рейтинг блогов

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I

топ 100 блогов dharma-ser18.06.2017История Теги: Павловский Успенский

Первый историк Павловска М. И. Семевский (1837-1892) полагал, что первым архитектором Павловского села являлся Чарлз Камерон: «Великая княгиня, приступив к созданию с. Павловского, избрала для постройки увеселительного домика Паульлуст - Павлова утеха - место близ ныне занимаемого Большим дворцом. Другая дача строилась на месте старых шведских укреплений, названном Мариенталь: Мариина долина. Строителем обоих зданий был Камерон, знаменитый зодчий Екатерининского века» [1].

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
Мариенталь. Рисунок на Генеральном плане увеселительных домов Паульлуста и Мариенталя с окружающим местоположением в длину на две с половиною, а в ширину на одну версту. Снят геометрически 1779 года


При этом Семевский ничего не сказал об авторах первых построек парка - Руины, китайских беседок, мостиков, Большого каскада, Шале и Эрмитажа, считая их подражательными современным им европейским, преимущественно тем, что видела павловская хозяйка Мария Фёдоровна на своей прежней родине в Вюртемберге. Того же мнения придерживались Владимир Яковлевич Курбатов [2] (1878 – 1957) и Александр Иванович Успенский (1873 – 1938). Правда, Успенский, полностью соглашаясь с предшественниками насчет «Паульлюста» и «Мариенталя», считал, что и Шале было построено Камероном [3].
Однако впоследствии эти утверждения были поставлены под сомнение. В. Н. Талепоровский (1884-1958), в 1918-1924 годах хранитель Павловского дворца-музея, сам бывший архитектором, полагал, что Ч. Камерон, начавший работу в Павловске в 1780 году, резко «перечеркнул все понастроенное до него» [4]. При этом В. Н. Талепоровский не высказал новых предположений об авторах первоначального ансамбля, за исключением Старого Шале. Во-первых, он утверждал, что прототипом Шале стало «Старое рыцарское поместье» («Der alte Thurm») в парке Хоэнхайма/Гогенгейма (сейчас это район Штутгарта), принадлежавшем дяде Марии Фёдоровны. Действительно, на приводимой им в пример гравюре Виктора Вильгельма Петера Хайделофа (1757-1819), входившей в альбом «Виды Хоэнхайма», изображена очень похожая постройка[5]. Во-вторых, отвергнув участие Камерона в постройке Шале, в документах, хранившихся в то время во дворце, В. Н. Талепоровский разыскал указание «на работы в 1780 году здесь, в Павловске, архитектора Петра Поттона (Peter Potton), совершенно неизвестного в России» [6].
Вслед за Талепоровским И. Б. Михайловский обнаружил упоминания о П. Патоне в тексте распоряжения Павла Петровича гоф-фурьеру в Павловском Ф. Курдюкову от 17 января 1779 года: «Скажи Потону, что я буду к вам 27 числа... чтобы все переделки были готовы» [7].
Наконец, уже в наше время А. Мудрова считала, что автором старого Шале могут быть архитекторы П. Ю. Патон или Ф.-Г. Виолье [8].
На этом предположения о первоначальных архитекторах Павловска, собственно говоря, и исчерпываются. Поэтому существует необходимость рассмотреть этот вопрос заново, в том числе пройдя по следам предыдущих исследователей.
Начнем с архитектора Патона.
В «Описании документальных материалов по Павловску» за 1781 год упоминается дело № 17, в котором хранится документ № 30 от 30 мая 1780 года: «объяснение на немецком языке некоего Peter Potton о неуплате денег кузнецу и плотнику» [9]. На этот документ, по-видимому, и ссылался В. Н. Талепоровский.
Отыскался и документ, который цитировал И.Б. Михайловский:

«С. Петербург, октября 17 дня 1779.
Курдюков [10]. Скажи от меня Патону и покажи ему это письмо, что я буду к вам 27 числа после обеда, и так, чтоб все переделки к тому времени были готовы всеконечно и без всякой отговорки, без чего я поссорюся с ним. Живописцы будут в понедельник к утру. Павел.
Отвечай, будет ли готово, как обещано к 27» [11].

Действительно, как свидетельствует камер-фурьерский журнал 28 октября 1779 года, «Их Императорские Высочества Государь Цесаревич и Государыня Великая Княгиня с Его Светлостию принцем Виртембергштудгардским, перед полуднем в 12 часу, предприяли из Санкт-Петербурга отсутствие в домики, что близ Царского села («Паульлюст» и «Мариенталь». - С. В.[12]. Вернулись они в Петербург только в 8 вечера 2 ноября [13].
Но из этого документа не следует, что Петр Патон/Потон был архитектором, а не каким-то распорядителем или мастером.
Однако в обнаруженном мною документе Польман, глава конторы вотчинного правления Царского Села, называет Патона архитектором:

«Получено маия в 26-й день 1778 года записав доложить

Предложение
Конторе вотчинного правления Села Царского

По получении сего повелевается, предозначенной конторе из налично имеющейся суммы разных сборов, определительно в выдачу произвесть. Ведения оной нижеписанных деревень крестьяне за исправление ими следующих работ. а имянно 1-е деревни Линны Андрею Андрееву и Петру Яковлеву со товарищи, за снятие по обе стороны у того буерака и ручья, который стоит против реченной деревни Линны по косогорам земли, по показанию архитектора Патона с приказания моего, к удобному проезду к вновь строящемуся в городке деревянному дому при реке Словянке для Его Императорского Высочества. И за исправление при оном и сравнения дороги; условленную при договоре с теми крестьянами мною цену суммою сто десять рублев. 2-е Ижерской волости деревни Аноловой Иуде (Нуде?) Матьтиеву, и Семену Павлову с товарищи ж за вычистку оными валежника, пенья и сравняние кочек и подчистку у деревьев по показанию в высоте сучья, при том лесном месте, которое состоит от деревянного домика при реке Словянке, что близ токов глухих тетеревей, до строящегося вновь деревянного дома для Ея Императорского Высочества зачав от той дороги, коею ездят к предъизъявленному домику, по правую сторону поперек до берегу реки Словянки, а вдоль дороги которая пролегает на Федоровской посад, договорное число денег шестьдесят рублев, а всего всем сто семдесят рублев записав в расход с росписками

Польман [14]

16 мая
1778 года
Село Царское» [15].

Более того очень легко выясняется, что П. Ю. Патон не был, как считал В. Н. Талепоровский, «совершенно неизвестным в России» архитектором. В «Русском биографическом словаре» А. А. Половцова о Патоне сказано следующее:

«Патон, Петр Юрьевич, архитектор, сын бывшего придворного мундкоха, родился в 1734 г.; он изучал архитектуру под руководством П.<ьетро> Трезини, работая в качестве его помощника в течение двух лет. В 1749 г. П.<атон> поступил к знаменитому графу <Б. Ф.> Растрелли, у которого занимался исполнением чертежей по постройке Зимнего дворца и наблюдением за работами; это он исполнил настолько успешно, что 10 декабря 1752 г. по аттестации своего патрона был признан достойным звания “гезеля” и принят в Канцелярию строений “архитектурии помощником третьего класса”... В 1755 году П.<атон> строил в Ораниенбауме театр, два года спустя был возведен в звание “за-архитектора”..., а 11-го октября 1762 г. получил звание архитектора...; 23 ноября 1767 г. П.<атон> был определен в Коммерц-Коллегию и 29 марта 1770 г. уволен из Канцелярии строений; в 1767 г. он был архитектором в Ораниенбауме, 8 июля 1782 г. получил чин надворного советника, а в 1783-1802 гг. состоял архитектором при Сенате. Умер 2 декабря 1809 г[16].

Дополним эти сведения по современным источникам.
Первое, что следует подчеркнуть – в 1755-1767 годах П. Ю. Патон работал в Ораниенбауме, резиденции великого князя Петра Федоровича и его супруги Екатерины Алексеевны (будущих императора Петра III и императрицы Екатерины II), представляя Канцелярию от строений, и, судя по всему, был в доверии у Петра Федоровича.
Оперный дом в Ораниенбауме (не путать с Картинным домом), Патон строил в 1755-1761 годах [17] по проекту Б. Ф. Растрелли (в других источниках утверждается, что по проекту А. Ринальди). В 1759-1764 годах по проекту Патона в Ораниенбауме возводятся первые городские ворота – «массивное сооружение в стиле барокко с двумя пристроенными кордегардиями» [18] (ворота были разобраны в 1826 – 1829 годах для строительства новых по проекту архитектора А. М. Горностаева).
Когда Петр III взошел на престол, П. Патон продолжал работать по его заказам. В 1762-1766 годах архитектор «руководил сооружением контрфорсов перед Большим дворцом и оформлением каскада на реке Карасте (на противоположном берегу от крепости Петерштадт)...» [19]. Работа по оформлению каскада была частью проекта А. Ринальди по разбивке первого Петровского парка в Ораниенбауме в долине реки Карасты (постройки которого не сохранились), и, как утверждается в ряде источников, архитектор Патон участвовал в этих работах. Что же касается контрфорсов, то есть указания [20], что в 1772-1775 годах А. Ринальди в очередной раз перестроил террасы и лестницу, приведя их в тот вид, который мы знаем сейчас.

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
Террасы и лестницы перед Большим дворцом в Ораниенбауме. Источник фото

Известно также, что архитектор Патон принимал участие в перестройке усадьбы, названной Санс-Эннуи («Без скуки», по примеру Сан-Суси в Потсдаме), купленной Петром Федоровичем для своей фаворитки Е. Р. Воронцовой:
«Великий князь начал обустраивать усадьбу вскоре после приобретения: летом 1761 г. по чертежам архитектора Петра Патона начали обработку дерновыми уступами склона террасы перед дворцом, а также земляные работы по возведению каменных служб. Но лишь с восшествием на престол Петр III смог развернуть здесь широкие строительные работы. Его указом от 13 января 1762 г. в “Санс-Эннуи” предписывалось построить каменные флигели, коровник с жилыми покоями, пристань - уходящий в море мост (“проспект”) на деревянных “обрубах”, завершаемый “светлой галереей” - легкой остекленной постройкой с четырьмя покрытыми куполами башенками на углах. Это сооружение также проектировал Патон, который, очевидно, и был главным автором проекта реконструкции усадьбы.
Строительные работы энергично велись весной и летом 1762 года. Помимо указанных выше объектов, при усадьбе устраивали сад... На пруду сооружали новую плотину, возводили флигели для прислуги и кухонь. Были возведены новый деревянный жилой дом, объединенный с конюшней (коровником) и птичник» [21].
Правда, в других источниках автором проекта перестройки Санс-Эннуи называют других архитекторов, однако участие Патона как руководителя работ на месте сомнению не подвергается.
Стоит отметить тот факт, что в эти же годы главным архитектором малого двора (а затем Екатерины II) является А. Ринальди. И, как мы уже видели на предыдущих примерах, вместе (или параллельно) с Ринальди Патон продолжает работать в Ораниенбауме до 1767 года. В то же время деятельность Патона не ограничивается Ораниенбаумом. В 1763 году П. Ю. Патон вместе с С. А. Волковым руководит перестройкой по проекту Б. Ф. Растрелли Римских фонтанов в Нижнем саду Петергофа. Также иногда утверждают, что вместе с А. Ринальди П. Ю. Патон строил другие фонтаны в Нижнем саду Петергофа [22].
К сожалению, мы ничего не знаем о работе Патона в Коммерц-коллегии. Однако самой крупной стройкой, которую вела Коммерц-коллегия в Петербурге во время его работы архитектором, было строительство Пеньковых складов на Тучковом буяне. Первоначальный проект разработал военный инженер М. А. Деденев (вместе с Ринальди проектировщик и строитель Петерштадта - потешной крепости Петра Федоровича в Ораниенбауме), а затем переработал А. Ринальди. Строительство комплекса велось в 1764-1772 годах. И вполне вероятно, что именно Патон, приписанный к Коммерц-коллегии, ведал производством работ на этом объекте.

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
А. Ринальди. Тучков, или Пеньковый буян

Далее в биографии Патона для нас наблюдается пробел. Следующий достоверный эпизод относится к 1777 году. Буря повредила шпиль собора Петра и Павла в Петропавловской крепости. Его исправление было проведено по чертежам П. Ю. Патона. Новую фигуру ангела с крестом выполнил А. Ринальди. Но и эта работа Патона до наших дней не дошла. Шпиль был заменен с деревянного на железный в 1856-1858 годах.
Кроме того, в одном современном источнике имеется указание, что в 1777 году П. Патона определили «к строению в Павловске» [23].
И еще один эпизод. В «Биографическом словаре» утверждается, что Патон стал сенатским архитектором с 1783 года. Однако Н. И. Глинка в книге «Державин в Петербурге» приводит эпизод, относящийся к чуть более раннему времени: «В 1779 году Державину был поручен надзор за перестройкой сенатского здания на углу набережной Невы и площади поблизости от тогда еще только строившегося по проекту А. Ринальди Исаакиевского собора. Рядом шла установка памятника Петру I работы Фальконе. Такое соседство обязывало. В первой половине XVIII века угловой дом принадлежал И. А. Остерману, затем канцлеру А. П. Бестужеву, наконец в 1763 году перешел в казну, и в нем разместился Правительствующий Сенат со всеми своими шестью департаментами и канцеляриями. Частный жилой дом пришлось приспосабливать под государственное учреждение; менялись при этом и фасады, и планировка, и отделка. Есть основания предполагать, что перестройки велись по проекту И. Е. Старова, а руководил производством работ сенатский архитектор П. Ю. Патон» [24]. К сожалению, и эта постройка Патона не сохранилась. Кроме того, в архивном деле РГИА 1781 года Патон уже назван сенатским архитектором [25], а следовательно, он стал им не позднее 1779 года.
Последними известными нам постройками Патона на должности сенатского архитектора являются каменный Секретный дом (тюрьма) в Алексеевском равелине Петропавловской крепости (1797)

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
П. Ю. Патон. Секретный дом (политическая тюрьма) в Алексеевском равелине. Разобран в 1895 году

и каменный одноэтажный Секретный дом (впоследствии Старая тюрьма) в Шлиссельбургской крепости (1798).

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
П. Ю. Патон. Секретный дом (старая тюрьма) в Шлиссельбургской крепости. Источник фото

Насчет последнего Секретного дома в литературе встречаются утверждения, что он был спроектирован Патоном еще в 1762 году по заказу Петра III.
Подведем итоги. Итак, мы установили, что архитектор Петр Юрьевич Патон, несомненно, является одним из первых архитекторов первоначального Павловского села. Мы знаем, что в 1778-1780 годах он производил здесь работы, присутствуя непосредственно на месте. Именно ему отдавал распоряжения даже по мелким переделкам Павел Петрович, причем в фамильярной форме. Возможно, их сближению способствовало знакомство Патона с отцом Павла великим князем Петром Федоровичем (императором Петром III), о чем он мог рассказать своему новому заказчику. Известно, насколько Павел чтил память своего отца.
Еще нам известно, что, Патон был опытным прорабом, сейчас бы сказали - инженером, или строящим архитектором, тем, кто контролировал работы на месте их проведения. На протяжении всей своей карьеры Патон решал в первую очередь сложнейшие инженерные, а не архитектурные (в плане изящного стиля) задачи. Собственно говоря, мы не знаем ни одного сколько-нибудь выразительного в архитектурном смысле самостоятельного произведения П. Ю. Патона. И потому, что из известных его произведений до настоящего времени сохранилась только Старая тюрьма в Шлиссельбурге, и потому что он всегда был в тени выдающихся современников - Б. Растрелли, А. Ринальди, И. Старова - и чаще выступал в роли строящего архитектора или прораба.
Однако Патон был не единственным архитектором, имевшим отношение к первым постройкам Павловска - «Мариенталю» и «Паульлюсту».
Возьмем, например, «Паульлюст». Здание это, можно сказать уникально. Едва ли не половину его в высоту занимает овальный в основании купол с многоярусной лестницей, которая завершается бельведером под зонтиком. Причем лестница эта очень похожа на парадную лестницу, ведущую на террасу перед ораниенбаумским Большим дворцом в версии А. Ринальди. Такое архитектурное решение нельзя не признать уникальным. Едва ли оно встречается где-то еще в России, да и в мировой архитектуре аналогов мне не известно.

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
Фасад «Паульлюста» со стороны кухонного двора. ГМЗ «Павловск» (Инв. № ЦХ-235-XII. Ф. С. Чунихин. Атлас Павловского как всея дачи до самых границ так равно всех строений вод и садов. Л. 120.)

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
Паульлюст. Рисунок на Генеральном плане увеселительных домов Паульлуста и Мариенталя с окружающим местоположением в длину на две с половиною, а в ширину на одну версту. Снят геометрически 1779 года

Кроме того, «Паульлюст» предвосхищает Павловский дворец Камерона. Для его размещения было выбрано то же ландшафтное место. Такой же близкий к квадратному в плане центральный корпус (в «Паульлюсте» он двухэтажный), с итальянским залом в центре второго этажа, освещавшегося через окна в куполе, кухонный двор подковой (в «Паульлюсте» он замкнутый и переходящий во второй конюшенный двор), членение фасада пилястрами (в Павловском дворце - колоннами). Эти детали в своей совокупности говорят о том, что его строил незаурядный архитектор, обладавший хорошим художественным воображением.
Подсказку, кто это был, мы можем обнаружить на фасаде. В метопах на фризе «Паульлюста» чередуются розетки и две скрещенные ветви – дуба и лилии. В искусствоведении такое сочетание называют «цветком Ринальди», оно считается авторской подписью архитектора. Аналогичные композиции красуются во дворце Петра III в Ораниенбауме, в Гатчинском и Мраморном дворцах, на фасаде костела Св. Екатерины на Невском проспекте, в проектных чертежах А. Ринальди.

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
Цветок Ринальди: из дворца Петра III (слева вверху), из Гатчинского дворца (справа вверху), из Мраморного дворца (в центре внизу), на фризе «Паульлюста» (слева внизу), на фасаде церкви Святой Екатерины (справа внизу)

Наиболее близок к «цветку Паульлюста» цветок Ринальди в Мраморном дворце, исполненный в камне. Кроме того, мы обнаруживаем на фасаде «Паульлюста» свойственные в те годы Ринальди пилястры, цветочные венки, гирлянды, розетки – почти весь этот набор в схожем лепном исполнении можно найти, например, в Белом зале Гатчинского дворца.

Забытые первые архитекторы Павловского села (П. Ю. Патон, А. Ринальди, Ю. М. Фельтен)_Часть I
А. Ринальди. Белый зал Гатчинского дворца. Источник фото

Обратим внимание еще на один элемент - фигурные панно с барельефами в виде портретных бюстов в профиль, членящими фасад по высоте пополам. Однозначно опознается только портрет слева от входа – это Генрих IV – любимый король Павла Петровича. Единственный известный мне аналог этому приему в русской архитектуре – так называемый «Доходный дом Мятлевых» на Исаакиевской площади, построенный для М. М. Голицына Ж. Б. Вален-Деламотом [26]. Только в этом доме портреты заключены в медальоны и чередуются с прямоугольными панно на мифологические сюжеты. Ранее предполагалось, что автором дома мог быть А. Ринальди или Ю. М. Фельтен. Причем среди аргументов в пользу авторства А. Ринальди приводится чертеж одного из вариантов Орловских ворот, на которые помещались такие же медальоны [27].
Домик «Мариенталь» на первый взгляд кажется проще. На нем отсутствует вертикальное членение пилястрами или колоннами, а следовательно, и фриз; барельефные панно размещены только над верхними окнами. Однако и «Мариенталь» имеет свои изюминки. Так, итальянский зал в этом доме – еще более овальный, чем в «Паульлюсте», как и купол над ним, завершающийся шпилем с поднятым кейзер-флагом. Вокруг купола размещается открытая прогулочная галерея (такая же как на «Паульлюсте»), так же как на «Паульлюсте» оформлены и балконы. Центральный балкон с подъездной стороны имеет фигурную форму в горизонтальной плоскости, въездные ворота с решеткой изогнуты полукругом... Такие архитектурные неожиданности позволяют предполагать, что и этот дом проектировал тот же незаурядный архитектор.
Таким образом, мы имеем полное право утверждать, что «домики Их Высочеств» «Паульлюст» и «Мариенталь» были построены по проекту А. Ринальди в сотрудничестве с П. Ю. Патоном, которое, по-видимому, не прерывалось с середины 1750-х годов. И прервалось оно, вероятно, только в 1779 году, когда А. Ринальди упал с лесов строящегося Исаакиевского собора, после чего разболелся и его деятельность в России практически прекратилась. В 1784 году А.Ринальди уехал на родину в Италию, увезя с собой основную массу своих чертежей, что и сделало его самым загадочным архитектором, изучать творчество которого труднее всего. По-видимому, А. Ринальди намеревался на склоне лет издать чертежи в Италии, но почти ничего не успел или не нашел на это средств, и где сейчас находятся эти чертежи, к сожалению, неизвестно.
Осталось рассмотреть последний вопрос: были ли А. Ринальди и П. Патон создателями парка и первых его построек?
Можно предположить участие в этом деле сведущего в гидротехнике П. Ю. Патона. Он мог руководить созданием островов в долине Славянки, сооружать каскады, возможно, мосты, производить планировку местности. Но художественный образ первых построек парка определял явно не он.


[1] [Семевский М. И.] Павловск. Очерк истории и описание. 1777-1877. СПб., 1877. С. 13.
[2] См. Курбатов В. Я. Павловск. Художественно-исторический очерк и путеводитель. [СПб., 1912]. С. 2.
[3] А. И. Успенский. Императорские дворцы. Том II / Записки Императорского Московского археологического института. Т. XXIV. 1913. С. 469, 529.
[4] В. Н. Талепоровский. Павловский парк. СПб., 2005. С. 14.
[5] Благодарю за возможность увидеть это изображение научного сотрудника ГМЗ «Павловск» Ольгу Ивановну Ламеко.
[6] Там же, с. 73.
[7] Михайловский И. Б. Павловск. Историко-архитектурная монография. 1937-1939. На правах рукописи (Архив ГИОП. № 1242/2).
[8] Мудрова А. Акварельные альбомы Павловска // Петербургские искусствоведческие тетради. Вып. 17. СПб.: АИС, 2010. Кандидатура А. Ф. Г. Виолье, учителя рисования Марии Фёдоровны, появилась, конечно, не случайно. Среди архитектурной графики за его подписью, хранящейся в фондах ГМЗ «Павловск», имеется проект росписи круглого зала Старого Шале, а также проекты садовых беседок, проекты устройства Собственного садика и площадки с играми у Вольера. Кроме того, в настоящее время установлено, что А. Ф. Г. Виолье по заданию Павла Петровича имел причастность к первоначальному проектированию  Михайловского замка.
[9] РГИА. Ф. 493. Оп. 6. Д. 295. Описание документальных материалов по Павловску. 1781. Л. 32.
[10] Федор Иванович Кордюков (Курдюков) (†1809, 67 лет), официант, затем павловский гоф-фурьер и камер-фурьер Павловского дворца.
[11] Записочки Великого Князя Павла Петровича к Федору Ивановичу Курдюкову // Осмнадцатый век. Исторический сборник, издаваемый Петром Бартеневым. Книга третья. М., 1866. С. 406.
[12] Камер-фурьерский церемониальный журнал 1779 года. Второе полугодие. СПб., 1884. С. 564.
[13] Там же. С. 569.
[14] Вильгельм Рейнгольд (Вилим Романович) Польман, егермейстер, на тот момент ему подчинялся А. П. Кашкин, глава Конторы вотчинного правления Царского Села.
[15] РГИА. Ф. 487. Оп. 14 (1778). Д. 2. Распоряжения директора фон Польмана и А. П. Кашкина по Конторе. Л. 21.
[16] Русский биографический словарь. Том XIII. СПб., 1902. С. 380.
[17] См.например: Город Ломоносов (Ораниенбаум). М., 1955. С. 9, 10; Раскин А.Г. Город Ломоносов. Ораниенбаум. Дворцово-парковые ансамбли XVIII века. Л., 1978; Скуратов К.Н. Материалы для биографии Его Высочества герцога Георгия Георгиевича Мекленбург-Стрелицкого// Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII – XX вв. М., 2011. Т. XX. С. 702, 720.
[18] Горбатенко С. Б. Петергофская дорога. Историко-архитектурный путеводитель. СПб., 2001. С. 328.
[19] К. Н. Скуратов. Материалы для биографии ... герцога Георгия Георгиевича Мекленбург-Стрелицкого// Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. М., 2011. Т. XX. С. 720; Город Ломоносов (Ораниенбаум). М., 1955. С. 10.
[20] См. например: Горбатенко С. Б. Петергофская дорога. Историко-архитектурный путеводитель. СПБ., 2001. С. 316.
[21] Там же. С. 354 – 355.
[22] Бунатян Г. Г. Лавров В. Н. Пригороды Санкт-Петербурга. СПб., 2007.
[23] Малиновский К. В. Художественные связи Германии и Санкт-Петербурга в XVIII веке. СПб., 2007. С. 164. Благодарю за сообщение этого факта научного сотрудника ГМЗ «Павловск» Ольгу Ивановну Ламеко.
[24] Глинка Н. И. Державин в Петербурге. Л., 1983.
[25] РГИА. Ф. 834. Оп. 4. Д. 749. Л. 311об. (Выписка из купчей на деревянный двор сенатского архитектора П. Ю. Патона между дворами Я. Луота и Л. Лугинина по 2-й линии между Большой и Малой перспективами Васильевского острова со сведениями о размерах участка, стоимости двора, времени продажи (4 октября 1781 года петербургскому купцу Я. В. Мешкову).
[26] Антонов В. Петербург неизвестный, забытый, знакомый. М.-СПб.: Центрполиграф, МиМ-Дельта, 2007. С. 132.
[27] Кючарианц Д. А. Антонио Ринальди. Л., 1976. С. 81.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
В минувшем декабря был объявлен сбор заявок от заинтересованных архитектурных мастерских. Цель конкурса - найти компанию, которая сможет в сжатые сроки и при заданном бюджете представить проект, по которому мы построим наш новый офис на 1905 года. ...
Парит - это когда небо затянуто серыми тучами, в воздухе ощутимо висит вода, очень тепло, и ни единого дуновения ветерка. Дождь был готов пролиться каждую секунду, а мне хотелось успеть поработать ;) Покосила немного за воротами - подъездной путь, вокруг катушек соломы, пятачок возле ...
Рецепт очень эффектного праздничного блюда "Штрудель с красной рыбой и треской" ждал своего часа аж с прошлого года.  Готовое блюдо должно было дождаться  фотосессии, но до таковой дожил лишь  последний кусок. Стоит ли ждать  праздников, чтобы опробовать рецеп ...
чота я не пОняла а ну-ка быстренько мне поотвечали ВСЕ! вот прям все! каждого отслежу и уничтожу))) то там,то сям я натыкаюсь на то, что барышни пишут, мол, ношу кольцо обручальное на левой руке ей говорят, а вы какой веры-национальности? ...
 Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус рассказал в эфире телеканала iTele,  (передает " Европейская Правда " ) о некоторых подробностях переговоров в Минске. Оказалось 16 часов Франция, в лице мужественного Олланда, жёстко прессовала Путина, принуждая его к диалогу. "Диалог с Ро ...