И на выставку манят витрины / Там, где свет электрический лил...

топ 100 блогов lucas_v_leyden23.12.2017 Каждый раз, выходя из крупного художественного музея, я благословляю судьбу за то, что не собираю живопись: иначе, полагаю, лицезрение каждой из знаменитых коллекций было бы для меня ознаменовано изрядным зарядом пессимизма. В самом деле, любое, даже самое богатое современное частное собрание картин обязано смотреться предельно жалко по сравнению с экспозицией старой государственной галереи. Конечно, и из этого тупика есть выходы: можно сосредоточиться на художнике не второго или третьего (о первом речи нет), а пятого или шестого ряда; можно собирать определенную экзотическую тему (я бы, скажем, покупал портреты собак) или уповать на благосклонность музы, ведающей коллекционированием, чтобы она позволила обрести полный архив одного живописца, залежавшийся у наследников – но все равно такое собрание обречено быть безнадежно маргинальным.
      Подобные опасения преследовали меня, когда я уныло брел на выставку «Архив Харджиева», поскольку центральная ее тема – книги и рукописи, связанные с русским авангардом – хоть и не совпадает прямо с направлением моей коллекции, но имеет с ней ряд чувствительных пересечений. По счастью, предположения мои не оправдались.
      На темной-темной улице в окрестностях Пречистенки стоит новый бизнес-центр; в небольшом его холле за громадным рекламным парусом торговцев мясом видна маленькая вывеска фонда «In artibus», собственно, и организовавшего выставку в соавторстве с РГАЛИ. Вы поднимаетесь на третий этаж, покупаете билет за 200 рублей и оказываетесь в небольшом зале. Прежде всего нужно сказать, что предметов, восходящих к харджиевскому архиву, на выставке не слишком много: вряд ли хотя бы половина (при том, что по описи в ргалийской части числится больше тысячи единиц хранения) – остальное занято экспонатами из Музея Маяковского и многочисленных частных собраний. Привезенные рукописи по большей части хорошо знакомы исследователям: так, например, в самом начале экспозиции любовно развешены письма Р. Якобсона, давно опубликованные сперва самим Харджиевым (в отрывках), а после полностью включенные в недавно вышедший том «Будетлянин науки». Давно известен и прекрасный инскрипт Хлебникова Белому и (насколько я помню) большинство других хлебниковских рукописей. Единственное, что сразу не припоминается – печатные листы с реестром «Председателей земного шара», где рукой Хлебникова дописаны фамилии «председателей», выявленных после выхода «Временника» из печати: здесь есть несколько имен, требующих, на мой взгляд, размышления и комментария – условно говоря, вписанный первым Баторин – это певец Петр Иванович Баторин или будущий биокосмист Григорий Буторин? Впрочем, вероятно, это уже кем-нибудь исследовано.

И на выставку манят витрины / Там, где свет электрический лил...


      Логика построения экспозиции осталась, признаться, мне недоступной. Сначала по левой стене размещены несколько кубофутуристических изданий (в том числе решительно подрезанная переплетчиком или реставратором «Заумная гнига»). Далее следует стенд с литографированными футуристическими открытками. Потом большой подбор тифлисских футуристических изданий, затем десяток хлебниковских рукописей. После, в правом дальнем углу начинается советская власть – рукописи, книги и эскизы Малевича и Лисицкого, которые уже тянутся вдоль всей стены. В центре зала – подвижная конструкция, на которой тесно-тесно развешены живописные и графические работы (большая часть которых не имеет отношения к Харджиеву) и стоит длиннющая витрина, где разложены футуристические книжки. Здесь нотабене.

И на выставку манят витрины / Там, где свет электрический лил...


      Вполне очевидное и даже несколько архаичное представление о том, что книга представляет собой цельный артефакт, в котором гармонически сосуществуют текст, иллюстрации, бумага и шрифтовой набор – краеугольный камень футуристического книгоиздания. Из этого следует, что для коллекционера или экспозиции вопрос сохранности и аутентичности экземпляров авангардных книг есть вопрос первостатейный: любой видимый глазу дефект будет значительно деформировать зрительское восприятие. Так вот, увидев десяток изувеченных книг в этой экспозиции, я просто не поверил своим глазам – и точно, оказалось, что это не харджиевская коллекция, а фонды Музея Маяковского. Причем речь идет не о записных редкостях: когда нужно выставить «Тэ ли лэ», «Нагой среди одетых» или «Малахолию в капоте» выбирать не приходится (хоть как раз две из этих книг представлены вполне приличными экземплярами). Но совершенно убитые «Учитесь худоги», «Взорваль» или «Возропщем» не объяснимы в принципе – все они встречаются с известной частотой и уж как-нибудь можно было добиться приличных экземпляров.

И на выставку манят витрины / Там, где свет электрический лил...


      Отчетливо нелогичен и сам по себе подбор экспонатов книжной части. Если устроители хотели дать представление об истории русского футуризма и конструктивизма вообще, то непонятным выглядит пренебрежение всеми провинциальными футуристическими группами, эгофутуризмом, авангардными авторами вне групп и т.п. – ни единого, хоть самого маленького предмета такого рода на выставке нет. Если решено было ограничиться кубофутуризмом, то необъяснимо отсутствие основных (и абсолютно принципиальных для истории) работ Гончаровой – от «Вертоградарей над лозами» до «Весны после смерти» и «Мистических образов войны». Кажется (насколько я помню) нет ни одной книги Гуро, обоих «Садков судей», «Стрельцов» и т.п.

И на выставку манят витрины / Там, где свет электрический лил... (фотография отсюда).


      Еще более удивительной выглядит живописная часть, – не имеющая (за редким исключением) никакого отношения к Харджиеву. То есть единственный практический смысл, который мог бы быть в тесном развешивании странных орнаментов Удальцовой и реплик конструкций Чашника – в том, чтобы обогатить их божественной праной подлинности от немногочисленных харджиевских бумаг: но вряд ли это оправдывает всю тяжеловесную конструкцию.
      При этом нельзя сказать, что выставка неинтересна: конечно, она любопытна в высшей степени и я никоим образом не жалею, что провел на ней свои полчаса. Но полное ее несоответствие ни названию, ни хоть какой-нибудь умопопостигаемой задаче прямо бросается в глаза.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Добрый день! Меня зовут Вера, мне 31 год, и я живу в маленьком городе Чжуншань на юге Китая. Поскольку я сижу дома с сыном и работой, будни у меня, хоть и прекрасные, но весьма однообразные, поэтому рассказ будет про внезапно выходную субботу с ...
По признанию старейшего отечественного композитора, автора всеми любимых песен Оскара Фельцмана, он не смотрит "Евровидение". "Мнения об этом состязании самые разные, у меня нет рецептов как сделать его лучше, но я уверен, что проведение этого ...
"Улыбайся всем как можно шире - они должны быть уверены, что ты холодная лицемерная сволочь." Виктор Пелевин писатель, лауреат многочисленных литературных премий Спасибо всем. Особенно "Феликсу", который выступил в качестве груши для битья.) И так поговорим о разочаровании. Почему же это ...
И все-таки, она вертится улыбающаяся девушка, лично для меня, красивее накрашенной. Улыбчивого вам утречка уважаемые. С пятницей! ...
Впервые я увидел гироскутер - самобалансирующийся электрический самокат с двумя колёсами в конце 2014 года. Тогда эта игрушка стоила около 30000 рублей. Сейчас гироскутеры продаются в каждом магазине игрушек, и даже в салонах мобильной связи, но цены на них в России начинаются от 18000 ...