рейтинг блогов

Книги, февраль 2017 года

топ 100 блогов maiorova04.03.2018 Двадцать шесть книг. Правда, одну из них я не почитала, а пролюбовалась, это, условно говоря, комикс. Два поэтических собрания, пять детских книжек, один детектив, путешествие одно, мемуарно-биографических три, научно-популярных тоже три. Остальное художественная проза. Барахла нет.

Мауни Феддэг, «Иллюстрация: в чём её смысл» – подзаголовок «книга иллюстрированных иллюстраций, иллюстрирующих иллюстрации» на редкость совпадает с сущностью. Философическую часть я поняла слабо за незнанием предмета, а иллюстрированные иллюстрации прикольные. Сходите по ссылке, не пожалеете: https://femart.livejournal.com/269135.html.

Книги, февраль 2017 года

Пэрл Аун, «Волшебные сказки»https://fem-books.livejournal.com/1558464.html. Только сейчас, заваленная блокбастерами, бестселлерами и хитами сезона, оцениваю по-новой тоненькие книжицы издательства «Наука». Сказки Востока, сказки Африки, сказки Австралии и Океании, беспримесная древняя мудрость и древняя тихая улыбка... https://fem-books.livejournal.com/1558464.html

«Жизнь начинается снова» – сборник мьянманской, тогда ещё бирманской, прозы. Мо Мо Инья вне конкуренции. За обаянием её «Потерянной тропы» (https://fem-books.livejournal.com/1558659.html) соседи, написанные и проще, и предсказуемее, слегка стушёвываются. В то же время и они не без достоинств. Автор заглавной повести, Чжо Чжо Нге, вообще стихийный толстовец (и профессиональный сапожник, не чета некоторым). Немая красавица, папаша-нувориш, учитель-резонёр с букварём в одной руке и нравственной прописью в другой. Нет, я не заскучала. Скорее, наоборот – столь традиционно, что кажется новым. «Опоздавшее письмо» Мья Тхана – уже «век другой, другие птицы, а у птиц другие песни», грустная история про старого жениха и немолодую двадцатидвухлетнюю невесту. Потом оказалось – история любви, но это уже не имело значения...

Эрика Фатланд, «Советистан: одиссея по Центральной Азии» – молодая и целеустремлённая норвежская очеркистка с дипломом по антропологии объездила Туркменистан, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан. Перевод странный. Такое ощущение, что переводчица в стороне от ряда постсоветских реалий и неведение вынуждает её домысливать. Отдельно мучает любопытство: как откликнулись жители этих стран на путевые впечатления Фатланд?

Натали Азуле, «Тит Беренику не любил»https://fem-books.livejournal.com/1559523.html. Великолепная биография, свежая от первой до последней фразы и вместе с тем неуловимо родная. Исподволь возникает подозрение, что французская писательница с карандашиком штудировала не только тыняновских «Кюхлю» и «Пушкина», но и «Господина де Мольера» Булгакова... Грустно, что прочтут у нас в стране полтора человека, а вдвойне грустно, что написанный в близком тоне куррикулюм витэ, скажем, Фонвизина или Островского пригодится всё тем же полутора. Что за прошедшие два десятка лет мы имеем в таком жанре? Пожалуй, Юлия Кима, «Капнист пиесу накропал громадного размеру».

Мег Вулицер, «Исключительные»https://fem-books.livejournal.com/1560746.html. К издательству Livebook: граждане милые, таких масштабов эпопею нет смысла переводить впятером. И так-то поди запомни действующих лиц по именам и кто кому дядя, а ещё и разночтения мешают, раздражают. От критических инвектив, сосредоточенных на том, какая плохая Джулс, потому что так-то подумала и так-то почувствовала, тоже, миль пардон, укачивает. Подумала – положим. Почувствовала – спору нет. Но поступила всё же по-порядочному. Ей можно позавидовать.

Наталия Перевезенцева, «Я вышла из дома... Книга о Пушкинской улице и не только о ней» – с краеведческой точки зрения – не оторваться, про один «Пале-Рояль» чего стоит. В молодости бульварными романчиками так не зачитаешься, как этим. Но получилось не столько на неисчерпаемую тему Пушкинской, сколько о городе в целом. О хронотопе, так сказать. Донельзя питерские мемуары, тонко ранящие, въедающиеся...

Бекки Чамберс, "Долгий путь к маленькой сердитой планете"https://fem-books.livejournal.com/1562092.html. Путь, конечно, долгий, но рассказ показался коротким. На диво дружественный, располагающий, с товарищеской интонацией рассказ. По сложившейся в фантастических кругах традиции, можно предположить, что выйдет и трилогия, и тетралогия, а может быть, аж целая сага, и мы узнаем, как всё дальше сложится. Но этот, первый «Долгий путь» навсегда останется для нас особенным. С него начиналось.

Карла Фридман, «Два чемодана воспоминаний» – если оно роман, то крохотный, а если новелла, то большая... Вообще, конечно, для таких вещей нужно бы отдельный ярлык, что-то вроде «волшебный прибор Левенгука». В капле воды воля и мысль целой страны – не каждому дано так. Увы, по-русски больше ничего Фридман нет, а ни нидерландского, ни немецкого я не знаю. Если услышите, что вдруг перевели, сообщите, буду очень благодарна вам.

Бернис Рубенс, «Я – Дрейфус» – вот, помнится, лет десять назад взяла у приятельницы «Пять лет повиновения» – тогда в моде белая серия «Азбуки» была – и всё думала, как же настолько чуждый и не укладывающийся в мозгах материал может до такой степени забирать? Ан забирал. С «Дрейфусом» аналогично, ну где я, и где проблемы английского сэра еврейского происхождения? Но спать в ту ночь я не легла, пока Дрейфуса – уже другого Дрейфуса, повторившегося в виде трагифарса – таки не оправдали.

Марина Вишневецкая, "Вечная жизнь Лизы К."https://fem-books.livejournal.com/1563403.html. М.А. Вишневецкая из тех прославленных неизвестных, чьи фамилии мало кому что-то говорят, а творчество на слуху. Вот и мультики про домовёнка Кузю – не смотревшие есть? Куда хочу – туда лечу! Куда хочу? Куда лечу?! И ещё бессмертный вопль «Нафа-а-аня!» Нет, я не хочу сказать, что Лиза К. побочная дочка этого самого Нафани от Бабы Яги, но эффект стереоскопический, забавно. И правда получается, что женщины – вроде как домовята.

Ева Ибботсон «Агентство“Фантом в каждый дом”» – По ссылке https://fem-books.livejournal.com/1564644.html краткая, но необычная биография сказочницы, сестры как минимум шестисот сестёр и братьев, плюс перечень того, что имеется в переводе, с небольшой аннотацией. Если обсуждать само «Агентство», это, возможно, не самая большая удача Ибботсон, но бесспорно интересный сюжет, необычные персонажи и неподражаемый австрийско-английский юмор. Кстати. Пока читала, вспоминала Лору Сегал и её «Чужих людей». Клянусь, я тогда не знала, что у писательниц такие похожие судьбы, я тогда не знала! Музыкой навеяло.

Кэтрин Эпплгейт, «Дерево желаний» – американскую сказочницу Эпплгейт я оценила ещё со времён «Крэншоу», полумистического сборника рассказов о помощном звере, коте размером с ребёнка. И о мальчике того кота. Я буду до отвращения шаблонна, если напишу, что со страниц дышала доброта. Но я — напишу, ведь никак иначе. И «Дерево желаний» тоже добрая книга. Добрая в хорошем смысле, сейчас так положено оговариваться. Оказывается, скунсы называют своих скунсят в честь ароматов и благовоний, а опоссумы опоссумят -- в честь того, чего боятся, беличьи имена начинаются на Бел (например, Белфаст, Беллетристика, Белиберда), а сороки меняют свои клички как пожелают.

Петер Вольлебен «Тайная жизнь деревьев» – согласно закону синхронности, после экологической детской сказки попадается экологическая сказка для старшего поколения. Лесник из Германии клеймит современное лесное хозяйство, походя посмеивается над стремлением к разнообразию видов, поёт дифирамбы стойкости дуба и взаимопомощи бука, твёрдо верит, что растения тоже чувствуют боль. Как мудро замечено в предисловии, «Тайна деревьев» относится к популярной литературе, но не к научной. Впрочем, о потраченном времени не жалею.

Jane Dibblin, Day of Two Suns: U.S. Nuclear Testing and the Pacific Islandershttps://fem-books.livejournal.com/1564817.html. Читалось трудненько, не скрою. Военно-социальные дрязги минувшего века, да ещё на таком отдалённом клочке суши, как Маршалловы острова, – это и незнакомая терминология, и иноязычные реалии (а много ли нам известно о Микронезии?), и малоизвестные имена. Да, на маленьких островах иногда делается большая политика. Вот репетицию ядерного апокалипсиса провели под шумок. Рассказывают выжившие.

Елена Катишонок «Порядок слов» - не медля, оговорюсь, что прозу Катишонок я в глаза не видала покамест. Вот так из библиотеки не вылезаешь, а настолько популярные работы проходят и проходят мимо тебя... Удачно, что стихи встретились. Лаконичные, скромные, чуть отстранённые. Если и не-стихи похожи, я положительно сделаюсь их поклонницей.

В Новой Англии ночь. Навалилась,
вздохнула, уснула. Тротуар остывает,
деревья шуршат ерунду. Тускнет лампа.
Из сонного Гая Катулла выпадает листок
календарный: «Я завтра приду».


Этти Хиллесум, «Я никогда и нигде не умру. Дневники 1941-1943 гг.» – Этти... то есть мне, наверное, следует называть её Эсфирь Левиевна, она моей прабабушки сверстница... была бы... Этти на какой-то момент стала не духовно близка, нет, на это не претендую, но душевно воспринимаема. Я восхищалась её эрудицией, отмахивалась от её прекраснодушия, влюблялась в её порывы и посмеивалась не без умиления над её приступами благочестия... А потом её убили, потому что она была еврейка. https://fem-books.livejournal.com/1573528.html

Джо Хилл, «Песни» – легендарный бард американского рабочего движения, как оказалось, вовсю переводился на русский язык. И как переводился – бери и пой сию минуту с листа. Михаил Зенкевич талантище, большевик из Йенского университета... «Кейси Джонса – скэба» в исполнении Утёсова ведь слыхали? Так в сборнике всё золотые хиты. Вот, к примеру, «Завещание», написанное накануне казни:

О завещанье ль думать мне?
Ведь нечего делить родне.
К чему её печальный вздох?
К камням лавин не липнет мох.
А тело – был бы выбор мой –
Я сжёг бы в пепел огневой,
Чтоб ветры весело в полях
Развеяли цветам мой прах,
Чтоб увядающий цветок
Опять воскреснуть к жизни мог,
Вот всё, о чём бы я просил.
Желаю счастья вам.
Джо Хилл.


Сванте Пэабо, «Неандерталец: в поисках исчезнувших геномов» – из этого шведского
биолога вышел бы отменный прозаик, если бывают прозаики, творящие в манере Бидструпа. Ду-ду-ду, те-те-те, уж со скуки начинаешь подсчитывать, сколько раз на страницу попался термин «секвенирование», а тут тебе и подбросят … угольку в топку... мелкого, но много. Уж если ему не дадут Нобелевку, я понятия не имею, зачем та Нобелевка нужна. Рекомендую всем, кто интересуется неандертальцами и денисовскими людьми, есть тут пища для размышлений.

Теа Бэкман, «Крестоносец в джинсах» – ещё когда в аспирантуре училась, прониклась восторгами окружающих: о, с Бэкман я увлеклась средневековьем! О, я занялся исторической реконструкцией, чтобы быть как Рудолф! Но сама вскоре забросила: чересчур показалось много натяжек и роялей в кустах. А нынче, очевидно, дозрела, пускай натяжки, пускай рояли, этот крестоносец и вправду вдохновляет, даром что написан на довольно депрессивную историческую тему. Сугубо подростковое, но и взрослые найдут, чем поживиться.

Кристина Бейкер Клайн, «Картина мира» – можно не ведать, кто художник, и не интересоваться, что за особа изображена. Но саму картину «Мир Кристины» знают все. На обложках, на плакатах, на репродукциях, в коллективном бессознательном – на что угодно готова спорить, вы её встречали. И я встречала. Однако не задавалась вопросом, кто такова Кристина и почему Эндрю Уайет запечатлел её в столь странной позе.

Книги, февраль 2017 года

Как выяснилось, она так передвигалась. Теперь дом Кристины – музей. Музей Уайета, разумеется. Кого интересует мэнская фермерша, полжизни проползавшая ползком и не отлучавшаяся от своих грядок дальше соседнего городка?

Кейт Дуглас Уиггин, «Ребекка с фермы Солнечный ручей», «Новые рассказы о Ребекке» – неудивительно, что после Бейкер Клайн я углубилась в список литературных произведений, где действие происходит в штате Мэн. Неожиданно другое. Старомодная, местами неправдоподобная, местами приторно-паточная, местами беспощадно жестокая, «Ребекка» сработала так, как никогда бы не сработала, если бы до неё не было «Картины мира». Сама поражалась эффекту. В других обстоятельствах "Ребекка" воспринималась бы как стандартное сентиментальное чтиво, которое считали возможным втюхивать девочкам просто потому, что они не мальчики... Бинарное психотропное оружие, одно усилило другое! У вас подобное бывало?

Уильям Герхарди, «Полиглоты» – к автору претензий нет. Герхарди бесподобен, с чудесным горьким юмором, с неизменной чёрной крылатой тенью на заднем плане, с грацией слога. Переводчик сущий бодхисаттва своего дела, что сумел передать... Но издательство в приступе цинизма сброшюровало «Полиглотов» так, что тетрадки перепутались, и главный герой, только что слившись с главной героиней в эротическом экстазе, внезапно принялся с ней играть в настольную игру. А? Злость неописуемая. Во-первых, куда я дену повреждённый экземпляр, во-вторых, откуда я возьму экземпляр последовательный, и в-третьих, прочла я «Полиглотов» или не прочла?

Марга Минке, «Стеклянный мост» – имя, доселе мне незнакомое. Попалось в подборке голландской прозы на Ливлибе. Далее следует воздевание рук и очей горе с риторическими восклицаниями, почему, почему, почему, имея в активе такую кристальную прозу, люди читают о Холокосте кошмарного «Мальчика в кошмарной полосатой пижаме». И непереводимая игра слов с использованием местных идиоматических выражений, не без этого.

Елена Михалкова, «Нет кузнечика в траве»https://fem-books.livejournal.com/1572516.html – здесь большой отзыв с некоторыми спойлерами, а здесь скажу: пока ещё, пока ещё пишутся и издаются такие детективы, то есть произведения, обыкновенно причисляемые к жанру лёгкому, дело борьбы за женские права в нашей стране не проиграно. Не проиграно. Спасибо уважаемой френдессе Книги, февраль 2017 года eilin_o_connor за доставленную радость разгадки, должного возмездия и восстановления справедливости.

Фредрик Бакман «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения» – уж сто рецензий на Ливлибе написано, и в большинстве звучат досада и сожаление: второй «Второй жизни Уве» не получилось. Согласна! - прибавлю я. Слава Богу! – прибавлю я. Слава Богу, что такой многообещающий писатель прекратил обещать и начал выполнять ушёл от довольно-таки примитивного социального агитсимволизма. Бабушка прожила прекрасный долгий жизнь, свободную от детей и семейных дрязг, бабушка умерла достойной смертью под действенными анальгетиками, а теперь она кланяется и просит прощения, и все её простят, потому как бабушка же. Всё равно идиллия, но теперь уже менее идиллическая.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
http://nina-tian.livejournal.com/820079.html http://ru-marazm.livejournal.com/3745245.html# http://russell-d-jones.livejournal.com/1085032.html Так вот: на мой взгляд, реакция православных патриотов на такое будет таким же индикатором, как и реакция оппозиции (как отдельных ее ...
Скандинавы, прибалты и англоязычные туристы везут это чемоданами. Говорят, что очень дешево по сравнении с тамошними ценами. Волшебные корешки и настойки уже давно отошли в прошлое. Разные гады в спирте тоже не котируются. Во Вьетнаме туристы часто приобретают медикаменты, укрепляющие ...
Кроме шуток, у меня в жизни было немало крайне неприятных ситуаций, в которых я не могла ничего хорошего найди, кроме одного: - Ну и жопа! Ладно, зато будет о чем на сеансе поговорить. Со своими терапирующимися друзьями, когда обсуждаем какие-то проблемы, и решений не находится, говорим: ...
Захожу в офисную столовую - и теряю дар речи: на работу явилась сотрудница, штаны которой "украшает" гипертрофированных размеров золотая молния, размещённая на причинном месте. Принялся её стыдить, а ей нисколько не стыдно - по-хамски улыбается в ...
  ...