рейтинг блогов

Музей одной картины

топ 100 блогов chipka_ne07.11.2021

Это села я Тель-Авивские картинки разбирать —  и опять ужаснулась количеству. 

Мы и в прежние-то времена, когда мамонты ещё не вымерли, баловались фотосессиями на каникулах, но за всё лето не могли наснимать столько, сколько нынче за четыре дня. 

Попыталась подсчитать... Скока-скока? Ой, нет, не скажу. Это даже для моей фотомании забардзо...

Буду клипы делать и коллажи. И понемножку выкладывать.

А сегодня, поскольку ещё один клип сделала, будет музей одной картины. (Ну, почти одной). Вот этой.

Музей одной картины

В Тель-Авивском музее из-за подсветки её невозможно сфотографировать как следует, поэтому дальше все детали и клип — с репродукции (хорошей репродукции, поскольку видела оригинал, то есть, с чем сравнивать).

Это Мауриций Готтлиб «Евреи молятся в синагоге в Судный день». И это роман, а не картина. О чём роман? О любви. О неразделённой, разумеется, о счастливой любви почему-то меньше пишут. 

Синагога там — дрогобычская. Что-то там в воздухе носилось в этом маленьком Дрогобыче, подарившем миру по меньшей мере двух гениев — галицийского Кафку  — Бруно Шульца и дрогобычского Рембранта — Мауриция Готтлиба. Еще одна маленькая деталь — Мауриций учился в одной гимназии со своим одногодком Иваном Франко, в разных, правда, классах, но Франко счёл нужным этим похвастаться в своём очерке «Мої знайомі жиди»: 

«Між жидами-учнями, що ходили разом зі мною до Дрогобицької гімназії, хоч і не в тій самій класі, були такі, що пізніше здобули добре ймення в мистецтві й науці. Там був Моріц Готліб, пізніший талановитий маляр, близький свояк мого товариша Ісаака Тігермана, як і цей завчасно забраний смертю».

«Преждевременно забранный смертью»  — преждевременнее некуда. 

Он родился в середине позапрошлого века. Прожил только 23 года. Учился у великого Яна Матейко в Кракове, успел поучиться в Вене, в Мюнхене, в Риме... Матейко  считал его гением. Успел написать 300 картин. Чего бы он достиг, если бы прожил дольше — Б-г весть... 

А ведь мальчик родился, что называется «с серебрянной (если не с золотой) ложкой во рту». Отец — нефтепромышленник, который вопреки всем стереотипам не пытался вырастить из сына будущую акулу капитала — дитё хочет рисовать? —  да лишь бы ему было на здоровье, грех жаловаться — папа имеет, чем заплатить за ученье! Знающие люди находят у мальчика талант? — кто бы сомневался, что наш ингеле лучше всех! «Талант должен ходить голодным?» — это не про нас!

И история его несчастной любви к прекрасной Лауре — это не классическая история нищего художника, отвергнутого ради богатого жениха, уж нищим-то он не был. Лаура и в самом деле полюбила другого, расторгла помолвку и счастливо вышла замуж.  

Мауриций пытался её забыть. У него был новый роман с новой красавицей. Но, узнав о состоявшейся всё-таки свадьбе Лауры, он всю ночь бродил по холодным даже летом улицам Кракова. Простудился и умер спустя две недели. Да, тогда от воспаления лёгких умирали. 

А эту картину он писал в последний год своей жизни, уже отвергнутый Лаурой  — лишнее доказательство того, что думать он о ней не переставал. 

На свитке Торы, если присмотреться, прочитывается надпись — «В поминовение души Моше (это было его еврейское имя) Готтлиба». Жить ему оставалось ещё год.

Он пишет здесь историю своей жизни.

Вот он — маленький мальчик с печальными глазами:

Музей одной картины

Вот подросток:

Музей одной картины

А вот его последний автопортрет всё с тем же, что и в детстве, медальоном на шее:

Музей одной картины

И два портрета Лауры на женской галерее.

Музей одной картины
Музей одной картины

...К одному из подаренных Лауре, ещё до расторжения помолвки, портретов он приложил письмо:

«Перед тем, как расстаться с картиной, я поцеловал твои глаза и твои губы…». 

А Лаура, как и было сказано, была счастлива в замужестве. Родила четырёх дочерей. Прожила долгую жизнь. Можно было бы сказать «счастливую», если бы жизнь её не оборвалась по дороге в Аушвиц. Да, разумеется, ей было уже почти девяносто тогда, но смерть по дороге в Аушвиц естественной не бывает — ни в каком возрасте.

И кто знает, чья смерть страшнее? Умерший от любви юный художник по крайней мере никогда не увидел гетто в родном Дрогобыче и не успел узнать, что такое Аушвиц... 

Одна из внучек Лауры умерла четырнадцать лет назад в Израиле — она, по счастью, была сионисткой, уехала в подмандатную Палестину ещё в 30-е годы и прожила здесь до глубокой старости. И рассказанную ей некогда бабушкой историю о влюблённом в неё и умершем от любви прекрасном художнике долгое время считала легендой...

А лица на этой картине можно рассматривать бесконечно.


Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Ограничения на импорт продовольствия помогут россиянам "перестать гнаться за западным стандартом потребления", которому Россия может противопоставить собственный вариант общественного устройства "на основе высшей правды", рассказал РИА Новости председатель синодального отдела по взаимо ...
Человек – сложная система, поэтому многие принципы и понятия  медицины, наверное, никогда не смогут быть объяснены только с позиций анатомии. Как невозможно доказать наличие программы разобрав компьютер, так и  человеческий организм, ...
Путин единственной репликой в Сочи обидел и настроил против себя всю Калининградскую область На вопрос, будет ли правительство добиваться либерализации визового режима с Европой, и прежде всего для жителей анклава, премьер-министр ...
Беседка выложила геймплейный трейлер игры Rage-2, которая должна выйти примерно через год. Выглядит просто потрясающе, впрочем, смотрите сами. Да, это не "Дум", но это может быть и покруче "Дума", если разрабы не зациклятся на "трах-бабахе" и прикрутят к игрушке более-менее приличный ...
После сообщения Сергея Доли, что он уходит на Матч ТВ, иногда смотрю этот канал. Увидела, как в одной детской передаче Слуцкий в беседе с мальчиком сказал: В принципе, если человек арбитр — его уже можно бить.... По крайней мере, если это российский арбитр. Конечно, у этой фразы был ...