рейтинг блогов

Танки больше не нужны. Совсем.

топ 100 блогов kungurov22.02.2021 Танки больше не нужны. Совсем.

Ух ты, а ведь почти 10 лет прошло с того момента, как я учинил в Интернете эпический срач на тему Танки устарели, их пора сдавать в металлолом. За это время произошла очередная революция в военном деле, которая окончательно отправила стальные гробы в музеи. И то, что этот антиквариат все еще рассматривается, как оружие поля боя, говорит о том, что рассматривающий бои видел только по телевизору, да и то в исполнении поцреотически настроенных пропагандонов, занимающихся попилом бабла.

Оружие уходит в небытие в двух случаях: когда появляется оружие более эффективное – так лук уступил место огнестрелу, а парус парвой машине; и когда оружие поражения превосходит средства защиты – так замки совершенно утратили актуальность по мере развития артиллерии, фортификационные сооружения стали максимально закапывать в землю.

С танками произошло то же самое, что с линкорами, которые утратили свое значение и сошли со сцены. Линейный корабль – это оружие захвата господства на море. Само господство нужно с единственной целью – обеспечить себе полную свободу морской торговли (логистики) и лишить этой возможности противника. Веками морская война выглядела примерно так: флоты противоборствующих сторон сходятся в генеральном сражении и через пару-тройку часов артиллерийской дуэли становится ясно, кто владыка морей, а кто – в лучшем случае сухопутная держава.

Эту схему полностью разрушило появление подводной лодки – оружия трусов, как ее пренебрежительно называли моряки старой школы. Подводная лодка была создана не для боя, а для того, чтобы его избегать, уничтожая на коммуникациях противника, прежде всего, торговые суда. Таким образом контроль поверхности мирового океана утратил свое значение. Впервые неограниченная подводная война была развернута немцами в ходе Первой мировой войны, сделав линейный флот не то, чтобы совсем бесполезным, но переведя ударные корабли из главной военно-морской силы во вспомогательные. Например, линкоры можно было использовать для артиллерийской поддержки морского десанта. Вот только немцам высаживать десанты было некуда, поэтому их линейный флот, создание которого поглотило колоссальные ресурсы, простоял всю войну на базе, выходя на дело только для демонстрации своей мощи на Балтике, слишком тесной для него, да для невразумительного Ютландского сражения, которое, по сути, так и не состоялось: после «предварительных ласк» британцы и немцы просто разошлись. Никакого влияния на исход войны это недосражение не оказало.

Посмотрим на вопрос с экономической стороны. Линейный корабль – игрушка феноменально дорогая, строить его можно только в мирное время, во время войны дефицитные ресурсы уходят на решение других, критически важных задача. И за всю войну линкор может всего пару раз выйти в море в составе соединения, сжечь массу топлива (оно всегда в дефиците во время войны) и даже не встретить противника, спрятавшегося в портах, прикрытых минными полями и береговыми батареями (на Балтике так и было – русский флот уклонялся от линейного сражения с немцами, которые его не искали). И хорошо, если он после этой прогулки вернется домой, а не потонет, наскочив на шальную мину.

Но вместо одного линкора можно построить сотню подводных лодок, причем технологичность производства позволяет делать это в военное время. Всего один выход субмарины в море наносит противнику ущерб в 3-5 раз больший, чем затраты на ее создание. И задачу по нарушению коммуникаций противника подводный флот решает куда эффективнее надводного, поскольку подлодки способны постоянно присутствовать в операционной зоне, сменяя друг друга, в отличие от больших надводных кораблей, способных выходить в море лишь время от времени.

К утрате стратегического значения линейного флота еще более печали добавляла его тактическая беззащитность. Если до конца XIX столетия уничтожить линкор по большому счету мог только другой линкор, то с развитием минно-торпедного оружия отправить на дно громадного монстра стало по силам маленькому катеру. Впервые в мире русские минные катера «Чесма» и «Синоп» потопили торпедной атакой турецкую канонерскую лодку «Интибах» в ходе войны 1878 г. А после того, как торпедные атаки стали осуществляться подводными лодками… В общем, грусть адмиралов и их паничесий страх перед выводом больших кораблей в море станут вам понятны.

Первая мировая война должна была отправить линкоры в утиль, но после нее военные стали считать, что это была последняя крупная война в истории человечества, и принялись с энтузиазмом клепать новые линкоры, линейные крейсеры и прочий крупногобаритный хлам. Ну а чо, в мирное-то время гораздо комфортнее служить на суперлинкоре, где в кают-компании играет рояль и порхают официанты в белых перчатках, нежели на опасных, душных и тесных подлодках.

Вот только в ходе Второй мировой к минным атакам с поверхности моря и из глубины добавились удары с воздуха. Линкор может послать 100-киллограмовый снаряд на 30 км, а самолет, взлетевший с палубы авианосца, может доставить 250-килограммовую бомбу на расстояние 500 и более км. Конечно, линкор можно прикрыть своими авианосцами, кораблями ПВО, собрать противолодочный эскорт. Но возникает вопрос: а зачем нужен линейный корабль, если задачу по уничтожению надводного флота противника куда более эффективно решает палубная авиация? Она же выполняет разведку и противодействие подлодкам.

Ну, раз уж линкоры есть, американцы на Тихом океане использовали их для огневой поддержки выброшенной на вражеский берег морской пехоты, да как транспорт и корабль снабжения для той же морской пехоты. Однако анализ эффективности действий корабельной артиллерии по наземным целям показал, что она имела, скорее, психологический эффект, чем боевой. Залп из орудий главного калибра поднимал много пыли, но уничтожить маленький бетонный дот на склоне горы мог разве что случайно. Штурмовая авиация и в этом оказалась более эффективна. Расцвета ракетного оружия линкоры не дождались, умерев за своей полнейшей бессмысленностью.

Давайте посмотрим на танки с того же ракурса. Сравнение с линейными кораблями имеет смысл, поскольку в момент рождения концепции эти боевые машины так и назывались – сухопутные линкоры. В ходе Первой мировой они использовались как средство прорыва обороны противника, и в этом качестве были более чем актуальны. В следующей большой войне танки пережили свой короткий звездный час, став главной ударной силой сухопутных войск. В конце ее развитие кумулятивных боеприпасов поставило под сомнение их перспективы, однако все еще делало пехоту неспособной отразить танковую атаку без помощи инженерных заграждений, больших артиллерийских калибров и воздушной поддержки.

Но уже Война Судного дня 1973 г. высветила новую реальность: пехота способна самостоятельно парировать танковые удары с помощью штатного вооружения в виде РПГ и ПТУР. Все, с этого момента танк умер концептуально. Если он не способен прогрызть оборону пехотного батальона, то какой в нем смысл? Инженеры еще пытались отсрочить неизбежный уход танков с поля боя, придумывая ухищрения в виде динамической и активной защиты, однако практический эффект был ничтожен. Так комплекс активной защиты израильских танков Меркава, стоимостью под миллион долларов выводился из строя обычным пулеметом, после чего КАЗ уже не спасал танк от выстрела из ручного гранатомета.

Первая война в Персидском заливе продемонстрировала совсем уж абсурдную вещь: иракские танки даже не могли вступать в боевое соприкосновение с противником, будучи расстрелянными как в компьютерном шутере с воздуха. К танковым силам коалиции это тоже относится: они просто не успевали вступить в бой с врагом, потому что штурмовики, вертолеты и легкая пехотная бронетехника, шедшая в авангарде, уничтожали армады иракских танков с помощью ракетного оружия.

Вторая война против Ирака подтвердила диагноз: танки не обладают достаточной маневренностью для современной войны, они просто не успевают доехать к полю боя, пока там есть с кем воевать. С задачей огневой поддержки пехоты справляется легкая бронетехника (БТР, БМП) и даже вооруженные АГС, пулеметами и ПТУР бронемашины. А если этой огневой мощи недостаточно, в дело вступает авиация и тактические ракетные комплексы.

Но все вышесказанное касалось обычной войны (Conventional warfare). Сейчас такой формат уже непопулярен, боевые действия ведутся в 99% случаев в рамках конфликтов низкой интенсивности. Да, танки в них активно применяются. Но принцип тут такой: раз уж у нас есть куча железного хлама, который нам не нужен, давайте отдадим его папуасам. Так в Афганистане еще 10 лет после ухода войск СССР бабаи разной ориентаци гоняли на оставленных оккупантами танчиках. Асадовцы в боях против партизан благополучно утилизировали тысячи советских танков, не добившись, по большому счету, ничего. И наоборот, абреки, вооруженные лишь учением аллаха и легким оружием, перевозимым на тачанках, молниеносно штурмовали города (см. примеры взятия игиловцами Раки и Мосула). А вот выкуривать их оттуда приходилось путем методичного руинирования городских кварталов в течении долгих месяцев и с большой кровью.

Однако, надеюсь, последний гвоздь в крышку гроба танковой войны забил технический прогресс, приведший к бурному развитию ударных БПЛА. Во-первых, беспилотная авиация эффективно решает задачу поиска и уничтожения инфраструктуры, живой силы и боевой техники противника САМОСТОЯТЕЛЬНО, что порой делает наземную операцию вообще не нужной. Во-вторых, если речь идет о поддержке пехоты на поле боя, то те же самые дроны неплохо справляются с этой задачей. И в отличие от танков, для беспилотников нет «непроходимой» местности.

Так вот, давайте представим бой между танком и беспилотником… Да, сложно вообразить, как могут схлестнуться, например, российский Т-72Б3 и турецкий Bayraktar TB2. Последний может атаковать танки ракетами UMTAS, способными самостоятельно находить цель, с дистанции 8 км. А Т-72 способен разве что раздавить дрон своими гусеницами, ворвавшись на аэродром базирования. В реальности ударные БПЛА жгут бронетехнику практически безнаказанно. Пример тому – последняя карабахская война. По данным голландской исследовательской группы ORYX, которая документально подтверждает потери с обеих сторон, Армения потеряла 230 танков (из них уничтожено 133), в то время как Азербайджан утратил 36 танков (уничтожено 22).

Учитывая то, что азербайджанским войскам приходилось атаковать оборонительные позиции армян, нормальное соотношение потерь должно быть обратным. Объясняется дисбаланс в потерях фактором активного использования Азербайджаном дронов. Да, ударных беспилотников было немного, в основном они использовались для разведки с дальнейшей обработкой цели артиллерией. Но даже если согласиться с тем, что на счету турецких Bayraktar 56 армянских танка, статистика впечатляет. Часть армянских танков была сожжена барражирующими боеприпасами – это такой маленький дрон-самоубийца, который висит в воздухе до тех пор, пока не обнаружит цель, после чего пикирует на нее. Дешево и сердито.




Еще ранее турецкие Bayraktar TB2 устроили форменное избиение младенцев в Сирии и Ливии. Так, например, по данным турецкого минообороны в ходе операции «весенний щит» в конце февраля 2020 г. в Сирии силами ударных беспилотников Bayraktar TB2 и ANKA-S только за одну ночь армия Турции нанесла значительный ущерб сирийской армии: уничтожены 23 танка, 23 артиллерийских системы, 309 сирийских военных, 5 вертолётов, уничтожены или повреждены 2 комплекса «Панцирь-С1».

В Ливии, понеся потери от ЗРК российского производства «Панцирь С1», находящихся на вооружении Ливийской национальной армии Хафтара, турки проработали систему противодействия ПВО. Байрактары записали на свой счет не менее семи уничтоженных зенитно-ракетных комплексов. Тут, наверное, будет справедливым выслушать возражение о том, что, дескать, БПЛА не всесильны, и наземные средства ПВО должны в том числе и танковым колоннам создавать надежный зонтик. С тем, что должны – не спорю, вопрос в том, способны ли? Практика показала, что российские ЗРК, созданные для борьбы с самолетами и вертолетами, не очень эффективны в противостоянии с малоразмерными воздушными целями, и никакой зонтик ни в Ливии, ни в Карабахе они создать не способны.

Да, БПЛА тоже понесли потери. Считается, что в Ливии потеряны от огня противника 19 Bayraktar TB2. Но тут снова вступает в дело экономика. Если цена боевого дрона оценивается в $2,5-5 млн, то «Панцирь С1» стоит $15 млн. То есть 7 ЗРК этого типа, уничтоженные дронами, стоят 105 миллионов (стоимость экипажей выносим за скобки), в то время как 19 ударных дронов потянули максимум на 95 миллионов. Но, во-первых, основная часть их потерь пришлась на начальный период операции «Вулкан гнева», когда у турок еще не было практического опыта в борьбе с системами ПВО. Во-вторых, дроны охотились на «Панцири» лишь с целью обеспечить возможность выполнять основную свою задачу – уничтожать боевую технику и живую силу врага. Поэтому суммарный ущерб, нанесенный ими противнику, гораздо выше.

В Карабахе подавление армянских сил ПВО было поставлено уже на гораздо более высоком уровне. Азербайджанцы применяли для этого и барражирующие боеприпасы и самолеты-приманки в виде дистанционно управляемых стареньких бипланов Ан-2. Обнаружив объект ПВО, по нему наносили удар с помощью установок залпового огня. Ну, что поделать, азербайджанцы не такие богатые, чтоб юзать всякого рода продвинутые высокоточные ракеты. Можно и по полощадям «Ураганами» влупить. Но, полагаю, наиболее перспективны в борьбе с ЗРК и РЛС будут дешевые дроны-самоубийцы.

Кстати, БПЛА в ходе второй карабахской войны сделали анахронизмом уже боевую авиацию. Армяне не рискнули задействовать несколько своих Су-30 СМ. Стоимость одного летательного аппарата составляет порядка $50 млн (пилот, кстати, тоже стоит недешево), и поднять его в воздух можно только в условиях абсолютно чистого неба. Но чтобы подавить противовоздушную оборону противника, нужны дроны. Однако, если у тебя есть дроны, они могут решать и задачи по атакам наземных целей, даже если у врага еще жива ПВО. Потеря дрона стоимостью даже в $5 млн не так уж и критична. И пенсию вдове пилота платить не надо.

Но давайте вернемся к танкам. Стоимость современного танка – $6-8 млн. Шансов просто добраться до поля боя у него очень мало. Если ему это удастся, эффективность его боевого применения будет зависеть от квалификации экипажа. А экипаж, уж не удивляйтесь, приоритетной задачей считает именно собственное выживание. Танковое подразделение требует громоздкой инфраструктуры снабжения (ремонт и техобслуживание, боеприпасы, горючее, кормежка личного состава и т. д.). Оно нуждается в обеспечении разведданными, инженерном обеспечении (организация переправ через водные преграды, разминирование), прикрытии с воздуха, пехотном прикрытии. Танки практически бесполезны в условиях городской застройки, а именно там в основном и ведутся боевые действия. Танки не любят горы, болота и леса. В пустынях их трудно замаскировать, по сильно пересеченной местности они не могут двигаться. Возможность скрытно их перебрасывать при нынешнем уровне развития технических средств разведки сошла на нет.

Ударный беспилотник, имея стоимость даже чуть ниже, чем танк, вездесущ, малозаметен для РЛС, может находиться в воздухе до 24 часов, поджидая добычу. Управляет им ПО, которое можно совершенствовать бесконечно. БПЛА решает широчайший спектр задач: разведка, подавление ПВО, атака воздушных, наземных и надводных целей и т. д. Базируется на грунтовом аэродроме или корабле, в качестве ВПП может использовать небольшой отрезок шоссе. И еще дрон не ведает страха, усталости и сомнений.

Танки в современной войне играют разве что роль мишеней, кадры уничтожения которых, снятые с беспилотника, способны ввергать в ужас население вражеской страны (в железных гробах ведь сидят живые люди, чьи-то мужья и дети). А потеря БПЛА не вызывает особых эмоций. Подумаешь, кусок пластмассы, напичканный микросхемами. Этого добра в ангаре еще полно. Щас запустим этих безжалостных убийц в небо и пойдем пить чай, смотря на мониторе шоу, в котором они уничтожают все, что движется и стреляет.

Мушкет сделал бесполезными железные доспехи, мотор упразднил кавалерию, торпеда и самолет отправили на пенсию крупные артиллерийские корабли. Дроны поставили окончательную точку в истории танков. Они не только сделали стальных монстрозавров беззащитными перед ударом с неба, но и взяли на себя их функцию. Если в вашей армии 22 тысячи танков, но нет ни одного ударного дрона, то она годится разве что для парада или карательных операций против нелояльного населения.

P.S. Вот еще довесочком видос, кто не видел, с прошлого стрима. Сегодня в 20 часов мск очередной понедельничный стрим на канале ЧИСТАЯ ПОЛИТИКА. Тыкайте по ссылке, задавайте вопросы ведущему заранее или онлайн.




Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ ...
...сегодня на метле, успела расцеловать Женю, как всем и обещала, но пуще всего делала это для собственного удовольствия, уж простите. Теперь вот добрела до дома (да, вечер глубокий, а я и знала давно, что самые занятые именно безработные тетки!), сижу, вечеряю... Пью знаменитый Лахофер ...
Ждем перераспределения... Офис в Мэриленде хотят закрыть. А нам, никуда переезжать не хочется. Главная причина - школа. Друзья говорят, что школы там не очень, да и друзей снова искать. Мне жалко своего ребенка. Уже четыре школы поменял. Во Флориде жарко, там мне нравится отдыхать. ...
Прикольная все-таки штука, главная страница ЖЖ. Если здесь, у себя, я отдыхаю душой, то перепост моих постов на главной, неизменно приводит к стрессу. Массовая ругань в мой адрес, организованное забивание ногами и прочие малоприятные для ...
Очередной мастер класс про то, как провокаторы разводят кроликов на баррикады. Есть у российского общества один застарелый и пока, к сожалению, принципиально не закрытый гештальт. Мы до сих пор окончательно не определились с главным смыслом понятия социальной справедливости и, ...