Психолог от... дьявола. Окончание

топ 100 блогов tanja_tank07.08.2017 Психолог от... дьявола. Окончание Полтора года на полную "перековку"

Он мог просто высказывать какие-то суждения, которые были мне чуждыми, или даже обидными, и меня это задевало. Я не могла оставаться спокойной, и тогда он говорил, что я психую из-за ерунды. Если я возмущалась, обижалась или просто возражала, это называлось "психую". И постепенно я перестала даже возражать ему. Когда он что-то говорил обидное, я думала, как же так, ведь он такой хороший человек, как он может так думать? И тут же сама находила ему оправдания, чтобы успокоить себя и не "психовать". Ведь он не может быть таким, он хороший человек, этому есть какое-то разумное объяснение.

Когда он  грубо со мной разговаривал, что-то требовал, говорил, что я совсем не умею готовить и вести хозяйство, ни к чему не способная и безмозглая, как курица, я думала, что он устал или у него неприятности, и даже жалела его. Что я безмозглая и не умею вести хозяйство, я уже не оспаривала. Ведь я все время всё забываю, еду пересаливаю, не могу найти нужную чистую вещь, не могу сказать, стирала я его любимую рубашку или нет, и прочие подобные бытовые мелочи. И вообще я ненормальная психованная. Я чувствовала, что он прав, я психованная истеричка, не умею вести хозяйство. Ему со мной не повезло.

Иногда он покупал мне цветы и говорил, что любит, и я тут же с радостью забывала все неприятные моменты и верила, что вот сейчас он настоящий, а все плохое было просто недоразумением. Но такого хорошего становилось все меньше и меньше, а плохого все больше.

Я постоянно была виноватой. И сама чувствовала постоянно какую-то вину перед ним. Что разочаровала его, не оправдала его ожидания, что оказалась пустышкой и психически больной истеричкой. Что он всей душой потянулся ко мне, и мне становилось так его жалко, что я оказалось ненормальной истеричкой, и он не знает, как наладить со мной нормальные отношения. Я хотела исправиться, хотела стать нормальной и сделать его счастливым, но у меня не получалось. Я старалась себя контролировать постоянно, но от этого только еще больше нервничала.

Как-то так со временем получилось, что через полтора года такой вот совместной жизни он начал часто орать на меня и даже бить. И я уже думала, что у него есть причины злиться, воспринимала все, как наказание за свою вину. Понадобилось всего полтора года, чтобы я изменилась до неузнаваемости.

Я должна была слушаться его беспрекословно. Он контролировал, куда я пошла, с кем виделась, что читаю или смотрю по телевизору, и если что-то было не так, он бил меня и орал, как же я достала его, как я ужасно с ним поступаю и отвечаю на его любовь черной неблагодарностью. Спустя полтора года жизни с моим любимым, я уже только и думала, как бы не вызвать чем-то новый приступ его гнева. Я бросила учебу, я ничего уже не понимала в психологии, мои мозги поворачивалась со скрипом, у меня не было никаких сил, чтобы усваивать какой-то учебный материал.

Я поменяла работу на неквалифицированную и пошла работать на вторую работу, потому что ему нужно было качественное питание, ведь я довела его до гастрита. Я, дипломированный врач - акушер со стажем, драила полы на заводе в две смены, потому что работать по специальности не могла, голова не соображала. У меня начались когнитивные расстройства, кружилась голова, я не могла перейти дорогу, вид движущихся машин меня пугал. Иногда вообще не могла встать с кровати, все плыло перед глазами и я падала обратно.

Ни с кем из знакомых я не виделась, ни с кем не общалась, потому что у меня не было ни сил ни времени, ведь я должна была всю себя, или то, что от меня осталось, тратить только на него. Иногда к нам приходили гости, которых приглашал он, и тогда я должна была изображать полное благополучие, иначе за этим следовал скандал, почему у меня было такое постное лицо, разве я не люблю его и не счастлива, что мы с ним вместе.

Несколько раз он выгонял меня на улицу (из квартиры, которую я же и оплачивала), говорил, что я его не люблю и не забочусь о нем, и поэтому могу быть свободна. Я ночевала в чужих подъездах, мне было стыдно пойти к кому-то, казалось, что все тоже будут меня винить, что я оказалась такой плохой и ни на что не годной, ведь даже мой мужчина меня прогнал. А утром он находил меня и забирал домой, и я была счастлива, что он на меня не сердится.

Это все звучит, как бред ненормальной, я понимаю. Но я полностью изменилась, мое мышление словно перевернулось с ног на голову. Я уже не сомневалась ни в едином его слове. Он открыто гулял с другими девушками, а я не сомневалась, что это я довела его до греха, потому что превратилась в чучело, дерганную истеричку, и он не видит во мне женщину и не знает, как со мной нормально жить. Я пыталась привести себя в порядок, но не могла даже толком накраситься, он говорил, что я размалевалась, как проститутка.

У меня все валилось из рук, я постоянно была в ужасном нервном напряжении, начала болеть физически. Часто у меня не было сил даже голову поднять от подушки. И я через немогу соскребалась и тащилась на кухню, чтобы ему что-то приготовить. Я плакала сама не зная почему, что-то делала и вдруг нападала такая тоска, и слезы сами катились из глаз. И когда он называл меня истеричкой или чучелом огородным, я видела, что это все правда, и ни капли не сомневалась в его словах, а только очень хотела исправиться.

Спасительный... аппендицит


Потом у меня случилась перезагрузка болезнью.

Однажды у меня случился аппендицит. Я старалась не обращать внимание на боль, мне нужно было приготовить ему обед, и я нервничала, что он будет недоволен. Меня колотил озноб, меня рвало, но пока все не поплыло перед глазами, я держалась изо всех сил. Ведь мне нужно было закончить такое ответственное дело – обед  для моего любимого.

Плохо помню, как меня отвезли в больницу, но когда меня прооперировали, и я очнулась от наркоза, я вдруг ощутила такую легкость, как будто вместе с аппендицитом из меня вырезали какой-то тяжелый, гнетущий камень. В больнице и врачи и медсестры были вежливыми, доброжелательными. Спрашивали, как я себя чувствую, не больно ли мне, проявляли какую-то заботу. Я смотрела, как к другим женщинам приходят мужья, приносят им и халатик потеплее и тапочки помягче, и что-то вкусненького, из того, что им можно после операции. Я смотрела на все это отношение и это было как глоток свежего воздуха.

Мое сознание понемногу начало проясняться, я вдруг почувствовала, что, какой бы плохой я ни была, я хочу жить вот так, с таким вот отношением. Я хочу, чтобы мне было хорошо и спокойно. А с ним мне плохо. Пусть он самый лучший мужчина на свете, пусть он во всем прав, но мне с ним плохо. Я думала, что я его мучаю, но и сама я тоже мучаюсь, и я не хочу так больше. Я поняла, что не должна возвращаться к нему.

Он пришел ко мне в больницу, и я сказала ему, что хочу расстаться. Сказала, прости меня, тебе со мной плохо, но мне тоже очень плохо. Нам нужно расстаться. И тогда он начал открыто мне угрожать. Говорил, что все знают, какая я стала психически ненормальная, что у меня паранойя на почве ревности, и что никто не удивится, если я вдруг покончу с собой. Говорил, что после моей смерти от горя покончат с собой мои родные, и никто этому тоже не удивится.

Я вначале не поняла, что он мне угрожает, и возразила, что ни я, ни мои родные не хотят покончить с собой. Тогда он сказал мне, что я всегда была тупой курицей.  И прямо сказал, что убьет меня и подстроит все так, чтобы это выглядело, как самоубийство. Я его собственность, и я должна быть с ним и ему повиноваться. Он меня не отпустит.

Я была в шоке. Как бы он ни вел себя раньше, но он всегда это преподносил, будто я его вынудила делать что-то плохое, а сам он этого не хотел.  А здесь он как будто приподнял маску, и впервые так откровенно зло и цинично говорил со мной.

У меня было двойственное чувство. Я видела, что этот человек не шутит и вполне способен это сделать. Я была в шоке. Но в то же время у меня не укладывалось в голове, что все это именно так. Так не бывает! Ведь это не кино про какого-то ненормального психа - злодея. В жизни люди не бывают  такими откровенно злыми. Таких, как психопат Банди единицы. Я пыталась объяснить себе его слова, что он просто разозлился, что он это не всерьез. Одно дело разозлиться на меня и побить, и совсем другое убить расчетливо и спокойно. Ведь бывает, что люди в запале говорят страшные вещи, но на самом деле они на это не способны. Я не могла поверить, что он именно такой, как показал себя в этот раз.

Тогда я уже не видела ничего ужасного в том, что он меня бьет. Оправдывала это тем, что он на меня разозлился. И только угроза меня убить была из рамок выходящей. Я уже не ценила себя, побои и оскорбления стали почти обычными, а он при этом виделся мне нормальным хорошим человеком.

Я уже и не понимала, что у нас с ним давно не было душевно близких отношений, все его понимание, вся любовь и нежность как-то незаметно сдулись, а я даже об этом не заикалась и ничего не требовала, даже не пыталась выяснять отношения, во всем считала виноватой себя. Я уже зациклилась на обеспечении его бытовых нужд, ведь именно этого он от меня все время требовал и за это виноватил, говорил, что я некудышная жена, я превратилась в домашнего робота и винила себя, что плохо о нем забочусь.

Пока я лежала в больнице, подружилась с медсестрой, я хорошо знала ее раньше. После этого разговора с Лиязом я расплакалась, и она предложила поехать к ней, и пожить у нее, пока я успокоюсь и пойму, что делать дальше. Я так и сделала. Выписалась и поехала к ней. Но уже через несколько дней я стала ужасно скучать по нему. Мне вспоминалось каким он был любящим и заботливым. И начинало казаться, что это я действительно так себя вела, доставала его бесконечными истериками и подозрениями, была неряхой и недотепой, что он не смог построить со мной нормальных отношений.

Через неделю я уже была уверена, что мне нужно вернуться к нему и постараться изменить наши отношения к лучшему. Я думала, что это возможно. Я хотела сделать его счастливым, мне казалось, я увидела свои ошибки и теперь я обязательно исправлюсь. На самом деле моей ошибкой было то, что я думала сделать счастливым его, а не себя. Свое счастье я ставила в зависимость от него. Но я уже не могла думать по другому. И я вернулась.

"Я враг небес, я зло природы"

В первый день он со мной не разговаривал. А во второй я была вынуждена выскочить на улицу босиком, хотя была зима, потому что он начал бить меня и орать, по каким мужикам я шлялась. Я пыталась объяснить, что у меня еще болит шов, и я просто не могла думать ни о каких мужиках, но он это игнорировал, как будто и не слышал. Но видимо несколько дней без него все-таки пошли мне на пользу, я вспомнила, как он откровенно угрожал мне в больнице, и до меня дошло, что все мои объяснения не имеют никакого значения. Он просто хочет меня избить.

Когда я была уже на улице, он выбежал следом за мной и начал изображать горем убитого любящего человека, объясняя оторопевшим соседям, что я совсем лишилась рассудка, бью сама себя кулаками и бьюсь дома о стену, и кричу, будто меня хотят убить, а мне ведь не так давно сделали операцию, и он очень боится за мое здоровье.

Я была ошарашена от такого наглого, неприкрытого вранья. У меня просто челюсть отвалилась.

Соседи смотрели на меня, что я на снегу босиком, в одном халате и растрепанная, явно нервная, с сочувствием слушали его и кивали. А он заливал им, что я уже пыталась покончить с собой, и он не знает, что делать. Кто-то посоветовал положить меня в психбольницу, вызвать скорую прямо сейчас, он ответил, что ему меня жалко, но видимо придется это сделать, ведь я бываю в таком состоянии, что могу себе навредить.

Затем последовала такая отвратительная сцена, что у меня до сих пор наворачиваются слезы одновременно с тошнотой, когда я это вспоминаю. Он вместе с соседкой очень ласковым голосом, прямо таким искренним, подзывал меня «иди сюда, иди, моя хорошая, иди, бедная моя, ну что ты, что с тобой», как заботливый хозяин подзывает больную собаку. Меня даже затошнило от этого и я не могла сдержаться, меня затрясло и я разрыдалась.

И конечно все увидели в этом подтверждение моей ненормальности. Я чувствовала, что куда бы я сейчас ни побежала, он выставит меня сумасшедшей, и верить все будут ему, а не мне. А весь мой вид будет, как подтверждение его слов. Разве кому-то придет в голову, что человек может так нагло и бессовестно врать о таких вещах? Разве мне кто-то поверит, что такое возможно? Ведь так не бывает!

Я сама едва верила, что все это происходит наяву. Это было похоже на какой-то жуткий, нереалистичный сон. Но я видела, что ему почему-то верят. Я испугалась, что он так действительно может вызвать психушку, и я не смогу ничего никому доказать. Все видят, как он ласков со мной, как беспокоится обо мне, зовет меня, а я почему-то трясусь и рыдаю. Я вернулась домой. Я не видела никакого выхода.

Он больше не бил меня, он был полностью доволен собой и тем спектаклем, который он устроил. Он продемонстрировал мне, что я полностью в его власти и дергаться или просить помощи бессмысленно. Дальше я помню очень смутно. Он молчал, смотрел на меня, изучал, оценивал. Видимо прикидывал, дошла я уже до дна или еще нет. Не угрожал, не было в его взгляде ни злости, ни каких-то эмоций вообще. Просто холодный оценивающий взгляд.

А я себя чувствовала, как в клетке с тигром. До меня наконец дошло, что вот такой он и есть на самом деле. Нет больше никаких объяснений. Он такой, каким показал себя сейчас и тогда в больнице, когда хладнокровно угрожал убить меня и моих родственников. На меня напала такая апатия, что было все равно, что он делает или говорит. Я помню, что сидела и смотрела в пустоту, и было уже все безразлично.

И помню такой момент, прямо театральный, я в шоке от его истинного облика сказала что-то вроде "кто же ты такой???" И он спокойно безразлично процитировал мне несколько фраз из "Демона" Лермонтова. "Я тот, чей взор надежду губит; Я тот, кого никто не любит; Я бич рабов моих земных, Я царь познанья и свободы, Я враг небес, я зло природы..."

А потом, помню, он совершенно безэмоционально сказал "Я уйду. Совсем. Тебе будет плохо. Вот эти таблетки пей по одной, когда совсем захочется сдохнуть. Они тебе помогут. Слышишь меня? От них ты будешь спать, а когда они закончатся, тебе будет лучше. Прощай" И кажется он поцеловал меня в лоб, как покойницу, помню что я подумала "прощается, как с мертвой".

Я на автомате послушно взяла у него таблетку, выпила и отключилась. Когда проснулась, увидела свою сестру. Она сказала, им позвонил какой-то мой знакомый, сказал, что меня бросил парень и я в жуткой депрессии, хочу покончить с собой, за мной надо бы приглядеть. Я безразлично это восприняла, ни мыслей, ни чувств не было. Как будто я умерла. И так я просуществовала какое-то время, не помню даже сколько дней. Просыпалась, лежала, смотрела в потолок, потом сестра давала мне таблетку (она думала, мне их врач прописал) и я снова отключалась.

Эмоционального состояния не было никакого, мысли тоже в голову не проникали. Существовала на автопилоте. Когда таблетки закончились, я постепенно начала приходить в себя. Ощущение было, как после тяжелой болезни. Пыталась подумать, вспомнить что-то, но эмоций при этом никаких. Я думала "наверное, надо поесть", шла на кухню, как сомнамбула, делала себе бутерброд, ела, не чувствуя вкуса, запивала водой и опять ложилась. Иногда сестре удавалось меня накормить, но я ничего этого не замечала, ни на что не реагировала, разговоры сестры меня утомляли.

Как-то я заставила себя пойти в магазин. Деньги он мне оставил, сестра нашла их на столе. Уж не знаю, чем вызвана такая забота, но предполагаю, что это тоже был какой-то эксперимент, а он как-то наблюдал за мной. Сестра начала говорить что-то вроде "он о тебе заботится" и "наверное сама парня допекла, с тобой не каждый выдержит". От истерики меня спасли таблетки, они прочно гасили любую эмоциональность и мысли в зародыше. Когда я уже стала способной к самообслуживанию, сестра ушла, и присматривала за мной периодическими наездами. Мнение у нее до сих пор такое, что я сама парня допекла, а он поступил благородно, оставил мне денег на первое время, чтоб я валялась и ничего не делала. Я так поняла, ее раздражало, что я не ходила на работу, она это понимала, как саможаление и "ни фига себе, распустилась, подумаешь, депрессия у нее, у меня вон тоже жизнь хреновая, а на кровати валяться мне никто не даст! избаловал он тебя". Так что лицо он сохранил и капризулей меня выставил. 

Когда я стала приходить в себя, я все время думала, как же так получилось, почему, за что мне все это. Сестра пела в уши «ну и что такого случилось? мужика захотела красивого, а он не дался? ты думала все на свете под тебя будет, под твой эгоизм? а не все бывает, как ты хочешь!» Я вспоминала начало наших отношений, искала где же я «перешла дорогу в неположенном месте», что я сделала не так, где я что прошляпила, где я продавливала свой эгоизм, чтобы «получить красивого мужика»?

"Слово "ответственность" им противопоказано"

И я полезла читать нашу переписку. И наткнулась на то его письмо, где он говорил "Я психопат. Я говорил. Я не виноват, что ты не слышишь". И сразу же мне стало вспоминаться, что он действительно об этом говорил. При моей убитой самооценке меня это просто добило. Господи, какая же я дура, как я могла так вляпаться, ведь он действительно говорил, значит, я сама во всем виновата.

И тут же вспомнилось, как он объяснял мне, что мне выгодно этого не замечать, и вообще все его объяснения. И слова сестры на это хорошо ложились. Я тогда не в силах была увидеть во всем этом подвоха и начала тонуть в самобичевании. Эта самадуравиноватость мешала мне восстановиться, освободиться и жить дальше. Веры в себя не было, была депрессия, которая не давала восстановить хоть какие-то внутренние ресурсы. Мне очень нужна была поддержка в то время, нужно было с кем-то об этом поговорить, но я не могла ни к кому обратиться. Я думала, что я скажу? Был мужчина, который говорил о себе, что он психопат и объяснял мне, почему мне не выгодно это слышать и видеть, а я его полюбила (или захотела получить) и огребла все то, что имею. Как по идиотски это выглядит. Что мне могут сказать, кроме как сама дура, сама виновата.

Однажды я наконец решилась удалить всю нашу с ним переписку и все его сохраненные письма. И в сохраненных нашла письмо, где он говорит:

"Слово "ответственность" им противопоказано. Сначала они должны понять, что им причинен ущерб. Потом восстановиться. А потом говорить об ответственности за себя. Никак не раньше".

Я это очень хорошо прочувствовала, насколько это правда. Только когда я начала думать, что мне приченен ущерб, когда я это осознала, я смогла все это переварить и постепенно двигаться дальше. Тогда только я смогла увидеть, как все было на самом деле, что он делал, как подавал все так, чтобы я выглядела и чувствовала себя дурой. Я прочитала в сохраненных его письмо о девушке с форума, где он пишет, что муж подставляет ее умышленно, солит суп второй раз, прячет вещи и т.д, и тогда я вспомнила, что у меня тоже все время что-то было не так.

Но я забыла о том, с чего все началось, и помнила только свое чувство растеряности, когда суп оказывался пересоленным и вывод, что я плохая хозяйка. У меня были о нем только хорошие воспоминания, а о себе я помнила, что ни с чем не справлялась. А тут я начала все вспоминать и поняла, как он это делал. Да, он много раз говорил, что он психопат. Но важно не то, что он говорил, а как именно он это говорил.

Когда мы душевно так разговаривали, он весь такой понимающий, обнимает меня и ласково говорит "Я психопат, я не умею любить". Его слова не соответствовали тому отношению, которое он ко мне демонстрировал. И в письмах, когда он говорил, что психопат, это было после многих совершенно адекватных писем. И когда он объяснял, как приучает меня что-то оправдывать, это было примерно так - он рассказывал, как его в детстве били в детдоме, что он сбежал, шатался где-то несчастный  и голодный, залез в какой-то дом и украл еду, потому что очень хотел есть.

Хозяин его застукал и жестоко избил. Все это так рассказывает, что невозможно не откликнуться эмоционально. И вот когда я прониклась сочувствием и жалостью к несчастному голодному ребенку, он говорит, что очень хотел этого хозяина убить и если бы не был маленьким, разрубил бы его на куски и скормил собакам. Я конечно не сочувствую такой жестокости, но мне понятно, почему у него были такие чувства. И вот тут он и объясняет, что-то про приучение меня его оправдывать. Но эти объяснения ничего не меняют, и не изменили бы, даже если бы я к ним всерьез прислушивалась, потому что в любом случае я бы сочувствовала и понимала того маленького несчастного ребенка, о котором он рассказывал.

А когда уже он перестал демонстрировать любящее и понимающее отношение, он перестал и говорить что-то такое и перестал что-то объяснять. Словом, так было всегда и во всем. Это не я дура, это он очень расчетливо манипулировал моим сознанием. Да, может быть он и говорил правду о себе, но так, чтобы я точно воспринимала в этот момент не его слова и обращала внимание на другое, более для меня важное. Когда я поняла это, я смогла понимать и что вообще со мной происходило. И только после этого я как бы помирилась с собой и у меня появились внутренние ресурсы, я начала по настоящему восстанавливаться.

Очухивалась я от всего этого очень долго. Чувствовала себя, будто меня выпотрошили. Постепенно возвращаясь к жизни, я становилась совсем другим человеком, не такой, как была раньше. Я стала озлобленная, думала больше о том, что теперь никому не позволю меня обмануть. Мне стало безразлично почти все, что не касалось лично меня, люди меня раздражали, и я стала злым, очень закрытым, каким-то бездушным и подозрительным человеком, избегала почти всех своих знакомых. Ни с кем отношения не поддерживала, каждый раз, когда кто-то пытался со мной или при мне поговорить о себе, я видела либо глупое и ненужное соплежуйство, либо подвох и обман.

Иногда я пыталась общаться в соцсетях, читать что-то на психологических форумах, как раньше. Но там меня либо раздражали чужие жалобы на жизнь, либо я видела обманщика и тролля чуть ли не в каждом, я была в этом так уверена, что сразу всех грубо отшивала, обвиняя во вранье. Наверное, такого количества врунов и троллей, сколько мне виделось, просто не существует.

Показательным можно считать такой пример: однажды я зашла на сайт, где общаются те, кто вырос в детдомах, а сейчас зависимые от отношений с деструктивными людьми. Они общались там свободно и откровенно рассказывали о себе, называли друг друга по именам, обсуждали свою личную жизнь, свободно делились своими переживаниями.  Мне пришло в голову, что это такой же психопат пишет, чтобы разводить людей на эмоции и через свои слезливые истории втираться в доверие. Я написала там гневный пост, чтобы, как я думала, предупредить нормальных людей, не верить всему этому и бежать оттуда. Это был период такой, повсюду мерещились враги - психопаты, мне казалось, что меня опять хотят развести на жалость и втереться в доверие или обмануть меня, привлечь к себе внимание. О себе я в это время ни с кем не говорила. Постепенно это прошло.

Еще одна жертва Лияза

Что касается "подружки с форума". Расскажу про такой вариант. Когда мы с ним жили и я пребывала в стойкой иллюзии наших взаимных отношений, он рассказывал мне о своем бывшем клиенте, который потом стал его хорошим другом. Талантливый хирург, талантливый психолог - самоучка. Встречался с молодой женщиной, а потом оказалось она алкоголичка, и он ее бросил. И вот она переживает, одна, несчастная, представь только, как ей плохо, сопьется совсем, ля-ля-ля надо поддержать, утешить. Неужели тебе не жалко человека?

И вот я ей пишу под предлогом, что как-то мы случайно пересеклись на форуме, Лияз называет мне какой-то ник "скажи, что это ты", я как последняя идиотка ему верю и делаю, как он просит. Знакомлюсь, а потом пытаюсь помочь и поддержать. Конечно же, я это делаю искренне, единственно, что мне не нравится, это обман, что я должна представиться кем-то другим. Но Лияз меня убеждает, что так будет лучше. Ему действительно нужен был контроль за предыдущей жертвой.

Уже потом, когда он ушел, и я пришла в себя, мы с этой женщиной списались и обнаружили, что и с ней и со мной был один и тот же человек. Только она называла его Стас, а со мной он был Лияз. Почему мы не обнаружили этого раньше - я верила Лиязу, была вся в наших отношениях и никак не могла соотнести своего самого лучшего мужчину с тем подлецом, который был у той женщины. И потом, разные имена, разные города, разный род занятий «любимых мужчин». Она не рассказывала каких-то нюансов, по которым я бы его опознала. А когда я уже после расставания с ним начала приходить в себя и больше понимать, что это такое было, мы с ней списались и начали все сопоставлять, и все у нас сложилось один к одному.

Сразу подумали, что через меня он ее таким образом контролировал. А потом она вспомнила, что так же кого-то утешала с его подачи. Вообще зацените коварство - сначала он ставит над кем-то эксперимент, а потом подсказывает очередной жертве, как лечить предыдущую и контролирует процесс. Вполне может быть, что потом он как-то усовершенствовал эту технику или эта схема у него стала другой. Мы с этой женщиной дружим до сих пор, и именно она рассказала мне о Вашем блоге и про "охотника" и про братьев. И убедила меня тоже написать.

О его связи с правоохранительными органами - знаю лично такую историю. Гражданин Азербайджана ZZZ не мог въехать в Россию, потому что за год до этого он был осужден в г.Челябинске за грабеж и получил условный срок (условный, потому что у него был маленький ребенок от русской жены). Но вместо того, чтобы как положено отмечаться, он сбежал в Азербайджан и его внесли в федеральную базу (то ли в розыск подали, то ли еще как, не знаю). И я лично относила деньги полковнику тогдашней милиции по имени Марат (он был в форме полковника) за то, чтобы этого ZZZ убрали из федеральной базы и он мог въехать в Россию. И на словах передавала от Лияза, что вторую половину ему отдадут, когда ZZZ будет здесь.

Примерно через месяц этот ZZZ с ребенком жил у нас несколько дней и я снова носила деньги тому полковнику Марату. Мне это преподносилось, как благое дело, жена ZZZ не может увидеться с маленьким сыном, потому что он с отцом в Азербайджане и не могут приехать сюда, нужно помочь несчастной матери. Но потом оказалось, что несчастная мать была с ними в Азербайджане, и ее специально отправили сюда одну, чтобы она подготовила все к приезду мужа с ребенком.

В ЗАГС мы с Лиязом тоже ходили - вечером, после работы, нас встретила сторож, запустила внутрь и открыла зал для торжественных регистраций, я там походила, пока Лияз с ней разговаривал. Так же мы с Лиязом ходили в местный собес, у него был какой-то разговор со сторожем. Может быть он таким образом проворачивал какие-то аферы, специально знакомился со сторожами этих заведений, чтобы иметь доступ и инсценировать что ему нужно. Этого я не знаю, но факт его хороших отношений со сторожами был.

Не знаю, связан ли он с экстремистами, где он научился всем этим техникам манипуляций, учился ли он вообще где-то, но в этом деле он специалист. Связываться с ним у меня нет никакого желания. Я видела, что он собой представляет без маски нормальности, и большего ужаса, как в ту минуту, когда он в конце просто спокойно без всяких эмоций на меня смотрел, я никогда не испытывала. Я верю, что ему убить ничего не стоит, я это тогда очень хорошо почувствовала. Зачем он все это делает, зачем играет во все эти игры, наверное понять это может только такой же психопат, как он. Я предположила, что ради чувства полной власти над жертвой, для него это корм.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Представьте, что это - Я. Погладьте меня мысленно, пожалуйста! Если завтра я проснусь в отличном настроении - значит, телепатия всё-таки есть!) ...
В день памяти преподобного Серафима Саровского главой правительства России стал кавалер ордена преподобного Серафима Саровского III степени Михаил Мишустин, благодетель Свято-Успенской Саровской пустыни... Прежний премьер был весьма увлечен религией, даже ездил в Грецию на Афон за ...
Часто спрашивают, вот мол критикуешь, а как нам обустроить Россию? С чего начать, чем, как, где и кем? Объясню. Надо лишь желание и волю. Остальное всё УЖЕ есть. Есть прекрасный народ, за редким исключением парочки чудаков. Есть ресурсы, территория и всё что надо. Но начинать надо с мод ...
Доброго вечера, дорогие камрады! Вот сижу, пялю свою подгнившую и начинающую лысеть тыкву в пыльный монитор, за окном пра-а-а-ативный питерский дождь, молодость прошла, нихуя харошева в этой жизне уже не праизайдет и даже киса в этот раз попалась ...
Хорошими друзьями не разбрасываются. Хорошие друзья в жизни- это большая ценность. чувствовать на жизненном пути плечо настоящего друга,знать что в случае любой жизненной передряги у тебя есть тот, к кому можно обратиться. Более того,знать что в любой ситуации тебе не начнут ...