По ком звонит колокол? Видимо по всем нам.

топ 100 блогов torontoru28.06.2021 Fact: Шовина посадили и даже не скрывали, что сделали это, чтобы черные не разнесли Америку.
Сheck: Гугл полон этого дерьма. Либералы и загорелые братья считают что мало дали.
Mom's opinion:
https://www.npr.org/sections/trial-over-killing-of-george-floyd/2021/06/25/1010366233/chauvins-mother-pleads-a-lenient-sentence-for-her-son-hes-a-good-man
Good opinion: Девушка хорошо выразила то, что я об этом всем думаю.
Соня Тучинская Памятники Джорджу Флойду
Соня Тучинская Памятники Джорджу Флойду
–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––
Jun. 25th, 2021
Разрушая памятники, сохраняйте цоколь. Ежи Лец.

Представьте себе особь мужеского пола годами – под 50, ростом — под два метра, чья беззаботная жизнь, полная веселых приключений, сродни жизнеописанию одного булгаковского героя:
И вообще они в последнее время жутко свинячат. Пьянствуют, наркоманят, с женщинами безобразничают, от алиментов уклоняются, короче, ни черта полезного не делают, да и делать ничего не умеют.
Прибавим к этой общей и, в целом, довольно безобидной характеристике кое–какие специфические для нашего персонажа детали:
Приводов в полицию – без счета, судимостей за мелкие преступления – не менее трех, а за тяжкие, включая торговлю наркотиками и вооруженное ограбление с приставлением пистолета к животу беременной женщины, – поди все шесть.
Ежедневное ширяние разнообразной «дурью», от фентанила до мета, до основания износило его сосуды, сердце и легкие, поэтому «я не могу дышать» случилось с ним задолго до последнего задержания. Вечером рокового для Америки дня, 25 мая 2020 года, после бузы с полицейским из–за фальшивой купюры в качестве оплаты за сигареты, наш герой приказал долго жить. Как показало официальное, а не заказанное сородичами покойного вскрытие, смерть наступила в результате фатальной передозы.
Эта смерть, подло повешенная на соблюдавшего все инструкции полицейского, стала фейковым предлогом для погружения Америки в ад нескончаемых «мирных протестов» памяти нашего героя. Они проходили на фоне пылающих полицейских участков и разграбленных бутиков и стоили жизней десятков, если не сотен людей и тысяч разоренных погромщиками бизнесов. На улицах Миннесоты этот театр военных действий длится уже второй год.
Вопрос: Кем должен быть наш герой, чтобы после такого послужного списка удостоиться «прозвенеть в бронзе» через год по смерти?
Ответ: он должен быть сакральной по сегодняшним американским меркам фигурой. А, именно, — потомком американских рабов.
Одному из них (не трудно догадаться, что речь здесь идет о Джордже Флойде), как раз и открыли 17 июня памятник. Произошло это волнующее событие у здания мэрии Ньюарка, самого большого города штата Нью–Джерси. Пугающих габаритов молодцеватый Флойд с голливудской улыбкой «хорошего парня» сидит в непринужденной позе на городской скамейке. Этот шедевр монументального искусства, на который пошло 350 кг бронзы, преподнесен в дар горожанам мэрией их родного города. Не совсем понятно, почему «бронзы многопудье» пришлось оплачивать налогоплательщикам Ньюарка в то время, как последние из своих «13–ти подвигов Геракла» усопший совершил в городе Миннеаполисе штата Миннесота?
"Какое время на дворе — таков мессия"
В этом растерзанном именем Флойда городе (и, если бы только там) ему поклоняются на совершенно языческий манер. Совершая шаманские обряды «камлания на идолище», в качестве последнего используют громадные постеры с его изображением.
О языческих же бдениях перед золотым гробом, на конном катафалке провезенном через три штата – умолчим, потому, как не писал об этом только ленивый. Именем Флойда называют улицы, учреждают стипендии, и даже ратифицируют в Конгрессе законы о "справедливой полиции". В недавнюю годовщину смерти нового национального героя Америки его коленопреклонённо оплакивали престарелая Спикер Конгресса со товарищи и лидер большинства в Сенате, а действующий Президент по этому случаю принимал в Белом Доме его сородичей, включая фемину, которой посчастливилось оказаться последней по счету сожительницей усопшего. Ей и ее дочери выплачена за потерю «кормильца» компенсация в 25 млн. долларов. Окончательно свихнувшаяся от бремени «белого гилта» Барбра Стрейзанд добавила к этой сумме еще и свой миллион, чтобы дочь невинной жертвы «системного расизма» могла получить «достойное образование». За девочку, которая вряд ли видела своего «героицеского папашку» чаще, чем раз в год, Америка может быть спокойна.
А вот можно ли быть спокойным за Америку, где безнаказанно обезглавливают, крушат, заливают краской памятники отцам–основателям, а персонажей, подобных Флойду, именем государства обращают, прямо по Маяковскому, в ролевую модель для черной молодежи:
Юноше, обдумывающему житье, решающему —
сделать бы жизнь с кого, скажу не задумываясь —
«Делай ее с товарища Флойда!
Градоначальник Ньюарка, выступая на открытии памятника, подчеркнул, что его открытие приурочено ко дню учреждения нового общеамериканского праздника – Juneteenth или Black Independence Day (День Независимости для Черных). 19 июня 1866 года, когда даже в упорно цепляющемся за институт рабства Тексасе был отпущен на свободу последний раб, Америка окончательно перестала быть страной «работорговцев и невольников». Указ о новом общенациональном празднике, после единогласного одобрения Сенатом, Президент подписал в четверг 17–го июня, а уже в пятницу во многих штатах – нерабочий день и народные гулянья. Так что, у нас теперь два Дня Независимости: 4 июля – для всех американцев, и 19 июня – для особенных, называющих себя афроамериканцами.
В своем выступлении мэр выразил надежду, «что люди, проходя мимо larger than life фигуры этого выдающегося человека, вдохновятся идеей великой борьбы, которая идет прямо здесь и сейчас, в Ньюарке, как, собственно, и во всем штате Нью–Джерси». Однако, из его взволнованной речи осталось неясным о какой именно борьбе идет тут речь. О борьбе с чем или за что?
На самом деле, ответ на этот вопрос прост как апельсин: речь идет о борьбе за полное и окончательное освобождение потомков негритянских рабов…нет, не от рабства — его не существует больше двухсот лет, и не от сегрегации – она изжита более полувека назад…Речь идет о борьбе за селективную, по признаку расы, отмену основополагающей составляющей американской демократии — равенстве всех граждан перед законом. Иными словами, представители негроидной расы (13% популяции) де факто освобождаются от юридических последствий совершаемых ими уголовных преступлений, как то, кражи, ограбления, разбойные нападения. Делается это под благовидным предлогом, чтобы ни один из соплеменников Джорджа Флойда никогда более не повторил его судьбы. То есть, не был бы умучен от американских полицейских, по умолчанию – сплошь расистов.
Для живущих в реальном, а не воображаемом мире, очевидно, что Джордж Флойд, если и был жертвой, то вовсе не белых полицейских. Он был жертвой своего саморазрушительного пристрастия к наркотикам, к тому же (вслед незабвенному Михаэлю Самуэлевичу Паниковскому) «все свои силы положил на то, чтобы жить за счёт общества». Чтобы отвадить других идти неверной дорогой Флойда, нужно бы громогласно объявить, что усопший ни в малейшей степени не был ни Христом, ни Мартином Лютером Кингом, и никак не может быть примером для подражания. Взамен этого единственного разумного вердикта по «делу Флойда», памятники новейшему святому в иконостасе левой Америки растут на улицах американских городов как грибы после дождя. Пока я пишу эти строки, с ленты новостей пришла радостная весть, что Бруклине произошло открытие исполинских размеров деревянного бюста Флойда, который, после того как им вдоволь насладятся бруклинцы, украсит Union Square в центре Манхетена.
Заподозрив скрытый расизм в цвете бюста, его пытались перекрасить в черных цвет.
Парадоксальным образом, в сегодняшнем прославлении Флойда проявляется то снисходительно–высокомерное, патерналистское, то есть, истинно расистское презрение белых хозяев к неграм, которое существовало во времена их рабского труда на хлопковых плантациях. Ведь заурядному уголовнику–рецидивисту с белой кожей, умершему при подобных обстоятельствах, ни при каких обстоятельствах не станут возводить в Америке монументы. Выходит, что «плохо» для белого, то для черного – похвально и достойно романтической героизации. Вот в этом и заключается патернализм. Власти, обеспечивая на халяву базисные (и сверх того) потребности определенной части гражданского общества, потакая его членам сбиваться в разбойничьи шайки, наподобие BLM, возводя монументы худшим из них, и т.п., ожидают, что ответом на эту «отеческую заботу» будет разрешение манипулировать прикормленной паствой в своих нечистых политических целях. Речь тут идет, как вы понимаете, о голосах выборщиков, но этим не исчерпывается. Так что, в первую очередь оскорбиться и ополчиться против возведения памятников Флойду должны были бы его соплеменники. Но они почему–то предпочитают с невиданным энтузиазмом крушить статуи Кристофера Колумба, Джорджа Вашингтона и, даже, что вполне в духе сегодняшнего дурдома, — Авраама Линкольна. Однако, эта уже другая тема, и она выходит за пределы реплики, зачин к которой и без того неприлично затянулся.
Я, собственно, намеревалась, поведать всего лишь о любопытных происшествиях, которые, по–моему разумению, будут учащаться пропорционально росту памятников мистеру Флойду.
Итак, 10 июня на сайте местной газеты, освещающей новости в северокалифорнийских графствах района Залива, промелькнуло сообщение о ничтожном (по сегодняшним временам) событии, что в дословном переводе звучало так:
«В среду 9 июня в районе 5:30 вечера “coordinated group” из 11 человек, возникнув внезапно у входа в Louis Vuitton, хлынула вовнутрь, и, схватив с прилавков 36 сумок общей стоимостью 100 тысяч долларов, выбежала из магазина. Свидетели описывают подозреваемых как юношей и девушек двумя–тремя годами младше или старше 20–ти лет. Никакого вида оружия не применялось, и никто из персонала или покупателей не пострадал. До появления офицеров группа покинула место происшествия на пяти легковых автомобилях».
Далее шло детальное их описание, которое (внимание!) начинается с цвета/марки каждого из них, и дан телефон для оказания помощи следствию.
В конце этой короткой заметки скороговоркой упомянуто, что ровно за три недели до описываемых событий на этом же шопинг центре «похожее происшествие» произошло и в другой торговой точке — Neiman Marcus. Если вы не поленитесь пойти по прилагаемой ссылке, то вам откроется, что 19 мая участников «происшествия» было на одного меньше, что не помешало и этой “скоординированной группе” в самый разгар дня обнести самый дорогой в Америке универмаг уже на 43 сумки общей стоимостью 150 тысяч долларов.
На этот раз в Полицейский Участок Пало–Альто поступило тревожное сообщение, что в магазине орудует вооруженная огнестрелом банда, но это оказалось ложной тревогой.
Позже, прибывшие на место происшествия агенты определили, что никакого оружия задействовано не было, а тревогу у какого–то перепуганного покупателя вызвал мирный звук осыпающего стекла закрытых витрин, откуда и были похищены самые дорогие в коллекции Neiman Marcus изделия кожно–галантерейной промышленности.
Группа из пяти мужчин и пяти женщин покинула магазин на трех машинах, чей, опять–таки, цвет, ну, и марка завершают сообщение о «происшествии».
Для читающих между строк (как когда–то «Известия») в приведенной газетной заметке содержится много больше, чем я успела сказать. Как положительный факт, там упоминается ненасильственный, можно сказать, чисто по Ганди или Толстому, стиль изъятия товара. А могли бы ведь, как в том анекдоте про Ленина, и бритвой по горлу. И вообще, безоружные люди мирно ходят по шопинг центру, заходят в магазины и берут с их полок различные товары. Big deal, тем более, что при правильной подаче материала, «происшествия» можно использовать в качестве оригинальной рекламы брендов, наиболее полюбившихся нежданным посетителям. А вот о паникере, (не иначе как привилегированный белый), который принял за выстрелы звук осыпающихся стеклянных витражей, говорится с назидательным укором. И поделом ему, какого черта диспетчерскую 911 по пустякам беспокоить.
Навевает мысли о маршаковской "толстой сумке на ремне"? Мне всегда казалось, что в тоскливом паттерне и форме этих кошелок есть что–то убогое, неистребимо бабское; однако, судя по очередям в Луи Виттон, мое мнение разделяют далеко не все.
Навевает мысли о маршаковской "толстой сумке на ремне"? Мне всегда казалось, что в тоскливом паттерне и форме этих кошелок есть что–то убогое, неистребимо бабское; однако, судя по очередям в Луи Виттон, мое мнение разделяют далеко не все.
Вначале эти новости привлекли мое внимание исключительно тем, что накануне ограбления Louis Vuitton, мы сами провели в этом самом роскошном в Силиконовой Долине торговом центре с сотней дорогих бутиков и уже открытых ресторанов чуть не полдня, и единственная очередь, которую мы там видели и, даже, засняли, имела место быть как раз перед входом в Louis Vuitton.
Но когда дочитываешь заметку до конца, задумываешься о фактах, вовсе не связанных с брендовыми сумками. В отличие от цвета и марки автомобилей, ни в одном сообщении не сказано о главной отличительной характеристике их владельцев – цвете их кожи, что в такой мультирасовой стране, как Америка, для более быстрой и эффективной поимки преступников всегда предается гласности. Хотя…нет, не всегда, а когда в «происшествии» замешаны кто угодно, белые, латино или азиаты, но не черные. Видимо, полиция и власти, из боязни задеть расовые чувства необычайно ранимых грабителей, молчаливо полагаются на нашу догадливость. И это логично. Ведь никакие другие этнические шайки, кроме полчищ жертв «системного расизма» под штандартами BLM, не совершали прошедшим летом чуть не ежедневные набеги на охраняемые бизнесы самых дорогих и знаменитых брендов.
Ну, что можно сказать о практических результатах столь деликатного подхода к достоинству и самолюбию людей, чьи жизни важнее всех остальных?
Универмаг уже известной вам сети Neiman Marcus, на этот раз в городке Валнут Крик, что на юге–востоке от моего родного Сан–Франциско, не будучи в силах защитить сверхценное содержимое своих торговых залов от учащающихся набегов «координированных групп», окончательно вышел из бизнеса. В самом Сан–Франциско налетчикам из таких групп полюбилась изящная дизайнерская ювелирка, маняще посверкивающая на витринах роскошного Saks Fifth Avenue. Уже трижды ценители прекрасного разбивали витрины и наказывали магазин на крупную сумму. Из первых рук знаю, что продавцы получили инструкцию в случае очередного налета немедленно залегать под прилавки, так как любая возможная травма, полученная в рабочее время, может обойтись владельцам бизнеса дороже украденных брюликов. Высокопрофессиональная охрана в это время, опять же по инструкции, безмолвствует, точь в точь, как народ в финале «Бориса Годунова». Но о новых обязанностях охраны – ниже.
А еще в Сан–Франциско за последние четыре месяца закрыты семнадцать (17!) «народных» магазинов–аптек сети Walgreens, в которых городские обыватели могли купить все жизненно необходимое — от аспирина, косметики и дайперсов до йогуртов и салата с курицей. Когда число мирно «неплатящих покупателей» перешло критическую черту, держать такие магазины в определенных районах Сан–Франциско стало нерентабельным. А что же охранники, спросите вы, куда смотрят охранники? Охранникам после «дела Флойда» не дозволено входить с грабителями ни в какого рода телесный контакт. Во–первых, чтобы при этом кто–то из них, положим, тоже подорвавший здоровье на коктейле мета с фентанилом, не отправился на небо вслед за своим кумиром. А во–вторых – если украденного товара у такого «покупателя» окажется меньше, чем на $950, то даже остановив его каким–то чудодейственным образом, нельзя будет отдать его в руки правосудия. Полицейские просто не приедут на такой вызов, поскольку Главный Прокурор Калифорнии, поклявшись при вступлении в должность, что в «нашем штате не будут судить за преступления бедности», провел в жизнь соответствующий закон. Так что, охранники у нас превратились в фотографов, поскольку им оставили лишь одну возможность — снимать каждое «происшествие» на камеру своего смартфона. Одно такое ютюб видео, где мирный грабитель на глазах изумленных покупателей въезжает в торговый зал одного из сан–франциских Wallgreens (сегодня уже закрытого) прямо на велосипеде, и таким же макаром, только с набитым черным мешком на руле, его покидает, вызвало неподдельный интерес публики. Будем надеяться, что юноша–велосипедист бросил школу уже после того, как выучился пользоваться калькулятором. А иначе, как он, бедолага, узнает, в какой момент сумма сметенных с полок товаров превысит дозволенные законом его штата $950.
Примеров такого рода – немерено, и кроме тех, кто смотрит на жизнь «широко закрытыми глазами», ими нынче никого не удивишь. Очевидно, что дальнейшая глорификация героя–мученика Джорджа Флойда (вкупе с попустительством нацисткой BLM) на государственном уровне приведет (наряду с разрушительными правительственными регуляциями бизнесов, аннулированными Трампом и восстановленными Байденом) к ужасающей экономической деградации. Не говоря о том, что это уже привело к деградации тех, кому внушаются истины, грубо поставленные с ног на голову: грабить, убивать, мародерствовать – это протест против расизма. Защищать граждан от этого – произвол, расизм, белый супрематизм. Как афористично заметил когда–то 16–ый Президент Америки Авраам Линкольн: «Нельзя помочь бедным, разоряя богатых».
Этот же великий государственный муж, победив в братоубийственной войне, навсегда отменил позорящий его страну институт рабства. "Принимая как должное существование цепей рабства, вы тем самым готовите эти оковы для своих рук", — сбывшееся пророчество Линкольна.
Оковы эти оказались чудовищно долговечными. За подлость узаконенного рабства, совершенную их предками 400 лет назад, белая Америка будет расплачиваться еще во многих поколениях. И ничем — никакой дармовой похлебкой велфера, фудстемпов, субсидированного жилья, ни даже погремушкой affirmative action, или, тем паче, признанием мифических «белых привилегий», отказом от «белой расисткой культуры» путем «отмены» в школах Твена и Шекспира, и, напротив, черной Синдереллой и Анной Болейн на Netflix; обязательным написанием слова «черный» с заглавной буквы; в концов концов, согласием выплаты триллионных репараций, — ничем не сможет белая Америка замирить злопамятных и обидчивых потомков черных рабов. Независимо от того, искренне ли они не могут простить белым давнишних преступлений их предков, или действуют из соображений корысти, сиречь, сиюминутной материальной выгоды.
Ничем, кроме одного. Все мы, независимо от цвета кожи и формы носа, относимся к виду «человек разумный», а значит наделены свободой воли и выбора никем иным, как Создателем. В цивилизованном сообществе такой выбор в первую очередь должен касаться обязанности содержать себя и своих детей, не перелагая эту почетную миссию на работающую часть своих сограждан.
Государство должно в полной мере восстановить баланс прав и обязанностей для всех без исключения граждан Америки. Примером тут могут служить евреи, которые никогда не использовали немыслимые страдания своих предков, как оправдание беспечного существования захребетников для их потомков. Еще важнее, чтобы те, кто исповедует опасную «критическую расовую теорию» или подлый лозунг о приоритете жизни черных, не должны приниматься на государственную службу, включая работу учителей в общественных школах. В Америке, по умолчанию, жизни всех людей одинаково важны, и все они равны перед законом. Для черных, как, впрочем, и ни для каких–либо других меньшинств, не должно быть больше никаких послаблений, фор, или особых квот, а лишь свободная конкуренция на общих основаниях при приеме в Университет, на работу, при конкурсе на выигрыш государственного контракта.
Вот они, Clarence Thomas и Thomas Sowell, выходцы из бедных черных семей, росшие в условиях сегрегации, но обязанные своими блестящими карьерами не пигментации кожи, а таланту, трудолюбию, интеллекту.
Вот они, Clarence Thomas и Thomas Sowell, выходцы из бедных черных семей, росшие в условиях сегрегации, но обязанные своими блестящими карьерами не пигментации кожи, а таланту, трудолюбию, интеллекту.
Как и во всех других этнических сообществах, худшие – должны быть признаны в черной общине позором, а лучшие, как украшение нации и ее гордость – Судья Верховного Суда Clarence Thomas и консервативный философ, экономист, историк Thomas Sowell – примером для подражания. Оба два этих «негра преклонных годов», прекрасны и благородством облика, и редкой в наше время интеллектуальной честностью, ну, и, безупречным служением своей родине. Вот таким черным и надо ставить в Америке памятники.
Скажете, что в который уже раз “на тщетные мечты я время разменял"?
Дело в том, что, не знающая, что делать, чтобы претворить в жизнь свои мечты о разумно устроенном обществе, я действую по старинке, как нам от века, чуть не от Марка Аврелия, завещано: «Когда не знаешь, что делать, делай что должно и будь что будет».
P.S.
Страшные новости пришли из Миннеаполиса буквально час назад. Суд приговорил того самого, ни одного пункта инструкции не нарушевшего экс–полицейского Дерека Шовина, к немыслимому сроку — 22,5 годам тюрьмы. Обвинение требовало для него 30 лет, а защита настаивала на условном сроке и учете уже отбытого. Братан Флойда остался недоволен приговором, который показался ему недостаточно суровым. Братан хотел, чтобы «расиста» упекли на 40 лет.
Америка — страна третьего мира, где людей судят не по закону, а по понятию. Приговор выносят из соображений умиротворить погромщиков, грабителей, обитателей городского дна, то есть, именно тех, от кого Дерек Шовин и защищал на своей полицейской службе жителей Миннеаполиса. Черные brothers рецидивиста–уголовника Флойда вершат свой суд, а если приговор не по ним — повыжгут до тла несчастный Миннеаполис, а черные бунтами по всей страны окончательно угробят Америку. Жизнь судьи, присяжных, адвоката, и их родных тоже была бы в опасности в случае оправдательного приговора. Дерек Шовин — искупительная жертва, брошенная в пасть крокодила. За все нас — жутко привелегированных белых, тварей дрожащих, жалких и пугливых, ставших заложниками в собственной стране.
My opinion: Очень плохой прецедент. Следите за ростом преступности по обе стороны границы. Майнорити Кард из Золотой превращается в Платиновую.
И напоследок вопрос себе:
Кого бы вы хотели иметь своим соседом? Убийцу, маньяка и сатрапа Шовина или хорошего парня, невинно убиенного белым расистом Флойда?
Хорошая песня вам для вечернего прослушивания:

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
На прошлой неделе я посетил производство шоколадных конфет.  Это небольшой цех, если сравнивать его с фабриками, здесь нет конвейеров, а конфеты кропотливо делаются вручную. Для производства шоколадных конфет и фигурок ...
25-летняя Девон Окелли (Devon O'Kelly) рассказала журналистам, что в 13 лет сделала первый пирсинг, а через два года — татуировку. В на стоящий момент всего на тело девушки нанесено 23 рисунка: различные фразы, узоры, замки и надписи в честь членов ее семьи. Татуировки обошлись ей в 5500 ...
пакет поправок они подготовили, твари. Депутаты решили ввести обязательный тюремный срок для виновников пьяных смертельных ДТП, а также запретить возможность примирения сторон в таких инцидентах. За отсутствие полиса ОСАГО и повышенную тонировку штрафы возрастут в разы. Кроме того, ...
Жеода  – греческое слово «геода», произносимое на французский манер. Обозначает оно предмет, формой подобный Земле; в данном случае имеется в виду сфероидное (округлое) образование в грунте. Кора такого образования тверда, внутри – полость, иногда сплошь заполненная кристаллизованным ...
Когда-то, когда деревья были большими, а на прилавках ничего не было, моя мама работала в одной секретной организации. Которую нельзя называть. В большей степени потому, что название я и не помню. От организации была кулинария, в ней надо было ...