискация всех его личных документов и собранных материалов органами НКВД Южной Осетии, которые, в свою очередь, предположительно переправили их в Тбилиси, а значит, все потерялось безвозвратно. Долгие годы после 1937 года, и при сталинском режиме, и даже во времена Хрущевской оттепели к вопросу топонимов в Южной Осетии больше не возвращались. И лишь в 70-ые годы темой топонимики вплотную занялась кандидат филологических наук, доцент Замира Дмитриевна Цховребова. За последующие годы, побывав практически во всех населенных пунктах Южной Осетии, включая самые отдаленные труднодоступные села, основываясь, прежде всего, на исторических документах и рассказах местных старожилов, ей удалось собрать уникальный объемный материал по топонимике. Менее года назад Замира Дмитриевна внезапно ушла из жизни, оставив после себя ценный, без преувеличения, для нашего государства богатейший материал. Именно ее работу и взяла за основу комиссия по топонимам при Правительстве Южной Осетии в настоящее время. Впрочем, не только труды З.Д. Цховребовой стали основополагающими в работе комиссии, в Государственном архиве РЮО хранится карта Южной Осетии (пусть и не полная), созданная еще Рутеном Гаглоевым, а также протоколы собраний комиссии по топонимам 30-ых годов. Все эти материалы в настоящее время изучаются Правительственной комиссией детально.

«Изменению подлежит более половины всех топонимов Южной Осетии, – считает сопредседатель комиссии, заместитель Председателя Парламента, доцент, кандидат филологических наук Юрий Дзиццойты, – самым простым в предстоящей работе, безусловно, будет убрать грузинское окончание -и- с наименований населенных пунктов, но в большинстве своем топонимы искажены настолько, что в некоторых случаях крайне трудно, а то и вовсе невозможно усмотреть осетинские элементы. С помощью нескольких примеров можно составить общее представление. В Чесельтском ущелье есть древнее село – Сыгъдты хъæу (на карте и других официальных документах обозначено как Дамцвари); Цгъойты хъæу в Ксанском ущелье – Чигояни; Архыбыл в Кударском ущелье – Аргабела; Урс дуры хъæу в Знаурском районе – Кватетри и т.д. Интересно то, что и в перечисленных, и во многих других селах с похожей ситуацией искаженности наименований издревле проживало только осетинское население, а эти топонимы укоренились лишь в годы Советской власти. Не менее сложным является и вопрос возвращения осетинского звучания топонимам, у которых сохранились осетинские корни, но они подверглись видоизменению под влиянием грузинских приставок и суффиксов. Безусловно, будем принципиально подходить к их изменению на древнеосетинские варианты. Такие топонимы, в основном, встречаются в Ксанском ущелье, например, Хъанчавети (по осетинской фамилии Хъанцаутæ), Сапершети (село, где проживали представители фамилии Персатæ, в начале XX века мигрировавшие в Северную Осетию) и многие другие. Эти села в нынешнем виде будут представлены как Хъанцауты хъæу, Персаты хъæу и т.д. В дореволюционной Южной Осетии большинство сел назывались по той или иной фамилии, которая в них проживала в большинстве, так они и обозначены на карте, созданной еще Рутеном Гаглоевым. К примеру, Наниты хъæу (сегодняшнее Начърепа), Æлборты хъæу (нынче Надарваз), Бежанты хъæу (Нацара) и многие другие. Вопросов по их переименованию даже не возникает, безусловно, они будут меняться на древние исторические формы».

В то же время и Юрий Дзиццойты, и кандидат филологических наук, доцент Зоя Битарти считают, что нельзя подходить к вопросу изменения топонимов однобоко, подход должен носить исключительно дифференциальный характер. «Конечно, нет ничего легче, чем взять и заменить все существующие топонимы, но этого делать нельзя принципиально, мы можем сами же себе навредить, – считает Зоя Битарти, – в некоторых топонимах сокрыта информация из гораздо более ранних веков, чем мы можем предположить. Очень много топонимов с иранскими, тюркскими и персидскими элементами. Именно носителями культуры и языка этой языковой группы и, собственно, являлись наши древние предки аланы. В основном до наших дней древние топонимы дошли в крайне искаженных вариантах, но все же, их иранские (аланские) корни более чем очевидны. К примеру, в Ксанском ущелье есть село Армази. На первый взгляд ничего особенно не говорит об осетинском происхождении данного топонима. Между тем, Армаз – от Ахура – Мазда (это божество, которому в древности поклонялись иранцы). Другой пример Дореткъари (более древнее название Дуарет, в данном случае очевидно образование топонима при помощи суффикса -ет). И таких примеров множество, особенно в Ксанском ущелье. Из-за территориальной близости с соседней Грузией именно в этой части Южной Осетии в большей степени подверглись ассимиляции наименования населенных пунктов, хотя, в большинстве случаев основа, то есть корень, видоизменению не подверглась».

В топонимике Южной Осетии также встречается множество терминов, значение которых невозможно объяснить ни на осетинском, ни на грузинском, ни на русском языках. Наименования этих населенных пунктов, по мнению Юрия Дзиццойты, следует оставить в их нынешнем виде. Яркие примеры – села Гуфта, Итрапис и т.д. Хотя при желании можно, конечно, предположить, что, к примеру, Гуфта – производное от абхазского -гуп- (группа пастухов) плюс -та- (локативный суффикс), в переводе означает приблизительно «место пастухов». Возможно, это село получило название под влиянием абхазских кочевых племен, хотя нет никакой исторической информации на этот счет, и это, безусловно, не является объяснением происхождения селения. Но в любом случае, такие наименования являются носителями и хранителями древней информации и их менять не будут. Видоизменяться, в основном, будут те топонимы, которые претерпели изменения на грузинский вариант в начале ХХ века, им будут возвращены их исторические наименования.
«Почему, к примеру, село должно носить название Тилиани, если это древний топоним Дыргъджын, – продолжает Юрий Альбертович, или Дидмуха (в XIX веке именовалось как Тулдзджын). Именно так эти села и обозначены на карте Рутена Гаглоева, значит, такие названия использовали люди, которые там жили в то время. Сегодня же настало время восстановить историческую справедливость».
Комиссия по топонимам также обсудит и вынесет решение не только по административным образованиям и населенным пунктам, видоизменения претерпят и другие топонимы – названия рек, гор и т.д. Лиахва изменится на более звучное осетинское Леуахи, обсуждается также изменение названия священной горы Бурсамдзел на Хуры хох или Хурбадæны хох. «Именно в последнем виде название этой горы встречается в древних осетинских сказаниях, легендах и мифах. С другой стороны, жители всех ущелий, среди которых находится эта гора, называют ее Хуры хох, – говорит Юрий Дзиццойты, – именно так и будет она, скорее всего, обозначена на карте».

По некоторым топонимам у комиссии пока что нет определенного решения. К слову, споры вызывает название села Цъинагар. Сохранит ли село свое нынешнее название или изменится на Æмдзæрæн (по карте Рутена Гаглоева), а то и вовсе на Æмбырддон (тоже один из вариантов), пока не ясно. Комиссия продолжает свою работу и, скорее всего, при принятии решения по таким спорным вопросам, будет учитывать и мнение населения, которое в том или ином населенном пункте проживает на постоянной основе.

Ну, а итогом работы комиссии станет не только издание новой административной карты, но и выпуск большого словаря топонимов. То, что такого словаря у южных осетин до сих пор нет – серьезное и досадное упущение, в то время как у нас на руках богатый материал по топонимике, за долгие годы по крупицам собранный ныне покойной З.Д. Цховребовой. В картотеке НИИ Южной Осетии более 12 тысяч наименований, в то время как, для сравнения, в той же Северной Осетии, сравнительно большей территориально, имеется информация лишь о 8 тысячах наименований. Дополнить и подготовить к выпуску словарь топонимов предстоит кандидату филологических наук, доценту Юрию Дзиццойты.


ОТ РЕДАКЦИИ:

Безусловно, очень необходимая и ответственная работа. В то же время хочется, чтобы работа Комиссии была как можно более открытой. Ведь это история народа и уверен многим даже само обсуждение будет интересным. Тем более, что многие грузинские слова произошли от осетинских, видоизменились и мы сейчас воспринимаем их уже как грузинские. Между тем, начиная с Парнауаза, имени их первого царя, у грузин встречается огромное количество иранских (аланских) имен, а их словарный фонд и вовсе пестрит иранскими, тюркскими, арабскими, персидскими и осетинскими словами. Также известно, что еще в XI веке грузинский священник Зосиме писал, что грузинский язык находится в плохом положении и нуждается в совершенствовании. Они взяли и стали прибавлять к словам множество приставок, суффиксов и окончаний, но корни-то выдают их принадлежность к другим языкам. Несколько примеров. Осетинское слово «кад» (почет) по-древнеирански «ката». Прилагательное – «кадджын». По грузински «сасикадуло» (почетный). Рас-шифровываем: са- си- (приставки), кад (корень), - ул (суффикс), - о (окончание). Все более чем очевидно. Или грузинское «а-а-схал-с» (нанизать) и осетинское «схал кæнын»; «а-а-хъен-ебс» – поднимать (груз.) – «хъен лæууын» – стоймя (осет.); «шави» – черный (груз.) – «сау» - черный (осет.); «хорхи» – гортань (груз.) – «хурх» – гортань (осет.); «куди» – шапка (груз.) – «худ» – шапка (осет.); «хур-еб-а» – гореть (груз.) – «хур» – солнце (осет.) и т.д. А религиозный праздник «Гомартоба», совпадающий по дате с церковной Троицей? Отбросьте грузинское «оба» и прочитайте термин «гомарт» не как «открытый огонь», а как «æргом æртæ», т.е. «три лика»… Происхождение огромного количества грузинских слов от иранских, аланских и осетинских корней в свое время в научной работе «Очерки по ирано-грузинским языковым взаимоотношениям» привела и академик Мзия Андроникашвили. Она сделала глубокий анализ всех ирано-осетино-аланских слов, которые имеют место в лексической системе грузинского литературного языка и разделила их на три этапа: 1) древние иранские слова, 2) ирано-аланские слова, 3) современные осетинские слова.

Это касается, естественно, и названия населенных пунктов. На Комиссии, к примеру, обсуждалось переименование селения Вахтана (Знаурский район) в Райдзаст. Безусловно, мы не собираемся претендовать на истину первой инстанции, но ведь известно, что оно (название) имеет древнеперсидский или скифский корень, означающий «тело волка» и предлагаемый материал на стр. 6-7 «Аланы в дружине Вахтанга Горгасала» подтверждает это. Может целесообразно его оставить и поменять лишь звучание – «Уæхтæн».
Мы еще вернемся к данной теме, в том числе и с привлечением наших историков и языковедов.

 

Юго-осетинская газета «Республика»

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
http://www.tema.ru/travel/cambodia/Январь ...
Во время недавних известных событий в Англии я подписался на RSS-поток Daily Mail. События прошли, и всё собираюсь отписаться, но интересные новости продолжают приходить. Например. Семья безработного въезжает в дом стоимостью 2 миллиона фунтов ...
Оригинал взят у sorenka_1972 в Фантастическая Россия У Кира Булычева есть известная повесть «Подземелье ведьм». Там описывается планета, где в результате эксперимента, одновременно живут виды, которые должны сменять друг друга в процессе эволюции: динозавры, неандертальцы, люди ...
Сегодняшний День рождения Федора Ильича мы провели в тесном семейном кругу. С утра Федор Ильич с мамой съездил в церковь и причастился Святых Христовых Таинств. После этого мы всей семьей испекли пару пирогов с картошкой и мясом и торт, замариновали куриные ноги, и после обеда выдвинулис ...
в день мой блог посещают 4 человека, сегодня 1 ...