О ситуации вна Украине глазами ее же гражданина.

топ 100 блогов seva_riga26.09.2014 Офицер запаса ВС Украины Владимир Косяк - в гостях у IMHOclub.lv делится личным:



На данный момент действует перемирие. Можно долго спорить о процедуре его подписания в Минске, о его участниках (тайных и явных), пунктах, заявленных в нем, целесообразности его подписания, но главное очевидно всем, у кого сознание не затуманено как излишним патриотизмом, так и противоположной позицией:

данное перемирие — это передышка для всех сторон, время для приведения своих сил и средств в порядок, наращивания группировок войск для дальнейшего ведения боевых действий.

И все знают, что оно не соблюдается, но руководство Украины твердит обратное, с оговоркой, мол, почти не нарушается, за исключением отдельных, незначительных случаев (ну никак не хотим признавать, что оно не действует, ибо двустороннее прекращение огня — это значит не стреляет никто или это не прекращение огня и перемирие).

Антитеррористическая операция (АТО), провозглашенная в самом начале, уже давно переросла в настоящую войну, поскольку у противника появились и люди, и техника, позволившая ему переломить ход близившейся, как казалось руководству и населению Украины, к победному концу АТО.

Операция, и так не гладко проходившая, — по словам вернувшихся оттуда, из-за отсутствия грамотного командования, нормального снабжения тылом боеприпасами и питанием, нормальных условий быта, поначалу даже обмундирования (не говоря уже о бронежилетах, ставших модной темой), подкреплений, средств связи и взаимодействия (по словам руководства Министерства обороны, ротацию войск проводить некем), — теперь еще обернулась большими потерями, окружениями, отходами с ранее взятых позиций и пониманием того, что это все — надолго.


Причем изначально АТО не предполагала участия армии.

Позже ее привлекли особыми указами, но якобы на второстепенные роли, т.е. стоять во втором эшелоне, прикрывая действия милиции, СБУ и Национальной гвардии (сформированной вместо внутренних войск, которые имели дурную славу после майдановских событий и ассоциировались с прежней властью, хотя функции ей оставили те же).

Но поскольку туда записывали прямо на Майдане всех кому не лень, а готовили на скорую руку, а потом туда вошло все, что осталось от внутренних войск, то результаты не замедлили сказаться.

Тем более что сразу пришлось заниматься не по профилю: не просто патрулировать города и делать фильтрацию с зачистками, а вести общевойсковые бои. Причем даже противодействие мелким разведывательным и диверсионным группам (на что тоже должны быть, как говорят, «заточены» внутренние войска) организовать и оказать не смогли. Пришлось задействовать армию напрямую (но, опять же, втихаря — ибо военного положения нету, хотя армия воюет как на войне).

И все равно — пришлось формировать добровольческие батальоны при МВД (формировались для охраны городов, областей и территорий) или от организаций — откуда именные названия — и вскоре втихаря оказались на востоке страны, об этом «вой» был в СМИ), а позже и территориальные батальоны при Министерстве обороны.

Тут получилось более интересно: с одной стороны, стало больше сил для ведения боевых действий — армейские части воюют, но не все, а охватить надо много, а с другой — военного положения нет и разворачивать части по штату военного времени не имеют права (с кем воюем-то официально?), изменять организационно штатную структуру — бюрократия жива как никогда (крики о «люстрации» эффекта не имеют до сих пор, майдановцы были в шоке), а надо «уже вчера».

Когда объявили частичную мобилизацию (под видом учебных сборов «запасников»), многие оказались «негодны» по здоровью — даже те, кто бил себя пяткой в грудь, мол, «я еще о-го-го!» — все равно не брали (многолетняя практика боязни ответственности за возможные последствия). Но нашли выход: людей отправляли в территориальные батальоны — вроде бы на службе, а вроде бы...

По словам моего однокашника по общевойсковому училищу, которого призывали по повестке, медкомиссия была условной.


Поначалу страна была в эйфории от успехов, в тылу патриотизм находился на небывалой высоте: на многих машинах украинские флажки, народ ходит в вышиванках даже на работу, у многих в одежде присутствуют национальные цвета, модным стало крикнуть при встрече (на людях, конечно же!) «Слава Украине!» и так же модно услышать в ответ «Героям — слава!», постоять на митинге за единство страны, покричать, флажком помахать. Как же — патриотизм налицо, пусть все видят, какой я патриот!

Когда же моему соседу по дому с утра вручили повестку, все разговоры накануне вечером о патриотизме куда-то пропали…

А еще накануне он хвастался, что ему армия не светит: мол, кто-то когда-то за него замолвил словечко, позвонил в военкомат (ему надо было ехать за рубеж и требовалась отметка военкомата, а он не служил).

Был нервный звонок мне с просьбой дать телефон моего друга, служившего когда-то в военкомате. На мой естественный вопрос: «Зачем?» был ответ, что пришла повестка утром, а он спросонья за нее расписался (т.е. официально она ему вручена, и в случае неявки ему светит штраф и от двух до пяти лет тюрьмы).

Я попытался ему, как человеку не служившему, объяснить, куда и к кому в военкомате подойти, а он, мол, «мне это не надо, мне нужно там подойти к СВОЕМУ человеку и все решить». Я был сражен, но виду не подал, просто сделал выводы.

В другой беседе со знакомым было нечто подобное, но с оговоркой: «Если придут сюда — первым возьму в руки автомат, а что я там (на Донбассе и в Луганске — прим. авт.) забыл?»

И таких мнений масса. Одно время был вопрос при встрече: «Привет. Ты еще не в армии?» Почему-то патриотизм модно проявлять в тылу, на людях, реально же далеко не все так весело. Мне тоже обещали дома сломать все что можно, кроме необходимого, если мне придет повестка из военкомата… А вообще небольшой парадокс: под стенами Администрации президента и Министерства обороны проходят акции за проведение ротации воюющих, а в западных областях — протесты против мобилизации.

При этом все — за мир на Украине и за скорейшее освобождение земель.

Я, наверное, чего-то не понимаю, считая, что если ты давал присягу стране, то должен быть верен ей.

О ситуации вна Украине глазами ее же гражданина.


Сразу предвижу вопросы о преступных приказах.

Но, во-первых, приказ сначала исполняется, и лишь после выполнения — обжалуется, а во-вторых, думать головой тоже надо: где мирные граждане, а где вооруженный противник. В-третьих, явка в военкомат еще не значит, что тебя тут же отправят исполнять заведомо преступный приказ.

В то же время имеем пример 5-го территориального батальона из Ивано-Франковска, когда после одного серьезного обстрела РСЗО (ракетными системами залпового огня, известными гражданскому населению под названиями «Град», «Ураган» и «Смерч» — различаются калибром, дальностью и площадью поражения) батальон в полном составе рванул домой, без приказа оставив вверенные позиции в районе Луганска и взяв с собой легкое вооружение.

Рванул так, что остановили его через два дня уже в Знаменке Днепропетровской области (кому интересно — посмотрите на карте Украины).

Еще бы сутки — и мужики были дома: злые, с оружием и убежденные в своей правоте (дезертирами себя не считают: мол, вернемся, только дайте тяжелую технику, а так — нет!).

Но это один из случаев, другие батальоны держатся.

Да что территориальные батальоны — аналогичная ситуация в 51-й гвардейской (!) механизированной бригаде. Та же ситуация, но выбирались мелкими группами и много убило под обстрелом. И тоже рванули домой, но учли печальный опыт 5-го батальона и домой добрались. Правда, без оружия.

Т.е. не у всех патриотов есть понятие о дисциплине, верности присяге и воинском долге.

Думаю, что не ошибусь, если скажу, что мужество военного в том и состоит, чтобы пойти и выполнить приказ, даже если это грозит тебе смертью.

Сказано стоять, значит — стоять и думать, как выстоять.

Мой однокашник по Суворовскому месяц под обстрелом и в окружении, раненый, руководил боем и не сдался. Вышел из окружения, был представлен к Герою (правда, в штабе Героя срезали до ордена, мол, у нас генералов-героев за АТО нет, а тут какому-то майору... Но его подчиненный поднял шум в СМИ, пообещал бороться за пересмотр решения и призвал народ помочь в этом).

По словам другого однокашника (участник Майдана, призван по повестке сначала в военкомат; после сокращения штата — в территориальный батальон), соотношение патриотов и «пофигистов» в его батальоне — 20 на 80. Не все рвутся умирать за Родину.

Вернувшись домой (в отпуск), он, коренной киевлянин, сказал мне, что увиденное здесь вызвало желание уехать из Киева во Львов или Одессу.


При всем при этом наблюдается один момент.

Людей разных политических взглядов, говорящих на русском и украинском, живущих в разных областях (кроме Донецкой и Луганской— о них ниже), после сообщений о входе российских войск объединило чувство принадлежности к одной стране.

Дело не в том, что все резко стали ярыми националистами, а в том, что даже те, кто не приветствовал Майдан, способ смены власти, идеи партии «Свобода» и «Правого сектора», едины во мнении, что АТО давно уже переросла войну — и уже не гражданскую, что надо сражаться за Украину до конца.

Даже, казалось, бандеровские лозунги «Слава Украине — Героям слава!», «Украина превыше всего! («Украина понад усе!» — аналог немецкого «Дойчланд юбер аллес!») уже не воспринимаются в их историческом происхождении и значении.

Конечно, не все в этом едины. Особенно, когда касается дел. Но процент очень высок. И даже исторические противоречия по вопросам Великой Отечественной войны и Второй мировой, роли ОУН-УПА, сталинских репрессий, столь долго деливших жителей Украины на разные лагеря — все ушло на дальний план, все затмила война на востоке Украины — близкая и коснувшаяся многих.


Другое дело — Луганская и Донецкая области.

Когда я был в гостях в Горловке в начале мая (хотя тогда все еще только начиналось), там многие были за новые власти — в надежде, что пришлые руководители сделают жизнь в регионе лучше: доходы пойдут на развитие и останутся в областях, не будут насаждать насильно язык (кстати, на нем там говорят многие и изучают в школах, но ровно так же в обиходе и изучается и русский, чего нет за пределами Луганской и Донецкой областей, а если и есть, то не в таких масштабах), не будут насаждать праздники и идеологию, чуждую в тех местах; героев и историю, коих своими там не считают.

Тесть говорил, что когда увидели происходившее на Майдане, ужаснулись, что это будет и у них (особенно лозунги некоторых деятелей Майдана в отношении населения Юго-Востока из числа «Правого сектора»).

Причем все видели, что власти ничего не смогли (или не захотели) сделать, чтобы того, что показали в западных областях и в Киеве, не произошло.

Потом был Крым — и вновь Юго-Восток увидел бездействие власти.

Зато наглядно увидел оперативность действий России (все всё сразу поняли о «зеленых человечках» и «вежливых людях»).

И тогда, провозгласив неподчинение новой власти в Киеве, усмотрев ее неспособность решать возникающие серьезные проблемы, народ Луганской и Донецкой областей обратил свой взор на Россию, надеясь, что она не допустит беспредела националистов и майдановцев.

О ситуации вна Украине глазами ее же гражданина.


Начали создавать отряды и вооружаться.

Конечно, там стали появляться инструкторы из ГРУ ГШ ВС РФ и ФСБ РФ, но ничего особенного в этом я не вижу — это обычная деятельность любых спецслужб в такой обстановке, так же действуют ЦРУ, МИ-6, МОССАД, СИС, Сюрте, БНД и другие спецслужбы в других частях планеты. Еще не известна их роль и степень участия в событиях на Майдане, а я уверен — свой интерес у них у каждой был наверняка, и они не были бы профессионалами, если бы не использовали такую обстановку.

Вскоре начались захваты администраций, органов власти (кстати, позже, чем в остальных областях).


А затем Киев, дабы не потерять эти регионы так же, как и Крым, двинул туда колонны силовиков для восстановления порядка.

И понеслось...

От постановки блокпостов, остановки колонн с техникой на трассах и в деревнях, взятия под контроль вокзалов (автор статьи лично наблюдал 30 апреля из окна поезда на вокзале станции Славянск вооруженных АК-74 и РПК-74 людей в черных масках-балаклавах и блокпост на автодороге при выезде из города под российским флагом; обратно еле выехали из Горловки — несколько раз до дня отъезда отменяли поезда, а в самой Горловке — мимо захваченного, обложенного баррикадами из мешков, строительного мусора и покрышек здания Горловского УВД — спокойно прохаживались мамы с колясками, ездил транспорт, шли люди на работу) до засад и прямых боестолкновений.

Но тут новые власти в Луганске и в Донецке то ли расслабились, то ли изначально не думали что-либо делать (а может, не знали, что и как, надеясь на помощь из России?), но: порядок на улицах не обеспечили, началось мародерство, вооруженные нападения и грабежи, разгул криминалитета, перебои с выплатой пенсий и зарплат.

Провели референдум.

Законный или незаконный, но формально он был. И очереди проголосовать, по словам родственников, были огромными.

Но и после этого лучше не стало. РФ в состав не взяла, проблемы (см. выше) остались — и ко всему этому еще и война.

Школы, магазины, больницы, связь, водопровод толком не работают. Перспективы — неясны. Многие уехали, потеряв дома, некоторые остались, ибо на новом месте начинать новую жизнь ни возраст, ни средства не позволяют.

И когда началось занятие городов и сел украинскими силовиками, многие приветствовали их даже не потому, что резко «идейно перековались», а потому, что появилась снова надежда на нормальные человеческие условия жизни, ибо при «провозглашенных республиках» и референдуме лучше не стало, а жизнь-то продолжается: надо кормить семьи, учить и растить детей...


В связи с переломом ситуации и пока относительным затишьем Украина в целом и восток Украины в частности сейчас замерли в ожидании развития событий.

О ситуации вна Украине глазами ее же гражданина.


При всей парадоксальности ситуации силам АТО пока удается воевать — и не без успеха. Даже при снабжении противника подготовленными людьми и техникой.

Но, я считаю, это пока.

Ибо любой военный вам подтвердит: если после перемирия против сил АТО будет полномасштабно применена армейская и фронтовая авиация, будут задействованы ВМФ РФ (я уже не говорю о РВСН), в тылы будут забрасывать воздушные десанты, а с моря высаживать морские, да корабельная артиллерия «поработает» (плюс четырехсторонний удар — см. выше) — есть очень большая вероятность, что линия обороны, которую сейчас выстраивают силы АТО, рухнет, не успев укрепиться.

И это не панические настроения, это реальная оценка ситуации.

Из зоны АТО потоком идут сообщения об очень небольшом количестве прямых боев с противником. По словам однокашника, он автомат фактически не применял (лишь пистолет один раз), то есть идет «дистанционная война», когда противники обмениваются обстрелами из минометов, ствольной и реактивной артиллерии, и нападения из засад на колонны с подкреплениями или боеприпасами.

Часто видим сообщения в СМИ о попадании колонн с грузами под обстрелы и в засады: это значит, что разведка маршрута, столь естественная в данных условиях, не ведется, хотя при каждой части есть в составе разведподразделение.

Поиск мобильных огневых средств — задача разведки — тоже проблема, ибо разведка подчинена пехотному начальству, а оно, как уже неоднократно убеждались, далеко от понимания разведывательных задач.


ОТСЮДА И ПОТЕРИ, ЗАНИЖАЕМЫЕ КОМАНДОВАНИЕМ И СМИ. ПОТОМУ ЧТО ТОЧНЫЕ ЦИФРЫ — ТОЧНО ПОДНИМУТ ЕЩЕ ОДИН МАЙДАН.

Плюс вернутся участники АТО, которые не смогут юридически доказать свое участие в ней, что уже происходит повсеместно — Нацгвардия уже бастовала перед Кабинетом министров.

На данный момент принятый Закон об особом статусе территорий Донбасса, кроме его провозглашения, ничего не даст. Даже за время перемирия перестрелки велись более 300 раз.

Да и лидеры ЛНР И ДНР его выполнять не собираются. В результате задействования российских войск (гласно или негласно — неважно) и оснащения ополченцев техникой, людьми, вооружением и боеприпасами наметились тактические успехи, заставляя украинских силовиков отступать, выравнивать фронт, отдавая назад отвоеванные территории.

В связи с перемирием война постепенно превращается в позиционную.

В Крыму наращивается группировка войск РФ. На Украине идут учения с НАТО, причем участвуют (помимо других родов войск) в них морпехи Украины, Великобритании, ВДВ США и др. С техникой и боевым оружием.

Подобных учений было запланировано восемь — с мая по октябрь: одни сменяют друг друга, другие пересекают по срокам. В общем, присутствие контингентов НАТО обеспечено, хотя и в рамках учений. Теперь понятно заявление Шойгу.


Слушая очевидцев событий на востоке, участников боевых действий и обывателей в тылу, приходишь к выводу, что война продлится минимум до зимы, волонтеры будут и далее снабжать армию оперативнее, чем служба тыла, а мира в Донецкой и Луганской областях ждать еще не скоро.

Непосредственно вопрос Владимиру можно задать тут

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
После Брекзита очнь полезно вспомнить: с чего всё началось и где корень проблем: В интересное время живем. Вот как это бывает: Кудрин предлагает России всеми силами встраиваться в западную экономическую модель, в это же время сам Запад замер в очень неудобной позе в попытке предугадать ...
Сама статьяПРАГА-- Международное издание Newsweek вышло с пространной статьей об Абхазии под названием "Республика шпионов". Автор статьи Анна Немцова рассказывает о том, какую роль играют спецслужбы в жизни самопровозглашенной республики - ...
Тот самый, герой утреннего видеоролика с курами, Андрей Овчинников, поставщик для алчных бизнесменов из ЛавкаЛавка. Просит убрать пост из ЖЖ. И я, пожалуй, в первый раз не знаю, что делать и спрашиваю у вас. С одной стороны, оказалось, что мы где-то когда-то обменялись телефонами, он гово ...
Давно хотела написать что-нибудь про йогу, а тут и повод появился, так как Ирина eareas проводит конкурс фотографий його-поз или любых других занятий ...
Обычно я не стремлюсь фотографировать людей. Как-то неловко. Они же не обезьянки в зоопарке. Вспоминаю собственные ощущения в тех уголках мира, где белый человек редкость; когда меня фоткали на телефоны и тут же радостно обсуждали, когда выпрыгивали из-за спины, а кто-то фоткал (типа "я и ...