«Архитектурное наследие Лужкова» или почему мы никак не разучимся бороться с прошлым.

топ 100 блогов blog_SOLDIER11.10.2010

«Архитектурное наследие Лужкова» или почему мы никак не разучимся бороться с прошлым. Один непопулярный ныне сатирик как-то высказал мысль о том, что мы страна с непредсказуемым прошлым. Можно ещё добавить, что мы страна с непредсказуемым архитектурным настоящим. Полем особенно бурных архитектурных экспериментов на все времена оставалась многострадальная Москва. Причём с древнейших времён неизменным оставалось только одно - хаотичность и эклектичность архитектуры города. Заботой владык допетровских времён являлся в основном Кремль, патриархию и, в частности, московскую митрополию интересовали культовые сооружения, бояр и дворян – собственные усадьбы. Всё остальное образовывалось и застраивалось более или менее стихийно, и власть интересовало мало. Петра Первого с точки зрения архитектуры Москва же не интересовала вовсе. Даже к Кремлю – резиденции великих князей и царей он относился более чем равнодушно, чтобы не сказать с отвращением, особенно если учесть, что его там пару раз чуть не растерзали. Поэтому он предпочёл податься в куда более спокойную Ингерманландию, где его не терзал никто, а сам он там вполне успешно терзал шведов. Там же построил своё детище – Санкт-Петербург, заботился о нём вполне по-отцовски и относился к нему не в пример нежнее чем к мачехе-Москве. Москва же для Петра так и осталась символом косности и мракобесия, регресса и застоя, дремучих боярских бород и столь же дремучих умов.

Впрочем, на отсутствии единого архитектурного стиля сказался ещё и чисто утилитарный момент. Конечно нас восхищают древние соборы Парижа и Праги, впечатляют небоскрёбы Нью-Йорка. Но в лесистой и болотистой местности, где к тому же нет камня ничего подобного построить было просто невозможно. Так что процветало в основном деревянное зодчество, которое куда больше чем камень подвержено разрушительному воздействию огня и времени. Большим успехом в свое время пользовался известняк, а позднее кирпич, но строительство здания из этих материалов обходилось куда дороже чем из дерева. Что же касается небоскрёбов Нью-Йорка, стоящего на гранитном щите то о них нам на наших известняках и болотах и мечтать не приходилось. Приведу два примера. Знаменитые сталинские высотки – до недавнего времени самые высокие здания Москвы. Достаточно посмотреть площадь основания каждой из них, чтобы понять какова была опасность их проседания. Второй, менее известный, пример. Во время реконструкции здания МХАТа в 80-е годы там создавали новейшую систему управления трансформируемым планшетом сцены. В результате образовался трюм глубиной 11 метров и количеством железа весом чуть ли не в тысячу тонн. И всё это конструировалось на весьма ограниченном пространстве – примерно в 500 квадратных метров. Так вот чтобы земля выдержала такую махину – под здание – (тоже по какой-то новейшей тогда технологии) залили мощную стеклянную подушку. Так что строительство в Москве – тема вообще очень сложная.



Что же касается В«символичностиВ», то сейчас очень много говорят о В«символах ЛужковаВ». На мой взгляд даже чересчур много. Потому что, опять же, на мой взгляд, символами Москвы были и остаются Кремль и Большой театр. Всё остальное можно называть скорее наслоениями (или, если уж очень хочется – символами) тех иных эпох, почти каждая из которых так или иначе уничтожала предыдущую, (особенно это относится к сталинскому времени) нежели В«символами МосквыВ» в целом. После постройки Храма Христа Спасителя, просвещённая часть населения, особенно люди искусства относились к нему (с архитектурной точки зрения) более чем скептически, считая его архитектурным монстром, изуродовавшим Москву. В моём детском восприятии, например, самыми уродливыми зданиями были гостиница В«МоскваВ» и здание Госплана СССР (нынешнее здание Государственной Думы), не говоря уже о том, что новое здание Госдумы, построенное позади старого, ныне выпирает из-за него каким-то невероятно уродливым прямоугольником – смотреть тошно. И я уже не говорю о В«символахВ» брежневского времени – бетонных коробках. Продуваемых всеми ветрами, проливаемых до основания всеми дождями и с акустикой дощатого барака. Этими уродцами застроены все микрорайоны брежневского времени - неужели и после этого можно обвинять Лужкова в глобальном уродовании города? Ну построили на Тульской В«Ереван ПлазаВ» - действительно не шедевр архитектуры. Ну и что? Он там что, какой то безумно красивый вид загораживает? Или ради него снесли какой-то памятник 18 века? Да ничего подобного. К железному Петру у меня, например, тоже отношение достаточно спокойное. Именно из-за отсутствия в Москве какого бы то ни было архитектурного стиля, который он мог бы вопиюще нарушать. А что касается зданий на Павелецкой, пусть обвинят меня в полном отсутствии вкуса, но они мой глаз радуют куда больше, чем безликая коробка ЦДХ, которую, кстати, столь яростно отстаивали жители района В«ЯкиманкаВ», в срочном порядке объявившие его тоже символом В«чего-то»… А отель В«Ритц-КарлтонВ» на Тверской! Неужели можно заявить, что коробка В«ИнтуристаВ» смотрелась там куда лучше в силу ещё какой-нибудь В«символичностиВ»! Мне жалко разрушенный В«ИнтуристВ» только по одной причине – он загораживал со стороны Манежа уже поминавшегося урода за зданием Государственной Думы. А главное – ради всех строек, Лужков что – вырвал у кого-то изо рта кусок хлеба? Попробуйте оспорить тот факт, что московские пенсионеры живут лучше всех остальных пенсионеров в России. В Москве больницы имеют самое новейшее оборудование. В Москве учителя получают столько, сколько нигде в стране. В Москве процветают театры, подведомственные городу. В Москве не останавливается стройка метрополитена. Не говоря уже о том, что большие стройки дают большое количество рабочих мест. И всё это при том, что Москва является одним из наименее дотируемых федеральным правительством регионов. Ниже её в рейтинге из 87 (на 2006 год) субъектов Российской Федерации стоят только четыре богатых нефтяных региона. Так вот в том же 2006 году дотации федерального бюджета столице составили 2,39% регионального бюджета против 10% - Московской области, 15 с лишним – Татарстану и почти 90% – Ингушетии.



Но в заключение хотелось бы всё-таки вернуться к Москве архитектурной.

До революции Москва – город сонных консерваторов с куполами многочисленных церквей, купеческими домиками Замоскворечья, дворянскими усадьбами и трущобами Хитровки. После революции – город, где сначала тяжеловесный и монументальный сталинский ампир соседствовал с бараками и теми же трущобами, затем постепенно обезличивающийся в силу необходимости решения жилищной проблемы – исчезали бараки – возникали коробки, в 90-е – город стихийного строительства и разрушения, когда за деньги можно было разрушить почти всё что угодно, и всё что угодно – с любыми нарушениями – построить. И наконец, в 2000-е город архитектурных изысков Лужкова, которые трудно отнести к какому-то единому стилю. Но для Москвы – это нормально. Потому что Москва изначально – это город многослойной эклектики. Москва – жертва многочисленных бед, разрушений, пожаров, политических и социальных потрясений. Москва – поле для самоутверждения экспериментаторов всех политических режимов. В этом смысле, можно даже сказать, что Москва – город огромного количества символов и я, например, не вижу, чем В«символы ЛужковаВ» хуже чем В«символы СталинаВ» или В«символы БрежневаВ».



Так что в силу всего вышесказанного, давайте уже наконец перестанем обвинять Лужкова в каком-то тотальном уродовании Москвы. Нельзя изуродовать то, что никогда не было красивым. Нельзя нарушить стиль там, где его не было изначально. Да претензий к Лужкову за 18 лет накопилось надо думать изрядно, но построенные под его патронажем здания, якобы уродующие Москву – это на самом деле – наименьшая из них. Но именно эта тема, по какой-то странной причине является наиболее популярной на просторах Рунета. Может потому, что другие темы мелковаты, да и доказывать их замучаешься (те, кто сумел посмотреть В«Русский адВ» Караулова, уже понял какими В«незыблемыми доказательствамиВ» на деле оказавшимися полной липой, подкрепляли свои россказни создатели сляпанного на коленке НТВшного фильма В«Дело в кепкеВ»). А тут вроде и доказательств не требуется и всё на виду. И честно говоря всё это очень напоминает известную притчу о том, что мёртвого льва может пинать даже осёл.



Елена Гаврилина.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Твиттер МИДа РФ якобы цитирует слова Министра Лаврова: The Russian Foreign Ministry’s Twitter feed yesterday quoted Russian Foreign Minister Sergei Lavrov saying that the “Western media have launched an information war against Russia, with Cold War-like vernacular widely in use.” ...
Помните, как у Толстого? Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Несчастья могут быть разными: непонимание, измена, разница во взглядах и чего только ещё. Всё бывает. Не хочу об этом сегодня, это неинтересно. Фото: nevseoboi.com Пе ...
Реплика на избирательный рок-пацифизм В продолжение темы: Русские русофобы, как зоологическое явление Юрий ШЕВЧУК С горечью вспоминает первую чеченскую и 18-летних ребят, брошенных “доблестными” штабистами РФ в Кавказское пекло и клеймит политиков, ...
      "После трех бесконечных недель в карантине, в конце концов, я был выпущен из карантина и отправлен в основной лагерь. Немецкий генерал-майор Баммлер (Bammler) встретил меня в административном корпусе и проводил в барак. По дороге он разглядывал мою униформу. - Вам ...
Любой человек имеет право на свое мнение. Для меня это аксиома. Когда господствует, лишь одно мнение, то это истерия. Почему мы позволяем себе иметь мнение, но не позволяем другим? Если Андрей Макаревич так чувствует, так мыслит, наверняка у него есть на это основания, своя точка зрения, ...