Как этот дурацкий Лондон затягивает. Нет, ну правда. Идем

топ 100 блогов iogannsb23.09.2018 Как этот дурацкий Лондон затягивает. Нет, ну правда.
Идем сегодня с Конрадом под дождем.
- Слушай, я так счастлив, бейб, правда, я так счастлив здесь. Это какая-то другая реальность. Я должен вернуться. Правда.
- А помнишь, как в какой-то момент ты и Марта перестали выходить из дома совсем. Совсем.
- Не было такого.
- Ну как не было. Типа, мы такие - ну что, пойдем куда-нибудь сегодня поклубимся. И вы такие - ну нет, мы предпочитаем остаться дома.
- Слушай, ну был такой период. Ни работы, ни денег. Учеба. Когда ты такой весь без денег, потом ты помнишь, я завязал с наркотой, алкоголем и сразу такая депрессия. Это же нормально.
- Ну да, нормально. И еще, обычная тема, то что у тебя есть, обычно не то, чтобы очень ценишь. И знаешь, так приятно идти с молодым человеком под ручку.


- Дай мне зонтик, держи меня под руку.
- Ты слишком высокий, мне так неудобно.
- Ну ладно, давай я тебя обниму. Так лучше?
- Даже не знаю.

Утром был такой дождь. Вышла из дома без малейшей идеи чем занять себя. Коммерческая съемка отменилась, потому что дождь зарядил. Под зонтиком сниматься не захотели. Зря, между прочим, было бы круто. В дождь красиво сниматься. И такая, вроде как обычная лондонская погода. Хотя, если честно, когда я жила в Лондоне, солнечных дней было больше чем дождливых. И такая красота вокруг. Розы цветут, рябина краснеет, фуксия фиолетовая через каменную ограду выглядывает, на мху красиво лежит. Соседи разные с прогулки с собаками возвращаются, здороваются. Телефон бряцает.
- Ты где, детка? - спрашивает Тим.
- В часе езды от тебя. Абсолютно свободна.
- Приезжай ко мне, позавтракаем вместе.

Брикстон. Сто лет не была в Брикстоне. Такая разношерстная, разноцветная толпа. Преимущественно чернокожая.
У метро два репера что-то весьма бодро напевают. Чуть дальше красивый такой молодой человек с дредами, чернокожий, разложил какие-то рисунки, табличка - "помогите собрать на лечение отцу. Мне надо восемьсот фунтов." Люди бодро расстаются с деньгами. На остановке английский папа блондин с суровым выражением лица. У него на шее сидит очаровательная темнокожая крошка с огромной копной кучеряшек, перебирает его волосы, задумчиво смотрит вдаль. Чуть дальше, напротив библиотеки, чернокожие проповедники с менорой затирают, что-то про Иисуса. Еще чуть дальше мусульманский проповедник пытается всучить мне бесплатный коран. Такая жизнь.

Тим нынче живет с парочкой.
- Немножко странно, конечно, жить в доме, где нет геев.
Малчик из Бельгии. Темнокожий малчик. Девочка из Испании. Она занимается исследованиями в области переработки отходов. Он что-то там кодирует.
- Немножко странно жить с людьми, которые твердо стоят на ногах. Сегодня суббота, а они работают. Но это как-то по-другому. Не так, как было в Боу, где у каждого были гениальные идеи, правда, гениальные, но сдвинуться с места было слишком тяжело.

У Тима - огромная living room c камином. В котором огонь. У Тима камин в комнате. Который он тут же при мне разжигает.
- Останавливайся в следующий раз у меня. Кровать большая.
- В следующий раз у тебя, хорошо. Я звал Конрада, говорил, что он может остаться в моем доме. Но он не приехал, - благоразумно молчу. Конрад хотел устроить сюрприз - прийти к Тиму на работу. Тим не должен знать, что Конрад в городе.

Мы завтракаем сконсами со специальным кремом и медом. Джема нет. Должен быть вместо меда джем.
И быстро осматриваем Брикстон. Последний раз в Брикстоне я была лет десять назад. Он был совсем другим. Сейчас куча хипстерских кафешек и люди так пестро одеты. Едем в автбусе на втором этаже. Мне пишет Конрад:
- Ну, ты где шляешься, давай уже встречаться? - я отворачиваю телефон от Тима, отвечаю, что скоро буду.
- Лучше бы тебе поторопиться, - пишет Конрад.
Прощаемся с Тимом у Ватерло. Нежно обнимаемся.
- Увижу тебя в следующий раз когда? В ноябре?
- Окей, - говорю.

Ну и дождь. Мы с Конрадом идем к Тиму в ресторан.
- Ты точно не сказала ему, что я в городе. Знаю тебя, проболтаешься, как не фиг делать.

Тим так забавно открывает рот от изумления, закрывает его руками.
- Что будете? - Тим так вкусно готовит Мокко.
В общем, нехорошие мы все. За счет заведения мокко и латте. Расцеловываемся с Тимом, выплываем в лондонский дождь. Переходим Темзу, у энбанкмента заруливаем в "Васаби". Покупаем себе рис с говядиной. Там же под навесом усаживаемся на мраморные шары, мы голодные.
- Поехали к Данни, - говорит Конрад, - возьмем его и поедем куда-нибудь в клуб. Хочу танцевать. Хотя я ужасно устал.
- Зачем тащиться к Данни, если он может приехать к нам?
- Ну ты же знаешь Данни, просто так он не приедет.

И мы опять в нашем Боу. Конрад покупает бутылку вина. Открывает дверь своим ключом.
- Эй, я вообще-то голый, - кричит Данни, удаляясь в своих чудесных красных трусах.
- Конечно, Данни, я никогда, никогда не видела тебя в трусах. Прячься быстрее.

Конрад уходит чуть-чуть поспать. Данни удаляется мыть плиту на кухне, сообщая мне, отсылая меня к тем самым воспоминаниям в прошлом:
- Вечеринка c уборкой!
Я запиливаю смешное видео. Про себя. В инстаграм сторис. Надо же чем-то себя занять.

Минут через двадцать Конрад возвращается и как в старые добрые времена, мы сидим на диване, прижавшись друг к другу. Я посерединке. Пьем вино и смотрим какое-то драгшоу.
Потом еще придет Данин бойфренд. У Данни неожиданно вдруг чудесный бойфренд из Колумбии. Абсолютно чудесный. О чем я ему тут же сообщаю. И он, конечно же, спрашивает меня:
- Ты лесби.
- Ну как тебе сказать - у меня муж и двое детей, а так, видимо, да, если люди задают такие вопросы.
- Понятно.

Как-то так, да. Зонтик забыла у Данни. Жалко зонтик. И так жалко за ним тащиться завтра. На другой конец Лондона. Данни завтра уезжает в Хорватию. Это значит, что надо отлавливать либо Сафию либо Конрада.

Потом, когда я тащусь в ночи домой. На другой конец Лондона. Я думаю, что, наверняка, это выглядит привлекательно в рассказах. Или наоборот глупо и странно. Тебе полтос. Ты иногда приезжаешь в Лондон и шаришься со своими малчиками. И как-то даже органично себя в этом всем чувствуешь. Но это так по-детски. Мы как-то все иногда возвращаемся в наше это пространство - дом Питера Пэна. Оттягивающие взросление.
- Тим, можно я тебя сфотографирую. Хочу, чтобы Радек ревновал.
- Вот так я и знал, что ты фотографируешь меня только тогда, когда тебе что-то нужно. А так все Радека и Радека.
- Ну вот еще. Вспомни, сколько раз за последние пять лет я спрашивала, могу ли я тебя сфотографировать. И что ты мне отвечал - то ты был не готов, то ты плохо выглядел, то ты был слишком толстым или просто в плохом настроении.
- Это правда.
- Садись в это свое кресло у окна. Пусть все знают, какие у меня красивые друзья.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Заебали западные звезды со своим пафосом в борьбе со СПИДом и раком каким-нибудь. ...
Саманта Мэтиас родилась и выросла в Тампе, в жаркой Флориде. С самого детства, уже более 10 лет, она работает моделью – снимается в рекламе, а однажды даже участвовала в показе в качестве "модели волос". Опыт съемок обнаженной у нее гораздо меньше – его практически нет. Сегодня мы можем ...
Вот мне зимой надо бы поехать в Берлин и Мюнхен. По делу. А моя шенгенская виза была дадена мне только на две недели. Такая я бедененькая. Скажите, товарищи знатоки всего на свете. Как бы мне извернуться и получить сразу шенген надолго? Вдруг есть ...
Когда человек отлучил себя от общения с Богом, символом чему было изгнание человека из рая, он столкнулся лицом к лицу с той реальностью, с той жизнью, которая несла в себе страдания. От страдания не может избавить ничто — ни продвинутая наука, ...
Ночь рассыпалась. Прокуренная реальность Колыхается под взглядами невнятным студнем. Город оживает бесконечными сериалами, В любой квартире своя киностудия. В любой голове свои тараканы, Личное пространство и общее время. Каждый десятый с ...