Медведев о Сталине. Исторические мифы, объективность и последовательность

топ 100 блогов leteha02.11.2012 Тут вот многие обсуждают выступление Медведева о Сталине:

Дмитрий Медведев:
Это всё правда на самом деле – и история особая, и у каждой эпохи есть серьёзные, важные, славные страницы. Ну как можно, например, в иных красках описывать историю Великой Отечественной войны? Это была победа всей страны, в том числе и руководства, какое бы оно ни было, как бы мы к нему ни относились. Мне, например, там значительная часть людей совсем несимпатична, но это всё-таки была их победа, не только победа народа, но и тех решений, которые тогда принимались, и это было сделано не вопреки, а совместно. Но, с другой стороны, говоря об этом, мы должны помнить, к чему привели эти репрессии. Я сейчас не буду называть никаких цифр. Моя оценка была и остаётся прежней: кому-то она, может, и не очень нравится, но я считаю, что за то, что происходило тогда, целый ряд руководителей Советского государства – не только Иосиф Сталин, но и целый ряд других руководителей, – безусловно, заслуживает самой жёсткой оценки. Их невозможно привлечь к ответственности, но это именно так. И это должно остаться в анналах нашей истории, чтобы никогда этого не повторилось, потому что война со своим народом – это тягчайшее преступление. Тягчайшее преступление!

Но особенное обсуждение вызвал вот этот вот пассаж:

Медведев о Сталине. Исторические мифы, объективность и последовательность
Дмитрий Медведев:
Любовь к усопшим тиранам обычное человеческое заблуждение. Очень комфортно быть сталинистом, понимая, что за тобой не придут ночью. И что никто не утверждает в кабинетной тиши карандашиком расстрельные списки
https://www.facebook.com/Dmitry.Medvedev/posts/10151092413876851?comment_id=24133889&offset=0&total_comments=354

Что бы хотелось сказать по этому поводу.

Три базовых постулата.

1. Все, кто оценивают умершего почти 60 лет назад Сталина, делают это из дня сегодняшнего. Так, будто он еще живет среди нас.
2. Наши оценки имеют неизгладимый след нашей морали, а также привнесенной нам извне в 90-е морали. Наша же мораль существенным образом отличается от морали наших предков, живших в 30-е-50-е.
3. Наши оценки имеют дело с цепью событий, которые УЖЕ произошли. Нам кажется, что мы знаем последствия тех или иных действий, а также нам кажется, что мы можем правильно выстраивать цепочки тех или иных действий, совершенные нашими предками. Тем не менее, действия, совершаемые теми или иными историческими акторами ни в коей мере не являются ретроспективными, тогда как мы, исходя из знания цепи событий, часто эту ретроспективность попросту подразумеваем при их анализе и оценке.
4. Обычно наши оценки Сталина ни в коей мере не распространяются на то, что было за 7 лет до начала возвышения Сталина, а также на то, что произошло после Сталина. К примеру, через 38 лет после его смерти.

Исходя из этих двух замечаний, хочу высказаться.

1. С позиции дня сегодняшнего, с позиции практикующего политика, слова Дмитрия Медведева в отношении Сталина представляются вполне здравыми. Мы понимаем, что в современных условиях, в нашей стране нельзя расстреливать миллион оппозиционеров, среди которых настоящих оппозиционеров была едва ли половина, а настоящих врагов — много меньше.
2. Один миллион уничтоженных политических противников — это, безусловно, преступление. Тягчайшее преступление. Равно как и несколько миллионов посаженных по политическим мотивам, равно как и миллионы сосланных, в том числе крестьян.
3. Таким же тяжким преступлением с точки зрения дня сегодняшнего является уничтожение классов и их ликвидация (первое — физическое, второе — политическое).
4. Одобрение репрессивной политики Сталина в современных условиях — это одобрение силовой политики, направленной на уничтожение нации как таковой. Наша современная нация не выдержит не то что миллиона расстрелянных, она в принципе не выдержит политических репрессий или ликвидации классов (любых) и попросту развалится.

Теперь еще несколько важных моментов (далее будет много важных букв. особенно для юриста и историка).


1. Для юриста, каковым я являюсь, и для историка, каковым я также являюсь, довольно странно слышать термин «война со своим народом». Такого термина Уголовный кодекс не знает. Поэтому я считаю, что давать подобные определения в корне неверно, так как они нас обращают к вопросу дефиниций, от которого мы никуда уйти не можем. Если вопрос внесудебных или квазисудебных расправ в СССР является вполне квалифицируемым как преступление, то "война со своим народом" — это нечто из сферы эмоционального и оттого малообъяснимого. К примеру, являются ли войной со своим народом распоряжения Сталинского руководства по ликвидации группировок РОА Власова или банд бандеровцев (и те и те - граждане СССР, против тех и других велись военные действия)? В общем, вводя такой эмоциональный термин в столь тяжелый вопрос, как трактовка сложнейшего периода нашей истории, Дмитрий Медведев, на мой взгляд историка и юриста совершил большую ошибку.
2. Вопрос объективности. Осуждая тиранию и массовые репрессии Сталина, как мне кажется, следует сохранять объективность и распространять эти оценки на иные периоды нашей истории. Как предварявшие массовые репрессии Сталина, так и последовавшие через некоторый промежуток после его смерти. Так, говоря о том, что Сталин был тиран и вел войну против собственного народа, следует помнить о том, что незадолго до этого в стране шла гражданская война, развязанная отнюдь не Сталиным, и что в этой гражданской войне одна часть народа убивала другую часть народа. Большинство общества склонилось к поддержке того режима, который и правил страной в течение довольно длительного времени. Меньшинство было подвергнуто ограничениям в правах и другим репрессивным мерам. Часть из этого меньшинства продолжало войну против собственного народа. От этого факта никуда не уйти и с ним необходимо считаться.
3. Оценивая Сталина, стоит, как мне кажется, также одновременно давать оценку и действиям правительства Гайдара-Чубайса, устроившего нациии шокотерапию. Пользуясь данными восточных европейцев, которые установили, что избыточная смертность во время демократических реформ в Восточной Европе составила около 1 миллиона человек, можно сделать соответствующие выводы и для периода начала 90-х в России. Нет сомнения, что избыточная смертность в нашей стране была много выше (хотя бы исходя из численности населения, не говоря уж о тяжести реформ и отсутствии поддержки со стороны Западной Европы и США, которой пользовались восточноевропейцы). В таком разрезе — следует ли говорить о войне с собственным народом Гайдара и Чубайса, а также Бориса Ельцина? И если следует, то почему в легислатуру Дмитрия Медведева Чубайс занимал столь высокие посты. А если не следует, то почему здесь мы считаем, а здесь — нет?
4. Если идти дальше, и не заниматься объективистикой, то войной против собственного народа можно назвать любые действия власти, которые не находят поддержки у той или иной группы меньшинств. В этом формате чеченские сепаратисты вполне могли считать Ельцина ведущим войну против собственного народа. А приморские партизаны (июль 2010 года) вполне могли называть аналогичным образом президентство Медведева.

Теперь об общественном значении высказываний Дмитрия Медведева.

1. В обществе действительно, нет единого взгляда на события времен Сталина. Во многом это связано с отсутствием адекватных исторических работ, посвященных периоду, занимающих объективные, а не оценочные позиции. Ваш покорный слуга был автором одного из учебников истории, который попытался именно что уйти от оценочных позиций и объяснить, что делалось, а не почему Сталин был плохой/великий (нужное подчеркнуть). Сам объективистский подход был предан анафеме либеральной общественностью, которая устроила травлю и меня, и других авторов учебника.
2. В либеральной исторической науке до сих пор присутствует антиисторизм при описании событий времен Сталина. Нагромождая горы лжи, фальсифицируя события, многократно увеличивая число уничтоженных граждан СССР в то время, либералы добились того, что их версия истории того периода все больше и больше вызывает агрессию как со стороны профессиональных историков, так и со стороны любителей, которым оказываются доступны настоящие цифры и которые знакомятся с фактами. "Убили не 100 миллионов и не 20, а всего один", - так это же совсем другое дело. Такова логика многих открывших для себя настоящие цифры. Ведь, действительно, в течение десятилетий слыша истории про страшные ужасы времен Сталина, а затем узнавая, что эти ужасы были на порядки преувеличены, многие могут превратно посчитать, что ужасов-то никаких и не было. Что создает довольно опасную прослойку тех, кого Дмитрий Медведев назвал «любителями усопшего тирана». Введение в школьный курс Архипелага ГУЛАГ Солженицына, эмоционального, но притом антиисторического произведения вряд ли способно улучшить ситуацию, а вот ухудшить — однозначно. Аналогичным образом, использование в исторических фильмах, книгах и в исторических выступлениях наших официальных лиц исключительно либеральной версии взгляда на сталинскую эпоху, вызывает серьезное недовольство у части общества.
3. На этом фоне такое же недовольство естественным образом вызывают и политические заявления об этом периоде истории, исходящие от официальных лиц. И вне зависимости от знака (+ или -) недовольные будут и их будет значительное число. Таким образом, воспитательный эффект и тем более эффект политический оказываются нивелированы именно общественным отношением к эпохе - противоречивым и существенно различающихся в зависимости от групп в социуме.

Резюме.
1. Любить Сталина, действительно не за что. Особенно это касается кабинетных и болотных мечтателей, которые с удовольствием перестреляли бы всех своих оппонентов, дай им в руки оружие. И которых Сталин поставил бы к стенке, если не первыми, то уж в ряд после Зиновьева с Каменевым — точно.
2. Высказывание личной позиции вторым лицом в государстве по данному вопросу является практически официальной позицией руководства. При этом, высказывания по этому сложнейшему периоду истории в эмоциональном ключе лишь вредят восприятию аудиторией, в том числе и профессиональной.
3. Всеобщий сталинский ренессанс имеет свои корни именно в государственной политике по десталинизации (проводником которой стал назначенный как раз Дмитрием Медведевым глава СПЧ при президенте Федотов). Считаю правильным оставить персону умершего 60 лет назад Сталина историкам, и не заниматься актуализацией политического значения сталинской эпохи по отношению к дню сегодняшнему.
4. Рациональные обвинения Сталина из дня сегодняшнего ставят в довольно сложное положение обвиняющих, поскольку последовательная позиция в данном случае не оставляет камня на камне ни на нынешнем суверенитете России (современная Россия, равно как и современное мироустройство - наследие Сталина, причем, если последнее — во многом сохранившееся, то второе — в значительной мере промотанное), ни на легитимности первых лет существования новой России (политика ельцинского кабинета Гайдара-Чубайса, которого в таком ракурсе с не меньшим основанием можно обвинить в войне с собственным народом).

PS. О геополитическом значении политики по десталинизации и использовании образа Сталина для решения сегодняшних проблем я писал отдельно в статье на сайте АПН «Забыть Сталина. Сталинизм против модернизации», обращенной как раз к Дмитрию Медведеву http://www.apn.ru/publications/article22118.htm. Также я рассматривал тему эксплуатации истории в применении к актуальной внешней политике России в статье на сайте «Единой России» «Павел Данилин: История должна не раскалывать, а сплачивать социум» http://leteha.livejournal.com/951171.html

PPS. Еще к вопросу о сравнениях, которые иногда бывают не в пользу. В сталинской судебной системе, при всей ее ужасной кошмарности, процент оправдательных приговоров составлял порядка 12%. В современной системе - 0,5%. Не хочется проводить никаких параллелей, но простая арифметическая операция показывает нам, что при Сталине суды выносили в 25 раз больше оправдательных приговоров, чем сегодня.


Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Рискую поймать гору тряпок, но задам простой до безобразия вопрос (и мужчинам, и женщинам):"Как вы относитесь к наличию небольшого животика у партнера?" К чему это я? Просто встречал таких женщин, которым это в партнере нравилось, хотя, может быть, ...
Если мы с мужем расстанемся, родители подумают, что я дура. Он меня содержит, нормально относится ко мне, позволяет находиться в « творческих поисках» , бережет от минимум 8часового вкалывания ежедневно + дорога. Я – свободная птица, не обремененная даже необходимостью кормить птенцов, ...
Надеюсь, отправляю туда, куда надо, и так, как надо )) Здравствуйте, Яна! Вопрос у меня в следующем. Я работаю продавцом-консультантом уже довольно давно, работаю в сфере, которая требует довольно высокого уровня знаний (туристическое снаряжение), и в большинстве случаев мы (консультанты) ...
В формшпринге мне "задали вопросик": упоротый клерикал холмогорий ратует за памятник сталину и грозному, такой нацдем, прям нацдем, интересно сколько вам заплатили за зашкваривание национал-демократии?! Форма вопроса оскорбительная, но я ...
Когда-то давно в детстве отец сказал мне такую вещь: "Человек похож на дерево. Если срубить дерево, то уничтожишь не только это дерево, но и все деревья, которые могли бы вырасти из его семян. Представь, целая просека в лесу. Огромная, широкая, ...