Ровно год назад умерла мой адвокат Гералина Любарская

топ 100 блогов olya_sloutsker17.02.2011 Сегодня ровно год, как ушла из жизни мой адвокат, Гералина Владимировна Любарская.

Когда в апреле 2009 года я поняла, что мой развод мирным не будет, и что планы спокойно и цивилизованно разойтись и остаться ради детей в нормальных отношениях рухнули, мне посоветовали обратиться к одному из самых уважаемых и талантливых российских адвокатов – Гералине Владимировне Любарской. Она представляла интересы наследников Бориса Пастернака, журналиста «Московского комсомольца» Александра Минкина, «Альфа-Банка», Бориса Немцова, была адвокатом телекомпаний НТВ и ТВ-6.

Была весна, я приехала в офис юридической фирмы, с которой она сотрудничала. В комнату вошла женщина в возрасте, яркая брюнетка с очень выразительным лицом. У нее были очень маленькие, женственные и красивые руки, которые не портил возраст. Она была одета в стильный брючный костюм. На лацкане была приколота очень крупная современная брошь с разноцветными камнями, а в ушах – такие же серьги. И все это ей очень и очень шло.

Она начала говорить со мной отрывистыми четкими фразами. Попросила рассказать свою историю. Когда я рассказала о себе, о своем тогда еще муже Володе, о своих маленьких детях Мише и Анечке, она меня спросила о настоящих причинах развода. Я ей рассказала. А также рассказала о той придуманной моим мужем причине, которую он распространил среди наших знакомых и родителей, а потом стал распространять в СМИ. Она пристально посмотрела мне в глаза и сказал: «Я дожила до такого возраста и такого уровня в профессии, что сама выбираю своих клиентов. Так вот. Я берусь за Ваше дело. Честно Вам скажу - дело несложное. Здесь все очевидно. И даже та ложь, которую вылил на Вас Владимир, к вопросу о месте жительства детей не имеет никакого отношения».

Гералина Владимировна сказала, что позвонила нескольким уважаемым ею людям и спросила, какая я мать, и стоит ли со мной иметь дело. И каждый из них ответил, что я – великолепная мать, и что мне надо помочь. А еще она сказала мне: «Как странно. Одна из влиятельных судей Пресненского суда еще в декабре сказала, что в их суд в скором времени поступит иск от одного высокопоставленного отца. И мать – известная женщина. И что отец будет отсуживать у нее двух разнополых несовершеннолетних детей. И не хочу ли я защищать его?». И она тогда ответила: «Ну, что ж, придет иск, тогда и посмотрим, что за отец. Но, наверное, судья говорила про кого-то другого?»

Мы начали работать. И после первых судебных заседаний она сказала мне: «Ох, Ольга Сергеевна! Я – старая ворона! И что-то мне не нравится, как все идет. По-моему, все не будет так просто, как я думала».

Ровно год назад умерла мой адвокат Гералина Любарская



А тем временем Володя начал выживать меня из дома: запретил персоналу меня обслуживать и даже разговаривать со мной, запретил брать продукты из холодильника и даже заходить на кухню. В доме с утра до вечера находились его ученики по каббале, которые постоянно крутились рядом с Мишей, и играли с ним в компьютерные игры, они вели себя по отношению ко мне неуважительно и агрессивно. Володя куда-то часто уезжал, со мной разговаривал грубо, даже с какими-то странностями, типа того, что я превращусь в тлен и пепел. Миша старался защищать меня, а Анечка, чувствуя, что происходит что-то не то, всеми своими детскими силами пыталась примирить нас, защитить меня от грубости. Атмосфера в доме стала невыносимой. Я сильно нервничала, мне было плохо и страшно. Но при детях я делала вид, что все в порядке, все как прежде. Любарская сказала мне, чтобы я ни под каким предлогом, ни при каком условии не уезжала из дома. «Все, что делает Ваш муж, это не эмоции. Он просто цинично оказывает на Вас дикое психологическое давление для того, чтобы Вы выехали из дома и стали отдельно проживающим родителем. Ему это нужно, чтобы выиграть суд. Никуда не уезайте. Терпите!». И я терпела. Да и никуда не хотела уезжать от своих детей.

В конце апреля, не предупредив меня заранее, в дом приехала психолог Ольга Буланова. Меня шокировал этот визит, эта страшная женщина, которая, приехав в воскресенье, по сговору с Володей, хотела, чтобы я сказала детям о том, что мы разводимся. Я категорически отказалась это делать. Мы с детьми должны были убегать в театр, т.к. у нас были билеты на «Конька-Горбунка». Но, по настоянию Володи, она все равно провела с детьми психологический тест, где мои сын и дочь должны были нарисовать по ее заданию свою семью. Узнав это, Любарская сказала, чтобы я срочно прошла психологическую консультацию с детьми в солидном государственном учреждении. Она уже, видимо, понимала, куда клонил мой муж. На одной из встреч она пристально посмотрела мне в глаза и сказала: «Как бы больно Вам ни было, какие трудности еще не пришлось бы пережить, никогда, слышите, никогда не манипулируйте детьми! Не изолируйте их от отца! Не крадите их! Я – старая ворона, и в своей практике видела и участвовала во многих таких ситуациях. Дети никогда не прощают родителя, который лишил их в этом беззащитном возрасте отца или матери». «Я никогда не думала об этом, Гералина Владимировна! Я даже не представляю, как бы я это сделала!». Она сказала: «Вот и хорошо, Ольга Сергеевна. Вот и хорошо!».

А потом случилось 3 июня 2009 года: меня не пустили домой. Вместе со мной она ездила по различным инстанциям. Вместе со мной она требовала от опеки Хорошево-Мневники провести комиссию для того, чтобы прекратить изоляцию детей от матери. Сколько она написала писем! Сколько обращений!

Любарская всю жизнь работала одна. А вместе со мной, моей помощницей и моими сотрудниками мы стали командой, которая искренне полюбила ее и испытывала огромное уважение к ее высокому профессионализму. В суде мы с ней сидели вместе на скамейке, а кодла наших, как она называла их, «процессуальных оппонентов», в буквальном смысле издевалась над ней. Гералина Владимировна была профессионалом высшей пробы, блистательно знающим гражданское и семейное право. Ей не нужно было заглядывать в Кодекс, чтобы цитировать ту или иную статью или постановление Пленума. А они в лицо называли ее то «плюшевым мишкой», то хохотали над ее выступлениями. «Оппоненты» позволяли себе швырять в нее мобильным телефоном со словами «заткните им свой рот!». Когда она слегла с сердечным приступом, в газете появилось интервью одного из адвокатов Слуцкера, в котором он выражал опасения, что процесс затянется, т.к. Любарская ушла в декретный отпуск. А ей на тот момент было 68 лет! Да, она была задирой! Да, она была искусным дуэлянтом, что и свойственно блестящим адвокатам. Но в ответ получала отповеди следующего содержания: «Командуйте своей кошкой и вашими лобковыми вшами!». Первый раз она заплакала, когда на мою мольбу после 6-месячной разлуки поговорить с дочкой в канун ее 6-тилетия меня связали с Анечкой и Мишей. Телефон работал на громкой связи, и моя Аня сказала мне: «Мама, умирай! Умирай быстрее!». После этого разговора в зале суда повисла тишина, и судья закрыла заседание в тот день.

В самом начале февраля прошлого года она рассказала мне, что вечером ей позвонил ее клиент, дело которого тоже слушлось в Пресненском суде, и передал ей слова некоего доброжелателя из этого суда, который очень за нее переживает, любит ее и уважает. «Так вот, мне посоветовали, чтобы я отказалась вести дело Ольги Слуцкер, потому что дело будет проиграно. А этот доброжелатель так меня уважает и так переживает, когда я расстраиваюсь из-за проигранного дела, что советует мне от Вас отступить». Я молчала, и она молчала. А потом она сказала: «Как грустно разочаровываться в людях, и как печально, что за бесценок люди теряют свою душу». И она в который раз посмотрела мне прямо в глаза. И сказала: «Я ведь знаю, кто это передал, да и вы, наверное, догадываетесь».

Я пишу этот пост вечером 16-го февраля. Ровно год назад мы сидели здесь же, в моем кабинете, и готовились к заседанию, которое должно было проходить через день. Мы боролись против ходатайства Владимира Слуцкера об опросе моего сына Миши в суде. Мы понимали, что скажет мальчик после 11 месяцев разлуки с мамой, и мы просили, чтобы опрос был проведен Опекой в домашних условиях. Чтобы не проводить маленького мальчика, будущего мужчину через эту Голгофу – отказ в суде от собственной мамы.

Как я вам уже рассказала, с 3 июня 2009 года у меня не только не было возможности общаться с моими детьми, но и не было всех моих вещей. Что-то я купила, но не было ни времени, ни желания ходить по магазинам. И я все время носила одну и ту же черную куртку с капюшоном, да и не было ничего другого. Гералине Владимировне очень не нравилась эта куртка, и вообще она мне всегда говорила, что я должна быть модной, хорошо одетой и следить за собой несмотря ни на что. И несколько раз сказала, что хочет подарить мне очень красивое пальто, которое ей привезла из Америки ее дочь. А я под разными предлогами все отказывалась от этого подарка.
И вот в тот вечер 16 февраля после того, как наше совещание закончилось, она достала из полиэтиленового пакета великолепное пальто от Nina Ricci красивого серого цвета. Я его одела, и оно, действительно, здорово меня украсило! Все девочки, которые были в этот момент в офисе, стали восхищаться и говорить, как мне идет это пальто, а Гералина Владимировна восхищалась больше всех. Она вообще почему-то считала меня красавицей. А потом она взяла обе мои руки в свои и поцеловала их. Она была небольшого роста, поэтому смотрела на меня снизу вверх. Глаза ее были полны слез. И она сказала: «Простите меня ради Бога, Ольга Сергеевна! Впервые за свою 46-летнюю очень успешную адвокатскую практику я своим профессионализмом не могу помочь своему клиенту. Я не встречала за всю свою долгую профессиональную жизнь такого беспредела и такой жестокости по отношению к детям, их матери, бабушке и дедушке».

А ночью ее не стало: остановилось сердце. 18 февраля было заседание суда, уже без нее, которое мы просили отложить из-за смерти Гералины Владимировны Любарской. А наши «процессуальные оппоненты» заявили, что смерть адвоката не является веским основанием, чтобы откладывать процесс. Им очень хотелось побыстрее привести мальчика в суд.

Дорогая Гералина Владимировна! Я, да и не только я, весь мой офис, помним и любим Вас! И Вы были неправы: Вы мне очень помогли. Помогли выстоять, несмотря ни на что, и сохранить веру в то, что добро, любовь и справедливость победят.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
На фоне расставания с Курбаном Омаровым,(Супруг телеведущей Ксении Бородиной бизнесмен Курбан Омаров сообщил поклонникам, что решил лишить супругу родительских прав) скандалом закончилась и деятельность магазина «Borodina_shop», а сама Ксения Бородина пытается оправдаться через социальн ...
У меня тоже есть. ...
ОМГ, какой пиздец! Сезону к шестому я был уверен, что Джон и Дении состарятся вместе, аТирион будет их советником. Я понимаю, что Джордж Мартин - мастер неожиданных поворотов, но это ПРОСТО ПИЗДЕЦ и тупая убогая развязка!!! Ощущение как на голову нарали! ...
Многоуважаемые, а не кажется ли вам, что улитки продают "ногиб за голду"? Возможно, что псто будет малоинформативен, т.к. много очевидного, о чем уже говорилось. Возможно также, что я слоу, но из всех купленных премов ни один не огорчил, похвастаюсь пройдусь по списку (ах да, все ...
Проблем... богатых )) Надо всех бедных распределить по зонам! pic.twitter.com/lZbP1HGbbc — Шура (@Alexandra_81_22) April 29, 2020 Проще богатых распределить по зонам - их меньше. — dfsdfsdfs (@who___am___I) April 29, 2020 Сделать из коттеджного поселка зону - вопрос 5 ...