"Новая газета" учудила

топ 100 блогов soldaya13.07.2010 Эдак за недельку до приговора (то есть вчерашенго дня) приходит письмо от знакомой журналистки из "Новой" с официальным предложением: написать большой текст по итогам приговора. Ждем! - говорят. Сильно ждем и надеемся. Нам, говорят, писать некогда и некому, да и бэкграунд дела не знаем. Тебе, говорят, оказано высокое доверие предлагают написать текст. В тот же день, естесссно. Ну, думаю, доверие оправдывать надо, не зря же я ходила в суд как на работу и писала для них первую статью.

Прибежала, поклевала - и писать. До поздней ночи. Отправила. С адвокатскими цитатами, с комментариями подсудимых и другой важной информацией, которой действительно не все владеют. В силу разных причин :)

Сегодня приходит письмо о том, что материал не подходит. Почему, неизвестно, а только есть штатные сотрудники и их очередь всегда первая. Так что вот статья - читаем и сравниваем ;)


Новые русские диссиденты

 

12 июля суд вынес обвинительный приговор по делу о выставке „Запретное искусство - 2006“. Куратора Андрея Ерофеева и бывшего директора Центра Сахарова Юрия Самодурова осудили по статье 282 УК РФ (разжигание религиозной ненависти и вражды). Им предстоит выплатить штраф размером 350 тысяч рублей. Гособвинение потребовало для них лишения свободы сроком на три года с отбыванием в колонии-поселении.

Так закончился первый в 21 веке процесс над новыми русскими дисссидентами.

 

Лабораторная“ проблема

 

Идея выставки принадлежит искусствоведу Ерофееву: собрать и выставить картины, изъятые из отечественных музеев по цензурным соображениям. Выставка создавалась с узкопрофессиональной, „лабораторной“ целью: мониторинг проблемы самоцензуры в музейном сообществе.Чтобы выставка „заиграла“ в пространстве и коммуницировала со зрителями, соорудили фальшь-стену из гипсокартона с дырочками размером с копеечную монету. Только в дырочки можно было разглядеть запрещенные работы. Обыгранная таким образом не только искусствоведческая, но и социальная проблема прозвучала настолько громко, что обернулась судебным процессом.

 

 

Поведение администрации перед лицом непонимающих и посему недовольных посетителей я считаю уклонением от важнейшей функции искусствоведческой и музейной деятельности, а именно – от задачи популяризации, доходчивой интерпретации того художественного материала, который коллекционируется, изучается и экспонируется в музее. Объясняется это поведение, которое и называется «самоцензура», отсутствием у руководителей институций, работающих с современным искусством, необходимого и достаточного профессионального знания“.

(А. Ерофеев. Из показаний на суде).

 

Галантерейщик и кардинал

 

Защищая свою выставку от официальной (номенклатурной) цензуры, Ерофеев столкнулся с цензурой неофициальной, „самостийной“. „Искусствоведы в рясах“ (Д. Гутов) решили дать бой современному искусству в лице Ерофеева и правовому обществу в лице Самодурова.

 

События развивались следующим образом: сначала организации „Народная защита“, „Народный собор“ и „Объединенная православная моложежь“ потребовали убрать „кощунственную“ выставку. Организаторы отказались. Сахаровский Центр осаждали митингующие с лозунгами: „Скажи уродам, что ты с народом!“, „Нет компромиссу с врагом!“ и „Не дадим в обиду Бога – Москва страшней, чем Кондопога!“ Начавшаяся таким нетривиальным образом дискуссия проходила в криминальном антураже: разбитые окна в кабинете Самодурова, угрозы физической расправы, попытки погрома. Полноценной дискуссии не получилось. Ее пришлось продолжить в зале суда.

 

На борьбу с современным искусством поднялись бабушки в платках, „выполняющие послушание в суде“. Их претензии на спасение Отчизны и общественной морали сродни воодушевлению галантерейщика Бонасье: „Франция в опасности! Галантерейщик и кардинал – это сила! Я спасу тебя, Франция!“

 

Все происходившие в зале заседаний и на предварительном следствии не имело отношения к правосудию. Обвинение не было конкретным: „Возбуждение ненависти и вражды возможно лишь при наличии минимум двух групп людей, противопоставленных друг другу по какому-либо признаку, а не по отношению к религии. Ни один из допрошенных свидетелей обвинения так и не смог сформулировать, в отношении какой группы лиц, исповедующих какую-либо религию, у свидетелей возникла ненависть или вражда. <...> В обвинительном заключении должен быть раскрыт механизм унижения группы лиц, указан способ, каким это унижение достигнуто. Например:призывы к расправе с лицами иного вероисповедания, депортация иноверцев“ итд. „От неконкретоного обвинения невозможно защищаться, поскольку нельзя определить пределы защиты“, - заявил адвокат Курепин.

 

Оскорбленные верующие, требующие для Самодурова и Ерофеева расплаты, а от суда – справедливости, даже не были на выставке. Работы видели в качестве „репродукций“, снятых мобильным телефоном. Заявления в прокуратуру повторяли друг друга слово в слово, как написанные по единому образцу.

 

Позиция обвинения строилась на трех экспертизах: искусствоведа Энеевой, филолога Вдовиченко и психолога Слободчикова. Экспертизу Леонида Бажанова, научного руководителя Государтвенного Центра современного искусства, доказывавшего несостоятельность экспертизы Энеевой, к Делу не приобщили. Эксперт Энеева – личность таинственная. Представители московского арт-сообщества даже не слышали такой фамилии, о чем честно признались в суде. Сама Энеева подчеркнула, что современного искусства не принимает и не признает его права на существование. Однако ее компетентность и беспристрастность не вызвали у суда ни малейшего сомнения. То же было с психологической и филологической спертизами. Мнение президента Независимой Психиатрической Ассоциации, кандидата медицинских наук, практикующего врача-психиатра Юрия Савенко суд не учел. Оно звучало так: Перед нами голословные обвинения, противоречащие мировому опыту. Подобная "экспертиза" направлена на поощрение инфантильной личности, которую надо оберегать от жизни и заранее выдает индульгенцию погромщикам выставки".

 

Учитывалось только одно мнение, мнение обвинителей. Оно же главное и последнее. При вынесении приговора „суд не принял во внимание ни одного доказательства защиты“, подчеркнула адвокат Анна Ставицкая – Все, что говорили свидетели защиты, суд фактически отверг“.

 

Маленькие бонасье требовали расправы над Самодуровым и Ерофеевым, олицетворяющими для них все мировое зло. Не имея даже базового искусствоведческого образования, они требовали для подсудимых чуть ли не расстрела. Им льстило созание сопричастности процессу вершения справедливости в стране. „Я спасу тебя, Франция!..“

 

Страна, где нет современного искусства

 

"Уже в ходе проведения выставки "Запретное искусство-2006" ее устроители столкнулись с новым для себя видом цензуры. Эта цензура осуществляется самостийными организациями, которые взяли на себя миссию мерила нравственности. Цель этих групп граждан - загнать современное искусство в подполье. У них написана программа консервативного развития нашей страны, где нет современного искусства. <...>

Для меня остается не до конца понятным вопрос, почему наша судебная система вняла доводам двух мракобесов, полностью переняла их примитивную дилетантскую риторику и выступила на стороне гонителей современной российской культуры. Неужели наша власть не понимает, что ультра-правый экстремизм несравненно более опасен для страны и для православия, чем пародийная культура «соц-арта», результатом которой может быть только здоровый смех".

А. Ерофеев. (Из показаний в суде).

 

Завершившийся процесс – не последний. Победа „друзей народа“ наверняка воодушевит их на новые подвиги на правовом поле. „Может последовать целая серия судебных процессов над ведущими российскими художниками и искусствоведами: радикальная православная организация "Народный собор" направила в правоохранительные органы 14 обращений - против галереи "Винзавод", галереи Марата Гельмана, скульптора Зураба Церетели и других известных деятелей искусства и учреждений культуры“.

(Андрей Ерофеев. Из показаний на суде).

 

Эту „галерею“ уже открыла художница Лена Хейдиз. Ей грозит обвинение по той же статье за серию картин о химере русской души.

 

На вопрос прессы, доволен ли он „мягким“ приговором, Ерофеев ответил: „Ничего хорошего, кроме того, что я, наконец, увижу своих детей и они не будут сидеть в лагере“. (У Ерофеева в Мюнхене семья; недавно родились дети, которых он не видел из-за подписки о невыезде). „Когда вынесли обвинительный приговор Самодурову, общество возмущалось. А теперь мне несут цветы и поздравляют с „мягким“ приговором“.

 

Юрий Самодуров с сожалением констатировал: „приговор перечеркивает надежду, что мы живем в светском государстве. Сегодня борьба идет за право нерелигиозного сознания быть собой“.

 

Приговор судьи Александровой действительно показал, в какой стране мы живем. В стране, где суд не может обеспечить  состязательность сторон. Где люди, именующие себя православными, инициируют и выигрывают процессы, абсурдные с юридической точки зрения. Страна, где судебная власть сочувствует воинствующим националистам, марширующим под лозунгами: , „Национализм – это вера!“, „Национализм – это здоровая семья!“, „Национализм – это свобода!“ и „Православие или смерть!“

 

Это наша страна.

Мария Московская, теперь уже не для "Новой газеты".

 

 

 

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Меня моя мать, дочь и внучка коммунистов, с детства привозила во время отпускного переезда к родственникам с периферии одной союзной республики в другую на Красную площадь: на Ленина посмотреть, соборы Кремля, царские палаты и Оружейную палату. ...
Как всегда, классно. Но на сей раз я решил проверить. Нашел ролик , - и ныне пребываю в тягостном недоумении. Нет, кое в чем с петрушкой нельзя не согласиться. Действительно, " очень крутой дядька ". Действительно, " президент великой страны ". Но откуда взялось " на высшем ...
Советская книга об истории православного мракобесия. эту книжку уже выкладывали, но в другом формате она времен хрущевского штурма религии (самого по себе глупого), но на удивление мало мусора и много фактов пусть ...
Не смотря на то,что редко здесь появляюсь,я люблю жж.Недавно узнала,мол если не обновляешься более полугода,то тебя автоматически удаляют..кошмар! Значит будем обновляться. Обо всем подробнее под катом. Начну с еды.Шашлык.Наконец то попробовала замариновать в пюре из киви.Лет 5,а ...
Евреи в душе самураи, И талес* для них - кимоно, И тоже - как те, обрезают, Немного не там и не то. *** И каждый еврейский ребенок, И каждый еврейский старик Поэзию любит с пеленок - Особенно танки постиг. *** Ползет, спотыкаясь, улитка По склону Хермонской горы, Там нежно ...