"Профиль" - деловой журнал. Новости, Политика, Экономика, Финансы, Бизнес

топ 100 блогов rwdru — 20.06.2011  Роман Уколов
ЛИБЕРАЛЫ И КАРАТЕЛИ
Предложение легализовать наркотики вызвало в России ожесточенную полемику.

Война против распространения наркотиков проиграна. К такому выводу пришли члены Глобальной комиссии по наркотической политике (Global Commission on Drug Policy). В докладе, подготовленном комиссией, говорится, что борьба с распространением наркотиков не ослабила организованную преступность, но при этом обходится налогоплательщикам в миллионы долларов и уносит жизни тысяч людей. В документе приводятся данные ООН о том, что употребление опиумсодержащих средств возросло с 1998 по 2008 год на 35%, кокаина - на 27%, марихуаны - на 8,5%. Авторы доклада выступают с критикой в адрес правительств, которые считают современные методы борьбы с распространением наркотиков эффективными. "Политические деятели должны найти в себе мужество заявить публично то, о чем они говорят частным образом, - что стратегии борьбы с наркотиками на основе силовых средств не могут решить эту проблему и в такой войне невозможно одержать победу", - говорится в докладе.
Комиссия призвала страны оперативно принимать новые меры по борьбе с наркотиками, в частности проводить эксперименты с легализацией некоторых видов наркотических веществ, декриминализировать употребление марихуаны и ее хранение, разрешить рецептурный отпуск героина при терапии наркозависимости.
По мнению членов комиссии, подобный легализованный контроль над распространением наркотиков может свести на нет влияние на эту проблему организованной преступности.
Применимы ли такие методы борьбы с наркотиками в России?
Прокомментировать доклад Глобальной комиссии и рекомендации его авторов "Профилю" согласились руководитель программы "Новая наркополитика" Института прав человека Лев ЛЕВИНСОН и президент общественной организации "Россия без наркотиков" Владимир ИВАНОВ.

ЛЕВ ЛЕВИНСОН: "НАРКОБИЗНЕС ЗАИНТЕРЕСОВАН В ЗАПРЕТАХ"
- Глобальная комиссия предлагает поистине революционные изменения в области борьбы с наркоманией. С чем, по-вашему, связано столь резкое изменение в подходах?
- Это свидетельствует о том, что на международном уровне происходят глобальные сдвиги. Еще пятнадцать-двадцать лет назад идеи либерализации антинаркотической политики не воспринимались всерьез. Теперь же эта дискуссия выходит на совершенно иной уровень, реформы назрели. Важно отметить, что заявления комиссии выглядят революционными лишь на первый взгляд. Авторы доклада, как мне думается, давали свои рекомендации, опираясь на результаты уже проведенной работы. На практике либеральные реформы и эксперименты по декриминализации наркотиков уже проводятся примерно в 20 странах, включая США, Швейцарию и Великобританию. Здесь и героиновая терапия, и отказ от уголовного преследования за легкие наркотики и т.д. И результаты, надо признать, позитивные. Средний возраст потребителей героина растет, то есть сокращается приток молодежи и подростков, уменьшилось количество смертей от передозировки.
- Как легализация и декриминализация наркотиков могут помочь в борьбе с наркоманией?
- Модель совершенно понятна. Наркобизнес заинтересован в запретах и в том, чтобы рынок был нелегальным. Здесь источник сверхдоходов. Представьте, сколько получает афганский крестьянин, а сколько организаторы наркобизнеса. Разница - это та прибыль, которую на легальном рынке получить невозможно. Это цена риска, цена возможных издержек и т.д. Декриминализация эти риски снижает, а вместе с ними и цену. Героиновая терапия, например, превращает героин из запретного плода в лекарственный препарат, который употребляют не крутые парни и богемные персонажи, а жалкие, больные и некрасивые наркоманы. Привлекательность такого зелья и самой наркокультуры падает, а с ней и спрос. В либеральной Голландии доля наркоманов в последние годы не превышает 0,3%. А в Швеции, где действуют жесткие запреты, - 0,44%. Уровень смертности среди наркоманов в Голландии тоже самый низкий в Европе - 9 случаев в год. Другой пример - Португалия. В 2001 году там перестали сажать за хранение наркотиков для личного потребления. И за пять лет количество смертей от передозировки сократилось вдвое.
- Насколько актуальны эти инициативы для России?
- Для России это очень актуально. По самым скромным подсчетам, каждый пятый "распространитель" отбывает наказание вовсе не за распространение наркотиков, как говорится в его обвинительном заключении, а за хранение. Те же, кто сидит за распространение, в большинстве своем жертвы провокации. Антинаркотическая политика России в целом репрессивная и карательная. Объяснить это можно появлением в России такого органа, как Наркоконтроль. Подобно наркобизнесу, эта структура также существует за счет запретов и ограничений. Чтобы оправдывать свое существование, ей необходим образ врага и регулярные отчеты о победах над ним. Но так как с международным наркобизнесом борьба идет вяло, то план по валу дают за счет внутренних резервов. Мы уже наблюдали и "дело ветеринаров", и "дело кактусоводов", и "дело кондитеров". Дело в немалом бюджете, выделенном на борьбу с наркотиками, лишь 11-12% средств получают Минздравсоцразвития, Минобрнауки, Минкульт. Остальные идут Госнаркоконтролю, полиции, ФСБ.
- Как вы оцениваете изменения в УК, предусматривающие принудительное лечение наркозависимых преступников в качестве альтернативы лишению свободы?
- Инициативы президента, безусловно, правильные, но открытым остается вопрос их реализации. Все, на что способна сегодня наша наркология, - это снятие абстинентного синдрома и краткий курс по снижению дозы. Чтобы поправки реально заработали, необходимо заставить нашу наркологическую службу лечить людей, а не заниматься учетом наркозависимых. Но основное условие победы над наркоманией все же не запреты и не легализация, а устранение ее социально-экономических причин. Если человек начинает принимать наркотики от отсутствия каких бы то ни было перспектив, от тоски и безысходности, то даже полную ликвидацию самих наркотиков он компенсирует другим зельем, например легальным алкоголем или клеем.

ВЛАДИМИР ИВАНОВ: "ЛЕГАЛЬНАЯ ДОЗА - ЭТО НЕ ВЫХОД"
- Каковы, на ваш взгляд, могут быть последствия претворения в жизнь рекомендаций Глобальной комиссии?
- Число наркоманов увеличится в десятки, сотни раз. Чего и добиваются наркосбытчики. В этом плане их изобретательность не имеет границ. Они вводят в заблуждение и общественность, и специалистов. Это нелегальный рынок, и он не подчиняется экономическим законам. Пытаться играть по своим правилам на чужом поле - это нелепо. Я совершенно не согласен, например, что борьба с наркотиками неэффективна. Где-то этот эффект меньше, как в Афганистане, а где-то больше, как в Швеции.
- Быть может, возможен некий промежуточный вариант с применением героиновой терапии и декриминализацией потребления?
- Наркотик - это вещество, которого никогда, ни при каких условиях не бывает достаточно. Поэтому я совершенно не могу себе представить наркомана, который, получив легальную дозу, пошел бы работать или учиться.
Дело в том, что наркотик психологически располагает к фантазиям, а не к труду. Нет, получив бесплатную дозу, наркоман отправляется искать денег на платную. Да, сегодня наша наркология не способна лечить наркоманов. Но с этим хорошо справляются реабилитационные центры. Легальная доза - это не выход.
- Возможно, какой-то эффект будет от декриминализации марихуаны и ее контролируемого сбыта?
- Если только предположить, что человек никогда не попробует героин. Уверяю вас - 99,9% из тех, кто попробовал и то, и другое, остановятся на героине. Наряду с несоизмеримо большим эффектом он сохраняет ясность сознания при приеме. К тому же марихуана при регулярном потреблении просто перестает давать эффект. И вот тогда люди переходят на героин.
- Но как же быть с опытом ряда европейских стран, где декриминализация наркотиков дала определенный положительный эффект?
- Нет никакого положительного эффекта и опыта. Несколько стран, где такие эксперименты проводились, не показатель. Голландия давно закончила свой эксперимент.
К ним съехались все европейские производители "синтетики", куча наркоманов, и они вскоре прикрыли эту вольницу. Да, там продают марихуану в нескольких кофешопах, но не более. И в Испании, и в Португалии как сажали, так и сажают за потребление. В Великобритании был министр внутренних дел, который выступал за легализацию наркотиков, и вот он уже не министр.
- Каким вам видится перспективный путь борьбы с наркоугрозой?
- Я считаю, что, сохраняя правовое и силовое противостояние наркобизнесу, блокируя финансовые потоки и арестовывая его главарей, следует уделить больше времени и средств на профилактику, образовательные программы в молодежной среде, в конце концов - на рекламу и пропаганду здорового образа жизни. Давайте надеяться на декриминализацию, но сегодня эта мера не актуальна. Мы уже прошли большой, трудный путь.
С конца 90-х число наркозависимых в России сократилось почти в пять раз. Осталось убрать из наших школ и вузов наркоманов, которые зарабатывают на дозу, распространяя наркотик. Их надо изолировать. Как? Не важно.
Сейчас есть уголовная статья за приобретение и хранение, но можно вернуться и к прежней практике уголовной ответственности за потребление наркотиков. Не обязательно сажать всех в тюрьму. Пусть принудительно лечатся в реабилитационных центрах, лишь бы подальше от тех, кто еще здоров. Сейчас я не могу заставить директора школы не допустить ученика-наркомана в класс, где учится мой ребенок. А жаль…

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Выглядит странно. Кто-нибудь подскажет, куда подевалась вся трава? ...
...
В 23:30, 24.08.19, SANA (Syrian Arab News Agency), сирийское государственное информационное агентство, опубликовало сообщение, что системы ПВО страны работают против вражеских целей в небе Дамаска. Сообщалось о «3 взрывах в небе города». Далее сообщалось, что Израиль нанёс удар со ...
Тут граждане сверху донизу переругались на животрепещущую тему: можно ли показывать в теленовостях маньяка, гуляющего по Москве с отрезанной детской головой? Приводятся различные аргументы от "не надо разжигать" до "народ должен знать правду". Я же задумался: а ведь при изменении личности ...
Провела 4 дня в Москве, после почти трехлетнего отсутствия. Ничего не изменилось, и в частности не изменилось, как люди одеваются и выглядят. Кто-то хорошо (немногие и, как правило, моложе 25 лет), кто-то странно… Как будто застряли в 80х. ...